КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    ФИЛОСОФИЯ БХАГАВАД ГИТЫ

    Вернуться в раздел "Религия"

    Философия Бхагавад Гиты
    Автор: Т. Субба Роу
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    Четыре лекции, прочитанные на XI ежегодном съезде Теософического Общества в Адьяре
    27, 28, 29 и 30 декабря 1886 года.


    ВВЕДЕНИЕ
    При изучении Бхагавад Гиты не следует рассматривать её изолированно от остальной части Махабхараты, как это делается сейчас. Она была вставлена Вьясой в надлежащее место с особой ссылкой на некоторые эпизоды этой книги. Чтобы оценить учение Кришны, сначала следует осознать истинное положение его и Арджуны. Среди прочих имён, которыми называется Арджуна, одно — очень странное; он назван в разное время десятью или одиннадцатью именами, большинство из которых объяснено им самим в Виратапарве. Одно имя исключено из списка, а именно Нара. Это слово значит просто «человек». Но почему конкретный человек должен называться так, будто это имя собственное — это с первого взгляда кажется странным. Тем не менее именно здесь лежит ключ, позволяющий нам понять не только положение Бхагавад Гиты в тексте и её связь с Арджуной и Кришной, но и весь поток, текущий через всю Махабхарату и заключающий в себе истинные взгляды Вьясы на происхождение, испытание и судьбу человека. Вьяса рассматривал Арджуну как человека, или скорее, как истинную монаду в человеке; а Кришну — как логоса, или дух, приходящий спасти человека. Некоторым кажется странным, что это высоко философское учение было вставлено в месте, с виду крайне неподходящем для этого. Сообщается, что эта беседа между Кришной и Арджуной имела место прямо перед началом битвы. Но когда вы оцените Махабхарату, то увидите, что это наиболее подходящее место для Бхагавад Гиты.

    Исторически эта великая битва была борьбой между двумя семьями. Философски — это великая битва, в которой человеческий дух должен сражаться против низших страстей в физическом теле. Многие из наших читателей возможно слышали о так называемом «обитателе порога», столь живо описанном в романе Литтона «Занони». Согласно описанию этого автора, этот обитатель порога представляется чем-то вроде элементала или другого монстра таинственного вида, появляющимся перед неофитом сразу же, как он соберётся войти в таинственную страну, и пытающегося поколебать его решение угрозами неизвестных опасностей, если тот ещё не в полной мере подготовлен.

    В действительности такого монстра нет. Это описание следует принять в фигуральном смысле. Но тем не менее, на пороге есть обитатель, чьё влияние на ментальном плане куда более мучительно, чем может быть любой физический ужас. Истинный обитатель порога образуется из отчаяния и падения духом неофита, который призывается к тому, чтобы оставить свои старые пристрастия к родственникам, родителям и детям, так же как и стремления к предметам мирского честолюбия, которые возможно были его спутниками на протяжении многих воплощений. Будучи призван порвать с этими вещами, неофит чувствует нечто вроде пустоты, прежде чем осознает свои высшие возможности. Когда он оставит все эти ассоциации, сама его жизнь покажется исчезнувшей в разреженном воздухе. Ему кажется, что он потерял всю надежду, и ему больше не для чего жить и работать. Он не видит никаких признаков своего будущего прогресса. Всё перед ним представляется темнотой; и на душу опускается нечто вроде давления, под которым она начинает поникать, и в большинстве случаев он начинает откатываться назад и прекращает дальнейший прогресс. Но в случае человека, борющегося по-настоящему, он будет бороться против этого отчаяния и сможет продолжать движение по Пути. Я могу тут сослаться на несколько высказываний из автобиографии Милла. Конечно же, автор ничего не знал об оккультизме, но в его умственной жизни была стадия, по всей видимости приближающаяся к точке пути, близко напоминающей то, что я описываю. Милл был великим аналитическим философом. Он провёл исчерпывающий анализ всех умственных процессов — ума, эмоций и воли.

    «Теперь я увидел (или подумал, что увидел) то, что ранее всегда принимал с неверием — а именно, что привычка к анализу имеет тенденцию ослаблять чувства, и действительно, это должно быть так, когда никакой другой умственной привычки не культивируется... Таким образом, ни эгоистичные, ни бескорыстные удовольствия уже не были удовольствиями для меня».

    В конце концов он пришёл к тому, чтобы разобрать человека в ничто. Тут над ним возобладала меланхолия, в которой было нечто ужасное. В этом состоянии ума он оставался многие годы, пока не прочитал экземпляр поэм Уордсворта, полных симпатии к объектам природы и человеческой жизни. «Из них, — говорит он, — я, кажется, узнал, что может быть неиссякаемым источником счастья после избавления от всех б`ольших зол жизни». Это в весьма слабой степени показывает, что должен переживать чела, когда он решает отвергнуть все старые связи и призывается жить для яркого будущего на высшем плане. Эта переходная стадия более или менее и была положением Арджуны перед рассматриваемым разговором. Перед вступлением в войну на уничтожение против врагов, руководимых некоторыми из наиболее близко связанных с ним, он непритворно сжимался от мысли об убийстве родственников и друзей. Каждый же из нас призван убить свои страсти и желания не потому, что все они обязательно являются злом сами по себе, но потому что их влияние должно быть уничтожено, прежде чем мы сможем утвердить себя на высших планах. Это положение Арджуны имело целью проиллюстрировать типичное состояние челы, который призван встретиться лицом к лицу с обитателем порога. Как гуру философским учением подготовляет своего челу к испытаниям посвящения, так и Кришна инструктирует Арджуну.

    На Бхагавад Гиту можно смотреть как на беседу, которую гуру адресует челе, полностью определившемуся в решении порвать со всеми мирскими стремлениями и желаниями, но всё ещё чувствующему некоторую подавленность, вызванную кажущейся пустотой своего существования. Книга содержит восемнадцать глав, тесно связанных между собой. Каждая глава описывает конкретную фазу или аспект человеческой жизни. Изучающий должен держать это в уме, читая книгу, и попытаться выяснить соответствия. Он найдёт то, что покажется ненужными повторениями. В методе, применённом Вьясой, они были необходимы — его намерением было представить природу различными путями, как видится она с точек зрения различных философских школ, процветавших в Индии.

    Теми, кто не оценил преимуществ оккультного обучения, в отношении нравственного учения Бхагавад Гиты часто утверждается, что если все последуют этим курсом, мир придёт к застою; и потому это учение может быть полезно лишь немногим, но не обычным людям. Это не так. Конечно, это правда, что большинство людей не находятся в таком положении, в котором они могли бы бросить свои обязанности граждан и членов семей. Но Кришна отчётливо заявляет, что эти обязанности, если они и несовместимы с аскетической жизнью в лесу, конечно же могут быть совмещены с той разновидностью умственной отстранённости, которая проявляется в создании эффектов на высших планах гораздо мощнее, чем любое физическое отделение от мира — хотя аскетическое тело может находиться в джунглях, его мысли могут быть в мире. Кришна потому и учит, что истинная важность заключается не в физическом, а в умственном уединении. Каждый человек, имеющий обязанности, которые надлежит выполнять, должен посвящать им свой ум. Но, говорит учитель, одно дело — совершить действие во имя долга, и совсем другое — совершить то же самое из склонности, интереса или желания. Некоторые настаивают на необходимости затворничества и аскетизма. Величайшее возражение, выдвигаемое против индуизма и буддизма, заключается в том, что, рекомендуя такой стиль жизни изучающим оккультизм, они склоняют считать жизни людей, вовлечённых в обычные занятия, никчёмными. Однако это возражение основывается на недоразумении, поскольку эти религии учат, что важно не само действие, а умственное отношение к нему его исполнителя. Вот нравственное учение, которое проходит через всю Бхагавад Гиту. Читатель должен внимательно заметить различные аргументы, при помощи которых Кришна обосновывает своё утверждение. Он обнаружит отчёт о происхождении и судьбе человеческой монады и о способе, которым она достигает спасения через помощь и просвещение, получаемые от своего логоса. Некоторые приняли убеждение Арджуны Кришной служить ему одному как поддержку доктрины о личном боге. Но это ошибочное заключение, поскольку, говоря о себе как о Парабрахмане, Кришна является и логосом. Он описывает себя как Атму, но без сомнения един с Парабрахманом, поскольку между Атмой и Парабрахманом нет сущностной разницы. Конечно, логос может говорить о себе как о Парабрахмане, поскольку все сыны божии, включая Христа, говорили о своём единстве с Отцом. Его высказывание о том, что он существует во всяком существе в Космосе, точно выражает свойство Парабрахмана. Но логос, будучи проявлением Парабрахмана, может использовать эти слова и принимать эти атрибуты. Таким образом, Кришна лишь призывает Арджуну служить своему собственному высшему духу, лишь через который можно надеяться достичь спасения. Кришна учит Арджуну тому, чему логос в ходе посвящения учит человеческую монаду, указывая, что лишь через него достигается освобождение. Это не подразумевает идеи о боге, имеющем свойства личности.

    Отметьте ещё и взгляды Кришны относительно философии санкхья. Об этой системе распространены некоторые странные идеи. Предполагается, что сутры, имеющиеся в нашем распоряжении, содержат оригинальные высказывания Капилы. Но это отрицается многими великими учителями, включая Шанкарачарью, который говорит, что они не представляют его истинных взглядов, но взгляды некоего другого Капилы, являвшегося их автором. Истинная философия санкхьи идентична с пифагорейской системой чисел или философией, воплощённой в халдейской числовой системе. Целью философа было представить все таинственные силы природы немногими простыми формулами, которые он выразил в числах. Оригинальная книга не найдена, хотя возможно, что она ещё существует. Система, преподносимая ныне под этим именем, содержит немногим более, чем отчёт об эволюции элементов и нескольких их комбинациях, входящих в состав различных таттв. Кришна примиряет философию санкхьи, раджа-йогу и даже хатха-йогу, в первую очередь показывая, что философия, если правильно понята, ведёт к тому же слиянию монады с логосом. Доктрина кармы, охватывающая более широкое поле, чем допускается ортодоксальными пандитами, которые ограничили её значение исключительно религиозными предписаниями, одна и та же во всех философиях, и включает, согласно Кришне, всякое хорошее и плохое действие или даже мысль.

    Изучающий должен сначала пройти всю Бхагавад Гиту, а потом попытаться различить учения в восемнадцати различных частях по разным категориям. Он должен проследить, как эти различные аспекты ответвляются из единого общего центра и как учения этих глав разделываются с возражениями различных философов против оккультной теории, а также обозреть указываемый путь освобождения. Если это сделано, эта книга продемонстрирует истинное отношение оккультистов к рассмотрению природы логоса и человеческой монады. Таким образом сочетается почти всё самое священное из содержащегося в различных системах. Этим учением Кришне удаётся развеять подавленность Арджуны и дать ему высшую идею о природе силы, действующей через него, хотя и проявляющейся временно через определённого индивидуума. Он преодолевает нежелание Арджуны бороться, анализируя природу «я» и показывая, что заблуждается тот человек, который думает, что это он делает это, то или другое. Когда обнаруживается, что то, что он называет «я» — нечто вроде фикции, созданной его собственным невежеством, исчезает огромная часть затруднений. Далее он переходит к демонстрации существования высшей индивидуальности, о которой Арджуна ранее не имел понятия. Затем он показывает, что эта индивидуальность связана с логосом. Далее он разъясняет природу логоса и показывает, что это — Парабрахман. В этом сущность первых одиннадцати или двенадцати глав. В тех, что следуют за ними, Кришна даёт Арджуне дальнейшее учение с целью утвердить его в своём намерении; и объясняет ему, как через качества, присущие пракрити и пуруше, все существа вызываются к существованию.

    Следует заметить, что в Махабхарате постоянно повторяется число 18 — видно, что она делится на восемнадцать парв,* соперничающие армии разделены на восемнадцать армейских корпусов, битва длится восемнадцать дней, и книга названа именем, которое значит восемнадцать. Это число таинственным образом связано с Арджуной. Я описывал его как человека, но даже Парабрахман проявляет себя в логосе б`ольшим, чем один, количеством путей. Кришна может быть логосом, но только одной частной формой его. Число 18 и представляет эту конкретную форму. Кришна — это логос, который осеняет человеческое «я», и его дар — его сестра в браке с Арджуной — олицетворяет союз между светом логоса и человеческой монадой. Стоит заметить, что Арджуна хотел, чтобы Кришна не боролся за него, но действовал только как его возничий и был его другом и советником. Из этого можно понять, что после того, как человеческое существо однажды начинает движение по истинному пути, человеческая монада должна вести свою собственную битву с помощью своего собственного логоса.

    __________
    * Книг.






    ФИЛОСОФИЯ БХАГАВАД ГИТЫ



    I
    Прежде чем приступить к предмету, я думаю, необходимо сделать несколько предварительных замечаний. Все вы знаете, что наше Общество* учреждено на космополитической основе. Мы не обручены с какой-либо особенной верой или конкретной системой или религиозной философией. Мы считаем себя просто исследователями. Каждая великая система или философия представляется перед нами как предмет для исследования. В настоящее время не все мы согласны относительно какой-либо конкретной философии, что могла бы проповедоваться как философия нашего Общества. Это, без сомнения, очень безопасная позиция для начала. Но из всего этого не следует, что мы должны быть исследователями и только исследователями. Мы сможем, несомненно, выявить фундаментальные принципы всей философии и основать на них систему, которая будет наилучшим образом соответствовать нашим нуждам и чаяниям. Имейте это в виду и не принимайте мои взгляды как взгляды Общества или же как взгляды какого-либо другого авторитета, высшего, чем я сам. Я просто представлю их так, как они того заслуживают. Это результаты моих собственных исследований различных систем философии и никакого высшего авторитета им не приписывается. Только в таком свете я хотел бы видеть те немногие замечания, что собираюсь сделать.

    __________
    * Теософическое.

    Вы помните, что я прочитал вводную лекцию, когда мы встречались здесь в прошлый раз, и указал на фундаментальные понятия, которые следует всегда помнить, пытаясь понять Бхагавад Гиту. Мне не следует перечислять всё, сказанное мною тогда; достаточно будет просто напомнить вам, что имелось в виду, что Кришна представляет логос, о котором позже я разъясню подробнее; и что Арджуна, который был назван Нарой, был задуман как представляющий человеческую монаду.

    Бхагавад Гита, как она сейчас существует, исключительно практична по своему характеру и учениям, подобно беседам всех религиозных учителей, появлявшихся на мировой сцене с целью дать несколько практических указаний человечеству для его духовного руководства. Точно как высказывания Христа, беседы Будды и проповеди различных других философов, которые сошли к нам, глубоко поучительны по своему характеру, такова же и Бхагавад Гита. Но эти учения не будут поняты правильно — и действительно, с течением времени они скорее понимались неправильно — без постоянного принятия во внимание их основы. Бхагавад Гита начинается с некоторых отправных точек, которые не объясняются в дальнейшем — на них просто делаются намёки здесь и там, и они цитируются с целью усилить учение, или как авторитетное мненине, и Кришна не вдаётся в детали философии, которая является их основой. Однако за его учением имеется философский базис, и без его внимательного рассмотрения мы не сможем понять практических приложений учения Бхагавад Гиты, или хотя бы проверить их единственным путём, коим они могут быть проверены.

    Прежде чем продолжить, я нахожу абсолютно необходимым предварить свою беседу вводной лекцией, сообщающей общие черты философии, которая, как я сказал, является основой практического учения Кришны. Я не могу собрать или вывести эту философию из самой Бхагавад Гиты, но могу показать, что предпосылки, с которых она начинается, указаны в ней с достаточной ясностью.

    Это очень обширный предмет, значительную часть которого я не могу вообще охватить; но я представлю немногие фундаментальные принципы, которые могут быть более или менее приняты как аскиоматические по своему характеру — вы можете пока назвать их постулатами — их столько, сколько совершенно необходимо для целей понимания философии Бхагавад Гиты. Я не буду делать попыток подтвердить каждый философский принцип из тех, что собираюсь изложить, таким же образом, как современный учёный пытается доказать все законы, полученные им из исследования природы.

    В случае большинства этих принципов индуктивные рассуждения или эксперимент немыслимы; и будет почти невозможно проверить их в обычном течении жизни или путями, доступными большинству человечества. Но как бы то ни было, эти принципы основываются на очень авторитетном источнике. Будучи тщательно разъяснены, они будут обнаружены лежащими в основе всякой системы философии, которую когда-либо создавал человеческий ум, и более того, будут признаны — я отважусь обещать — находящимися в полном соответствии со всем тем, что было найдено человеком на ниве науки; так или иначе они дают нам рабочую гипотезу — гипотезу, которую мы можем спокойно принять в начале нашей работы — на время. Эта гипотеза может быть изменена, если вы совершенно уверены, что новые факты требуют её изменения, но тем не менее это рабочая гипотеза, представляющаяся объясняющей все факты, которые для нас необходимо понять, прежде чем мы начнём изучение гигантского и сложного механизма природы.

    Перейдём же теперь к этой гипотезе. Прежде всего я должен показать вам, что любая система практических инструкций для духовного руководства должна быть во-первых оценена относительно природы и состояния человека и возможностей, которые в нём заключены, а во-вторых, относительно космоса и сил, действующих на человека, и условий, при которых он должен развиваться.

    Не исследовав эти два пункта в достаточной степени, вряд ли будет возможно для нас удостовериться в высшей цели, которой человек способен достичь; а без определённой цели или идеала, в направлении которого человек должен прогрессировать, будет почти невозможно сказать, ведёт ли какая-либо конкретная инструкция к благу человечества или нет. Теперь я говорю, что эти поучения могут быть поняты только исследованием природы космоса, природы человека и цели, к которой стремится весь эволюционный прогресс.

    Перед тем, как я продолжу, позвольте мне сказать вам, что я не имею в виду принятие семеричной классификации принципов человека, которая к этому времени в общем принята в теософических сочинениях.* Точно так же, как и принципы человека, я мог бы классифицировать принципы солнечной системы и космоса. Существует некоторое подобие и закон соответствия — как он называется некоторыми авторами — закон, имеющий место в значительном большинстве явлений природы; и очень часто, зная, что происходит в случае микрокосма, мы можем делать заключения о том, что имеет место в макрокосме. Теперь, что касается количества принципов и их отношения между собой, эта семеричная классификация, которую я не собираюсь принимать, кажется мне очень ненаучной и сбивающей с пантолыку. Несомненно, представляется, что число семь играет важную роль в космосе, хотя это не энергия и не духовная сила; но из этого вовсе не следует обязательно, что мы должны принять это число. Какому количеству путаницы положила начало эта семеричная классификация! Эти семь принципов, как они обычно перечисляются, не соответствуют никаким, так сказать, естественным линиям деления в конституции человека. Если взять эти семь принципов в порядке перечисления, в котором они обычно даются, то физическое тело получится отделённым от так называемого жизненного принципа, а последний — от того, что называется линга-шарирой (очень часто смешиваемым с сукшма-шарирой). Таким образом, физическое тело получается разделённым на три принципа. Теперь мы можем проделать любое количество делений; если хотите, можете перечислить нервную силу, кровь и кости как многие различные части и сделать число делений столь большим как 16 или 35. Но тем не менее, ни физическое тело не составляет отдельной сущности отдельно от жизненного принципа, ни жизненный принцип — в отдельности от физического тела, и так же обстоит и с линга-шарирой. Опять же, в так называемом «астральном теле» четвёртый принцип, будучи отделён от пятого, быстро разрушается, и так называемый четвёртый принцип почти безжизнен, не будучи совмещён с пятым. Эта система деления не даёт нам никаких определённых принципов, обладающих чем-то похожим на самостоятельное существование. И более того, семеричная классификация почти бросается в глаза своим отсутствием во многих наших индусских книгах. Так или иначе значительная часть её почти непонятна индийским умам; так что лучше принять проверенную временем классификацию из четырёх принципов — по той простой причине, что она разделяет человека на столько сущностей, сколькие способны обладать отдельным существованием, и поскольку эти четыре принципа соотносятся с четырьмя упадхи,** которые связаны в свою очередь с четырьмя определёнными состояниями сознания. Так что для всех практических целей — и для цели разъяснения учений религиозной философии — я нашёл гораздо более подходящим придерживаться четверичной классификации, чем принять семеричную и умножать принципы в манере, более подходящей для того, чтобы внести путаницу, чем бросить свет на предмет. Поэтому я приму четверичную классификацию, и когда я принимаю её в случае человека, я также приму её в случае солнечной системы, и также в случае принципов, которые можно обнаружить в космосе. Под космосом я подразумеваю не только солнечную систему, но весь космос целиком.

    __________
    * См. T. Subba Row, «Esoteric Writings», 1980, IV, p. 3.
    ** Четыре упадхи, если включать «я» (Ego) — отражённый образ логоса в карана-шарире — проводнике света логоса. Оно иногда называется в индусских книгах саманья-шарирой. Но строго говоря, имеется только три упадхи.

    В перечислении этих принципов я буду следовать порядку эволюции, что представляется мне наиболее подходящим.

    Я покажу, какое положение каждый из этих принципов занимает в эволюции природы, и проходя от первопричины к организованному человеческому существу наших дней, я дам вам основу четверичной классификации, которой я обещал придерживаться.

    Первый принцип, или скорее, первый постулат, который я должен представить — это существование того, что называется Парабрахманом. Конечно, вряд ли есть система философии, которая бы отрицала существование первопричины. Даже так называемые атеисты никогда не отрицали её. Различные вероисповедания принимали разные теории относительно природы этой первопричины. Все сектантские споры и различия возникли не от разницы во мнениях относительно существования этой первопричины, а от разницы атрибутов, которые человеческий ум постоянно пытался к ней приложить. Возможно ли знать что-нибудь о первопричине? Без сомнения, возможно знать о ней кое-что. Возможно знать всё о её проявлениях, однако за пределами возможного для человеческого знания — проникнуть в её внутреннюю суть и сказать, какова она действительно сама по себе. Все религиозные философы соглашались, что эта первопричина вездесуща и вечна. Когда наступает космическая пралайа, она неактивна, а когда начинается эволюция, она становится активной.

    Но даже истинная причина этой активности и пассивности непостижима для наших умов. Это не материя, или что-то вроде материи. Это даже не сознание, потому что всё, что мы знаем о сознании, состоит в отношении к определённому организму. Чем является или будет являться сознание, когда оно полностью отделено от упадхи — вещь крайне непознаваемая для нас — и не только для нас, но и для любого другого разума, мнящего о «я» или ego, или имеющего индивидуализированное существование. И снова, это даже не атма. Слово атма используется в наших книгах в различных смыслах. Оно постоянно связывается с идеей Я. Но Парабрахман не так с этим связан, это не Я, это не не-Я, и это не сознание, или, если использовать фразеологию древних философов, это не джнята, не джнянам и джнеям. Конечно, каждое существо в космосе должно подойти под одно из этих трёх названий. Но Парабрахман не подходит ни под одно из них. Тем не менее, он представляется единым источником, проявлениями или способами существования которого джнята, джнянам и джнеям являются. Имеются и несколько других аспектов, которые мне необходимо предложить вашему вниманию, поскольку на них обращается внимание и в Бхагавад Гите.

    Мы знаем, что в случае каждого объектного сознания, то, что мы можем назвать материей или не-Я, является, в конце концов, просто собранием атрибутов. Но приходим ли мы к нашему заключению при помощи логических заключений, или добываем его из естественного сознания, мы всегда полагаем, что есть существо — истинная сущность того, к чему все эти атрибуты применяются — которая несёт эти атрибуты, как она есть, сама оставаясь неизвестной нам.

    Все ведантические авторы старины формулировали принцип, что Парабрахман — это единственная сущность всего в космосе. Когда наши древние авторы говорили сарвам-кхалв-идам-брахма,* они не имели в виду, что все эти атрибуты, которые мы ассоциируем с идеей не-Я, должны рассматриваться как Брахман, также не имели они в виду и того, что на этот Брахман следует смотреть, как на упадана карану** в том смысле, в каком земля и вода являются упадана караной этой колонны. Они просто имели в виду, что истинное в связке атрибутов, которые замечает наше сознание, сущность, которая представляется дном и основанием всех явлений, есть Парабрахман, который, хотя сам и не является объектом познания, тем не менее способен давать поддержку и начало всем видам объектов и всем видам существования, которые становятся объектами познания.

    __________
    * Всё в действительности есть этот Брахман (санскр).
    ** Основную причину.

    Теперь, этот Парабрахман, который существует прежде всех вещей в космосе, является сущностью, из которой начинает существование центр энергии, который я пока буду называть логосом.

    Этот логос может быть назван на языке древних авторов и Ишварой, и Пратьягатмой, и Шабдабрахманом. Он называется Verbum или Словом у христиан, и это божественный Христос, который вечно пребывает в лоне своего отца. Он называется буддистами Авалокитешварой; так или иначе, Авалокитешвара в одном из значений есть логос вообще, хотя несомненно, в китайской доктрине с ним ассоциируют и другие идеи. Почти в каждой доктрине формулируется существование центра духовной энергии, который нерождён и вечен и который существует в латентном состоянии в недрах Парабрахмана во время пралайи, и начинает быть центром сознательной энергии во время космической активности. Это первая джнята или Я в космосе, и всякое другое Я, как я покажу здесь позже — всего лишь его отражение или проявление. Эта его сокровенная природа не является непознаваемой, как Парабрахман, но она — объект высочайшего знания, которого человек может достичь. Это единая великая тайна в космосе, с учётом которой все посвящения и все системы философии и были созданы. Какова в действительности его сокровенная природа — не будет предметом рассмотрения моей лекции, но имеются некоторые точки зрения, с которых мы можем взглянуть на него, чтобы понять учения, изложенные в Бхагавад Гите.

    Несколько представлений, которые я собираюсь изложить относительно этого принципа, следующие. Он не материальный или физический в своём составе, и он не вещественен; в своей сущности или эссенции он неотличен от Парабрахмана, и в то же время отличен от него в том плане, что имеет индивидуализированное существование. Он существует в латентном состоянии в недрах Парабрахмана во время пралайи так же, как, например, чувство Я латентно во время сушупти или глубокого сна. Он часто описывается в наших книгах, как сат-чид-ананда, и с помощью этого эпитета вы должны понять, что это сат, и что это чит и ананда.

    У него есть свои собственные сознание и индивидуальность. Я могу также сказать, что это единственный личностный Бог, который, возможно, существует в космосе. Но чтобы не вызывать непонимания, я должен также заявить, что такие центры энергии в недрах Парабрахмана почти неисчислимы. Не следует предполагать, что этот логос — единственный центр энергии, проявленный Парабрахманом. Есть бесчисленные другие. Их количество почти бесконечно. Возможно, даже в этом центре энергии, называемом логосом, могут быть отличия; и Парабрахман, так сказать, может проявлять себя как логос не только в конкретной, определённой форме, но в различных формах. Так или иначе, какими бы ни были различия форм, которые могут существовать, для понимания Бхагавад Гиты нет необходимости детально вдаваться в этот вопрос. Логос, что рассматривается здесь, есть логос вообще, а не какой-то конкретный логос, дающий Арджуне все эти инструкции, имеющие общее приложение. Другие аспекты логоса будут поняты лучше, если я покажу вам природу других принципов, начинающих своё существование, следуя за существованием этого логоса или verbum.

    Конечно, это — первое проявление Парабрахмана, первое Я, которое появляется в космосе, начало всего творения и конец всей эволюции. Это единый источник всей энергии в космосе и базис всех ветвей знания, и более того, древа жизни, потому что чайтанья, что оживляет весь космос, проистекает из него. Когда это Я однажды начинает существование, как сознательная сущность, имеющая сознание самой себя, как объекта, нам нужно будет увидеть, что результат этого объектного сознания будет как бы ссылаться на единое абсолютное и безусловное существование, из которого оно пускается в проявленное существование. С этой вещественной точки зрения Парабрахман представляется как Мулапракрити. Пожалуйста, помните это и попытайтесь понять мои слова, поскольку здесь коренится вся трудность понятий пуруша и пракрити, чувствуемая многими, писавшими о ведантической философии. Конечно, эта Мулапракрити материальна для нас. Эта Мулапракрити является Парабрахманом не в большей мере, чем простая совокупность атрибутов этой колонны является ею самой; Парабрахман — это безусловная и абсолютная реальность, а Мулапракрити — нечто вроде завесы, наброшенной на неё. Сам Парабрахман не может быть видим как он есть. Он видим логосом с завесой, наброшенной на него, и эта завеса есть могучее протяжение космической материи. Это основа материальных проявлений в космосе.

    Опять же, Парабрахман, проявившись с одной стороны как Я, а с другой — как Мулапракрити, действует через логос как единая энергия. Я объясню вам при помощи аналогии, что я имею в виду под этим действием через логос. Конечно, вы не должны проводить её слишком далеко; её назначение — просто помочь вам сформировать некое понятие о логосе. Например, солнце можно сравнить с логосом; из него излучаются свет и тепло, но в космосе его тепло и энергия существуют в некоем неизвестном состоянии, при помощи его инструментария распространяясь в пространстве, как видимый свет и тепло. Таковы взгляды о Солнце, принятые древними философами. Таким же образом и Парабрахман излучается через логос и проявляется как свет и энергия логоса. Теперь мы видим первое проявление Парабрахмана как Троицу, высшую Троицу, какую мы способны понять. Она состоит из Мулапракрити, Ишвары или логоса, и сознательной энергии логоса, которая есть его сила и свет; и здесь мы имеем три принципа, на которых по всей видимости основывается весь космос. Во-первых, имеем материю; во-вторых, имеем силу — любого разряда, основу всех сил в космосе; и в-третьих, имеем Я или корень «я», которому всякое другое «я» приходится лишь проявлением или отражением. Вы должны учитывать, что имеется ясная линия различия, проводимая между Мулапракрити (которая является как бы завесой, брошенной на Парабрахман с объектной точки зрения логоса) и этой энергией, которая излучается из него. Кришна в Бхагавад Гите, как я далее покажу, проводит ясную разделительную линию между этими двумя; и важность этого различия будет видна, когда вы обратите внимание на различные недоразумения в различных системах философии, к появлению которых привело смешивание этих двух. Теперь учтите, что эта Мулапракрити, которая есть завеса Парабрахмана, в философии Санкхья называется Авьякта. Она также названа в Бхагавад Гите Кутастха — просто потому, что она недифференцирована; даже буквальное значение этого слова более или менее сообщает идею о том, что она недифференцирована в противоположность дифференцированной материи. Этот свет логоса назван в Бхагавад Гите Дайвипракрити; это гностическая София и Святой Дух христиан. Ошибка предполагать, что Кришна, когда он рассматривается как логос, есть проявление этой Авьякты, как обычно верят некоторые школы философов. С другой стороны, он — проявление Парабрахмана, а Святой Дух в своём первоисточнике эманирует через Христа.* Причина, почему он называется матерью Христа, следующая. Когда Христос проявляет себя в человеке как его Спаситель, то как бы из лона этого божественного света он и рождается. Так что только когда логос проявлен в человеке, он становится сыном этого света логоса — этой майи — но в ходе космического проявления эта Дайвипракрити вместо того, чтобы быть матерью логоса, должна быть, строго говоря, названа его дочерью. Чтобы сделать это более ясным, я могу заметить, что этот свет символизируется Гаятри. Вы знаете, что Гаятри — не Пракрити. Она рассматривается как свет логоса, и с целью сообщить вашим умам определённый образ, её представляют подобной свету солнца. Но солнце, из которого она проистекает — не физическое солнце, которое мы видим, но центральное солнце света и мудрости, ведь в нашей сандхьявандане мы не используем какого-либо символа, представляющего физическое солнце. Этот свет далее называется махачайтаньей всего космоса. Это — жизнь всей природы. Можно будет увидеть, что то, что проявляет себя как свет, как сознание и как сила, едино и является той же энергией. Все различные виды сил, которые мы знаем, все различные состояния сознания, с которыми мы знакомы, и вся жизнь, проявленная во всех видах организмов, являются лишь проявлениями одной и той же силы, той силы, которая будучи единой, изначально проистекает из логоса. Её следует рассмотреть во всех этих аспектах, потому что роль, которую она в действительности играет в космосе — значительной важности.

    __________
    * В оригинале не Christ, а Christos, чтобы, очевидно, не возникло путаницы с историческим Христом — прим. пер..

    По мере нашего продвижения мы, во-первых, подошли к Парабрахману, во-вторых — к Ишваре; в-третьих — к свету, проявляющемуся через Ишвару, который называется в Бхагавад Гите Дайвипракрити; и наконец — к Мулапракрити, которая представляется, как я говорил, завесой, наброшенной на Парабрахман. Теперь начинается творение или эволюция посредством интеллектуальной энергии логоса. Вселенная, в своих мельчайших деталях и со своими удивительными законами, ни приходит в существование по простому случаю, ни начинает она существовать и просто по причине потенциальностей, заключённых в Мулапракрити. Она приходит к существованию в основном через инструментарий единого источника энергии и силы, существующих в космосе, который мы называем логосом, и который является единственным представителем силы и мудрости Парабрахмана. Материя приобретает все свои свойства и все свои силы, которые, с течением времени, дают такие удивительные результаты в ходе эволюции, действием этого света, истекающего из логоса на Мулапракрити. С нашей точки зрения будет очень трудно помыслить, что это за материя, у которой нет ни одной из тенденций, обычно ассоциируемых со всеми видами материи, и которая приобретает все различные проявляемые ею свойства получением этого света и энергии от логоса. Этот свет логоса является, так сказать, связующим звеном между объектной материей и субъектной мыслью Ишвары. Он называется в некоторых буддийских книгах фохатом. Это единый инструмент, которым работает логос.

    То, что возникает в логосе вначале — это просто образ, концепция того, что должно быть в космосе. Этот свет или энергия схватывает образ и отпечатывает его на космической материи, которая уже проявлена. Так приходят в существование все проявленные солнечные системы. Конечно, четыре перечисленных нами принципа вечны и являются общими для всего космоса. Нет места в целом космосе, где бы эти четыре энергии отсутствовали; и они — элементы четверичной классификации, которые я принял для обхождения с принципами самог`о могучего космоса.

    Помыслите об этой проявленной солнечной системе во всех её принципах и всей её совокупности, как о составляющей стхула-шариру всего космоса. Смотрите на этот свет, эманирующий из логоса, как на соответствующий сукшма-шарире космоса. Представьте дальше, что этот логос, содержа образ вселенной единым зародышем, из которого происходит космос, находится в положении карана-шариры космоса, существуя до того, как космос начинает существование. И наконец, помыслите, что Парабрахман находится в том же отношении к логосу, в каком наша атма находится к карана-шарире.

    Они, это следует помнить, являются четырьмя всеобщими принципами бесконечного космоса, а не этой солнечной системы. Эти принципы не следует путать с перечисляемыми в философии Веданты и Упанишадах в связи со значениями Пранавы. В одном смысле Пранава представляет макрокосм и в другом смысле — микрокосм. С одной из точек зрения Пранава также замысливалась как означающая сам бесконечный космос, но не в том свете, как обычно объясняется в наших ведантистских книгах, и для меня нет необходимости объяснять этот аспект Пранавы. Относительно этого предмета я могу, однако, сослаться и на другую точку зрения, объясняющую, почему Ишвара называется Словом или логосом; почему в действительности он называется Шабдабрахманом. Объяснение, которое я собираюсь вам дать, покажется глубоко мистическим. Но, если оно и мистическое, будучи правильно понято, оно имеет огромное значение. Наши древние авторы говорили, что существует вак четырёх видов. Они называются пара, пашьянти, мадхьяма и вайкхари. Это утверждение вы найдёте и в самой Ригведе, и в некоторых упанишадах. Вайкхари-вак — это то, о чём мы говорим. Каждая разновидность вайкхари-вак существует в своей мадхьяме, далее — в своей пашьянти, и в пределе — в своей пара форме. Причина того, почему эта Пранава называется вак, в том, что эти четыре принципа великого космоса соответствуют этим четырём формам вак. Теперь вся проявленная солнечная система существует в своей сукшма форме в этом свете или энергии логоса, потому что её образ был схвачен и перенесён в космическую материю, а весь космос обязательно должен существовать в одном источнике энергии, из которого этот свет эманирует. Весь космос в своей вещественной форме есть вайкхари-вак, свет логоса — это мадхьяма форма, сам логос — пашьянти, а Парабрахман — пара аспект этого вак. Именно в свете этого объяснения должны мы попытаться понять определённые заявления, сделанные различными философами относительно того эффекта, что проявленный космос есть Слово, проявленное как космос.

    Эти четыре принципа состоят в том же отношении один к другому, как и эти четыре состояния или проявления вак.

    Теперь я перейду к рассмотрению принципов, составляющих саму солнечную систему. Здесь я нахожу полезным сослаться на разъяснения, даваемые обычно относительно Пранавы и значения её матр. Пранава здесь замысливается как представляющая человека, а также и проявленный космос, где четыре принципа в одном соответствуют четырём принципам в другом. Четыре принципа проявленного космоса могут быть перечислены в следующем порядке. Во-первых, Вайшванара. Теперь на эту Вайшванару не следует смотреть как на просто проявленный мир объектов, но как на единый физический базис, из которого весь вещественный мир пускается в существование. За пределами этого следующим идёт то, что называется Хираньягарбха. Это снова не следует путать с астральным миром, но на это следует смотреть как на основу астрального мира, находящуюся к нему в том же отношении, в каком Вайшванара находится к миру вещественному. Далее — то, что сейчас называется и тогда называлось Ишвара; но поскольку это слово, вероятно, может сбить с толку, я не назову это Ишварой, но другим словом, также допустимым для использования — Сутратма. И обычно утверждается, что за этими тремя — Парабрахман. В отношении этого четвёртого принципа возникала разница во мнениях, и из этой разницы может возникнуть сколько угодно трудностей. Для этого принципа нам надо бы иметь, как у нас имеется для космоса, некоторый принцип или сущность, из которого остальные три принципа начинают существование и которые существуют в нем и по причине его. В таком случае нам несомненно следовало бы принять в качестве этого четвёртого принципа Авьякту санкхьев. Эта Авьякта и есть Мулапракрити, о которой я уже объяснял, как о завесе Парабрахмана, рассматривая её с объектной точки зрения логоса, и этот взгляд принят большинством последователей Санкхьи. В детали же эволюции самой солнечной системы мне нет необходимости вдаваться. Вы можете получить некоторое представление о том, как различные элементы начинают своё существование из этих трёх принципов, в которые дифференцировалась Мулапракрити, изучив лекцию о так называемых элементах современной химии, недавно прочитанную профессором Круксом. Эта лекция даст вам по меньшей мере некоторое представление о способе, которым эти так называемые элементы зарождаются из Вайшванары — наиболее вещественного из этих трёх принципов, который, как мне представляется, может быть поставлен на место упомянутого в ней протила. Исключая немногие частности, эта лекция, кажется, даёт набросок теории физической эволюции на плане Вайшванары и, насколько я знаю, является наибольшим приближением, сделанным современными исследователями, к истинной оккультной теории этого предмета.

    Сами по себе эти принципы находятся так далеко за пределами нашего обычного опыта, что скорей могут быть лишь объектами теоретической концепции и логического заключения, чем предметами практического знания. Конечно, нам очень трудно понять эти различные принципы такими, как они существуют в природе, и ещё труднее будет для нас составить какую-либо определённую идею об их основе. Но так или иначе, эволюция и работа дифференциации этих принципов — предмет, относящийся скорее собственно к физической науке, чем науке духовной этики, и для нашей теперешней цели будет достаточно тех фундаментальных принципов, что я изложил. Вы и без моего углубления в весь этот процесс эволюции должны понять, что вся проявленная солнечная система со всеми различными объектами в ней начинает существование из этих трёх принципов, имеющих Мулапракрити своей единой основой. Помните также, что единственная энергия, которая производит весь процесс эволюции — это свет логоса, распространяющийся через все эти принципы и все их проявления. Это единый свет, который стартует с определённым импульсом, сообщённым интеллектуальной энергией логоса и выполняет всю программу от начала до конца эволюции. Если мы начнём наше рассмотрение с низших организмов, то станет видно, что эта единая жизнь здесь как бы недифференцирована. И если мы возьмём для примера минеральное царство, или все те объекты в космосе, которые мы, строго говоря, не можем назвать живыми организмами, мы найдём этот свет недифференцированным. С ходом времени, когда мы достигаем растительной жизни, она становится дифференцированной в определённой мере, и формируются организмы, всё более и более склонные к дифференциации. И когда мы достигаем животной жизни, мы находим, что дифференциация уже более полная, и этот свет кроме того проявляет себя как сознание. Не следует полагать, что сознание есть нечто вроде независимой сущности, созданной этим светом; это разновидность или проявление самого этого света, который есть жизнь. Когда мы достигаем человека, этот свет становится дифференцированным и формирует тот центр или Я, которое даёт начало всему умственному и физическому прогрессу, наблюдаемому нами в процессе космической эволюции. Эта дифференциация происходит первым делом из окружающей среды конкретных организмов. Различные действия, вызванные в данном организме, и те, что он вызывает в других организмах или своём окружении, а также генерируемые им на этой стадии в самом себе, с трудом можно назвать кармой; тем не менее, эта жизнь и действия, вероятно, могут возыметь некоторый эффект в определении будущих проявлений этой жизни-энергии, действующей в нём. К тому времени, когда мы достигаем человека, этот единый свет становится дифференцированным на отдельные монады, и с тех пор устанавливается индивидуальность.

    По мере того, как индивидуальность становится всё более и более различимой и всё более отделённой от других индивидуальностей собственным окружением человека, создаваемыми им интеллектуальными и моральными побуждениями и действием его собственной кармы, принципы, из которых он состоит, становятся более определёнными. В человеке имеется четыре принципа. Во-первых, есть физическое тело, относительно которого мы не должны вдаваться в детали, так как они относятся скорей к полю исследования физиолога, чем религиозного исследователя. Несомненно, некоторые отрасли физиологии становятся предметами определённой важности в некоторых делах, связанных с философией Йоги, но мы не будем обсуждать эти вопросы сейчас.

    Далее следует сукшма-шарира. Она находится к физическому телу в том же отношении, в каком астральный мир — к предметному плану солнечной системы. В наших теософических трудах её иногда называют камарупой. Это неудачное выражение дало начало ошибочному представлению о том, что принцип, называемый кама, представляет само астральное тело и трансформируется в него. Но это не так. Оно состоит из элементов совершенно отличной природы. Его чувства не так разделены и локализованы, как в физическом теле, и будучи составлено из более тонкой материи, оно обладает способностями действия и мысли, значительно большими, чем обнаруживаются в нашем физическом организме. Карана-шарира может быть представлена лишь как центр праджни — центр силы или энергии, в который третий принцип (или Сутратма) космоса дифференцировался по причине того же импульса, который вызвал дифференциацию всех этих космических принципов. И теперь возникает вопрос, что же завершает эту троицу и делает её четвёркой?* Конечно же, этот свет логоса. Как я уже говорил, это такой свет, который проникает каждый вид организмов, и в этой троице он проявлен в каждом из упадхи как истинная джива, или Я человека. Теперь с целью дать вам возможность получить ясное понимание этого предмета, я выражу свои идеи фигуральным языком. Представьте, что мы сравниваем логос с солнцем. Представьте, что я возьму в руку чистое зеркало, поймаю отражение солнца, направлю отражённые лучи на полированную металлическую пластину и лучи, в свою очередь отражённые, направлю на стену. Теперь мы имеем три образа, один яснее и ярче другого. Я могу сравнить ясное зеркало с карана-шарирой, металлическую пластину с астральным телом и стену — с физическим телом. В каждом случае формируется определённая бимба, и эта бимба, или отражённый образ, на время считается «я». Бимба, формируемая в астральном теле, даёт начало идее «я», когда оно рассматривается в отдельности от физического тела; бимба, формируемая в карана-шарире, рождает наиболее выдающуюся форму индивидуальности, которой обладает человек. Далее вы увидите, что все эти бимбы — неодинакового сияния. Свет этой бимбы вы можете сравнить с человеческим знанием, и он затухает по мере того, как отражение переносится из ясного упадхи к менее ясному, и так далее, пока вы не достигнете физического тела. Наше знание зависит в основном от состояния этих упадхи, и вы также заметите, что как отражение солнца на гладкой поверхности воды может быть нарушено и сделано движением самой воды невидимым, так и человек страстями и эмоциями может нарушить и исказить образ своего истинного Я, и даже сделать образ столь неясным, что станет почти невозможным воспринимать его свет.

    __________
    * Отражённый образ логоса, созданный действием этого света, или карана-шарира, может рассматриваться как четвёртый принцип в человеке, и рассматривался так некоторыми философами. Но в действительности истинная сущность — это сам свет, а не его отражение.


    Далее вы увидите, что эта идея «я» обманчива. Почти все великие авторы, писавшие о философии Веданты, как и Будда, и Шанкарачарья, определённо утверждали, что это ошибочная идея. Вы не должны предполагать, что эти великие люди говорили, что идея «я» обманчива по той же причине, которая привела Джона Стюарта Милла к предположению, что идея «я» производится соединением или серией умственных состояний. Это не произведённая идея, и не вторичная идея, которая произошла из какой-либо серии ментальных состояний. Сказано, что она обманчива, как я пытался объяснить, потому что истинное Я — это сам логос, и то, что обычно принимается за Я — всего лишь его отражение. Если же вы скажете, что отражённый образ не может действовать как индивидуальное существо, я просто напомню вам, что моя аналогия не может проводиться слишком далеко. Мы обнаруживаем, что каждый различимый образ может сформировать отдельный центр. Вы увидите, к каком затруднении это нас оставит, если вы отвергнете это и будете держать «я» за отдельное существо в самом себе. Если так, то в то время как я нахожусь в своём предметном состоянии сознания, моё Я есть нечто существующее в качестве реального существа в самом физическом теле. Возможно ли п...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru