КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    ЭВОЛЮЦИЯ II

    Вернуться в раздел "Йога"

    Эволюция II
    Автор: Сатпрем
    << | <     | 1 | 2 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    После Человека, кто ?
    Но вопрос и в другом:
    После Человека, как ?

    This book was first published in France under the title
    Evolution II. Editions Robert Laffont, S.A. Editions
    Robert Laffont, S.A., Paris, 1992.

    Evolution II. English translation Institut de Recherches
    Evolutives, Paris, 1992. All rights reserved. Translated from the
    English by Michael Danino.

    Эволюция II. Перевод с англ. И.Савенкова, Москва. 1995.

    --------------------------------------------------------------

    Роберу Лаффонту
    моему французскому издателю
    кто отважился понять
    будущее
    с признательностью
    29 февраля, 1992

    миллионам душ Индии
    неизвестным самим себе
    не ведающим о собственном Сокровище
    с моей любовью бесконечной
    21 мая, 1992
    --------------------------------------------------------------
    После Дарвина мы не можем представить себе новый вид
    иначе, как ``улучшением" нас самих, надеясь, что он будет
    менее подвержен разрушению. Но новый вид не сможет появиться,
    и у Земли нет будущего до тех пор, пока мы не подойдем к
    ф и з и ч е с к о м у корню того, что вызывает Разрушение --
    разрушение всего: людей и прочих видов, в течение миллиардов
    лет. И есть только один путь отыскать эту первую земную
    могилу -- погрузиться в собственное тело, в эти клетки и
    атомы, и ``вырезать" из тела ``нечто, что вызывает смерть",
    тогда как остальное живо. Тогда начинаешь осознавать, что
    есть тело и что в нем, без микроскопов или анестезии.
    Начинаешь осознавать то, что н а с а м о м д е л е можно
    ``вырезать" великого Разрушителя, эту ``Смерть, пожирающую
    творения" и уничтожить его. В конце этого поразительного
    исследования, этого рискованного приключения, по другую
    сторону этой первобытной Стены Смерти, в самих этих клетках и
    в самом этом теле, откроешь новый род жизни, новый вид
    воздуха, другой ф и з и ч е с к и й способ дыхания, который
    никогда не появлялся со времен первой легочной системы и
    первой амфибии 400 миллионов лет назад -- узнаешь тайну нашей
    старой, смертной эволюции и откроешь дверь в новое творение
    Земли. В Эволюцию II.

    ------------------------------------------------------------------


    Содержание

    1. Эволюция II
    2. Благоприятная среда
    3. Два конца человеческого опыта
    4. Нить
    5. Врата Солнца
    6. Шри Ауробиндо
    7. Наша человеческая задача
    8. Капельный молот
    9. Новый закон
    10. Дыхание над могилами
    11. Клеточный мост
    12. Пористое тело
    13. Новая движущая сила
    14. Три компоненты Эволюции
    15. А эта Земля ?
    Постскриптум

    <HR>

    Могучий ребенок
    во чреве,
    он назван сыном тела
    Риг Веда, III.29.11

    Он открыл истину,
    Солнце,
    пребывающее во тьме
    Риг Веда, III.39.5

    Глава 1
    Эволюция II

    ДОЛЖНО быть, Дарвин не раз был озадачен, когда ему становилось все
    яснee, что Королева Виктория т о ж е произошла от обезьяны. И великий
    Архиепископ Кентерберийский. Это было отчасти "подобно признанию в
    убийстве", сознался он, прежде чем приступить к П р о и с х о ж д е н и ю
    В и д о в, и постепенно стал агностиком: развалилось все наше
    Библейское и религиозное представление о "сотворении мира" --
    революция, более глубокая, чем революция 1789 г., хотя последняя и
    потрясла Европу, но теперь был поставлен под сомнение наш мир,
    насчитывающий четыре миллиарда лет.
    Возможно, основным свойством человека является задавать вопросы и
    подвергать все сомнению.
    Включая свое "гомоцентрическое" учение о сотворении мира.
    Мы меняем наши политические системы и религии и идеи -- в
    действительности мы меняли идеи достаточно часто в течение нескольких
    тысяч лет человеческой цивилизации. "Разум подобен бесконечной змее,
    извивающейся бесчисленными способами", -- сказал Шри Ауробиндо. Так
    может продолжаться долго. Но превратимся ли мы в нового человека ?
    Не "изменить человека", ведь в действительности он прекрасно
    меняется, подобно хамелеону, всегда оставаясь хорошим хамелеоном -- не
    более того. Но превратиться в нового человека, из вида, называемого
    Г о м о с а п и е н с в нечто иное, подобно тому, как рыба превратилась
    в маленькую ящерицу, и быть может, еще более радикально ? С присущим
    ей всегда юмором Мать как-то сказала (о перевоплощении): "Вы казните
    убийцу, что очень хорошо, но он облачится в другие одежды" (!) Одеяние
    человека начинает устаревать. Как и убийцы. Как и наши идеи -- еще
    одно кольцо гигантской змеи ?
    Дарвин изучал игуан, черепах и броненосцев -- они, по крайней
    мере, подходили для изучения, и превратились в окаменелости без попов
    или помп, без идеологии. Но, в конце концов, и маленькая рыбка сменила
    одежду, одна вещь вела к другой, или одно обличие к другому, пока
    наконец не появился человек -- по божественному праву ? И во веки
    веков ?
    Не так давно "великий" американский лидер безапелляционно заявил:
    "Мы вершим миром". Но и это обратится в камень, независимо от идей или
    религий -- как отпечаток древнего моллюска в известняке.
    Так что давайте зададимся одним вопросом, который позволит нам
    стать нечто бo'льшим, чем палеонтологической диковинкой.
    Я всегда находил удивительным и поразительным то, что со
    времен Ламарка, (*)
    (* Французский натуралист Ламарк (1744--1829) был
    непризнанным основателем современного эволюционизма. Его
    кропотливая и гигантская работа по классификации растений и
    животных, которая привела его к тем заключениям, что "жизнь
    имеет внутреннюю склонность к прогрессу" и "виды происходят
    друг от друга", была встречена неистовой критикой и затем
    предана забвению, пока собственная работа Дарвина не
    утвердила пионерские прозрения Ламарка.)
    который отважился написать свою З о о л о г и ч е с к у ю
    Ф и л о с о ф и ю в тот самый год, когда Дарвин качался в колыбели,
    что никто из "лидеров" нашей зоологии даже не поинтересовался тем, кто
    же придет на смену Человеку ? С таким запасом вооружений и
    р а з у м е н и й, как может эта особенная одежда быть развенченой ?
    Наши наследственные и королевские обезьяны не будут иметь другое
    "мышление", как и тупоголовые акулы и тиранозавры.
    Но вопрос еще и в том: как после Человека ?
    Теперь мы входим в Прикладную Зоологию, или эволюционизм
    i n v i v o.
    И очень может быть, что все эти миллиарды лет эволюция была
    направлена к одной точке, где единственный вид станет способным
    повернуться к себе, не для того, чтобы улучшить свой мир, свои
    плавники или лапки, и не свои "идеи" о мире, но для того, чтобы
    изучить эти собранные вместе окаменелости и биологические ткани и
    увидеть то, что сможет возникнуть из этого вида -- как он сможет
    радикально изменить свою жизнь, каким механизмом, какой внутренней
    мощью ?
    Мы предлагаем ни что иное, как зоологическую революцию. Мы ищем
    ни что иное, как сокрытый, и все же внутренне присущий рычаг или
    пружину в этом теле, которая откроет для нас двери Новой Эволюции,
    какой никогда не было со времен появления первых микроорганизмов три
    миллиарда лет назад: Эволюции II.
    Да, это отчасти "подобно признанию в убийстве", подобно ...
    антинаучному и антирелигиозному, возможно, античеловеческому деянию.
    Но были ли первые двояко-дышащие когда-либо анти-рыбами ? Эволюция
    есть "анти-ничто": она идет своим чередом. И смеется над нашим
    самомнением. Со всеми нашими уловками и украшениями, мы, возможно, не
    более чем Предыстория Человека.

    -----------------------------------------------------------------

    Ты разбил на куски
    пустячный холм существа
    потому что он не доставил тебе
    запертую сладостность жизни
    Риг Веда, V.54.5

    Глава 2
    Благоприятная среда

    МНЕ было ровно тридцать, когда я отважился на поиски будущего
    Человека. Или, попросту говоря, на поиски "производственного
    процесса", который сделает Человека -- не "улучшение" его в святости,
    интеллекте, средствах действия, не в его способности "следовать",
    ничего такого, что ослепляет блеском: я всецело посвятил себя
    пост-человеку. Сегодняшняя зоология, будь то научная или духовная,
    казалась мне какой-то претензией со страшными пещерами и безднами, или
    же эфемерными высотами без будущего, разве что с сомнительными
    небесами. Верно, Индия с ее теорией перевоплощения предоставляла более
    рациональный выход: вы путешествуете из жизни в жизнь, вырастая,
    заполняя бреши старых падений обновленной отвагой, повергая того
    врага, которого вы ранее не изгнали или не могли изгнать, и сценарий
    раскручивается, чтобы обратить поражения в новую силу и принизить
    ценность старых достижений, ставших тюрьмой. Вы расширяетесь, ваш
    взгляд охватывает все большее человечество. Но, в конечном итоге, это
    всегда тот же самый сценарий с разнообразными скачками и падениями и
    меняющимися цветами. Вы любите, и смеетесь, и рыдаете. Тогда вы
    смотрите на человеческий сценарий в его тотальности, больше не ради
    себя или ради собственного удовлетворения. История приходит в жизнь,
    как в вашу собственную жизнь. Вскрывается игра противоборствующих сил,
    обнаруживается коллективный гипноз времени, обнаруживается
    человеческое развертывание. Смутные очертания обретают форму,
    проступают разломы, подобные разломам коры древней Гондваны, от
    которой откололись континенты и начали дрейфовать ... куда ? И вся эта
    множащаяся толпа, растущая более в грубости, чем в утонченности, вечно
    множащаяся, подобно камню на шее Земли. Что мы можем ПОДЕЛАТЬ со всем
    этим ?
    Эволюция норовит использовать зло, как и добро: она из всего
    извлекает пользу, наихудшие катастрофы -- это ее лучшие возможности
    для изобретательства и открытия (или раскрытия). Все это говорит "нет"
    и затрудняет подачу топлива в ее топку. Мы вынуждены признать, как это
    я сделал, когда вернулся в Индию, что "среда" неблагоприятна, что
    означает, что она очень благоприятна для чего-то иного. Индия также
    говорит о п р а л а й е, конце мира, но этот конец -- только начало
    следующего мира: утверждается, что было шесть "пралай" до сегодняшней
    Земли. Земля подходит к седьмому концу. Семь эволюционных сценариев
    ... "завершаются" некими разумными и весьма разрушительными
    гуманоидами, которые разыгрывают свой собственный маленький сценарий,
    размножаются и начинают все сызнова -- и так далее до смерти ? И мы
    начнем восьмую Землю снова ? Но все же, должен быть очень
    неблагоприятный момент, который даст рождение более благоприятной
    среде или бытию, более подходящему к красоте и долговечности Земли.
    Ч е л о в е к, называемый р а з у м н ы м, определенно не является тем
    средством, хотя он может быть инструментом в создании нового существа
    -- но каков же телесный, физический механизм ? Он должен быть одним,
    поскольку ему следовали все эти маленькие создания до нас. Эволюция
    ничуть не больше заинтересована в умножении наших мозговых извилин,
    наших скоростных шоссе, наших реактивных самолетов и чудесных идей,
    чем в умножении зубов акулы или ног сороконожки. Но эволюция м о ж е т
    использовать наше собственное удушье для того, чтобы разрушить стены,
    как она когда-то использовала пересыхавшие болота для того, чтобы
    вынудить древних рыб изобрести новый способ дыхания. Было бы ошибкой
    думать, что маленькие создания, будь они научными или академическими
    или папскими или какими-угодно еще, образуют определенную "среду": все
    это определяет и размечает нашу тюрьму -- с одним и тем же секретом в
    оболочке каждого маленького заключенного. И ее окончательный секрет --
    то, что правит нами и принуждает нас -- может заключаться в том, чтобы
    сделать свободное существо, но не средствами еще одного изобретения, а
    тем, что было в самом сердце первого микроорганизма и первого атома.
    Но что же это за "вещь", которую ни один ученый никогда не видел
    под своим микроскопом, не видел священник со своей высокой кафедры, и
    не видел ни один человек под самым своим носом ?
    Все же ученые видели ее, некоторые мудрецы мимолетно касались ее,
    и изрядное число простых и несчастных людей дышали ею. Но никто и
    никогда не сложил эти три вещи вместе в одной человеческой физиологии.
    Когда мы сможем сложить вместе 1+1+1, тогда мы произведем новый
    вид на Земле.

    --------------------------------------------------------------

    Сокровище небес
    спрятано в тайной пещере
    подобно птенцу,
    внутри бесконечной скалы
    Риг Веда, I.130.3

    Глава 3
    Два конца человеческого опыта

    БЫВАЮТ времена, когда человеческая панорама раскрывается перед
    нашими глазами или вызывает крик в нашем сердце. Это страдание, это
    красота в глубинах бедствий, эта бесконечная расщелина под
    распростретыми крыльями, затем снова длинная ужасная ночь,
    человеческая жестокость, жизни, разбросанные подобно птицам на ветру,
    потерянная любовь -- и нечто, что бьется и бьется на дне всего этого,
    подобно морскому прибою, что упорно колотится о берег, любит снова и
    любит всегда. Дикость и возвышенный парадокс, неослабевающий поиск,
    кровавые следы и озаренные тропы, пучины или небеса распростерты перед
    нами, и затем -- могилы, и всегда все больше могил. Потребуется немало
    богов и грез, чтобы смягчить это отчаяние и утешить эту Скорбь.
    Понадобится не один маяк, чтобы переплыть через этот шторм, где
    восторг носит личину чудовища и дьяволы облачены в золото. Наши храмы
    разбросаны по пустыне как птицы наших жизней и вторящие крики
    исчезнувших цивилизаций -- но эти крики звучат и звучат снова. И что
    это за крики ? Как птица на могиле, возвращающаяся снова, чтобы спеть
    свою песню и излить свою скорбь.
    Возможно, этот крик уже присутствовал в первой могиле
    микроорганизма, четыре миллиарда лет назад. Крик столь тщетный и столь
    мощный, что заставил Века и виды вращаться вокруг него, несмотря ни на
    что, или потому что он включает все.
    Так ... что же наша новорожденная Наука может сделать на переломе
    веков, в конце тысячелетия ? Она может сосчитать атомы нашей могилы и
    попытаться сосчитать другие атомы и галактики, разбросанные подобно
    нашим мечтам. Наука может разрушить все, и очень умело, это ее самое
    великое произведение. Каждое из ее чудес -- это новехонькая маленькая
    смерть, которую она лечит еще одной новенькой маленькой смертью --
    столь же "новой", сколь новы песчинки в Нубийской пустыне. Все же она
    была очень полезна для того, чтобы создать хорошо-документированные
    человеческие полчища, вскричавшие от отчаяния в своей переполненной
    тюрьме. Похоже, что Тайна находится не на этом конце: увиденные через
    микроскоп, наши атомы бесполезны, а разогнанные а циклотроне, вызывают
    катастрофы. Но крик звучит и здесь, и здесь есть тайна, но наши
    "сокрушительные" достижения не способны снять кандалы, подобно тому,
    как обезьяна не может найти закон плодоношения, тряся дерево, хотя это
    может быть и хорошо для сбора фруктов. Но это горький сбор плодов. И в
    конечном итоге эта сторона человеческого опыта поставляет только
    "трюки" и маски -- лепит Франкенштейна -- но не подводит к мощной
    реальности, которая могла бы высвободиться от оков и придти в движение
    и принести нам золотые плоды тысячелетия.
    Именно в теле должны мы идти наощупь в поисках атомов. Именно в
    кромешной тьме боли должны мы идти в поисках клеток. И мы должны идти
    с голыми руками и чистой мольбой, нет другого прямого пути.
    Но с помощью какой "проникающей" мощи будем мы спускаться на дно
    этой физиологической темницы, сгущенной как базальт и такой же
    "скрипучей", как невралгия ? Причина смерти кроется здесь, и нужно
    подойти вплотную, чтобы увидеть, что это такое.
    Нет ничего более неизвестного, чем тело -- зачем лететь на Марс
    или Луну, когда вся вселенная здесь ? И все же тайна всех вселенных
    кроется в единственной маленькой клетке. Но мы должны спуститься т у д а.

    *
    * *
    Есть и другая сторона человеческого опыта.
    Это небесная сторона.
    Это колоссальное непонимание.
    Здесь также открывается панорама: все те пылкие жизни, пораженные
    вспышкой света, те мягкие и уязвимые жизни, подавленные жалким
    состоянием мира, те непонятые жизни, потерянные в уединенном озарении,
    в бездонном понимании, сжимающем сердце, те жизни, разрываемые
    настоящей уверенностью в том, что могло бы спасти мир, как и
    беспомощным и жалким страданием посреди толчеи, те жизни жгущего
    алмаза, несомненного огня, поиска и вопросов, с мечом в сердце и
    сдержанными слезами как от безответной любви -- и также прохладные
    рассветы, когда жизнь ощущается одним взмахом ликующей Радости, и
    грандиозный взор, который охватывает все жизни подобно нескончаемому
    прибою великого Океана -- крик существа, навсегда по ту сторону всех
    печалей и всех могил.
    И бедный человек бредет во тьме и толчее, не ведая о своей
    собственной тайне, не осознавая то, что жжет сердце, но те подавленные
    слезы, те безответные искания уже являются самим Ответом, все
    растущими и растущим, без слов или евангелий, жгущим подобно первому
    маленькому огню, что заставил все Века крутиться по направлению к этой
    неизбежной точке напряжения, где существо, одно существо прожжет
    наконец свою старую оболочку, овладеет собственной мощью, не круша
    остальных, без выдумок узнает собственный мир, полюбит все жизни, не
    накладывая никаких законов, будь то смертных или бессмертных, ведь оно
    будет знать, что жжет и зреет под всеми нашими плодотворными ошибками
    и другими ложными шагами в ночи.
    Узнай то, что жжет тебя, попросту скажет это существо.
    Используй все, чтобы поддерживать этот огонь внутри.
    И цель неизбежно будет достигнута, ведь она была зажжена с первой
    звездой.
    Но в то же время ...
    Но в то же время, мы -- это тот нескончаемый прибой, бросающий
    свои волны на разбивающий их берег. И, естественно, мы чувствуем некий
    гнев на всех этих сановитых, разряженных, в чалме или с тонзурой
    шарлатанов, которые превозносят "закон Божий" со своих высоких
    минаретов или шпилей и захватывают весь этот маленький огонь для того,
    чтобы утвердить собственное могущество или создать собственный театр,
    приносящий им выгоду. Все же каждый из тех маленьких или больших
    храмов, разбросанных по нашей пустыне, поддерживает слабый проблеск
    света, маленькую кричащую жажду, которая хочет утолить великую жажду,
    утешить старую печаль и пролить надежду. Затем стены растут, стены,
    заточающие проблески света, мелькающее мерцание. "Каждый берет
    маленький кусочек и делает его своим целым", -- говорила Мать. И в
    конечном итоге надежда всегда оказывалась на небесах, спасение -- по
    ту сторону могил, далеко от этой несчастной плоти, из которой мы все
    возникли, которая держит в себе нашу поразительную тайну.
    Грандиозное непонимание.
    Это две крайности человеческого опыта. Один конец -- в
    воспарении, другой -- в смерти внизу.
    Правильным ответом было 1+1+1=3. Ведь мы являемся третьей
    несчастной фигурой, плавильным тиглем, в котором вырабатывается
    встреча небес с Землей.
    Третий вид после растительной и животной физиологии.

    --------------------------------------------------------------

    Следуй светящейся нити
    протянутой через
    серединный мир
    Риг Веда, X.53.5

    Глава 4
    Нить

    ЕСЛИ мы хотим спуститься в это тело, этот комок плоти и
    высвободить его эволюционную тайну, то нам нужно больше "проникающей"
    мощи, как я говорил, но не "расщепляющей" или кровавой, поставляемых
    нашей Машиной. Мы почти не знаем каких-либо прямых, естественных
    мощностей, отличных от Разума, нашего орудия высшей обезьяны. Мы
    достаточно хорошо знаем, как можно использовать разум, нам известны
    его красоты и ужасы, его бесчисленные обороты, плодотворные, как и
    разрушительные, и его попытки провести субземное или субментальное
    исследование, что дало нам великие мифы и конвульсивные грезы, в
    которых дьявольское перемешено с гениальным, и коварное с красивым;
    смешанное знание, которое в конечном итоге остается поверхностным,
    ведь в этой истории мы все еще очень молоды. Странно отметить, что в
    каждом поле мы все еще Чародеи, достаточно искусные, чтобы вызвать
    силы, но не управлять ими.
    Все же были и поэтические прорывы: "M i l l i o n s
    d' o i s e a u x d' o r, o future Vigueur ... (*)
    (* "Миллионы золотых птиц, о грядущая Сила ... Артюр Рембо
    (1854--1891) был, возможно, наиболее вдохновленным среди
    французских символистов. "Я работаю, чтобы сделать из себя
    п р о в и д ц а", -- писал он в шестнадцать лет, -- "должен
    быть найден некий язык ... Изобретения неизвестного требуют
    новых форм". Также: "Человечество -- на ответственности
    поэта".
    То, что Рембо написал к двадцати годам (из того, что
    известно), навсегда изменило поэзию. "Поэт воистину крадет
    огонь." Следующие семнадцать лет своей краткой жизни Рембо
    провел в путешествиях по Зондским островам, Кипру, и наконец,
    по Африке, молчаливый, голодный, возможно чувствующий
    беспомощность, чтобы выразить нечто, что могло бы изменить
    курс человечества: "Приходит время У б и й ц", -- написал он.)
    Может быть, эти надментальные высоты подведут нас ближе к тайне и
    требующейся "силе" ?
    Ребенком я был отдан в местную школу для "трудных" детей в
    предместье Парижа: темно-синяя с глухим воротником и золотыми
    пуговицами униформа плотно зажимала меня до самого подбородка.
    Достаточно, чтобы удушить вас. И по воскресеньям, хвала господу, нас
    выводили в ряд по четыре на прогулку в леса Верьера. Это было
    очаровательно. Раз-два-три-четыре, и фуражка с маленькой золотой
    кокардой на синем фоне. Чтобы облегчить положение, в одно "прекрасное"
    воскресенье под воздействием некоего импульса я начал забавлять
    историями своих раз-два-три-четыре товарищей -- неизвестными
    историями, которые я никогда не слышал и не мог нигде прочитать. Это
    было очень необычно, как если бы они сваливались мне на голову и
    сами-собой разворачивались. Я не имел ни малейшего понятия о том, что
    за истории я рассказывал (даже р а с с к а з ы в а я их!), но этот
    факт очень живо сохранился в моем сознании. Это было подобно знанию,
    спускающемуся свыше или создающемуся над моей головой, и если в этот
    самый момент я "смотрел" на то, что рассказывал -- пуф ! все путалось,
    и нить терялась. Это была "нить".
    Это была моя первая тропа, и в течение более чем пятидесяти лет я
    беспрестанно ходил по ней.
    Но все же эта "вещь" над моей головой оставалась потрясающей. И
    если временами я ощущал себя поэтом, если я тянул эту нить с
    повторяющимся изумлением, чтобы увидеть, что "приходит с ней", я не
    был удовлетворен спускающимся вдохновением или написанием новелл --
    то, что интересовало меня, было человеческое приключение, которое
    разворачивается под вашими ногами, со всеми вашими печалями. То, что
    интересовало меня, было неизвестное, строительство будущего, потому
    что так или иначе настоящее казалось мне столь же удушающим, как моя
    школа в Верьере.
    Может ли эта нить быть протянутой еще выше ?
    После многих поисков на западе и на юге, что не принесло мне
    ничего, кроме человеческих страданий и страдания моего собственного, и
    огня, растущего внутри, но как плохо поддерживаемая вспышка, я пошел
    на восток -- в Индию. Это та страна, где, помимо прочего, "нить" не
    кончается в религии -- хотя там было миллион "религий". Также я не
    жаждал "небес", я тосковал по человечеству. "Спасение" очень
    интересовало Восток, не одного уединившегося маленького искателя.
    Тогда Шри Ауробиндо сказал мне (не словами): выше, еще выше,
    т а м найдешь ты великую Силу.
    Я восходил по этой высшей тропе в течение ... двадцати лет, рядом
    с Матерью, у которой я учился всему, затем отдельно, когда я начал
    непосредственно схватывать вещи, приходившие в мою животную
    физиологию. Когда вы одни, то должны делать все лучшее, на что только
    способны. В конечном счете есть только один путь: жажда, но жажда,
    ведущая к смерти. Тогда вы либо найдете поток, либо умрете. Но когда
    "поток" идет, это подобно грандиозному водопаду -- Ниагарскому. Сила
    устрашающая и ... неизвестная. Мощь ужасающая и ... проникающая.
    Я могу сказать лишь то, что знаю. Что я жил, прикасался, пил.
    Эксперимент продолжается, и кто может сказать, когда он закончится ?
    Это не построение еще одной теории на вершине остальных, скорее это
    напоминает построение карт первопроходцами, идущими по неизведанным
    тропам. Возможно, это также похоже на геологические разработки, когда
    ваша дрель проделывает все более глубокий проход, вниз, к первому
    маленькому созданию.
    Но сначала мне следует рассказать вам о загадке, касающейся этой
    "нити", и как "путь все-время-вверх" ведет к "пути все-время-вниз", в
    то место, где меняются все вещи, на порог первой могилы в начале
    времен.

    --------------------------------------------------------------

    Глава 5
    Врата Солнца

    СУЩЕСТВУЕТ загадка.
    Вероятно, самая трудная загадка со времен ночи перед Сфинксом --
    и она подвешена за нить. Нить настолько тонкая и непрочная посреди
    нашего гама, как если бы все пытались покрыть ее, фальсифицировать и
    извратить ее, религия и наука, и заменить этот источник телевизионным
    эфиром, который вскрывает только наш собственный хаос, или заменить
    его церковными гимнами, которые воспевают лишь наш конечный удел.
    Но как вы схватите "нить" ? Об этом трудно рассказать. И как вы
    пересечете эту ментальную "границу", чтобы попасть в мир знания над
    головой ? В моем случае все произошло достаточно естественно,
    незаметно, подобно воздуху лесов Верьера, но, вероятно, был долгий
    период подготовки в некоторых прошлых "одеждах", в лохмотьях или с
    золотыми пуговицами, и с нечто внутри или "под", что задыхалось и было
    вышвырнуто и восстало против этой черепной или атавистической коробки,
    и было проклято здесь и там, чтобы начать снова в другой одежде --
    жажда, великая жажда нечто иного. В этом процессе нет другого
    механизма: подобно тому, как древней рыбе стало невыносимо плавать все
    время одними и теми же кругами, и она захотела подышать другим
    воздухом. Помимо прочего, очень символично, что я начал осознавать это
    явление, гуляя в ряд по четыре в плотно застегнутой форме и в
    воскресной фуражке.
    Возможно, настало время "осветить" эту человеческую "ситуацию".
    Наш череп столь же упрямый, как панцирь трилобита, а эта бедная
    "нить" была настолько дискредитирована устаревшим мистицизмом, что мы
    даже не осмеливаемся подступиться к нашим собственным источникам ! И
    мы слишком привязаны к рационализму, как и нетерпимы к его
    религиозному противнику -- "Я мыслю, следовательно, существую" или
    некоторое другое достижение философской и антропологической глупости:
    я плаваю, следовательно, существую; я ползаю, следовательно,
    существую; я лазаю по деревьям, следовательно, я ... Мы можем
    перебрать все наши эволюционные орудия, но что же с у щ е с т в у е т
    на самом деле} ? что есть эта или другая тварь в той или иной одежде
    моллюска или гуманоида ? что вынуждает его с т а н о в и т ь с я ?
    Есть ли некий источник этого становления, который заставил маленькую
    рыбку стать в конечном счете нечто другим, не думая об этом (!) Наши
    философы могут сказать, что человек является "бесполезной
    страстью"(*),
    (* "Человек -- это бесполезная страсть", -- заявил
    Сартр (1905-1980), французский экзистенциалист.)
    но все же эта страсть зародилась до простейших одноклеточных. И
    продолжается.
    Тем не менее, загадка остается, ведь если мы пойдем по нити, как
    это сделал я, и терпеливо будем следовать за ней все выше и выше,
    используя хорошо известную технику йоги, то попадем в обширные
    регионы, очень освежающие для человека, встретим покой и свет, ощутим
    вспышки спонтанного знания, попадем в океан свободы, где смеющиеся
    чайки скользят по поверхности, погрузимся в прозрачные глубины, где
    улыбается такая древняя нежность, и иногда можно добраться до таких
    головокружительных высот, где все растворяется, как в извечной любви.
    И не остается ничего "известного": это попросту СУЩЕСТВУЕТ. И это все,
    что существует. И все охвачено и объединено навеки.
    Если люди глотнут хотя бы немного этого воздуха, то, несомненно,
    станут жить лучше. Это в пределах достижимого, и не так уж высоко, как
    мы думаем.
    Но если мы еще немного потянем за эту ниточку, то обнаружим, что
    наша голова медленно погружается в сон. "Они засыпают в Бесконечном",
    -- сказал Шри Ауробиндо с неподражаемым юмором. И если мы настойчиво
    продолжим, то подойдем вплотную или упремся в новый, окончательный
    барьер, или скорее всего мы остановимся на расстоянии вытянутой руки
    перед ... нечто, сиянием столь плотным, что наше физическое строение
    не может пройти через него: "Лик Истины закрыт сверкающей золотой
    крышкой", -- говорят Упанишады. Мы достигли "Ворот Солнца",
    S u r y a s y a d w a r a, через которые никто и никогда не проходил,
    не покидая тело.
    Никто не вернулся оттуда живым.
    Между ментальной границей и крайним верхом надментальной границы
    простирается поле человеческого исследования -- Будда и некоторые
    другие подходили к этой дальней линии, блаженные, и растворялись в
    Нирване.
    И это все ?

    ------------------------------------------------------------

    Он широко
    разрезал эту тьму,
    как снимают шкуру животного,
    так что он смог подставить нашу землю
    под озаряющее солнце.
    Риг Веда, V.85.1
    Глава 6
    Шри Ауробиндо

    ЧЕТЫРЕ миллиарда лет и печалей растворить в вышине ?
    Но это чудовищно.
    И в с е эти могилы чудовищны.
    Я ВСКРИЧАЛ в камере смертников -- и сколько раз прежде ? Если
    человек на самом деле является "бесполезной страстью" и вся эта
    эволюционная резня -- смертное безумие, и наши наиболее прекрасные
    гимны -- вопль красоты и храбрости вопреки Железному Року, тогда
    становится понятно, почему сейчас эти маленькие бесполезные страсти
    вооружаются автоматами с ног до головы и вся эта мировая алчность
    копит бомбы, чтобы уничтожить Ужас. И добавить еще один ужас на
    вершину остальных.
    И все наши небеса никогда не объединят нас.
    Разве Земля объединена ?
    О чем Будда (и другие) поведал нам, глядя на эту Скорбь тварей и
    деревьев и изможденных детей ? В чем его Послание ? Н е т н и к а к о г о
    д р у г о г о Послания, кроме как сменить свою шкуру и свою физиологию
    и произвести другое существо на Земле, которое обратит условия
    Эволюции.
    Так что давайте обратимся к фактам и постараемся поменьше
    вдаваться в философию.
    Был человек из плоти и крови, революционер, боровшийся с
    Британской тиранией в Индии. В разгаре своей деятельности, а не в
    аскетическом уходе, однажды в Бомбее, этом городе грязи и нищеты,
    гуляя по террасе, этот совершенно цельный человек, наделенный всем
    нашим Западным разумом, был подхвачен, унесен наверх и поглощен в
    Нирване -- как Будда две с половиной тысячи лет тому назад.

    ... как риф,
    увлекаемый безбрежной бездной, уходит мир

    Четыре месяца спустя он был арестован британской полицией и
    посажен за решетку в Калькутте, его ждала виселица.
    Это был Шри Ауробиндо.
    Испускал ли он этот крик ?
    Сколько было таких криков, сколько смертей ?
    Сколько безутешных трагедий ?
    Должно быть, он родился мудрым и бесстрашным, раз уж вместо
    бесполезных бунтов он стал молчаливо "тянуть нить". И некий братский
    голос, с той стороны могил (это был Вивекананда) сказал: выше, еще
    выше, за последнюю черту.
    После года тюремного заключения, оправданный, он нашел свое
    пристанище во Французской Индии, в Пондишери, где в течение сорока
    лет, с 1910 по 1950, он исследовал и прокладывал путь в неизвестном,
    за последней чертой.
    В спокойном письме -- а все было столь спокойно, столь прозрачно
    в этом существе из плоти и крови -- он просто описал человеческую
    перспективу и цель:

    "Только поднимаясь к высшему сознанию за пределы
    ментальной черты ... может человек избавиться от своей
    неспособности и своего неведения. Его полное
    освобождение и озарение придет тогда, когда он пересечет
    эту линию и вступит в свет нового сверхсознательного
    существования. Это то превосхождение, которое было целью
    стремления мистиков и духовных искателей."

    "Но само по себе это ничего не изменит в творении
    здесь, бегство освобожденной души из мира не имеет
    никакого значения для этого мира. Но это пересечение
    линии, будучи обращенным не только к восходящей, но и к
    нисходящей цели, будет означать трансформацию ментальной
    черты из того, чем она сейчас является, из крышки,
    барьера, в место прохода высших мощностей сознания
    Существа, находящегося сейчас над ней. Это будет
    означать новое творение на земле, привнесение предельных
    мощностей, которые перевернут условия здесь ..."

    В течение сорока лет Шри Ауробиндо "трансформировал линию" и
    подготавливал поле для Э в о л ю ц и и II, которая перевернет законы
    нашего человеческого и земного состояния, и в с е законы, какие
    существовали четыре миллиарда лет -- научные, религиозные или
    зоологические.
    Это несколько похоже на сумасшествие, но чем могла бы показаться
    первому граниту та прелестная чайка в наших небесах ?

    "Думаю, что могу сказать, что день за днем, из года
    в год, я проводил более скурпулезные испытания, чем
    любой ученый когда-либо проверял свою теорию или свой
    метод на физическом плане."

    Но это метод во плоти.
    Сорок лет исследований и уединений при общем человеческом
    непонимании ... Длительное путешествие, и, как мы увидим, опасное
    путешествие, по сравнению с которым круглосветное плавание Дарвина на
    корабле Б и г л ь покажется легкой прогулкой.
    Но в конце этого путешествия мы, возможно, найдем эту
    "проникающую" мощь, которая высвободит из клетки "миллионы золотых
    птиц".

    --------------------------------------------------------------

    Что мне делать
    с тем, из чего
    не извлечь
    нектара бессмертия ?
    Брихадараньяка
    Упанишада, IV.5.4
    Глава 7
    Наша человеческая задача

    ВСЕ время я пытался рассказать об этом невероятном открытии,
    ощущая нечто подобное безысходности.
    Это думающее орудие было дано нам, человечеству, для того, чтобы
    мы попытались понять и поняли бы наконец наше уникальное положение,
    тогда как бедные виды до нас, боровшиеся в своих болотах под палящим
    солнцем или под покровом льда, были сожжены и появлялись вновь лишь по
    случаю. Пытались ли люди понять свое удушье и свою мощь найти отсюда
    выход ? Или же они собираются предоставить кровавому шансу возможность
    найти выход из эволюционного тупика ? "Сражающаяся в с е-т у п о с т ь,
    лига глупости всех мастей, закупорила мир свинцовой крышкой, которая
    душит нас внизу", -- воскликнул Эрнест Ренар(*) уже в конце прошлого
    века.
    (* Французский историк, философ и писатель (1823-1892),
    имевший отвагу подвергнуть сомнению всемогущие церковные
    авторитеты своего времени.)
    Но выход был еще не там. "Путь", ведущий к выходу,
    непременно появляется, когда взывает нужда. И я чувствовал
    подобно мыслящему и побитому свидетелю -- "ничтожному я", как
    сказал мой брат Вийон(*)
    (* Франсуа Вийон, великий прoклятый и чувственный
    поэт Средних Веков (1431-?), узнавший темницы некоторых
    епископов и много раз заточавшийся в тюрьму, достаточно, чтобы
    познать скорбь "человеческих братьев". После приговора к
    повешению ему смягчили наказание, и он исчез без следа.)
    в своей Б а л л а д е П о в е ш е н н ы х -- волнующих душу приливов,
    которые могли бы изменить все, балансируя на гребне четвертого
    миллиарда лет, на краю великого эволюционного котла. Разве мы не
    пытались поймать ключ и выполнить нашу человеческую задачу, которая
    всегда состояла не в том, чтобы изобрести то или иное хитроумное
    приспособление, а открыть в нашем старом эволюционном каркасе то, что
    всегда было готово идти дальше -- и это то, что всегда было, в
    конечном итоге, потайным рычагом всех этих миллиардов попыток: победа
    над смертью, конец этой нескончаемой баллады повешенных?
    "Кладезь меда закрыт скалой", -- говорили Риши Вед.
    Но из-за собственного неведения я совершал промахи: хотя я читал
    Шри Ауробиндо, слушал Мать, в течение двадцати лет был свидетелем
    того, как движется она ощупью в ночи будущего, был свидетелем ее
    заминок, ее сияющих прорывов вперед, ее стонов дать рождение новому
    миру -- был свидетелем ее одиночества посреди духовной орды вокруг
    нее, которым не терпелось основать новую религию. Я, выживший,
    поставленный вне закона, нес ужасную ответственность. Я должен был
    сообщить, донести свое свидетельствование -- я должен поблагодарить ту
    Любовь, что поддерживала меня столь долго, и оставался только один
    путь, пришел мой черед попытаться и погрузиться в этот старый
    эволюционный каркас. Тогда я понял свое мыслящее неведение, которое
    думало, что ухватило секрет, тогда как оно уловило только весьма
    отдаленное очертание, мерцание, надежду. Я писал книги, но теперь я
    попал под жуткий ливень, новый вид эволюционного спазма, который может
    произвести неизвестное существо или старый смертный беспорядок, как
    если бы это тело жило самим спазмом мира, его смертью вместе с его
    новой жизнью, его противоречием и железным или реликтовым
    сопротивлением вместе с тем, что расплавляет железо -- препятствием
    вместе с самой мощью, которая закована в препятствие. Ведь
    невозможность -- это всегда ворота в следующую возможность.
    Теперь я расскажу, к чему я прикоснулся и что исследовал -- о
    десяти годах моего собственного путешествия.
    Ведь теперь открыта дорога новой эволюции, я знаю это, путь
    открыт, я знаю это, это более не обещание на будущие времена: это
    б ы л о с д е л а н о, через все наши вопли и убийства и бессвязности;
    золотая или свинцовая "крышка" пробита, широко расколота, Ворота
    Солнца распахнуты для нас и раскалывают нас на тысячи кусочков -- ведь
    Новое может сжигать -- чтобы затем мы воскресли, как Феникс из пепла.
    И кто закроет этот солнечный шлюз? Сейчас он сотрясает мир куда как
    более неумолимо, чем все Потопы древности. Это та "благоприятная
    среда", которой никогда не было, ведь мы достигли конца человека и
    должны поторопиться, прежде чем человек положит конец своей Земле;
    ведь теперь настало время, когда, в конце нашей дороги, мы держим в
    руках наше собственное разрушение или нашу собственную перемену.
    Так что давайте бросим последний спасательный круг тем, кто хочет
    этого. Ведь Надежда здесь, если мы хотим ее; Путь здесь, если мы хотим
    его -- и Время пришло, хотим мы этого или нет.

    ---------------------------------------------------------------

    Неистовы они,
    и все же они собратья
    непоколебимой светящейся Силы
    Риг Веда, V.52.2

    О, господин энергии,
    называли они его
    за полную и плотную субстанцию
    Риг Веда, IV.31.7
    Глава 8
    Капельный молот

    СУЩЕСТВУЕТ спокойный океан над жизнью, и когда мы устанавливаем с
    ним достаточно прочный контакт, когда "нить" совершенно ясна и близка,
    тогда мы можем найти этот океан где угодно, в подземке и во всех
    мыслимых и немыслимых местах -- он присутствует в е з д е, поддерживая
    нас, мы можем погружаться в него по желанию, и весь этот хаос мира,
    эта боль и беспорядок мира исчезают на время в такой очень спокойной и
    обширной сладостности ... Мы освежились и можем продолжать нашу
    сумасшедшую и беспорядочную жизнь. Можно было бы считать, что нечто
    было утрачено в нашем воспитании маленьких интеллектуальных варваров,
    и попытаться это исправить, так чтобы вещи столь прекрасные и
    освежающие могли бы быть постепенно влиты в детей, которые несли бы их
    лучше -- и дальше, через всю жизнь -- чем аксиомы Эвклида или Божьи
    заповеди.
    Но такой цивилизации мудрости не видится в перспективе, и в
    лучшем случае мы произвели бы только "лучших" людей, хрупкий и
    смертных, и определенно слишком многочисленных. Ушло время
    "становиться лучше", настало время стать кем-то иным.
    Если у нас хватает отваги пересечь ту океаническую пленяющую
    черту, тогда вещи начинают принимать совсем другой оборот. Наш покой
    уходит, наши улыбки уходят, мы выброшены на бешеный берег и оглушены
    им, со всем этим хаосом изведанного мира, распростертого над нами, за
    которым следует все неизведанное -- скрипучее, злобное, мрачное -- в
    наших эволюционных катакомбах.
    Это дерзкое, трудное, рискованное предприятие -- и изнурительное,
    воистину такое, как если бы мы дали волю нашим тысячелетним врагам.
    Все говорит НЕТ. И это "нет" идет не откуда-то снаружи, оно под нашей
    собственной шкурой, вместе со всеми отметками, которые мы несем в
    нашей животной физиологии. Понадобилась отвага Шри Ауробиндо и Матери,
    чтобы пробить путь через все это и "высвободить" Мощь, которая будет
    сильнее, чем все эти Века жестокости и смерти.
    Как первое следствие этого мощного освещения выгоняются из своих
    нор все эти маленькие твари, таящиеся во тьме. Поток низости. Это то,
    что сейчас происходит в мире, как в теле открывателя -- идет
    "рас-крытие".
    В сущности он рас-крывает Смерть, ведь это есть первая "тварь",
    из которой выходят все остальные. И пока эта тварь не побеждена, ничто
    не может быть достигнуто, всегда все нужно будет начинать сначала. Как
    Мать объяснила это столь просто: "Пока смерть здесь, вещи будут
    подходить к плохому концу."
    Вот как это работает.
    За той океанической или надментальной чертой, как мы назвали ее,
    мы вступаем в губительную зону, ничейную страну -- по-настоящему
    девственные земли без троп и указателей -- характеризующиеся ...
    сокрушительной плотностью, давление которой все увеличивается по мере
    того, как мы все глубже погружаемся в нее, как если бы мы входили в
    затвердевший воздух, но "мы", входящие туда, это наше тело. Когда я
    впервые вступил в эти регионы, я сказал себе, или тело сказало себе:
    "Это жидкая твердыня -- или твердая жидкость !" И в некотором новом
    состоянии сознания (к которому мы вернемся позднее -- это очень
    интересное и забавное сознание, которое не имеет ничего общего с нашей
    интеллектуальностью или нашими волшебными вымыслами), мне был показан
    "океанический куб" -- кусок сапфирно-голубого океана с
    серебристо-мерцающим сиянием, но в форме куба, и ничто "внешнее" его
    не удерживало. Он был настолько "тверд", что держался сам по себе, и
    все же это была жидкость. Я сказал себе: "Это новое состояние Материи
    ! Четвертое состояние Материи, более не твердое, жидкое или
    газообразное, а нечто иное." Но только попытайтесь перевести это
    предположительно твердое и материальное тело в нечто более твердое,
    чем оно само. Это как пройти сквозь стену. И, естественно, оно
    нагревается, как когда вы пытаетесь пропустить через него слишком
    сильный ток. Все же эта вещь -- "жидкая" или "флюидная", иначе было бы
    невозможно пройти через нее. Но все сопротивляется, да еще как ! Со
    всей мощью и подобно тому, как если бы миллионы геологических лет
    скопились в одном теле.
    Тем временем нас захватывает некий необратимый процесс, и мы уже
    не можем повернуть вспять, если не решим оставить это тело. Чем дальше
    мы проникаем в эту плотную зону (может быть, лучше ее назвать плотное
    "излучение", у нас нет подходящих слов для ее описания), скажем, в эту
    "среду", чем выше мы "ухватываемся" и чем глубже мы в нее погружаемся,
    чем она становится плотнее, мы о д н о в р е м е н н о ощущаем не
    менее нарастающее сопротивление. Чем плотнее растет эта Мощь, тем
    глубже она внедряется в сопротивляющиеся телесные слои, которые
    начинают чувствовать, что они умирают. Подобно капельному молоту: по
    мере того, как растет капельный столб и чем выше он поднимается, тем
    больше разгоняется "спускающаяся масса", тем больший она приобретает
    импульс, чтобы сокрушить препятствие и пронзить геологическую породу
    или сопротивляющуюся физиологию. Тело начинает ощущать себя буровой
    скважиной, за исключением того, что эта геологическая разработка
    проводится во плоти.
    И все мировая геология присутствует здесь, ибо где же кончается
    эта Материя ? Где ее "стена", если это не весь географический шар --
    или за его пределами ...
    Так мы все более и более захватываемся новым видом необжитой или
    не совсем обжитой жизни, как если бы мы погружались во все более
    твердую и агрессивную смерть. Все вместе. До такой степени, что вы
    больше не уверены, живете ли вы каждую новую секунду или умираете в
    каждую прошлую секунду
    -- подобно двум наложенным друг на друга существованиям, одно
    еле живо, а другое чуть не убило вас. Два наложенных,
    сосуществующих существования или два способа дыхания. И вы не
    знаете, какое из них переживет другое.
    И капельный молот работает и работает, бьет изо дня в день, из
    года в год: все плотнее и плотнее, но все само-очевидней становится
    жизнь, и все более и более сгущенная, но рас-крытая смерть.
    Это процесс очень длительный и напряженный, поскольку, совершенно
    очевидно, вы не можете сразу же проникнуть через всю эту солнечную
    плотность, не разорвавшись на куски, и, не менее ясно, что эта же
    самая плотность не потерпит ни одного атома смерти -- так что
    мало-помалу вы умираете, маленькими дозами, но вы и ЖИВЕТЕ
    мало-помалу, как если бы за пределами смерти, каждый день изумляясь,
    что вы по-прежнему на двух человеческих ногах.
    Но достигнем ли мы в конце концов последнего атома смерти? Той
    конечной точки, где остается только другой "воздух" и другая жизнь ?

    ----------------------------------------------------------------

    О, Дерево, хранящее восторг,
    уходящий на сторону,
    подобное лону матери,
    дающему рождение,
    услышь мой крик и доставь восторг мне
    Риг Веда, V.78.5
    Глава 9
    Новый закон

    ВЕСЬ процесс чрезвычайно механистический. Что совершенно
    естественно, поскольку его задача состоит в том, чтобы вызвать
    определенные трансформации в теле -- какие именно, мы не знаем. Мы
    знаем ничуть не больше, чем рыба знала, как поменять плавники на лапки
    -- и какой прок от этих лапок ? Вы побуждаемы или принуждаемы
    необычайной материальной Мощью, которая делает из вашей жизни
    непостижимые вещи, с непостижимой целью -- какой прок в том, чтобы
    быть раздавленным ? Раздавленным чем-то подобным солнцу -- новым
    солнцем ? Следующим солнцем ? Но вы не совсем знаете, что это такое.
    Если бы Шри Ауробиндо и Мать не открыли бы путь и не попытались бы
    рассказать об этом, вы бы в страхе бежали с первыми каплями этого
    грозного ливня. Хотя не совсем так ! Первые "капли" просто
    восхитительны, тело и клетки наполняются текучим, пропитывающим,
    плавным восторгом -- прямо как вишни в бренди ! Я часто вспоминал
    сестру моей материи, которая осенью запасалась вишнями и вымачивала их
    в старом бренди! Но теперь здесь миллионы маленьких вишен, здесь, в
    теле, пьющие и пьющие и впитывающие этот невероятный Нектар, дающий
    жизнь, и какую жизнь ! Как если бы они никогда не знали жизни, как
    если бы они впервые начали жить ! И в то же время они распознают
    нечто, что им, может быть, было известно тысячелетия назад: "А! Это
    было, это было !". Такими они становятся, одурманенными и
    ошеломленными, купающимися в тех водах юности.
    О, ни один из тех "экстазов" в заоблачных высях не стоит этого
    телесного чуда, как если бы вы приземлились в божественном --
    неизвестном божественном. Следующем божественном ? Метафизическое
    стало физическим в старом ... пораженном и ошеломленном создании.
    Это "купание" продолжается несколько недель, затем "капли"
    становятся все более плотными, увеличиваются в размерах, становятся
    проливными, тревожащими -- сокрушительными. Повелительными. И Машина
    набирает обороты, волна за волной, изо дня в день. Тяжело, еще тяжелее
    и ... хватит паниковать, хилое маленькое тело, которое никогда не
    переживало такую вещь со времен первого лона первой матери немых
    созданий. Но эти клетки всегда будут помнить, что они пили, ту Жизнь,
    в которой они вымачивались на заре времен -- и именно эта
    несглаживаемая память проведет их через все будущие тяготы. Возможно,
    именно эта память вынуждала все наши бредшие наощупь виды на поиски их
    Нектара, полного и законченного.
    Тяготы здесь.
    И уже нет ни одного из тех прекрасных переживаний в заоблачных
    высях, нет счастливого и обширного света, нет никакой литературы -- я
    мог бы даже сказать, нет сознания или явления сознания (за исключением
    одного или двух, и очень неожиданных): вы идете в ночи, и опять в
    ночи, в нескончаемой и болезненной ночи в теле, и все больше
    чувствуете себя как в душной бездонной шахте -- шахте агонии, так это
    происходит. Все старые человеческие способности покинуты, и вам
    кажется, что вы все больше и больше погружаетесь в изнеможение, как
    если бы угасла вся старая витальная энергия, но в т о ж е с а м о е
    в р е м я вы погружены, пронизаны и разбиты превосходящей
    Энергией, находитесь на грани невыносимого -- и граница
    отодвигается назад каждый день, или должен сказат...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru