КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    ПРОБЛЕМА ПЕРЕРОЖДЕНИЯ

    Вернуться в раздел "Йога"

    Проблема Перерождения
    Автор: Шри Ауробиндо
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    т свои следствия бессознательно, а индивидуумы — только случайные или подчиненные средства ее действия, сама Душа, если она есть, только часть механизма Природы я существует не для себя, а как нечто полезное — для дела. Но Карма больше, чем механический закон причины и следствия. Карма это действие; есть сделанное, делающий и активное следствие — три сочленения, три нити, три Сангхи сплетения. Это сложное ментальное, моральное и физическое действие, потому что для ее закона моральное и ментальное следствие не менее истинно, чем физическое для существа, совершающего его. Движущие силы действия — воля, идея и импульс — не исходят от какого-то движения в химических атомах, ионах и электронах или таинственного биологического возбуждения. Поэтому действие и следствие имеют отношение к воле и идее, и должно быть ментальное и моральное следствие для Души, имеющей эту волю и идею. Если мы признаем индивидуум реальным существом, это означает для него непрерывность действий и следствий, а потому и перерождение в качестве поля этой работы. Очевидно, что в одной жизни мы не используем и не можем использовать и исчерпать все ценности и возможности этой жизни, а только протягиваем нить прошлого, ткем нечто в настоящем, подготавливая бесконечно больше для будущего.

    Перерождение как следствие не вытекало бы из самой природы Кармы, если бы существовала только Всеобщая Душа универсума. Ибо в таком случае она переносила бы в мириадах форм свое прошлое, осуществляя сегодняшние результаты, и пряла пряжу Кармы для будущей ткани следствия. Тогда Всеобщая Душа являлась бы началом, поддерживала бы силу действия, воспринимала и исчерпывала или опять воспринимала бы для дальнейшего использования возвращающуюся силу следствия. Ничего важного не было бы в том, что она делает все эти вещи под одной и той же индивидуальной маской своего бытия. Потому что индивидуум был бы только продленным моментом Всеобщей Души, и то, что она порождает в этот момент своего бытия, вполне могло бы произвести результат в каком-то другом месте того же бытия, который с точки зрения эго был бы кем-то другим, не связанным со мной. И не было бы никакой несправедливости и неразумности в таком, с виду неуместном, пожинании плодов или страданий: какое отношение может иметь маска, даже если это живая и страдающая маска, к таким вещам? И действительно, в природе жизни материального универсума проявление результата действия одного — в жизни многих других, влияние индивидуального действия на группу или целое повсюду является законом. То, что я посеял сейчас, пожинается моими потомками в течение нескольких поколений, и мы можем называть это семейной Кармой, То, что люди сегодня, как сообщество или народ, разрешают или осуществляют, возвращается как меч или благословение к будущей расе, когда сами они уже ушли, их нет здесь, чтобы радоваться или страдать, об этом можно говорить, как о Карме нации. Человечество в целом тоже имеет свою Карму; совершенное в прошлом — определяет его будущую судьбу; индивидуумы кажутся только временными структурами человеческой мысли, воли, природы, которые действуют согласно требованиям Души человечества и исчезают, но Карма расы, которую они помогли создать, тянется через столетия, тысячелетия, циклы.

    Когда мы смотрим в себя, мы видим, что это отношение индивидуума к целому имеет другой смысл, оно не означает, что нет другого существования кроме как в виде более или менее растянутого мгновения в космическом становлении Всеобщей Души; это только поверхностная видимость, и Истинность моего существа много выше и больше; потому что изначальная и вечная Реальность, Альфа и Омега, Божество, не самостоятельна в индивидууме, не только и единственно Пантеос, космический Дух. Она вечный индивидуум и вечная Всеобщая Душа этого и многих других универсумов и, в то же время, много больше этих вещей. Универсум может кончиться, а она будет; и человек тоже, если универсум прекратится, мог бы существовать в ней так же, как все эти вечные Души. Но как вечно ее бытие, так вечна и цепь ее творений, если одно творение приходит к концу, это значит, что может начаться другое, и новое принесет с собой развитие той возможности, что не реализовалась в старом, так как нет конца самопроявлению Бесконечного. Универсум находится во мне, так же как я нахожусь в универсуме, ибо мы два лица единой Вечной Реальности, и для осуществления этого проявления, индивидуальное бытие так же необходимо, как универсальное; индивидуальное видение вещей так же истинно, как универсальное, и то и другое — способы самовидения Вечного. Сейчас я могу видеть себя, как существо, содержащееся в универсуме, но, познавая себя, я вижу, что универсум тоже содержится во мне, тонко, через причастность к моей индивидуальности в универсализированном существе. Это данные опыта и вещи, известные и сказанные древними, хотя они могут показаться смутными и трансцендентальными позитивному современному уму, который так тщательно рассматривает внешние вещи, что ослеп для большего света и только медленно восстанавливает способность видеть, но они всегда ценны и могут быть и сегодня проверены каждым, кто захочет обратиться к глубочайшему пути внутреннего переживания. Современная мысль и наука, если посмотреть на данное нам новое знание в целом, не противоречит им, а только прослеживает внешние результаты и действия этих реальностей, так как в конце концов, мы всегда обнаруживаем, что закон Энергии и закон Материи не противоречат Истине сущности, а воспроизводят ее здесь и делают действенной.

    Необходимость перерождения, если мы посмотрим на нее с внешней стороны, со стороны энергии и процесса, опирается на устойчивый факт, который всегда следует за общностью закона и рода и составляет самый сокровенный секрет чуда существования, уникальность индивидуума. Эта уникальность есть везде, но в нижних разрядах существования является лишь подчиненным фактором. Она становится все более важной и явной, когда мы поднимаемся по шкале, расширяется в уме и достигает огромных масштабов, когда мы переходим к вещам Духа. Это, кажется, должно показывать, что причина этой уникальности как-то связана с самой природой Духа; это нечто, что он содержит в себе и все больше и больше выводит наружу по мере выхода из материальной Природы в самосознание. Законы бытия, в своей сути, едины для всех нас, потому что все существование едино: единый Дух, сущность, единая жизнь, единая энергия процесса, единая воля и мудрость спланировала и развернула все творение. И все мы, в этом единстве, есть устойчивое разнообразие, которое мы видим сначала в форме общего разнообразия. Повсюду есть групповая энергия, групповая жизнь, групповой ум, и, если есть Душа, мы имеем причины думать, что, хотя она и ускользает от нашего понимания, это групповая Душа, являющаяся опорой и фундаментом — иные назвали бы ее результатом — этого группового разнообразия, что дает нам основание для групповой Кармы. Потому что групповая или коллективная Душа обновляет и продолжает себя и, наконец, в человеке, развивает свою природу и опыт от поколения к поколению. Кто знает, когда одна ее форма, сообщество или нация распадается, не может ли она искать и принимать другие формы, в которых ее воля к бытию, тип природы и ментальности, стремление к переживанию переходит, можно сказать, в новорожденные коллективные тела в других веках и циклах? Человечество имеет такую отдельную коллективную Душу и коллективное существование. И на этой общности основана общность Кармы; действие и развитие целого производят кармические следствия и переживания для индивидуума и сообщества, так же как действие и развитие индивидуума производят следствия и переживания для других, для группы, для целого. И этот индивидуум существует, вы не можете свести его к ничто или иллюзии, он реальный, живой, уникальный. Общественное душевное разнообразие выходит из остального, превосходит, вносит или выносит нечто большее, добавляет новые силы в эволюцию. Индивидуум, таким же образом, вырастает из сообщества и превосходит его. Именно в нем, на его высочайших вершинах мы достигаем пламенного пика самопроявления, в котором Единое находит себя в Природе. Возникает вопрос: как это происходит? Я вступаю в рождение, не в отдельное бытие, а в жизнь целого, и потому я наследую жизнь целого, физически я рожден родом, который несет с собой свою неразрывную историю; тело, жизнь, физическая ментальность всех прошлых существ продолжается во мне, и поэтому я подвержен закону наследственности; родитель, как говорит Упанишада, воссоздает себя энергией своего семени и возрождается в ребенке. Но как только я начинаю развиваться, появляется новый, независимый и преобладающий фактор, не мои родители, не мои предки, не прошлое человечество, а я сам, моя собственная сущность. И это действительно важный, главенствующий, центральный фактор. Самое ценное в моей жизни не наследственность, она только дает возможности или является препятствием, служит хорошим или плохим материалом; и ничем не доказана, что все черпается из этого источника. Что действительно важно, так это то, что я делаю из своей наследственности, а не то, что наследственность делает из меня. Прошлое мира, прошлое человечества, мои предки — здесь, внутри, но все же, я сам хозяин своей сущности, своей жизни, своих действий. Здесь современный мир и человечество, мои современники так же, как и предки; окружающая жизнь входит в меня, дает новый материал, формирует индивидуума своими влияниями, накладывает прямой или не прямой отпечаток на существо. Я проникнут, изменен, частично переформирован окружающим бытием и действием, в котором существую и действую. Но и здесь индивидуальность главная и решающая сила. Чрезвычайно важно, что я сделаю из этого окружающего и проникающего присутствия, а не что оно сделает из меня. Во взаимодействии индивидуальной и общей Кармы, где другие являются причиной и производят следствия в моем существовании, а я служу причиной и произвожу результаты в них, живу для них, хочу я того или нет, другие живут для меня и для всех. И все же, главная сила моей психологии приобретает свою окраску из представления, что я живу для себя, а для других и для мира только в продолжении себя, потому что я связан с ними своего рода единством. Кажется, что я Душа, Сущность или Дух, который непрерывно, с помощью всех, создает из своего прошлого и настоящего будущее бытие и себя и помогает творческой эволюции окружающего. Что есть тогда самая важная и независимая Сила во мне, и где начало и конец ее самотворения? Неужели у нее нет прошлого и будущего, даже если она независима от физического и витального настоящего и прошлого, которое дает так много материала? Не появляется ли она внезапно из Всеобщей Души при моем рождении и не исчезает ли после смерти? Является ли ее настойчивость в самотворении, творчество из себя и для себя, не только для своего преходящего настоящего, но и для будущего расы пустым занятием, грубым заблуждением? Это противоречило бы всему, что есть в законе мирового бытия, не вело бы нашу жизнь к большей согласованности с ходом вещей, а вносило бы в нее элемент хаотичности и несоответствия главному принципу. Резонно предположить, что этот могучий независимый элемент, который вытекает из физической и витальной эволюции и воздействует на нее, был в прошлом и будет в будущем. Резонно также предположить, что он не появляется внезапно из какого-то независимого существования и не уходит после единственного краткого присутствия, его тесные связи с жизнью мира скорее продолжение долгих связей в прошлом. Это сразу приводит к совершенной необходимости прошлых рождений и Кармы. Я существо, совершающее свою эволюцию внутри устойчивого бытия мира. Осуществив человеческое рождение, я постепенно помогаю человеческой эволюции, я создал своей прошлой Кармой условия отношения с жизнью других и общей Кармой. Это определяет мою наследственность, мое окружение, мои наклонности, мои связи, мой материал, мои возможности и препятствия, часть способностей и достижений, предопределенных не произвольно, а стадией моей природы и прошлым действием; и на этой основе я создаю Карму, делаю сильнее или тоньше естественное существо, расширяю переживание, продолжаю Душевную эволюцию. Этот процесс переплетается с универсальной эволюцией, и все его нити включены в ткань бытия, и это не просто точка, момент или короткий импульс, вплетенный в ткань. Вот что значит перерождение в истории проявленной сущности и универсального бытия.

    Древняя идея перерождения, благодаря избыточному индивидуализму, отклоняется в другую сторону. Слишком эгоцентричная, она рассматривает перерождение и Карму человека как его личное дело, движение, резко отделенное от целого. Она склонна слишком много заниматься отношениями человека со своей сущностью и, даже если признает универсальные отношения и единство с целым, все же учит человеческое существо видеть в жизни главным образом условия и средства своей Духовной выгоды и личного спасения. Это происходило от взгляда на универсум как на движение из чего-то запредельного, откуда приходит в жизнь каждое существо, и куда оно возвращается к своему источнику, и поглощающей идеи этого возврата, как единственной вещи, имеющей значение; наше бытие в мире, рассматриваемое таким образом, свелось, в результате, к эпизоду и, в сущности, несчастному и позорному эпизоду, в неизменной вечности Духа. Но это был слишком обобщенный взгляд на Волю и пути Духа в существовании. Безусловно, пока мы здесь, наше перерождение или Карма, хотя она и идет своими путями, едины с такими же путями универсального существования. Самопознание и самооткровение также не отменяет единства с другой жизнью и другими существами. Интимная универсальность — часть славы Духовного совершенства. Эта идея универсальности единства не только с Богом или вечной Сущностью во мне, но со всем человечеством и другими существами становится самой важной в наших умах и должна более широко приниматься в расчет во всякой будущей оценке смысла перерождения и Кармы. Она была признана в древние времена, буддистский закон сострадания был признанием ее важности, однако, ей следует придать еще большую способность проникновения в общий смысл.

    Самоосуществление Духа в мире есть Истина, на которой мы основываемся. Перерождение — это непрерывность этого самоосуществления в индивидууме, устойчивость нити; Карма — процесс, сила, действие энергии и последовательность в материальном мире, внутренняя и внешняя воля, действие и ментальные, моральные, динамические следствия в эволюции Души, постоянной сценой которых является материальный мир. Это — концепция, все остальное вопрос общих и частных законов, способа, которым Карма действует и способствует осуществлению цели Духа в рождении и жизни. И какими бы ни были эти законы и способы, они должны подчиняться духовному самоосуществлению и получать от него весь свой смысл и значение. Закон — это средство, способ действия Духа, он существует не ради самого себя или какой-то абстрактной идеи. Идея и закон действия — только направление и дорога движения Души к своему истинному существованию.


    --------------------------------------------------------------------------------

    КАРМА И СПРАВЕДЛИВОСТЬ
    Как ведет себя Карма? Каков внутренний характер и активный закон этой энергии Души, ее воли и формирования следствий? Задавать такие вопросы — все равно что спрашивать, какую форму принимает динамический смысл нашего существования и по каким направлениям идет его разворачивающееся самоотречение и действие. И на такой вопрос не следует отвечать в узком смысле или под влиянием какой-либо одной идеи, которая не принимает во внимание многосторонность и огромную сложность мира Природы. Закон Кармы — не жесткий и механический канал или грубо практическое правило, скорее, его руководящий принцип должен быть таким же умелым гармонизатором, как сам Дух, волю самопознания которого он воплощает, и должен приспосабливаться к потребностям саморазвития разнообразных индивидуальных Душ, которые находят на его пути свою дорогу к правильному балансу, синтезу и гармонии действий. Кармическая идея не может быть — потому что Дух, а не ум ее причина — космическим отражением нашей ограниченной человеческой разумности; скорее, она закон большей духовной мудрости, средство, которое позади всех ее немых оккультных явлений воплощает понимающее руководство и умелую направленность к нашему тотальному совершенству.

    Расхожая концепция закона Кармы преимущественно этическая, но этическая не в очень возвышенном смысле. В ее идее Кармы этика механическая и материалистическая: приблизительно законное суждение и определение награды или наказания, внешнее одобрение добродетели и осуждение греха, кодекс, баланс. Эта идея а том, что должно быть правосудие, управляющее распространением счастья и несчастья на Земле, по-человечески понимаемая справедливость, и этот закон Кармы представляет нам ее и дает ее формулу. "Я сделал так много хорошего. Это мой капитал, мои накопления, мой счет. И он должен быть оплачен таким же количеством монеты процветания, законной валютой этой суверенной и божественной Фемиды, или чего ради я должен делать добро?" "Я сделал так много плохого. И это тоже должно вернуться ко мне с такой же точной мерой наказания и несчастья. Будет такое же количество внешнего страдания или внутреннего страдания, вызванного различными причинами, потому что если бы не было этого физически ощутимого, видимого, неизбежного результата, где было бы карающее правосудие, и где мы могли бы искать какие-нибудь устрашающие санкции против зла в Природе?" И это воздаяние точного администратора и скрупулезного купца есть воздаяние добра за добро и зла за зло со стороны справедливого судьи, который никогда не знал и не будет знать христианского или буддистского идеального закона, не имеет ни милосердия, ни сострадания и не прощает грехов, а строго выполняет вечный закон Моисея: око за око, зуб за зуб, медленный или быстрый, но всегда хладнокровный и совершенно безжалостный закон возмездия.

    Считается, что иногда этот деловой и математический учетчик действует с поразительной точностью. Недавно была опубликована странная история, рассказанная о случившемся в наше время факте, о богатом человеке, который насильственно лишил другого его имущества. Жертва родилась в образе сына обидчика, который в бреду смертельной болезни открыл, что он вынудил своего прежнего тирана и нынешнего отца потратить на него и тем самым потерять деньги, эквивалентные отнятой собственности за вычетом определенной суммы, но эта сумма должна быть выплачена сейчас, иначе говоря, долг должен быть погашен, и, как только последний шанс будет потрачен, перерожденная Душа уйдет, потому что единственная цель ее рождения будет достигнута и дух Кармы удовлетворен. Это механическая идея Кармы доведенная до предела. В то же время, обычный ум, в своей попытке соединить идею запредельной жизни с представлением о перерождении, предполагает двойную награду за добродетель и двойное наказание за грех. Я получаю вознаграждение за свои добрые дела на небесах после смерти, пока динамическая ценность моей добродетели не исчерпается, а затем, я возрождаюсь и получаю материальное вознаграждение на Земле. Я наказан в аду, соответственно моим грехам, а затем еще раз наказан за них при другой жизни в теле. Такая справедливость выглядит несколько избыточной, и аккуратный бухгалтер становится похожим на бессовестного ростовщика, берущего при уплате долга еще сто процентов. Можно сказать, что вне Земли страдает Душа для очищения, а здесь — физическое существо для симметрии, но Душа таким образом платит дважды: в тонком переживании и в своей физической инкарнации.

    Нити нашей природы, которые вплетены в эту естественную, но едва ли философскую концепцию, должны быть высвобождены, прежде чем мы сможем определить истинную ценность этих идей. Их первый мотив кажется этическим, потому что справедливость — этическая концепция, но истинная этика есть Дхарма, правильная реализация и действие более высокой природы, а правильное действие должно иметь правильный мотив и служить оправданием самому себе, а не ковылять на костылях жадности и страха. Праведность ради справедливости является истинно этической и облагораживает растущий Дух, праведность ради материальной награды или из страха перед карающим бичом палача или приговором судьи может быть весьма практичной и полезной в данный момент, но она нисколько не этична и скорее унижает Душу человека, этот принцип — уступка его низкой животной и недуховной природе. Но в человеке появляются две очень настойчивые вещи, родившиеся прежде более высокой Дхармы, и более сильные и естественные в качестве побуждения к действию, это Кама и Артха, желание и удовольствие с соответствующим страхом перед страданием, жажда обладания, приобретения, успеха, с сопутствующим страданием от отсутствия или неудачи, и это то, что, главным образом, управляет нормальным варварским или еще полуварварским естественным человеком. Он нуждается в известной и немалой степени, если хочет согласовать свою погоню за желанием и выгодой с этическим стандартом, в жесткой связи или идентичности результата своей добродетели с достижением каких-то удовольствий, а результатов греха — с определенной потерей материально и витально желанных вещей, и возникновением ментального, витального или физического страдания. Человеческий закон функционирует на этом принципе соединения грубых и очевидных нарушений с наказанием, страданием или утратой, а с другой стороны, на обеспечении, до известной степени, индивидууму его удовольствий и интересов, если он соблюдает законные правила. Согласно популярной теории Кармы, космический закон в отношении к человеку должен придерживаться человеческого принципа и исполнять все это с большей твердостью и автоматической неизбежностью последствий.

    Если придерживаться этого взгляда, космическое бытие должно быть своего рода расширенным Божественным человеком или, можно сказать, высшим Божественным антропоидом, а космический закон — это совершенствование и возвеличивание человеческих методов и стандартов, который обращается с человеком так, как последний привык обращаться со своими ближними, только не с грубой и частичной эффективностью, а с совершенным всезнанием или безошибочным автоматизмом. Какая бы истина не стояла за этим представлением, вряд ли она адекватно представляет существо дела. В актуальной жизни, если мы оставим на время теорию перерождения, есть признаки такого метода, но он не осуществляется с явной последовательностью, даже если мы примем неудовлетворительное и едва ли справедливое наказание в качестве искупления, как часть схемы. В таком случае, какая уверенность может быть у нас в его лучшем или безошибочном действии в перерождении, за исключением некоторых сходных частных признаков и указаний, и чтобы заполнить пустые места нашего общего ощущения сообразности вещей? Кроме того, как входит истинная природа этики в эту схему? Должно казаться что более возвышенное действие есть идеальное движение, не столько полезное для практического управления жизнью, сколько являющееся одной из частей подготовки к четвертой и последней потребности человека, его потребности в Духовном спасении, и, в конце концов, спасение прерывает Карму и отбрасывает прочь всю эту механику вместе с самой мыслью и волей к жизни. Желание — это закон жизни и действия и, следовательно, закон Кармы. Делать вещи, превосходящие материальный уровень, ради них самих, из чистой праведности или чистого блаженства, значит идти прямо к далеким небесам или безмолвию Невыразимого. Но это взгляд на смысл существования, против которого самое время протестовать более высоко видящему уму и существу человека и спросить, не могут ли пути Духа в мире иметь более важный, благородный и мудрый смысл?

    Если ум человека является частью универсального ума и отражает нечто от него, пусть искаженным или еще несовершенным образом, за таким взглядом может быть что-то от реальной Истины, хотя она не вся или не точно понята. Есть определенные или вероятные законы универсального действия, которые соответствуют ей и должны приниматься в расчет. Прежде всего несомненно, что в природе есть законы, соблюдение которых ведет к благополучию или способствует ему, и нарушение которых причиняет страдание, но невозможно всем им придать моральный смысл. Далее, есть уверенность, что в тотальной ткани ее производства должен быть моральный закон причины и следствия, и мы, может быть поспешно, заключили его в формулу, что добро производит добро, а зло — зло, что считается несомненной истиной, хотя мы видим, как в этом сложном мире зло вытекает из того, что мы считаем добром, и, в свою очередь, из зла происходит нечто, что все же оказывается добром. Возможно, наша система ценностей слишком жесткая или слишком относительная; в тотальности есть тонкие вещи, переплетения, взаимоотношения, встречные потоки, подавленные или скрытые вещи, которые мы не принимаем в расчет. Эта формула верна, но это не вся Истина, по крайней мере так, как она понимается сейчас в ее первом поверхностном смысле.

    В обычном представлении о Карме мы соединяем два разных понятия добра. Вполне можно понять, что моральное добро производит или должно производить и увеличивать моральное добро, а моральное зло — продолжать и создавать моральное зло. Так это происходит во мне. Привычка любить утверждает и увеличивает способность любить, она очищает существо и раскрывает его универсальному добру. И наоборот, привычка ненавидеть разлагает мое существо, наполняет его ядом, скверным и ужасно ядовитым веществом, раскрывает его общей силе зла. Кроме того, моя любовь в виде продолжения или возврата должна производить любовь других, а ненависть взращивать в них ненависть; в определенной и значительной степени так и происходит, но это не должно быть и не является неизбежным следствием, и, все же, мы вполне можем видеть и верить, что любовь производит расходящиеся волны и помогает возвысить мир, в то время как ненависть дает противоположные последствия. Но какая необходимая связь между добром и злом, с одной стороны, и удовольствием и страданием, с другой? Должна ли этическая сила всегда давать родственный гедонистический результат? Не совсем, потому что любовь сама по себе радость, но любовь тоже страдает; ненависть — это беспокойная, саморазрушительная вещь, но в ней есть свое извращенное блаженство и свое удовлетворение; но, в конце концов, мы можем сказать, что любовь, поскольку она рождена универсальным блаженством, торжествует в силу своей природы, а ненависть, поскольку она есть ее отрицание или извращение, ведет к накоплению несчастий как для индивидуума, так и для всех других. И о всяком истинно моральном добре и настоящем зле можно сказать, что одно склоняется к какой-то высшей Правоте, Ритам ведических Риши, закону высшей Истины нашего бытия, а эта Истина — дверь Духовной Ананды, ее прекрасной природы; другое же является утратой или извращением Правоты и Истины и предрасполагает нас к ее противоположности, ложному блаженству или страданию. И даже в запутанных шагах жизни должно проявляться какое-то отражение этой идентичности.

    Такое соотношение все же более верно во внутреннем поле, в духовном, ментальном и эмоциональном результате и реакции на добро и зло. Но где твердая связь между этическими и более витальными и физическими гедонистическими силами жизни? Как превращается этическое добро в улыбку фортуны, венчающее благополучие, материальное благо и счастье, а этическое зло — в гримасу фортуны, суровую враждебность, отвратительные материальные болезни и страдания — потому что, кажется, именно этого требует жаждущая Душа человека и разум, управляемый ею — и как уравнивается счет или производится трансмутация этих двух разных энергий утверждения и отрицания добра? Мы видим, что добро или зло переводится в доброе или злое действие, которое среди других вещей приносит много ментального и материального счастья или страдания другим, и на эту исходную силу и действие должна быть такая же реакция входящей силы и действия, хотя это и не происходит мгновенно или с абсолютно точным соответствием. В Природе все же, по-видимому, есть этот принцип рикошета, наше действие, в определенной степени, напоминает возвращающийся бумеранг и возвращается к воле, которая выбросила его в мир. Камень, который мы опрометчиво швыряем в универсальную жизнь, падает обратно и может сокрушить, изувечить или повредить наше ментальное и физическое существо. Но такая механическая отдача — не весь принцип Кармы. В своем полном смысле Карма имеет не только смешанный этико-гедонистический порядок, но в нее вовлечены и другие силы нашего сознания и бытия. Она не простой механизм, который мы напускаем по своей воле, а затем вынуждены беспомощно ожидать результата, потому что воля, производящая результат, может вмешаться и изменить его. И самое главное, инициирующее и воспринимающее сознание может изменять смысл и вещество реакций и давать иной результат в жизни, чем этот автоматический механизм фатального воздаяния полуслепому воплощенному деятелю в немой необходимости сурового закона Природы.

    Отношение нашего сознания и воли к Карме — это вещь, от которой должны зависеть все более тонкие направления и следствия; эта связь должна быть стержнем всего смысла. Зависимость поиска этических ценностей от санкции подчиненных гедонистических — материального, витального и нижнементального удовольствия, боли и страдания — сильно влияет на наше обычное сознание и волю, но она становится не более чем второстепенной силой и, наконец, теряет всякую силу по мере нашего роста к вершинам существа. Значит, эта зависимость не может быть всей или главной руководящей нормой Кармы. Отношение воли к действию и следствию должны идти более тонкими и свободными путями. Универсальный Дух в законе Кармы имеет дело с человеком на низком уровне ценностей только в виде промежуточного действия и в качестве уступки сегодняшним побуждениям. Человек сам устанавливает эти ценности, требует удовольствия и благосостояния и боится их противоположности, более желает небес, чем любит добродетель, больше боится ада, чем ненавидит грех, и пока он это делает, мировая организация имеет такой смысл и оттенок. Но Дух существования не просто законодатель и судья, озабоченный поддержанием стандарта законной справедливости, распределением запретов и разрешений, наград и наказаний, ужасных страданий зла и милостивых радостей рая. Он — Божественное в мире, Руководитель Духовной эволюции и растущее Божество в человечестве. Однако это Божество медленно выходит за пределы зависимости от уровней удовольствий и страданий, которые управляют нашим первичным существом. Здесь боль — это указание Природы на вещи, которых нам следует избегать, а удовольствие — ее приманка к тому, чему она побуждает нас следовать. Эти приспособления — первые эмпирические тесты ради ограниченных целей, но по мере своего роста можно выйти за пределы их суженного применения. Должно постоянно отвергать первоначальные предупреждения и приманки Природы, чтобы достигнуть более высокой ее части и создавать более высокий Духовный закон Кармы.

    Это станет очевидным, если рассмотреть более важные мотивы нашей деятельности. Преданность истине может навлечь на меня наказание или страдания; служение Родине или миру — потребовать утраты внешнего счастья или гибели тела; увеличить силу воли и величие Духа можно только стойкостью в страданиях и твердым отказом от удовольствий и радостей. Я должен следовать Истине, должен служить своему народу, как того требует Душа, должен увеличивать свою силу и внутреннее величие и не просить совершенно неуместной награды, не бояться наказания и не заключать сделок для того, чтобы определить цену своего труда. И то, что истинно в моей деятельности этой жизни, должно быть в равной мере истинно в последовательной деятельности и саморазвитии на протяжении множества жизней. Не счастье и печаль, благосостояние и неблагополучие — главная забота в этой или в будущих жизнях, а мое совершенство и высшее благо человечества, достигаемое вопреки страданиям и несчастьям. Высказывание Спинозы, что радость — это путь к большему совершенству, а печаль — к меньшему, является слишком отвлеченным. Блаженство действительно станет атмосферой совершенства и включит в себя даже страдание от наших усилий на пути к нему, но сначала более высокое блаженство, которое оплачивается ценой часто слишком больших неприятностей, а затем Высшая Духовная Ананда, которая не зависит от внешних обстоятельств и способна придавать им новый смысл и трансформировать их реакции. Эти вещи могут быть выше первых выражений мировой энергии, могут быть влияниями Высших планов мирового существования, но все же являться частью механизма Кармы, процесса Духовной эволюции в теле. Они несут с собой более высокую Душевную природу, волю и действие и, следовательно, более высокий закон Кармы.

    Поэтому этот закон не просто продолжение человеческой идеи, практической справедливости в будущих рождениях, но и исправление кажущейся несправедливости в этой жизни. Справедливость, или скорее правильность, должна быть во всех действиях мировой энергии, ибо Природа, безусловно, точна в своих оценках. Но в жизни человека есть много факторов, стадий, уровней, ступеней, которые следует принимать во внимание. И потому на более высокой ступени нашего бытия вещи выглядят не такими, как на нижней, и даже на первичном, обычном уровне есть множество факторов, а не только этико-гедонистический стандарт. Если справедливо, что добродетельный человек должен вознаграждаться успехом и счастьем, а порочный человек должен быть наказан падением и страданием в какое-то время, в какой-то жизни на Земле, в раю или в аду, то в такой же мере справедливо, чтобы сильный человек получал награду за свою силу, умный — за развитие своего ума, а воля, действующая на каком либо плане, получала плод своих усилий и трудов? Вы скажете, что это неправильно, ненормально, не соответствует этическому закону? Но что правильно в этом соединении воли, действия и следствия? Можно быть религиозным и честным, но при этом глупым, слабым и некомпетентным? Можно быть эгоистичным и нечестивым, однако при этом обладать быстрым интеллектом, понимающим мозгом, умением соотносить средства с целью, обладать твердой и смелой волей, направленной на достижение цели?

    В этом случае есть несовершенства, которые должны дать свои последствия, но есть также и силы, которые должны проложить себе путь. Истина в том, что существует несколько порядков энергии и нужно рассмотреть их характерное действие, прежде чем правильно понять их отношения в гармониях Природы. Распутать сложный клубок, понять пути Кармы можно только, когда мы увидим элементы и их связь, как части целого.


    --------------------------------------------------------------------------------

    Часть вторая

    ПУТИ КАРМЫ



    ОСНОВАНИЕ
    За идеей Кармы стоят два понятия, которые являются составляющими ее факторами: закон Природы, энергии или действия и Душа, которая живет по этому закону, приводит энергию в действие и получает результат в соответствии и характером его. В связи с этим возникают определенные соображения, которые не следует игнорировать. Приведение в действие и получение результата может иметь только механический смысл и не иметь ментального, морального и духовного значения, если действие универсальной Природы совершенно отлично от действия Души по характеру, смыслу, закону бытия, работы ума, Души, Духа. Если индивидуальная энергия есть энергия Души, производящая действие и получающая результат физический, ментальный, моральный и духовный от универсальной энергии, то последняя, в свою очередь, должна быть энергией Всеобщей Души, в которой и в отношении с которой живет этот индивидуальный огонь. Очевидно, что энергия индивидуального действия это не что-то чудесным образом отдельное и независимое, не сила, родившаяся сама собой, живущая в себе, действующая в своем сепаратном и полностью самосформированном могуществе, а наоборот, это универсальная энергия, действующая, несомненно, в индивидуальном применении, но на универсальных путях и в гармонии с универсальным законом. Если бы в этом была заключена вся Истина, то не было бы реального индивидуума и его ответственности, кроме ответственности универсальной Природы за выявление идеи или силы, выдвинутой вперед в индивидуальном, как и в универсальном, Всеобщей Душой, космическим Духом. Но есть еще также Душа индивидуума, и она — бытие Бесконечного, сознательная и эффективная часть, делегат или представитель Всеобщей Души и использует энергию, данную ей, соответственно ее потенциалу, типу и ограниченности, посредством воли.

    Дух в космосе — Господин, Ишвара всей Природы, индивидуальная Душа, сходным образом, представитель, делегат Ишвары, по крайней мере, руководитель, если не хозяин своей природы, агент, свидетель за ее формой и использованием универсальной энергии.

    Далее мы видим, что каждое существо в мире в жизни принадлежит к определенному виду, каждый вид имеет свою природу, Свабхаву или способ бытия, каждый индивидуум тоже имеет свою природу, ему присущий способ самобытия в пределах вида. Закон действия в общем определяется Свабхавой вида, и индивидуально — Свабхавой индивидуума, но в пределах более широкого круга. Сам по себе, человек одновременно особенный и уникальный, он униженная часть Бога и естественная часть человечества. Иными словами, существует общая и индивидуальная Свадхарма или естественный принцип и закон всякого действия для вида и для индивидуума в пределах вида. Ясно также, что всякое действие должно иметь особое применение, единый результат, совершенно или несовершенно, правильно или неправильно использовать общую и в ее пределах индивидуальную Свадхарму.

    Но все-таки, если бы каждый человек приходил со своей природой, уже определенной для него и неизменной, и вынужден был действовать соответственно ей, не было бы никакой реальной ответственности, потому что он делал бы добро и зло согласно добру и злу своей природы, был несовершенным согласно ее несовершенству и совершенным согласно ее совершенству, и вынужден был бы претерпевать справедливые последствия своих качеств, но механически, так как кажущийся выбор был бы вынужден его природой и никаким образом, ни прямо, ни косвенно, не был бы результатом воли его Духа. Но в действительности, в его существе есть способность развития, способность к изменению или, говоря языком современных концепций, эволюционная способность. Его природа такова, потому что он сделал ее своим прошлым, вызвал ее современное выражение предшествующей волей своего Духа, достиг человечности силой этого Духа и силой Всеобщей Души из множества возможностей универсальной Природы. Он создал в ходе эволюции характер и закон действия своего нынешнего индивидуального существа, создал форму своей человеческой природы. Он может изменить то, что создал, даже может, если это в пределах возможностей универсума, подниматься за пределы человеческой природы к сверхчеловеческой. Возможности и закон универсальной Природы определяют его бытие и действие, но в этот закон входит и подчинение Духу, тогда она будет развиваться в ответ на настойчивый призыв и должна откликаться, поставлять необходимую энергию, ориентировать свои действия в этом направлении, обеспечивать результат. Прошлая и нынешняя природа и выбранное окружение могут быть постоянными препятствиями, но они все же должны, в конце концов, подчиниться эволюционной воле, соответственно искренности, целостности и настойчивости. Все возможности Всеобщего Бытия есть в человеке, вся сила Всеобщей Воли стоит за ним. Эволюция и ее обстоятельства, ее жизнь и форма, ее события и смысл вытекают из этой потребности и формируются согласно прошлой, настоящей и будущей активной воле Духа. Как он использует энергию, таким и будет ответ со стороны универсальной энергии и сегодня, и впоследствии. В этом фундаментальный смысл Кармы.

    В то же время, действие и эволюция Духа, рождающаяся в теле, не такая простая и легкая вещь, как это было бы или могло быть, если бы Природа была единой, а эволюция — восхождением этой единой силы. Существует множество потоков, степеней и форм энергии Природы. В мире Рождения есть энергия физического существа и природы, вырастающая из нее энергия витального существа и природы, выходящая из витальной энергия ментального существа и природы и выходящая из ментальной энергии энергия духовного или Супраментального существа и природы. И каждая из этих энергий имеет свой закон, свои пути действия, отвечающие ее манере бытия и существования, потому что каждая из них важна для какой-то потребности целого. Мы видим, что соответственно этому каждая следует своей линии, невзирая на все остальное, и пытается, насколько может, установить свое господство над другими. Ментальное существо наиболее сложное и имеет несколько форм энергии: интеллектуальную, моральную, эмоциональную, гедонистическую энергию ментальной природы, и хотя каждая из них считает свой закон абсолютным, все же вынуждена модифицировать свою работу во взаимодействии с другими.

    Пути и движения мирового действия действительно сложный и запутанный процесс, так же как путь и движение нашего действия, которое мы не можем отдалить от мирового закона, как бы этого ни хотелось нашему уму. И, если все это формы энергии природы Духа, то, вполне вероятно, что, только поднявшись в сознание высшего Духовного бытия, мы можем надеяться полностью понять весь общий секрет и гармонию мирового действия, а потому и интегральный смысл и закон Кармы.

    Попытка рассечь узел загадки сведением всего явленного клубка космического действия к закону только одной из форм энергии может служить частной цели, но мало полезна для окончательного результата. Универсум не только этическое построение и проблема антиномии добра и зла. Дух универсума ни в коем случае нельзя представить как жесткого моралиста, озабоченного только тем, чтобы заставить все вещи повиноваться закону морального добра, или как поток тенденции к праведности, пытающийся, правда с весьма малым успехом, доминировать и управлять, или как строгого Законодателя, награждающего и наказывающего существа в мире, который он создал полным зла и страдания или позволил ему стать таким. Универсальная Воля, очевидно, должна проявить много других, более гибких методов, бесконечное количество интересов и различных элементов своего бытия, следовать многим линиям и целям. Закон мира не только в том, что наше добро приносит нам добро, а зло — зло; и этикогедонистический закон, что моральное добро приносит нам счастье и успех, а моральное зло — печаль и несчастье, тоже не достаточен. Миром правит закон, но это закон Истины Природы и Истины Духа, он велик и разнообразен, и принимает слишком много разных форм, чтобы мы могли понять его прежде, чем постигнем его высший или интегральный принцип.

    Воля интеллектуального существа должна утверждать знание и его Истину как руководящий принцип Духа; воля волевого существа — видеть в воле и силе самого Бога, воля эстетического существа возводит на трон красоту и гармонию как суверенный закон, воля этического существа видит в этой роли Право, Любовь или Справедливость и т.д. Но, даже если все эти вещи вполне могут быть аспектами Высшего, это сводит действие Бесконечного к одной формуле. И поэтому, для начала, лучше всего выражать закон Кармы в как можно более общей и неопределенной форме, без особой окраски и содержания, соответствующей определенной энергии, не с математической точностью сознательной воли и ее механическими следствиями, а в согласии со сложным действием множества мировых сил. Если мы примем такое широкое основание, простота обычных решений исчезнет, но это потеря только для любви к догме или для умственной лени. Целостный закон космического действия или даже один закон, управляющий всеми другими, не может быть мерой физической, механической и химической энергии, так же как закон жизненной силы, моральный закон, закон ума или идеи, потому что очевидно, что ни одна из этих вещей, сама по себе, не перекрывает или не учитывает все фундаментальные силы. Вероятно, должно быть что-то другое, для которого все это только средства и энергии. Наша начальная формула может быть общим механическим условием, но все же, вероятно, она будет практическим правилом для всех частей механизма, и, даже если только утвердит себя и поначалу не сделает ничего другого, все же беспристрастное рассмотрение разнообразия ее операций может открыть множество смыслов и привести нас к сущностному пониманию.

    Практическое основание Кармы — это все отношение Души к энергиям Природы, использование Пракрити Пурушей. Потребности Души, ее согласие на использование или употребление энергий Природы и отклик или рефлекс ее энергий, должны определять шаги нашего прогресса, будет ли он движением в заданном направлении, длительным колебанием вверх и вниз, или движением по кругу. Есть еще другой, обстоятельный аспект закона Кармы, он связан с направленностью нашего действия не только на себя, но и на других. Природа энергий, выделяемых нами, и даже их последствия, воздействуют не только на нас самих, но и на все окружающее, и мы должны учитывать направленность наших действий на других, воздействие на них и ответную направленность следствий этого воздействия на нашу жизнь и существо. Но энергия, которую мы направляем на других, обычно смешанного характера — физическая, витальная, моральная, ментальная, духовная — и следствия ее тоже носят смешанный характер. Наше физическое действие и витальное давление несет в себе как физическую и витальную, так и ментальную или моральную силу, и результаты часто не подвластны нашей сознательной воле и знанию, а следствия, для нас и для других, часто достаточно сильно отличаются по характеру и масштабам от того, что мы планировали или могли предвидеть. Но расчеты не оправдываются потому, что слишком сложна универсальная энергия, действующая через вис, и сознательная воля для нее только инструмент; наше истинное согласие — это согласие с более фундаментальной внутренней силой, скрытое, сублимированное согласие с нашим подсознательным и сверхсознательным Духом. Реакция, какими бы ни были агенты, идет от той же сложной универсальной энергии и определяется соотношением действующей и подвергающейся действию силы.

    Но есть другой, высший и сущностный смысл Кармы: отношение между нашей Душой и Высшим, или Всеобщей Сущностью; на нем основано, к нему ведет и должно соотноситься все на каждом шагу. Это отношение не такая простая вещь, как воображают религии, потому что оно должно соответствовать огромному Духовному смыслу всего процесса Кармы, и здесь нужна связь каждого нашего действия, использующего универсальную энергию, с этим фундаментальным и, может быть, бесконечным смыслом. Эти три вещи — воля Души в Природе и действие Природы в Душе и на Душу, через нее и в ответ ей, результат воздействия ее на других и возвращения к ней силы действия, осложненной силой других, и смысл действия Души в отношении ее к высшей Сущности и Всеобщей Сущности, к Богу — определяют между собой все поведение Кармы.


    --------------------------------------------------------------------------------

    ЗЕМНОЙ ЗАКОН
    Рассмотрение путей Кармы, безусловно, следует начинать с изучения действия мира как он есть, в целом, как бы это ни противоречило закону или желанию нашего морального или интеллектуального разума, чтобы посмотреть, не можем ли мы найти объяснение в фактах. Если актуальная Истина мира ломает слишком жесткие рамки, которые наше чувство или наш разум хотели бы навязать свободно или неизбежно самоопределяющемуся движению Бесконечного, неизмеримой широте его бытия или могущественной сложности его воли, то, вероятно, это происходит потому, что наше моральное чувство и наш интеллект, поскольку они ментальные и человеческие, слишком узки, чтобы понять Его. Всякое смещение основания проблемы, с помощью которой мы пытаемся избавиться от трудностей, навязывает нашу ограниченность тому, что превышает нас и вынуждает Бога становиться отклонением и интеллектуальным приспособлением, а не путем Истины. Проблема знания в том, чтобы отражать движение Бесконечного и видеть, а не загонять его в форму, приготовленную нашим интеллектом.

    Обычная идея Кармы следует этому последнему, не пригодному методу. Мир, который мы видим, по нашим представлениям, если не аморальный, то все же не моральный и противоречит нашей идее того, что должно быть. Поэтому мы идем дальше, узнаем, что эта земная жизнь еще не все, воздвигаем свой моральный закон заново и радуемся, что универсум все же повинуется нашим человеческим концепциям и, следовательно, все хорошо. Таинственный конфликт, манихейская борьба, неразрывное переплетение добра и зла не разрешается, не учитывается, но мы говорим, что, по крайней мере, добро и зло получают по заслугам, одно должным образом вознаграждается, а другое — наказуется в иных мирах или в других рождениях, поэтому моральный закон доминирует, и мы можем лелеять надежду, что добро победит, победит Ахурамазд, а не Ариман, и, в общем, все так, как должно быть. А если нет, если эту связь не разорвать, если мир — зло, или само существование огромная ошибка — что должно быть, как склонен думать человек, если это не соответствует его желаниям и представлениям, — тогда по крайней мере можно, исполняя моральный закону индивидуально выбраться из этой путаницы и приобщиться к радостям лучшего мира или к бестелесному и безумному миру Нирваны.

    Но возникает вопрос: не слишком ли это незрелое и поспешное настроение, и ведут ли такие размышления к разрешению проблемы во всей ее сложности. Давайте признаем, что моральный закон управляет не действием — поскольку оно или свободно, или, если не свободно, может быть разным, — а результатом действия в мире, и что высшее благо, в конце концов, осуществится. Остается непонятным, почему это благо должно использовать зло, как одно из своих самых главных средств, почему моральный закон, суверенный, неизбежный, категорический, императивный, практический правитель, если не причина нашего существования, вынужден реализовывать себя через многое из того, что аморально, через посредство не ...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru