КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    ХРОНИКИ РОССИЙСКОЙ САНЬЯСЫ (ТОМ III)

    Вернуться в раздел "Эзотерика"

    Хроники российской саньясы (том III)
    Автор: Владислав Лебедько
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    ак, огромное количество неординарных способностей. Явно не случайно меня что-то привело в этот магазин, чтобы я померила именно это кольцо.

    В: В чем тут дело?

    М: Часто информация идет через предметы. Женщинам - через кольца, бусы или другие украшения.

    В: А предмет откуда? Он имеет какую-то историю, его кто-то носил?

    М: Я думаю, что поскольку это комиссионный магазин, и кольцо было достаточно неординарное, явно оно было историческим.

    В: Прямо, как у Кастанеды в шестом томе, - просунул палец в дырочку на камне, и тут за ним начали гоняться…

    М: Ну, гоняться тут не стали…

    В: Просто этот камень перед смертью держал человек, на которого нападали. Передалось состояние... Так Кастанеда описывает.

    М: Ну, да. Примерно то же самое. Передача информации... И, самое интересное, прошло уже несколько месяцев, но кольцо это до сих пор лежит. Его никто не берет. Оно ждет, когда я его куплю. У меня пока просто не хватает определенной суммы.

    В: Сколько оно стоит?

    М: Довольно много для меня - пятнадцать тысяч. Эта сумма не валяется на дороге, чтобы потратить на какое-то там колечко… Самое главное - передача произошла, поэтому имею я его или не имею - способности уже никуда не денутся.

    В: По поводу принимаемой информации... Как ты это переживаешь?

    М: Прием бывает трех видов. Во-первых, это бывает верхний прием информации, - она как бы спускается сверху. Бывает нижний поток, который приходит из нашей матушки-земли, - войти с ним в контакт можно, опираясь, скажем так, на какие-то ведьминские штучки. И бывает параллельный. Три вида информации, которая приходит. Спускается она для простого человека очень сложно: чаще всего сначала это бывают непонятные головные боли (при этом начинается все именно с головы), постепенно боли опускаются во все тело и доходят до самых пяточек. Если человек сопротивляется и не пропускает, либо тело не подготовлено для пропуска этой информации, либо его сущность противостоит приему именно этой информации, возникают боли, достаточно сильные, человек может несколько дней, месяцев лежать в практически в бессознательном состоянии, пока либо он воспримет эту информацию и пропустит ее, либо - есть случаи, мне об этом говорилось - когда человек не пропускает информацию, он просто-напросто умирает. Но чаще всего на любого человека приходит тот объем информации, который он может переварить и переработать через какие-то физические боли или без них, но он сможет это сделать, через различный промежуток времени. Почему чаще всего необходимы какие-то методики помощи человеку человеком для пропускания этой информации. Вот и все. Чтобы это происходило не то чтобы менее болезненно, но более быстро.

    В: Вообще психолог назвал бы это психосоматикой. Для этого тоже есть объяснение, что вылез какой-то внутренний конфликт, не будучи разрешенным, он ударил по слабой точке организма, и так далее.

    М: Можно и так объяснить. На каждое есть своя точка зрения. У психологов своя, у меня своя, у человека с улицы другая. Пожалуйста, можно и так интерпретировать эти слова.

    И еще о том же… Что чаще всего было во снах, так это воспоминание о прошлых жизнях, тех переживаниях, которые происходили тогда. В детстве это были просто-напросто какие-то интересные картинки, вплоть до романов Дюма - с такими приключениями, гонками, погонями, дуэлями и скачками. Помню очень четко одно воспоминание. Пережила и до сих пор его переживаю очень чувствительно. Это было где-то, наверное, в средние века, была осада города, и я была маленькой девочкой лет двенадцати. Как умудрилась вылезти из этого осажденного города и остаться живой, я не знаю. В этом осажденном городе был голод. Страшный голод. Когда я из него вылезла, то несколько суток, брела по каменистой местности... Был уже конец осени, если смотреть по листьям на деревьях, - они встречались очень редко, я все-таки добралась до какого-то, можно сказать леса, на краю которого росла яблоня. Не было практически листьев на деревьях, и одно яблоко сморщенное, старое, висело наверху. Поскольку несколько суток мы голодали в этом городе, то помню, как лежала внизу и не могла дотянуться до этого яблока… А переживание этого ощущения голода и безнадежности до сих пор очень сильно висит. Были и такие воспоминания, хотя я точно знала, что девочка, которая там была, это была я, хотя ни внешне, ни характером, ни физически совершенно была не похожа на нее. Были и такие воспоминания. Сейчас, конечно, они уже другие. Сейчас если и идут воспоминания, то чаще всего они идут на уровне тех отработок, которые необходимо совершить, блоков, которые вылезают и которые необходимо отработать. Например, очень большой недостаток, который был, это то, что я не доверяла людям. В том смысле, что чаще всего люди обманывают. Положиться на кого-то нельзя, то есть когда опираешься на кого-то, даже на близкого человека, наступает момент, когда он тебя предает. И я не понимала, откуда это идет. И один раз мне показали этот блок, который вылез только сейчас, но который был заложен несколько инкарнаций назад, когда я была достаточно преуспевающим молодым человеком, достаточно богатым, у меня была жена, которая, обнимая меня, убивает из-за другого мужчины, убивает сзади кинжалом... Самое страшное, даже не страшное, а интересное, были даже не ощущения осознания происходящего или реальной физической боли в этот момент, а те переживания, которые были у меня тогда. В тот момент у меня к ней была только жалость, я только сказала в тот момент: «Что ты сделала, ты себя убила». Этим убийством она наказала сама себя. Мне не было жалко себя, но вот та боль и физическая, и моральная, видно, оставались со мной до сегодняшнего дня, и в нужный момент, это вылезло на свет. Таких моментов достаточно много.

    В: Был ли в твоей жизни какой-то переломный момент, переход в другое качество?

    М: Если говорить и вспоминать о том, как это произошло, то есть с самого начала, то вспоминается одно такое сновидение, когда четко меня вытащили в астрал и две сущности привели меня к порталу.

    В: Портал это что такое?

    М: Портал - дверь в иной мир. Причем, произошло это достаточно своеобразным образом. Они сказали, что я должна сделать выбор. Что я достаточно много видела, достаточно знаю, и у меня есть выбор. Либо пройти и пойти вперед, либо остаться здесь и сейчас. И очень было интересно, что обе сущности говорили, как будто это были Бог и как дьявол. Одна уговаривала, другая останавливала. Одна говорила «пройди», другая говорила «пускай она останется здесь и никуда не пойдет». Я не прошла, испугалась. Но почследняя услышанная фраза была такая: когда наступит время, ты пройдешь через него. Действительно, через несколько лет, года через четыре, я прошла через этот портал.

    В: А что это значило в переживаниях? Как это переживалось - прошла через этот портал? Что там?

    М: Можно сказать. Что это был проход через Абсолют, через какую-то абсолютную пустоту, когда ты проходишь через дверь и вываливаешься в бесконечный космос, бесконечную Вселенную. С одной стороны, ты чувствуешь себя Богом, с другой стороны, ты чувствуешь себя атомом, если еще не меньше. Примерно такие переживания прохода через этот портал, если вообще можно эти переживания как-либо описать словами. То есть единение, с одной стороны, с другой стороны, понимание своей значимости в этом мире.

    В: Это было как сон?

    М: Это был как физическое переживание.

    В: Переживание себя бесконечным масштабом и, одновременно, частичкой?

    М: Да. И вообще, в принципе, все астральные переживания отражаются на физике. Нельзя сказать, что все это картинка.

    В: Не произошло ли потом что-то с физическим телом? После этого прохода.

    М: После этого прохода произошло достаточно много изменений именно с физическим телом, хотя произошли изменения в моем миропонимании и осознании роли любого существа в нем. А в физическом теле поменялось многое, вплоть до комплекции и роста за одну ночь.

    В: Выше стала?

    М: Да, что удивительно, но стала выше. Если раньше я была метр шестьдесят (и даже без кепки), то теперь я выросла на целых пять сантиметров. Это достаточно существенно.

    В: Это измеренный факт?

    М: Это измеренный факт.

    В: Произошедший за день?

    М: Точнее за одну ночь. То есть померилась утром - метр шестьдесят пять.

    В: Может быть, давно не измерялась и росла потихонечку?

    М: Нет, измерялась, поскольку у нас есть определенные врачи, к которым часто ходишь, они измеряют и рост, и вес, и все прочее.

    А если говорить об астрале, то если тебя там бьют, то это отражается на твоей физике здесь. Так что до сих пор просыпаюсь иногда, а у меня все ноги в синяках, и не только ноги… Это тоже реальный факт.

    В: Тебя кто-то бьет?

    М: Ну, не то, чтобы бьет, а просто иногда с кем-то тамошним расходимся в «политических взглядах» на некоторые тамошние дела, вот и все. Поэтому, кстати, иногда карьера воина заканчивается печально. Но мы опять отвлеклись…

    Это о проходе через портал. И второе, очень четкое переживание, когда я проснулась на утро и сказала, что действительно не пойду ни через какой портал в продолжение этого сновидения, не пойду никаким путем, и не хочу больше никого никуда водить, а хочу жить своей нормальной человеческой жизнью, то наступила непонятная болезнь. Когда ты просто не можешь встать с кровати, такая большая слабость. При этом никакой температуры, никаких физических отклонений от нормы. Это продолжалось около пяти суток, и при этом состояние все ухудшалось и ухудшалось, и там мне четко сказали: либо ты принимаешь решение, либо потихоньку умираешь.

    В: А решение какое?

    М: Идти по Пути или не идти...

    В: Что для тебя Путь?

    М: Это сложный вопрос и открытый. На данном этапе то, чем я сейчас занимаюсь - помогать людям, которые обращаются. Обращаются по различным поводам. Обращаются, чтобы просмотреть свое будущее, свое прошлое, настоящее. За лечением. За восстановлением энергетики. За тем, чтобы поддержать или посмотреть пространство, бизнес, решить какие-то личные проблемы, семейные, социальные и так далее.

    В: Как ты считаешь, зачем людям такая помощь, помощь в этих вопросах? Вопросы по деньгам - они поверхностны. Почему бы человеку не пройти через это самому? Ты облегчаешь, получается, задачу. На каком основании?

    М: Есть две тенденции. Не каждого человека я лечу, не каждому человеку, обратившемуся ко мне, я открываю бизнес. Не каждому человеку я помогаю восстанавливать энергетику и т.д. Все зависит от того, кому разрешено это сделать по жизни. Закрытие бизнеса чаще всего идет не из-за неправильных поступков человека (хотя и такое бывает), а из-за зависти, каких-то наносных со стороны других людей неприятностей. Вот этого я помогаю избежать. То есть того, что нет у человека по карме. А если что-то у человека идет по карме, какие-то болезни, запреты, - я просто помогаю человеку понять, почему это происходит, и никогда в это не влезаю. Некоторым людям на каком-то этапе нужны костыли, чтобы помочь. Некоторые привыкают к этому, уже не могут без этих костылей идти дальше. Тогда, конечно, стоит выбить эти костыли из рук, чаще всего что я и делаю. Чтобы люди сами шли, сами думали, сами принимали решения, сами допускали свои ошибки. Приходит очень много людей, тетрадочки приносят, конспектируют, вплоть до того «когда мне завести ребенка, сейчас, или через месяц, или через год, как вы думаете, когда мне стоит позвонить клиенту, через два дня или через пять секунд побежать». На такие вопросы, конечно, не отвечаю и не занимаюсь, человек должен самостоятельно это решать…

    В: Почему-то у меня был вопрос насчет того, что даже когда человеку что-то закрывается по зависти, это тоже на него ответственность какая-то попасть в это состояние. С этим можно было бы поспорить, если бы не твоя следующая фраза о том, что некоторым людям в какие-то этапы позволительны костыли. Я знаю по себе, по своей консультационной работе, что кому-то я не даю спуску, придираюсь к каждому слову, чтобы человек принял ответственность, а кому-то делаю пассы: сейчас тебе будет лучше. Просто видно, если человек стал зрелым, ты даешь ему возможность взрослеть, а кому-то, людям-детям, что называется…

    М: Здесь самое важное увидеть что будет помощью данному конкретному человеку.

    Бывает иногда идет человек, перед ним камень, он не знает, перешагнуть его, перепрыгнуть, обойти… Ты можешь помочь ему это сделать, пнуть его, подать ручку и осторожно помочь перевести через этот камень… Но если ему нужно постоянно давать руку или толкать в задницу, то этого, конечно, делать не стоит. Надо разграничивать людей, разграничивать и их потребности. Потому что историй было достаточно много и смешных. Вот пример: приезжает один специалист, скажем, из стольного града, чтобы семинар провести, а нет ни одного записавшегося человека. Открываешь ему пространство семинара, насколько это разрешено сделать. Открываешь его за пять дней до семинара. И, вот за пять дней приходит сорок человек. И когда человек звонит тебе и говорит: вы не можете убрать человек десять, - слишком много записалось… Тогда ты уже понимаешь, кто и что в наличии… Бывает и такое.

    В.: Более подробно тогда расскажи, как происходил процесс твоего обучения?

    М: Происходило все по-разному. Сначала знания приходили в сновидении. Затем отработки были применения этих знаний, методик, технологий, вплоть до различных теорий. Изучались уровни сознания человека, как они осваиваются, как развиваются люди как таковые и т.д.

    В: Все это приходило во сне?

    М: Лучше сказать не во сне, а ночью. Во время занятий различными созерцательными техниками, либо медитациями, либо в сновидении. Было все это достаточно ярко и четко. Это все запоминалось, переносилось либо на бумагу, либо в рисунки, либо приходило в виде автоматического письма. Обучение было различным на различных этапах, различными способами. Посвящение. Астральных посвящений было достаточно много. Лечение, использование различных пространств, Таро, гаданий различных. Управление стихиями. Работа на астральных и эфирных планах. Иногда приходили и уходили Школы различные, проявленные здесь, проявленные на земле и Школы из прошлого. Были даны ключи обращения к этим Школам в нужный момент. Вплоть до чтения книг в александрийской библиотеке.

    В: В александрийской - в смысле, в древней Александрии?

    М: Да. Вплоть до каких-то отрывков, которые я потом записывала.

    Первое обучение я запомнила достаточно ярко, это было обучение лечению. Проснувшись ночью, я поняла, что могу просто-напросто умереть, т.к. вдохнуть-то я вдохнула, а выдохнуть не смогла. У меня четко локализовалась боль в определенном участке тела. Задержка дыхания. В тот момент четко осознала, что не могу ни пошевелиться, ни толкнуть кого-то лежащего рядом, ни даже закричать. Что делать? Затем наступил момент понимания, что мне надо самой просто-напросто прооперировать себя. Описываю этот случай дольше, чем он произошел, т.к. на все размышления были какие-то секунды. Я взяла этот кусок тела, где была локализована эта боль и его просто-напросто вырвала его. Внешне это был кусок настоящего человеческого мяса, со всеми волокнами мышц, венами, капиллярами. После этого дышать уже стало свободнее и легче.

    Были и такие обучения. Приходили знания, технологии, помощи различным существам, притом они приходили чаще всего сначала как неосознанный груз какой-то, когда тебя забивали вплоть до головы какими-то рулонами бумаги или лучше сказать свитков, как это казалось, и в какой-то нужный момент нужная страничка открывалась, - там было как раз то, что нужно сделать, чтобы помочь.

    В: Какие-нибудь еще ситуации, когда ты сама себя лечила, что-нибудь еще такого, запомнившегося...

    М: Совершенно недавно была очень интересная история для меня самой. Когда достаточно поздно в метро возвращалась домой. Села и поняла, что встать я просто не смогу. Что-то произошло, - позвоночник, - очень резкая боль. Сесть-то села, а вот встать. Вот в чем вопрос! И мысль, что нужно либо себя каким-то образом лечить, либо просто напросто заставить встать, чтобы выйти на нужной станции метро. Спонтанно произошла молитва, которую, может быть, минуту, я повторяла автоматически. Откуда она вылезла, не знаю, из каких-то самых отдаленных уголков памяти. Сама удивилась, когда поняла, о чем и что говорю. Вроде этого «Матушка сыра земля мя помоги», то есть непонятными словами, века семнадцатого, «ужо», «щё»... И сама себе это проговорила. Ну, думаю, все, сбрендила - «Без пяти минут доктор наук, а чем занимаешься!» Откуда это всплывает и что это такое? Зато после этой непонятной, к земле обращенной молитвы, все отпустило, спокойно смогла встать и пойти дальше.

    Все знания, которые человек получает, - за них нужно нести определенную ответственность, поскольку силы и способности даются, а если ты будешь направлять их не в то русло, которое необходимо, чаще всего ответственность наступает, и достаточно серьезная.

    В: Как ты знаешь, какое русло необходимо?

    М: Сейчас уже интуитивно. Раньше чаще всего говорили, что стоит это делать, что не стоит делать. К сожалению, это не значит, что я всегда подчинялась этому.

    В: Говорили - кто?

    М: Скажем так, - Учителя. Сейчас это просто идет на уровне интуиции или обращение к ведомым тебя существам. Если бывают какие-то неординарные случаи, в которых ты просто опускаешь руки или для тебя ставятся «неразрешимые» проблемы, тогда я к ним обращаюсь. А если этого нет, я пытаюсь делать все самостоятельно.

    Один из моментов, который был в то время, может быть, года три назад, когда происходила отработка различных комплексов, недостатков личности, которые существовали (да и существуют, чего скрывать), был один очень поучительный эпизод, когда я очень четко прочувствовала, что такое наличие определенного недостатка, комплекса и что такое сила без ума. Есть один большой недостаток, насколько он сейчас отработан - это сложно сказать, - но во всяком случае пытаюсь - это неконтролируемые эмоции. Причем сила этих эмоций, как положительных, так и отрицательных, чаще всего разрушительна для любого человека. Один раз, разговариваю по телефону на работе, ко мне прискакал один из моих руководителей, и прервав мой разговор, начал мне что- то выговаривать. Я очень сильно сэмоционировала в тот момент, но не заорала, не ударилась в какую-то истерику, а просто-напросто, скажем так, силой эмоции ударила по энергетической структуре человека и поставила два хороших таких креста.

    В: Что это за кресты?

    М: Это перекрытие каких-либо пространств. Я ему перекрыла пространство жизни. Это значит, у человека через определенный промежуток времени может наступить летальный исход. На следующий день он не пришел на работу, потому что заболел. Понятно, что это уже никуда не годится, поэтому пришлось все это дело убирать и очень быстро. Но до меня дошло, что сила без ума - это чревато…

    В: Давай продолжим тему ответственности в разных ее гранях. Что значит отвечать за ту информацию, которая к тебе приходит? Что значит отвечать за свои действия? Ты рассказала один случай. Как это может еще проявляться?

    М: Да очень различными способами и случаями. Те же эмоции, поскольку для меня это самая больная тема, меня чаще всего по ней и водили фэйсом по шоссе. Поскольку я автолюбитель, достаточно много различных ситуаций происходит на наших дорогах. Раз подрежут, два подрежут, три подрежут при том один и тот же водитель. Ну думаешь: пошел бы он далеко. Ну и соответственно едет он обычно до ближайшего поворота или столба. Это достаточно важная закономерность... Иногда мы ругались с мужем. А свекровь, например, никогда не ехала на дачу, пока мы не помиримся. Потому что вместо часа они умудрялись ехать восемь - девять часов. То есть эта неконтролируемость эмоций, которые ты выбрасываешь с достаточно большой силой, обычно чревата ответственностью для тебя лично, вплоть до того, что ты сам можешь попасть в какие-то неприятные ситуации. Получить еще больший эмоциональный стресс, например.

    Или еще. Если тебе спускается определенная информация, то, например, за неверие и за то, что ты неправильно воспользуешься этой информацией, этот канал может и совсем перекрыться. У меня практически не бывает аллегорий типа «если тебя укусила собака во сне, то друг тебя предаст». Если во сне показывают, что на такой-то улице ты тогда-то попадешь в аварию… если ты вдруг решишь поехать на машине, ты попадаешь именно в эту аварию. Так что, показывают все совершенно конкретно. Да и попадаешь в аварию не из-за того, что ты думаешь о ней, поскольку чаще всего даже забываешь об этом. Потом, после аварии, вспоминаешь: ба, да тебе, действительно, же пришла эта информация, что ж ты не воспользовался, тебе же показали: ну не езди. Поэтому если сейчас есть ощущение, что не нужно ездить, я не езжу на машине.

    Информация, которая спускалась раньше, до последних двух лет, была такой разнообразной, что вообще непонятно было, куда ее применить и что с ней делать. Начиная со стихов, и до того, как какую-то телепередачу сделать лучше, куда вложить деньги, в какой бизнес, какие-то технические схемы каких-то новых будущих приборов, которых даже не существует сейчас. Грубо говоря, была настоящей помойкой, куда сваливалось все, что можно, нужно и ненужно. Сейчас, конечно, это все упорядочено, и если уж спускается информация, спускается именно та, которая запрашивается, либо, которая необходима кому-то сейчас. Если есть потребность в чем-либо, информация спускается.

    Я даже принесла тебе интересное, с моей точки зрения, стихотворение. Чем оно интересно? Существуют тексты, которые можно читать с пониманием до десяти уровней, снимая постепенно пласт за пластом... Это стихотворение так же для многих людей покажется простым, непонятным стихотворением, для кого-то интересным, для третьих - поменяет мировоззрение…

    В: Вообще я считаю, что хорошая поэзия вообще многоуровневая.

    М: Да, это правда. Я не отношу себя к поэтам как таковым вообще, к людям искусства. Но, скажем так, - одно из таких стихотворений мне недавно пришло.

    В: Что оно значит?

    М.У: Для каждого человека оно будет значить свое. Я не хочу о нем говорить, пускай каждый прочитает и каждый откроет для себя что-то свое.

    В: Помимо «откроет что-то новое», я понимаю, оно открывает еще глубинные пространства?

    М: Да, оно открывает определенные пространства. Поскольку уровней десять, для каждого оно будет открывать свое определенное пространство.

    Пусть читатель читает и вникает, и открывает определенные пространства, связанные с взаимоотношениями двух людей:

    Ночь… Дорога… И луна…

    Солнце… Улица… Планета…

    Ты один, и я одна…

    Ничего в том мире нету…

    Мир… Мгновенье… И война…

    Сила… Воля… И монета…

    Ты ушел, а я пришла…

    Ничего в том мире нету…

    Смех… Веселье… И слеза…

    Тяжкий отзвук… И сонеты…

    Ты пришел, а я ушла…

    Ничего в том мире нету…

    Путь… Работа… И звезда…

    Смысл… Видения… И ветер…

    Ты ушел и я ушла…

    Одиноко в мире этом...



    В: Возник разговор о различных мирах, поэтому вопрос такой: с какими сущностями ты общалась, в каких мирах побывала?

    М: Я посещала достаточно много различных планет, интересных и забавных существ видела, начиная от кристаллической формы жизни, что можно даже посмотреть, - есть некоторые рисунки у меня, заканчивая бестелесными формами существования, то есть различными энергетическими образованиями. Либо появлялось просто бестелесное существо, - то, что в различных фильмах показано как души умерших людей. Интересным было то, что именно в эти бестелесные пространства ходят только с Проводниками.

    В: Почему?

    М: Сложно оттуда вернуться.

    В: Они притягательны?

    М: С одной стороны, некоторые хотят там остаться. Там до такой степени все умиротворенно, по сравнению с теми проблемами, которые существуют здесь. И второе - это именно существующие там опасности. Бестелесные существа достаточно сильны по своей энергетике, и если они враждебно будут настроены, то неизвестно, как закончится эта встреча. Поэтому чаще всего туда ходят с Проводниками. Вообще я в этих путешествиях, поскольку человек, хоть каким-то образом касающийся науки, очень противно веду себя. Я начинаю спорить, доказывать, что это мне снится, что этого не может быть и т. д. Поэтому мне всегда объясняют, растолковывают, показывают, пытаются подтвердить, что происходит это на самом деле. Мне было очень интересно в этих путешествиях разговаривать именно с Проводниками. Эти Проводники находятся в коридорах между мирами, они не посещают ни одну сторону, ни другую, как бы болтаются там.

    В: Тоже ассоциация с кастанедовскими проводниками, существами, которые водили его по каким-то мирам. Кастанеда называл это эмиссаром. Эмиссар сновидения. Похоже?

    М: Да. Но я его называла Проводником. Опять же, как ты ни назовешь человека, или сущность, смысл его работы нисколько не изменится.

    Можно сказать, что мне там не очень понравилось, и именно в пространствах бестелесного существования.

    Пространства сами по себе очень занимательны, действительно, ты находишься, по меркам человека что-то на уровне кайфа, можно так характеризовать это состояние души и состояние сознания. Но, пребывать в нем постоянно меня не привлекло. Я с удовольствием оттуда ушла.

    Влад, и вообще мы весь разговор ходим практически вокруг одной грани многогранника, сказочки да прибаутки вроде страшилок на ночь. Может быть, в дальнейшем, когда-нибудь, в будущем, мы коснемся других вопросов, более серьезных…

    В: В общении с тобой мы много говорим именно о серьезных вопросах. Ну, а для книги я действительно хотел бы выделить именно эту грань. Тем более, что это не просто сказочки, а реальный опыт... Ну, а для завершения я задам тебе серьезный вопрос. Твое нынешнее мировоззрение, картина мира в плане таких глобальных категорий, как жизнь и смерть. Что для тебя жизнь и смерть? Что это, зачем, почему?

    М: Раньше я достаточно серьезно относилась к смерти. Не то чтобы серьезно, это неправильное слово. У меня был страх смерти, очень сильный страх. После одного переживания, может быть даже, после нескольких переживаний, этот страх ушел. В одном из астральных выходов (раз уж мы в течение всего разговора касались практически только темы астральных переживаний), как мне после объяснили, меня внесло что-то вроде посреди войны великих магов. Во время сражения я увидела человека, мужчину, у которого не хватало энергии вернуться назад в тело. И здесь очень четко стал вопрос: либо я помогаю ему, но тогда погибаю сама. Просто помогаешь человеку, про которого знаешь, только что он сражался на твоей стороне, которого видишь первый раз и который ничем не помог тогда, - просто сражался на твоей стороне. Либо, просто-напросто спасаешь свою шкуру и удираешь сама. Здесь действительно открылась проблема жизни и смерти. Насколько ценна твоя жизнь по сравнению со всеми остальными? Четко пришло осознание, что данный человек, его силы, способности намного ценнее, чем мои, в данном случае.

    В: Ценнее для кого?

    М: Для мира, скажем так.

    В: Как ты можешь за мир решать?

    М: В данном случае это просто осознание того, что это так. И думаю, что осознание это для личности намного больнее переживается, чем обратное решение: не ты ценнее, а другой человек, - это ущемление. Понять это в данный момент было достаточно сложно и даже больно... Почему-то это осознание пришло.

    В: Это сопоставимо с таким ценным переживанием, не обязательно связанным с астральным, когда человек впервые в жизни понимает, что не он-то пуп земли. Что мир этот вертится не вокруг тебя, а ты один из многих и многих.

    М: Здесь накладывалось несколько переживаний и это в том числе. Вот примерно такое осознание четко пришло, и тогда произошла передача энергии, чтобы он смог вернуться, а я осталась там. Пришло понимание того, что я умру, что она сейчас придет, но восприму ее нормально, спокойно. Может, оценив этот поступок, а может, это была только какая-то проверка, мне это не дали сделать, а просто выкинули оттуда, с этого поля сражения. Но после этого переживания пересмотрела очень многие проблемы, жизни и смерти, взаимоотношения с людьми, и могу сказать, что, во всяком случае, внешне больше не боюсь умереть.



    Глава 9. Анна Н.
    (отрывки)
    Анна* - моя крестная сестра. Она старше меня лет на пять. Но, до последнего времени виделись мы лишь мельком. Когда мне было лет двенадцать, моя мама сказала, что Аня - дочь ее подруги, попала в дурную компанию. И потом еще иногда упоминала о том, как ее подруга мучается со своей непутевой дочерью. Потом моя мама стала крестной матерью Анны. И лишь несколько лет назад выяснилось, что «дурная компания», в которую попала Анна, - это почти что все персонажи первого тома «Хроников». После выхода первого тома Анна несколько раз звонила мне и мы договаривались встретиться, чтобы поговорить об общих знакомых, но как-то все не случалось. Беседовать с Анной для книги я вовсе не собирался, - с одной стороны, мало ли кто тусовался в околоэзотерических кругах, - само по себе это ничего не значит. С другой стороны, внешний вид Анны, ее болезненность, медлительность, скромность, - она никогда не считала себя, что называется «человеком Знания» и ничего не рассказывала, - все это не внушало какого-то особого интереса к ее судьбе.

    * Имя, как и большинство имен и названий в этой главе, изменено.

    И вот, в июне 2001 года Аня позвонила мне с просьбой о помощи. Ей нужна была консультация и, как она объяснила, доверяла она в этом деле почему-то только мне. Ее проблема была весьма оригинальна, - Аня настолько ушла в сновидение, что иногда переставала различать, где реальность, а где сновидение. Поправить это оказалось несложно и с тех пор Аня несколько раз заходила ко мне в гости, рассказывая понемногу о своих «встречах с замечательными людьми». Однажды она зашла в тот момент, когда у меня сидел Александр Павлович Марьяненко, с которым мы очень много общаемся в последнее время. Я попросил Аню рассказать кое-что специально для Александра Павловича и сам, увлекшись, стал задавать все более конкретные вопросы. И только тогда Анна «раскрутилась на полную катушку». К середине ее рассказа я сидел уже с открытым ртом. Александр Павлович даже подмигнул мне, мол, что сидишь, - неси диктофон и записывай! Но, Анна отказалась говорить под запись. Наконец, я уговорил ее, но при условии, что рассказывать для записи она будет на своей территории, - в Синявино*, куда я и прибыл через пару дней. И попал в избушку ведьмы, как ее и описывают в сказках, только что не на куриных ножках, но с мухоморами, сушеными жабами и прочими предметами обихода ведьмы-знахарки.

    * Поселок под Петербургом.

    Жаль, что для записи Аня рассказала гораздо меньше и множество удивительных историй так и осталось между нами, - Аня просила не писать ничего, кроме того, что она продиктовала...

    Октябрь 2001 г.



    «...Что ты скривился? - Не нравится сказочка?

    Что, - недостаточно лихо закручена?...

    ...Я тут ему все о трансцедентальном,

    О фатализме, о жизни, о мистике!

    Нет, блин, он хочет чтоб было завально,

    Круто и клево в кайфовой стилистике...

    Хочешь покруче? - Ну ладно, получишь!»

    (из песни Тимура Шаова «Сказки нашего времени»)

    Анна: Вместо моего имени ты поставь в книгу то, что я скажу, чтобы те, кому надо, поняли, а кому не надо - не врубились.

    Влад: Ну, так как тебя называть?

    А: Назови Анна.

    В: Когда мы говорили с тобой у меня дома, ты начала с того, что в детстве ты попала в аварию и травмы были столь болезненными, что в больнице тебя кололи морфием...

    А: Ну да, я попала под машину, мне перешибло ноги. Делали операцию и потом вводили опиаты. Но об этом, естественно, не предупреждали - не то было время. И лесенок для вывода никаких не делали, и, даже не предупредили, что несколько дней будет не очень хорошо...

    В: Сколько лет тебе тогда было?

    А: Десять. Ну а дома оно и накатило...

    В: Чего накатило?

    А: Абстинюга злая - вот чего. Я съела все таблетки, что были дома и попала в больницу уже с отравлением. Потом уже, в возрасте пятнадцати лет я была в деревне у бабушки в Псковской области, а там было много-много мака. Я уже тогда хипповала. И вот, сижу я как-то и пишу прутиком на песочке «Rolling stones», а мимо проходит такой хайратский человек, в хайратнике, со всеми делами, в рваных джинсах, с рюкзаком. Увидел меня и говорит: «О, герла, - ты в Rolling stones врубаешься, - пойдем со мной, я покажу тебе, где много земляники. Я встала и пошла, потому что меня так достало сидеть в этой деревне с бабками... И он меня привел, но там была не земляника, а целый гектар мака. Во-от такие бошки (показывает). Мужик и говорит: «Ты мне помоги нарезать, а я тебе потом покажу, где земляника. Я ему, конечно, помогла, - нарезали мы. Потом он тут же сварил часть на костре. И говорит: «Ну что, - попробовать-то хочешь?» А еще когда я болела, я смотрела фильм «Золотой треугольник», - он был многосерийный...

    В: Что за фильм?

    А: Ну, такой совдеповский фильм о том, какая гадость весь этот Западный образ жизни. И там показывали западных наркоманов, буддистов, кришнаитов, хипповские тусовки. И я на все это смотрела, как завороженная и думала, что если жить, то только так. Потому что, выглянув в окно я видела только все эти красные лозунги и все серое вокруг. Ну, знаешь, как мы жили... И я тогда еще поняла, что либо повешусь, либо буду искать каких-то альтернативных путей. Это такое лирическое отступление... Так вот, этот мужик меня и "подсадил". Ну и все... А жила я у Казанского собора. К тому времени у нас уже полкласса ходили чем-либо обдолбанные. И, какое-то время мы отирались у бомбоубежищ. Там ведь внутри хранилось множество индивидуальных пакетов, а в каждом пакете - ампула с парамедолом, на случай ядерной войны. Это уже потом, когда эти бомбоубежища стали громить нещадно, то там стали ставить охрану и сигнализации. А мы просто брали лом, срывали замочек, а там... Ну, прикинь, сколько в каждом бомбоубежище этих индивидуальных пакетов...

    Вот так у нас шла учеба в девятом - десятом классах. А потом я врубилась, что это не тема. Когда нужно было поступать в институт, я честно переломалась. Причем, все домашние врубались, что у меня несчастная любовь, - поэтому меня и колбасит. А я к тому времени еще не с одним мужиком даже не целовалась, мне это даже в голову не приходило.

    Подготовилась я к экзаменам, поступила в этот долбаный институт...

    В: В какой?

    А: В «тряпки»*. Прикинь, как я смотрелась на общем фоне тогдашних студентов. Там же большая часть целок-невидимок тогда была. А я такая вся в погремушках, рваных джинсах, с переметной сумой. От меня все как от чумы шарахались... Ну и началось - «Научный коммунизм» - ни на одном занятии я не была, а на зачете спрашивают: «Где это вы во время занятий были?». А у нас был на Моховой корпус. Я отвечаю: «Вот здесь Преображенский Собор рядом, так я туда хожу, когда «Научный Коммунизм» - как раз успеваю помолиться, то да се...»

    * Имеется в виду Институт Текстильной и Легкой Промышленности

    Ну, а дальше... Как я не старалась, не ломалась, мне все время торчалово шло в руки само. Сдала я две сессии кое-как, а в июне я у Казанского встретилась с какими-то прихиппованными французами. Они меня попросили показать все места, где тусовались герои Достоевского. Ну, я им показала, они там что-то сфотографировали, а потом отвалили мне за это офигенную по тем временам сумму, - что-то около штуки франков. Был с ними еще один прикол. Они попросили меня достать им жевачку. А в те времена жевачки-то нигде не было. Ну, а я знала где достать на вокзале. Зашли мы на вокзал, а французы и спрашивают: «Что это у вас тут за тетки лежат на полу в одинаковых синих пальто, в платках с сетками и палками колбасы? Это что течение какое-то, типа панков? Что это они все одинаковые? Мы и не знали, что у вас такие есть приколисты!» Я им говорю: «Да это наш советский народ!» Французов это очень прибило. Они и про Достоевского забыли...

    А я с горя за народ, начала тратить эту тысячу франков сам понимаешь на что... И вот, прямо на «приходе», я врубилась, что это все - пиздец! Все начинается снова и это уже на всю жизнь. Правильно мне говорили, что опиум умеет ждать, - хоть пять лет, хоть двадцать пять, а он все равно тебя дождется. И зарыдала я горько. В этот момент, - а дело было где-то на вокзале, - подходит ко мне бабка с клюкой и говорит: «Доченька, я все понимаю, что с тобой происходит. На, - съешь клубничину и ты перестанешь плакать, и все поймешь!» А у нее на дне корзины лежит клубника, причем вся такая грязная, залежавшаяся. И эта бабка протягивает мне грязной рукой грязную клубничину. Несмотря на это, я вижу, что бабка-то непростая. Я стала есть эту клубничину и смотрю все время в упор на эту бабку. И она на меня смотрит. Тут я действительно перестала плакать, успокоилась, а она мне говорит: «Поедем ко мне!» Я спрашиваю: «Зачем?» - «Поедем, ты мне поможешь, а я тебе». Ну, я врубилась, что это такой вариант, когда ехать надо. Мы поехали в Лигово, где у нее был домик. Это-то и была та самая Петровна*, о которой я тебе уже рассказывала. Она как только меня увидела, сразу во все врубилась.** По пути она мне говорит: «У тебя такой мощный потенциал, что тебе нельзя его растрачивать впустую. Ты должна помогать другим, а для начала хотя бы себе». Мы приехали к ней и это было что-то, - настоящий дом ведьмы. Там даже в потолке было что-то типа стеклянного открывающегося купола. Ведь у колдунов душа не может вылететь из закрытого помещения, поэтому нужно отверстие в потолке. Все было завешано травами. На нитках везде висели и сушились жабы. Я, конечно, при виде этого, ошалела-то изрядно, - чего мне, - восемнадцать лет ведь всего было. Считай, дите...

    * Имя изменено.

    ** Услышав тогда эту историю я сам врубился, что нужно встречаться с Анной для этой книги.

    Петровна мне говорит: «Ты правильно делаешь, что хиппуешь. Никогда не живи как все люди. Сказано ведь, что «войдете узкими вратами». Поэтому даже конченный алкоголик или наркоман может быть гораздо более продвинутым, чем серая мещанская толпа». Петровна-то была верующая, то есть, был у нее христианский «закос». Дальше она мне говорит: «Сначала я буду тебя лечить, а потом - учить!» Я спрашиваю: «А что, мое согласие не требуется?» Она отвечает: «Нет. Чего не требуется, так это твоего согласия!»

    И она так начала меня лечить, что я до сих пор удивляюсь как я осталась жива. Это было просто зверство. Я ведь перед встречей с Петровной «пошмыгаться»-то успела на франки. И когда мне было очень хреново, Петровна мне всячески ломку усугубляла. То, когда меня бьет озноб и колбасит, в холодную ванну посадит, то еще чего. При этом еще морально надо мною издевается. Просто в жопу засовывает. Она сразу врубилась, какие у меня слабые места и начала меня по ним метелить.

    Когда я сказала, что вещества всякие употребляла не для кайфа, а чтобы проникнуть в иные миры, Петровна мне тут же давай про Олдоса Хаксли растирать, про Кастанеду... То есть, бабка знала вообще все. А это ведь, прикинь, было в конце семидесятых, - про Хаксли и Кастанеду знали только очень-очень немногие. И она мне говорит: «У этих ребят ведь не такие ключики для входа в иные миры, ты не находишь? А то, чем ты «открываешь» себе чего-то там, - это у Шарля Бодлера описано и «цветы зла» называется!» И я поняла, что действительно, опиаты никуда выхода не дают...

    Ну, а еще одна зацепка моя была - гордыня. В этом отношении Петровна меня много месяцев доводила до истерик, пока я немного не успокоилась в этом смысле. Она меня заставляла делать такие вещи, о которых я не хочу говорить, - мне просто дурно станет, если я это начну все это вспоминать. Потом, когда я уже более-менее «на рельсы встала», Петровна стала меня учить...

    В: Чему учила?

    А: Да очень многому. Прежде всего, травкам разным. Это довольно долго и знание про травки очень мудреное. Потом я стала присутствовать, когда она кого-либо лечила. Ты читал Флопинду Доннер «Сон ведьмы»?

    В: Да.

    А: Ну так вот, у меня все было очень похоже на то, что там описано. Так вот, я смотрела, а Петровна лечила людей. И, прикинь, - вот тебе пример. Только что от нее выходит женщина, которая с детства страдала церебральным параличом, и уходит совершенно здоровая, - Петровна говорит ей: «Все, больше не приходи. Вот тебе порошочки, которые будешь принимать, когда меняется фаза луны». И следующей вваливается такая разъяренная мегера и говорит: «Все, я больше не могу, делай что-нибудь с моим мужем!» И Петровна спокойно, при зажженных свечах, со всеми обрядами, делает этому мужику кердык. Мужик изменял этой мегере. И она не хотела его ни вернуть, ни приворожить, а именно отомстить, то есть, сделать ему классический кердык. И Петровна выполнила ее заказ тут же. Мужик тот работал на каком-то деревообрабатывающем комбинате и через три дня там чего-то случилось с электропилой и его распилило на кусочки мелкие...

    В: Чего же Петровна так запросто выполнила этот заказ? Тебя это удивило?

    А: Не то слово! Я тогда ее спросила: «Вы вот не берете денег за лечение, вылечиваете людей и при этом делаете такие вещи. Вы ведь убили человека! Не мегера эта - она бы не смогла, - а именно вы!» Петровна отвечает: «Ну и что? Этого убила, а другого возродила. Как говориться, гармония мира не знает границ и то, что есть черные маги и белые - все это туфта! Невозможно заниматься только белой или только черной магией - сразу нарушается гармония и начинаются перекосы. Поэтому, если уж ты занялся магией вообще, то изволь - делай то, что клиент заказывает. Она хотела смерти мужа и получила». Тогда я сказала: «Знаете, Петровна, у вас учиться конечно, очень интересно и я уже многому научилась, но я такое не могу принять». Она отвечает: «Хорошо, мне очень жаль, что ты уходишь, но я всегда тебе буду рада». Ну и мы расстались...

    Она меня научила, кстати, находить в наших лесах столько съедобных и жизненно необходимых корней и других фишек, что в лесу можно спокойно жить круглый год на подножном корму и даже цинги не будет. Что со мной потом и проделали, кстати, но об этом позже...

    В: А ты долго у нее жила?

    А: Через пять месяцев я сделала ей такую объяву, но потом еще месяца три у нее жила, потому что она меня попросила у нее пожить, так как сама она уезжала в N-скую* область на шабаш русских колдунов, а дом нужно было на кого-то оставить. В доме жила черная коза, которая говорила, и за ней надо было записывать...

    * Анна просила не упоминать точное название этой область в центральной России.

    В: Говорила человеческим языком?

    А: Ну, не то, что человеческим, но определенные звуки, которые Петровна потом расшифровывала, издавала. Иногда даже я могла кое что разобрать. Она могла и не заговорить, но в определенные дни, которые были расписаны у Петровны по фазам луны, за козой надо было следить и записывать все, что она будет бормотать. Хоть закорюками, хоть как... Причем, Петровна отметила, что коза мне больше, чем ей обычно, наговорила, на что я ответила, что это потому, что я зла не делаю. На что Петровна отвечала: «Так и я зла не делаю! Я только гармонию поддерживаю, не более того». Я говорю, что я, мол, так не хочу. Петровна мне: «Ну и будет тебя колбасить всю жизнь!»

    В: А что за шабаш в N-ской области?

    А: Раз в год в одной глухой деревне, куда даже непонятно, как добираться, собираются колдуны.

    В: И чего там происходит?

    А: Там целая деревня колдунов живет. У них даже кладбище такое, как описано про Бон-По. Все забито духами, которые эти колдуны сами себе визуализируют, - чтобы не скучать, наверное. Деревня-то глухая, а пошел на кладбище и вот тебе прикол на месяц вперед. Они там, колдуны эти, приколисты большие. Кадавров вызывают, другую нечисть...

    В: Ты сама-то там была?

    А: Была, уже позже, только не буду про это подробно рассказывать... Я там с Петровной опять-таки была. Меня все равно с ней жизнь так или иначе сталкивала постоянно. Иногда, казалось, случайно, но потом я врубилась, что всегда это было неслучайно. Она всегда знала где я и что со мной. Такие люди если встречают человека, который с ними как-то кармически связан, то сразу узнают, а потом уже из своего поля зрения никогда не отпускают. Я потом сама стала чувствовать подобное. Бывало, что вдруг я ни с того ни с сего летела к Петровне, хотя у меня и ребенок был и дела домашние. И я все бросала и ломилась к ней. И, действительно, как раз в такие моменты я ей была зачем-то очень нужна. И она не удивлялась, и как будто ждала, что сейчас я войду. Когда я входила в избу, она не оборачиваясь, говорила: «А, Анна, это ты...»

    В: Еще хоть пару слов про деревню колдунов. Они там мощные?

    А: Очень. Я многих в своей жизни видела. Но мощнее этих - никого. Пожалуй, равного им человека я видела еще на Чертовом Роге.* Кстати, - съезди на Чертов Рог, - очень рекомендую! Только не гарантирую, что ты оттуда живым вернешься...

    * Название места в Карелии.

    В: Туда ты попала вскоре после этого периода, о котором мы говорили?

    А: Нет, позже. Это уже когда я познакомилась с ребятами из Кунты*. Была там среди них такая Бугги. Она тоже была любовницей Яна**. Вот была ведьма, так ведьма!

    * О группе, которая вышла на Кунта-йогу см. в первом томе, глава «Александр Карасв», а также ниже, в четвертом томе в главе «Вадим Черных (Джон)»

    ** Ян – одно из имен Тоши –Учителя Кунта-йоги. Этим именем его звали после развала группы.

    В: Давай об этом чуть позже. Пойдем в хронологическом порядке. Что было дальше с Петровной?

    А: Мы с ней, фактически так и не прерывали связь до самой ее смерти.

    В: Сколько лет ты у нее проучилась?

    А: Семнадцать лет... Умерла Петровна в девяносто шестом году. Иногда я у нее жила по году, а иногда мы с ней куда-то вместе ездили. Вот типичный эпизод - вечером Петровна мне звонит говорит: «К утру чтобы у тебя был собран рюкзак. Я нашла людей с машиной. Надо срочно ехать в такое-то место и собрать траву, которая только в эту ночь можно собирать». А у меня уже запланировано на завтра куча дел и непонятно куда ребенка деть, и все такое... И мне за ночь приходилось все улаживать, а утром быть у Петровны. Я не могу сказать, что находилась под ее влиянием. Мы могли подолгу не видеться...

    Петровна до конца своей жизни мне не простила, что я отказалась перенять от нее Учение. Она говорила, что я была единственным ее шансом и ей больше уже никого не найти. Она все время злилась на то, что я не могу принять ее позицию и говорила: «Кто тебя заморочил? Нет ведь никакого добра и зла. Это ведь все чушь!» Я на это отвечала: «Я это понимаю, но мы ведь живем в дуальном мире и приходится считаться, что здесь есть деление на добро и зло» Петровна: «Вот именно - Здесь это признавать! А что мы здесь - миг один! Ты живешь-то для чего?» Я «Но, я ведь здесь закладываю то, как меня заколбасит Там!» На это Петровна уже только, бывало, рукой махнет.

    В: Но ведь научилась ты у нее многому?

    А: Да. В основном, конечно, знахарским делам.

    В: А что Петровна имела в виду под Учением?

    А: Да она врубалась, что нету НИЧЕГО, понимаешь? Что мы - молекулы, отделившиеся от Единого, чтобы понять от чего же мы ушли. Но, как сказано у одного моего знакомого писателя «Надо же чем-то занять себя в этой Вечности!» Нет ни правых, ни виноватых, ни добра, ни зла...

    В: Б.Г. - то в какой период в твоей жизни появился?

    А: Да я с ним недолго и жила-то. И вообще, - пошел он... Кто он такой?

    В: Ну, он ведь тоже фигура известная. Буддист, к тому же...

    А: Б.Г. - православный. Он просто «использует буддийские практики». Меня все так задолбали, когда спрашивали, как это Б.Г. стал буддистом, что я ему не очень давно позвонила и спрашиваю: «Ты что - буддист?» Он говорит: «Ты охренела что ли?» «Нет, - отвечаю, - меня просто все задергали!» Тогда Б.Г. с апломбом говорит: «Я -православный. Но я использую некоторые буддийские практики.» Вот и все.

    В: Тебе что-нибудь дало общение с ним?

    А: Я всегда думала, что наоборот, это ему что-то дало общение со мной... Он в то время, когда мы познакомились, был обычный студент, играл себе на гитаре. Ну, очень умный и талантливый. Все эти эзотерические расклады он собирал по крупицам у Казанского собора. А это было основное место моих тусовок. Там я его и подгребла, вернее, он меня... Стали мы у него дома салончики делать, - собиралась такая околоэзотерическая тусовка. Потом у него в песнях появились темы, типа: «Я хотел бы опереться о платан...» или «Любой твой холст - автопортрет и ты это я...»

    Даже новый русский знаменитый писатель П., хотя и из другой тусовки был, но тоже в юности собирал эзотерику по кусочкам...

    В: Ты его хорошо знаешь?

    А: Да я не только его знаю. Когда вышел твой первый том и я его прочитала, я поняла, что знаю оттуда почти всех. Одного или двух только не знаю. А с П. я познакомилась в восемьдесят втором году. У меня тогда жили всякие диссиденты, потом из «Сайгона»* вся эта шлаебень... А тусовались мы, бывало, по дворницким неподалеку от «Сайгона». У меня был знакомый дворник, который всех привечал. Кого у него только не было! То какие-то американцы сидят и пьют, то десиденты пишут очередное воззвание... И всегда, как ни придешь, в углу сидел мальчик, который все время молчал и только слушал. Это был П. Я тогда только знала, что это паренек из Москвы. Потом уже, когда я прочитала три года назад его знаменитую книгу, я сразу его узнала. Многие темы своих рассказов он как раз из этой дворницкой вынес...

    * «Сайгон» – знаменитое в 70-80-е годы кафе на Невском проспекте, где собирались тусовщики всех мастей, от диссидентов и эзотериков, до фарцовщиков и наркоманов.

    В: Что было дальше, после тусовок в дворницкой? Это ведь всё ещё начало восьмидесятых?

    А: Да. Потом меня посадили в тюрьму за «хранение и употребление». Кстати, подчеркни в своей книге красным карандашом, что самые свои лучшие месяцы я провела в тюрьме. Это единственное место, где не надо думать о бытовухе. Тебя накормят, напоят, когда надо сведут в баню, когда надо - на прогулку... А ты можешь отдаться самопознанию полностью. Ну, да это, наверное, относится только к женским тюрьмам, потому что у мужиков всякие иерархии да разборки - кто круче и все такое. А у нас послал любую тетку в жопу, она тебя в ответ послала, - вот и весь расклад. А если еще есть единомышленники... Да и библиотека была неплохая. В общем, нигде я так хорошо ...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru