КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    ХРОНИКИ РОССИЙСКОЙ САНЬЯСЫ (ТОМ III)

    Вернуться в раздел "Эзотерика"

    Хроники российской саньясы (том III)
    Автор: Владислав Лебедько
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    кий всплеск, а потом она ушла, умерла. Остальные как-то отошли и получилось, что осталось два человека - Гриша, который включился только через десять лет и Коля, пахавший двадцать лет, чтобы передать Арканы в картинах.

    Ведь, поскольку Арканы это живой разум, то по ним идешь без Учителя. Гриша был единственным Учителем в моей жизни, хотя много уроков мне дал и Игорь Калинаускас, которому я очень благодарна, но я не могу его назвать своим Учителем. Гриша же долгое время буквально возился со мной, как с маленьким ребенком и то, что я Арканы пропускаю чисто - это Гришина заслуга. И своих ребят, которым уже я передаю, я пытаюсь настроить так. чтобы Арканы шли через них очень чисто.

    В: Что значит «Арканы идут через человека»?

    В.Р.: Есть несколько уровней работы с Арканами. Первый уровень - это гадание. И сейчас очень большое количество людей заняты именно этим. И это работает и работает хорошо, потому что при гадании на Арканах все-таки идет соприкосновение с живым Знанием. Второй пласт - это изучение символики Арканов. Существует достаточно обширная литература по этому вопросу, литература очень серьезная, это работы Г.О.М.а и Шмакова, Муравьева, Томберга…

    И третий пласт это медитативное погружение в пространство Арканов. Это собственно то, чем занимаемся мы. Я не являюсь Учителем, а являюсь привратником. То есть, я запускаю группу в пространство Арканов, стою на вратах, чтобы чувствовать группу и отвечать за безопасность каждого в группе. Группу надо ввести и вывести. Человеку полезен только собственный опыт. Поэтому обычно первый год, пока не будут пройдены все Великие Арканы, я ничего не объясняю и рекомендую не читать книг по этому вопросу.

    Входим мы по Шмаковским текстам. Я зачитываю символическое описание Аркана, а дальше группа начинает погружаться. На группу идет поток и работа происходит на трех уровнях: с телом, а также на эмоциональном и ментальном планах. Очень часто происходят мощные изменения на физическом уровне, вплоть до ощущений, что тебе делают операцию. Часто у людей с развитой системой ощущений приходит через этот канал целительское Знание, открывается какой-то канал в этой области.

    Арканы - это вибрационная структура Вселенной. При работе с Арканами, внутри человека как бы выстраиваются один за одним определенные сектора, соответствующие по вибрации тому или иному Аркану. При полной сборке Арканов человек получает полный набор вибраций. Чем дольше ты сможешь удержать состояние резонанса со Вселенной, тем дольше длиться удивительный Танец с ней.

    Следующий уровень - визуализация. Так как глаза при погружении закрыты, человек может что-то увидеть. В символической форме ему может открыться пласт Знания данного Аркана.

    Потом, после медитативного погружения каждый член группы дает обратную связь и рассказывает, что произошло с ним во время погружения.

    В: Нужно ли, чтобы члены группы владели каким-то базовым состоянием для погружения в Арканы? Типа состояния «деконцентрации»?

    В.Р.: Нет, не нужно.

    В: Каким образом тогда неподготовленный человек может попасть в пространство Аркана? Да так, чтобы его опыт не был просто фантазией?

    В.Р.: Нет, опыт всех участников реальный и ни в коей мере не является плодом фантазии. Происходит это за счет настройки ведущего - привратника.

    В: Получается, что остальные втягиваются в это пространство, когда ведущий входит в состояние?

    В.Р.: Да. Даже не втягивание. Когда моя обращенность к Арканам присутствует, вход гарантирован. У мня есть опыт ведения групп во многих городах СНГ. Гриша меня предупреждал, что если я научусь работать здесь, в Питере, - в любой другой точке планеты работа будет по силам, потому что, образно говоря, над Питером висит огромная плита, которую не просто пробить.

    Практика показывает, что когда разные люди заходят в один Аркан, ну, например, в первый, то они получают одинаковый опыт переживаний (это не значит, что все видят одинаковые картинки и чувствуют одинаковые ощущения, - базис один, общий). Внутри это состояние остается и держится до следующего входа в Аркан. Соответственно, в течении этого времени у всех участников жизненный опыт набирается в русле данного Аркана. Причем, это не зависит от того, насколько человек во время самого погружения был осознан - он может даже заснуть. Аркан учит человека, проводя его через определенный событийный ряд и предлагая характерные для этого Аркана ситуации.

    В: Ты можешь привести пример Аркана и какого-то событийного ряда?

    В.Р.: Когда человек только соприкасается с арканами, у него снимается пласт «бытовухи». Например, взять Шестой Аркан - Выбор. Символическая картинка, изображающая этот Аркан такая - там мужчина и две женщины. Первый бытовой пласт, который можно увидеть в событиях - это прямое толкование этой картинки - выбор мужчиной между двумя женщинами или выбор женщиной мужчины. Когда бытовой уровень снят - там уже выбор пути, выбор души между материальным и духовным (объектами внимания и действия). На бытовом плане выбор совершается постоянно, даже в мелочах - колбасу купить или сыр, с этой женщиной пойти или с той… Выбирать же между духовным путем или материальным уже невозможно. Их надо соединить вместе. В наше время мы поставлены в такие условия, когда знания нужно привносить в социум, в материальный мир. Но, так или иначе, Аркан предъявляет тебе недоработки прошлого: характерный пример того же Шестого - у одного мужчины после погружения в Аркан «вдруг» проявилась старая любовница, которая где-то пропадала уже несколько лет и никак не проявлялась, - тут она сцепилась с женой и мужчина этот вынужден был ситуацию распутывать. Так что недельный опыт дает человеку очень много уроков, жизнь становится очень событийно насыщенной, причем, предложенные уроки нужно тщательно отрабатывать. И так все двадцать два Аркана… Еще пример: Четвертый Аркан - Форма дает прочувствовать самые разные формы, столкнуться с ними. И в материальном мире и в энергетике. Могут быть наезды всякие. Или обостряется чувствительность и человек начинает осознавать других людей, как мягких или твердых, жестких.

    Вот еще один случай. Ребята в Четвертом Аркане (Форма) сдают бухгалтерский учет. Одна из участниц рассказывает: «Перед сдачей я вхожу в состояние Четвертого Аркана, принимаю форму инспекции - «влезаю» в нее, и - все проходит прекрасно, никаких конфликтов и вопросов, хотя сам отчет далеко не без изъянов». А до этого у нее постоянно были конфликты с инспекцией.

    Мне лично Первый Аркан (Маг) и Одиннадцатый (Сила) в паре, несколько раз совершенно четко помогли уйти от серьезных наездов некоторых структур.

    У меня группа очень веселая. Иногда мы с ними в одном Аркане ходим в разные места. В Эрмитаж - в Египетский зал*, в Пушкин, еще куда-нибудь… Чтобы наработать переживание Аркана в разных пространствах, мы в одно и то же место ходим в разных Арканах и наблюдаем, как меняется место, его восприятие, события, которые там происходят…

    * Начав заниматься у Вики, могу лично засвидетельствовать, что восприятие одного и того же места, например, Египетского зала Эрмитажа в разных Арканах потрясающе разное. Разница действительно впечатляет.

    Поскольку Арканы являются живым разумом, то обращаясь к ним, ты получаешь опыт проживания каждого из них, как некое живое Знание в тебе. И вот, когда целое собирается, например, все двадцать два Великих Аркана то переживание и опыт этого колоссален. Это может быть не проявлено вовне, но внутри это мощнейшая трансформация. Это ведь соединение в тебе нематериальных законов, по которым устроена Вселенная. А пятьдесят шесть Малых Арканов вместе - это как бы четыре столба, по которым Единое спускалось и материализовывалось. И ты переживаешь то, как это случилось. Потрясающе!

    С Арканами можно работать и под задачу. Предположим, я столкнулась с какой-то ситуацией, которую не могу пройти. Тогда я обращаюсь или ко всем Арканам, ну, потому что у меня есть полная сборка, или к тому Аркану, который ближе всего к этой ситуации. Если, положим, мне нужно выйти победителем из какого-то взаимодействия, то я могу войти в Седьмой Аркан (Победитель) с вопросом - что мне нужно переделать в себе, чтобы пройти данную ситувцию. Может быть упреждающая тактика, то есть, зная, что мне нечто предстоит, я приглашаю Аркан и уже, так сказать, вооруженная необходимым Знанием прохожу через то, что ожидалось. Это дает не только то, что я пройду мягче, но и, прежде всего, то, что я смогу извлечь те уроки, которые есть в той или иной ситуации и которые я раньше пропускала.

    А, в принципе, конечно, Арканы это не игрушка и не прикладное знание, а Путь познания себя и тех законов, по которым устроен мир.

    Недавно вышла удивительная книга - трехтомник Николая Муравьева, который жил в эмиграции, в Америке. Эта книга описывает структуру герметической Традиции. Когда я читала ее, то постоянно удивлялась, потому что все это Знание пришло мне не через книги, а через Арканы. Через переживания. Это, конечно, намного дольше и труднее, чем прочитать книги, но пережитое Знание - действительно реально, в отличии от книжного. И это Знание никуда не денется.

    У меня были очень интересные встречи с другими Традициями. Воронов, наверное, рассказывал тебе про Дзогчен*? Когда встречаешься с подобными глубокими Традициями, понимаешь, что Арканы имели проход до конца. Арканы дают возможность неограниченного расширения сознания. Иногда в группах у кого-то появляются воспоминания по прошлым жизням. Кто-то оттанцовывает то, что ему приходит в Аркане, кто-то рисует, кто-то пишет… У кого-то возникают потрясающие воспоминания об уникальных практиках, которые были в жреческих Школах в Египте и о которых сейчас никто не знает - все источники потеряны. Кто-то приходит с твердой убежденностью, что никаких прошлых жизней нет, а есть эта жизнь, которую надо прожить максимально полно. И Арканы дают опыт для таких людей - опыт правильной встройки в свою собственную дорогу. То есть каждому дается свое. Они дают возможность каждому не то, чтобы безопасно, - нет, Арканы - довольно крутые ребята, а наилучшим образом, с наибольшим опытом вписаться в свой Путь. Опыт, который в обычной жизни ты бы получал десятки лет, Арканы концентрируют в год или чуть больше. Конечно, далеко не все удается отработать до конца, но весь веер твоего опыта тебе раскрывается и показывается.

    * Так случилось, что через месяц после этой беседы мы уже вместе с Викой и Сашей Вороновым поехали на Ритрит Намкая Норбу Римпоче - наиболее известного сейчас Мастера Традиции Дзогчен

    В: Какие еще наиболее ярко запомнившиеся переживания ты можешь описать?

    В.Р.: Ну, вот «любимый» мой Четвертый Аркан приводил меня в состояние потери человеческой формы. Когда первые несколько раз я проходила этот Аркан, у меня была такая разборка, такая потеря формы…

    В: Как ты это переживала?

    В.Р.: Буквально так: сидишь на стуле, потом отмечаешь, что тело сползает на пол и ложится, а дальше, даже когда группа уже вышла, я не имею власти над телом, не могу пошевелиться, хотя слышу, как Гриша говорит: «Собирайся!» и это не состояние расслабления. Нет ни костей, ни частей тела. Есть только точка сознания, держащаяся за что-то - непонятно за что.

    Состояния бывают очень яркие. Например, возможность поговорит со своим телом, возможность залезть сознанием в отдельную клетку, орган. Помню, Гриша на одном занятии кричал врачу, который залез в систему кровообращения: «Саша! Вылези из капилляра! Я же не знаю эту систему и не могу за тобой угнаться!»

    В: А что происходит, когда сознание попадает в клетку или капилляр? На что это похоже?

    В.Р.: Сейчас я попробую привести аналогию. Семнадцатый Аркан дает переживания вселенской радости и вселенского же одиночества. И я помню, как я попала в состояние вселенского одиночества: я возвращаюсь с погружения в Семнадцатый Аркан, - зима, бесконечное звездное небо, людей вокруг нет (был час ночи), и чувство, что ты являешься вселенной, а вселенная - одна… Настолько глубокое переживание… Так вот, когда заходишь в клеточку и себя ею ощущаешь, возникает точно такое же переживание. Казалось бы: клеточек-то много, а, как это не странно, все так же. А когда влезаешь в какое-то глубокое переживание, то вылезти обратно очень трудно. И сейчас я своих ребят предупреждаю, что если вдруг вы куда-то «уходите» совсем, то единственно правильный шаг - переключиться на логическое мышление. Тогда, когда я попала в чувство вселенского одиночества, возвращаясь вечером с Аркана, меня выручила откуда-то взявшаяся старушка, которая на остановке похлопала меня по левому плечу и спросила: «Деточка, какой там автобус идет?» Пока я присматривалась и прочитала номер автобуса, бабушка куда-то как будто растворилась. Гриша потом долго смеялся: «Кто еще мог тебя по левому плечу похлопать, если не твоя любимая Смертушка?»

    Вообще, почти всегда у людей очень сильные впечатления при прохождении Тринадцатого Аркана (Смерть). Кроме того, что внутренне все переживается очень сильно, еще и вокруг, как фигуру из фона начинаешь выделять все, что связано со смертью и, буквально натыкаешься на ее проявления на каждом шагу: вокруг кто-то умирает, процессии, венки, фильмы, написано кругом, казалось бы только про это… И еще в Тринадцатом есть реальная возможность переживания разделения своего сознания и тела.

    Многое в Арканах похоже на то, что испытывают люди, пережившие психоделический опыт. Только Арканный опыт, в отличии от психоделического, никуда не девается, он, как говориться, всегда под рукой. Насколько ты сумел расширить свое восприятие - это при тебе и никуда не денется.

    В: Интересно, пока ты рассказывала, еще раз убедился, что классики литературы, искусства, так или иначе передают все основные переживания, в том числе, Арканов. * Например, когда ты говорила о переживании вселенского одиночества в Семнадцатом Аркане, я вспомнил монолог Заречной из Чеховской «Чайки»: «Люди, львы, орлы и куропатки…»

    * За несколько месяцев "хождения в Арканы" с Викой я убедился в этом окончательно, а в то время этот вопрос звучал, скорее, как гипотеза.

    В.Р.: Конечно! Коля Юдин все время говорит, что Арканы это азбука. Она вмещает всю гамму человеческих переживаний. И там столько пластов. Так же как в Библии, которую можно читать и перечитывать бесконечно, открывая все новые и новые пласты. Вообще, Арканы - это же база, на которой основана вся Христианская Традиция. Человек, прошедший арканы, сам становится носителем этих законов.

    В: Бывает ли, что люди, прошедшие Арканы, оказываются за бортом социальной жизни?

    В.Р.: Все зависит от того опыта, который человек набирает. Такое возможно, но, в большинстве случаев арканавты остаются в социуме и даже преуспевают. Самый страшный период - это время, когда Арканы тебя проверяют. Сначала тебе дают «морковку» - способности прут, переживания…, потом проходит некоторый срок и может возникнуть ощущение, что пространство Арканов от тебя отказалось. И дальше - сдаешься ты или нет - вот в чем вопрос. Но, все равно, каждый проходит до своего какого-то уровня запроса. Вот у меня была группа. Вначале было двадцать с лишним человек. Прошли великие Арканы - кто то ушел, кто-то пошел дальше, в Малые… Сейчас из этой группы осталось двое, которые прошли полный круг.

    В: Интересно. А то, у меня в начале сложилось впечатление, что уж больно все просто - пришла группа и на силе ведущего проскочила все Арканы, кто хочет, даже спать может на погружении…

    В.Р.: Не-ет! Это только вход на силе ведущего. А все остальное - сами. Моя задача - ввести людей в первый круг. Моя задача - познакомить Арканы с человеком. Дальше уже Арканы работают сами. И ты - сам. За что я люблю эту Традицию - за то, что между человеком и Арканами не встает Учитель. Арканы являются гениальным Учителем. Я могу рассказать и поделиться только своим собственным опытом, своим пониманием. Арканы - это зеркало. Потрясающее зеркало, великое. Когда ты смотришься в Арканы, ты видишь то, что они в тебе обнажают. Но, вся подстава заключается в том, что ты видишь, только если сам хочешь. Например, человеку показывают Арканы его гордыню, - видит он себя в короне, все падают перед ним ниц, подносят дары и тому подобное. А он, вместо того, чтобы понять, что его зеркалят и показывают его гордыню, ставит себе еще один плюс - какой он крутой. Потом еще раз покажут, уже через ситуацию, уже жестче…

    Время ускоряется. Вот, обычно говорят, что детство долго тянется, а зрелые годы летят очень быстро. Но, когда я связалась с Арканами, стало казаться, что я уже тысячи жизней прожила, настолько уплотнился ритм внешних и внутренних событий.

    Мы много шли сами, - переданы-то только были великие Арканы, а все остальное мы уже проходили на свой страх и риск. И часто у меня возникали сомнения, туда ли мы идем, то ли делаем… Арканы всегда на мои сомнения отвечали каким-нибудь шутливым примером. Например: закончили мы Двойные Арканы, - это путь разрешения дихотомии - первый-одиннадцатый, второй-двенадцатый…, и я задаюсь вопросом: «Что дальше-то делать?» И мне приходит ответ, что нужно идти в Четверные Арканы таким-то способом. Я приезжаю к своей группе в Кишинев, окрыленная своим откровением, мы начинаем проход и, вдруг, посередине этого круга мне приносят книгу Г.О.М.а, где этот способ был описан уже сто лет назад. Но, с другой стороны. Это был ответ на мои сомнения.

    Я думаю, что вообще очень многие люди, не зависимо от того, занимаются ли они какой-то практикой или нет, хоть раз в жизни проходят через состояние полного развала, когда все в жизни рушится. И ты остаешься один на один со своими думами. И тут, либо ты приводишь свой опыт в порядок и выучиваешь недоученные уроки, или ты дальше не идешь. Был такой период и у меня. Тогда очень много народу ушло, денег не было и вообще, наступил глубокий кризис. Единственное, что меня не оставило в этот момент, это Арканы. И еще несколько проверенных друзей. И выбрались…

    Что меня еще радует, это то, что у арканавтов не бывает каких-то глюков, типа контактерских: «Вот, мне сказали идти туда и сделать то-то!» Нет, ты или четко знаешь куда тебе идти и что делать или не знаешь, но в обоих случаях, ты осознаешь, что это твой выбор и валить здесь не на кого.

    В: То есть, какие-то откровения в данном случае, это не глюки, а проявления интуиции?

    В.Р.: Да, это канал интуиции, это состояние «я знаю». Арканы открывают этот канал. У меня, например, нет видения, типа ярких картинок, но если что-то действительно нужно узнать, - работает этот канал «я знаю». Несколько раз только, в тех случаях, когда меня просили посмотреть, куда пропал человек, в случае смерти были проблески очень ярких картинок. Но, это очень тяжело переживается. А в остальных случаях просто «информация приходит».

    Если интересно послушать про опыт арканавтов, то это всегда очень забавно. У нас в следующий четверг будет группа, так что можешь прийти.*

    * Пришел, остался, еще многих привел и понеслось…

    Часто бывает, что человек проходит до какого-то момента, потом уходит, а через какое-то время вдруг появляется вновь. Таких «старичков» я приглашаю в новые группы и там они описывают очень интересные вещи. Вот, Федор, например, на год примерно из группы вышел, а сейчас снова вернулся. Сейчас он описывает свои погружения так: в Аркане приходит целый веер состояний и ключевых понятий, а потом весь этот веер подробненько, буквально по отдельным шагам раскладывается в жизни.

    В: Что изменилось для тебя, когда ты сама стала вести людей в Арканы?

    В.Р.: Когда я стала вести группы, то очень вначале расстраивалась, что не могу также глубоко погрузиться, как участник группы. Потом в Арканах мне пришло, что дальше уже всю нужную мне информацию принесут люди... И самое интересное, Влад, что так оно и происходит!

    Еще на своей шкуре я поняла, что такое настоящее братство. В среде арканавтов такое братство существует. Оно настоящее и очень неформальное. Саша Воронов однажды меня очень порадовал, когда посмотрев мою группу, воскликнул: «Господи, мы по всей стране уже много лет ищем группу без выраженного лидера и не можем найти, а вот ведь она! Что же ты меня раньше не приглашала, - мы ведь столько лет уже знакомы?»

    Гриша Рейнин одно время все сетовал: «Что же у тебя, Вика, с Арканами прямо личные отношения?» Через некоторое время, правда признался: «Ты знаешь, у меня с ними тоже оказывается личные отношения!» Ну, а как иначе то?

    А Саша Воронов мне тоже многое показал. Вообще «старики» у меня - это такие «пробойники». Они пробивают путь к неизведанным пространствам. И на своей шкуре проходят все тяготы и все минусы и плюсы того, что открывается. Как нас только не крутило! И по энергетике и в межличностных отношениях… Сейчас мы уже притерлись. А Саша дал мне возможность посмотреть на этот процесс еще с одной стороны. Он показал, что все мои страхи и сомнения перед новыми проходами - это только личностное, а когда идет работа, то личность отступает и наступает соответствие. Это помогло мне преодолеть свои страхи и сомнения.

    По текстам, которые пишут люди после прохождения Арканов можно отдельную книгу написать. Там что ни описание - шедевр. Где-то у меня сохранилась папка с этими текстами…

    Вот, очень интересная группа у меня была в Харькове. Из пяти человек - четыре кандидата наук и музыкант. Они меня, с точки зрения своих «квадратных» голов постоянно муштровали. В частности они дали очень ярко почувствовать, что к Арканам нельзя подходить с очень серьезным лицом. Эти ребята из Харькова мне так и заявляли: «Мы бы к тебе никогда не пошли, если бы ты постоянно не смеялась. Если бы ты нам Арканы подсунула, как очень серьезную технику, мы бы на это не подписались». На самом деле, Арканы - удивительно серьезная структура, но если ты к этому еще начинаешь преподносить их людям серьезно и с пафосом, то отползут, потому что страшно. Страшно, на самом-то деле! Это постоянный калейдоскоп переживаний, событий, ситуаций, которые проходятся на пределе…

    В: Какие видимые изменения происходят в человеке, который проходит через Арканы? Я имею в виду сейчас не внутренние процессы, а то, что изменяется в поведении человека, то, что наблюдаемо.

    В.Р.: У людей меняется жизненная позиция. Они, прежде всего, перестают врать. Не только себе, но и окружающим людям. Очень интересен был опыт с Прибалтийцами, еще когда мы с Гришей вдвоем вели там группу. Результаты преображения были абсолютно налицо: «горячие» прибалтийские парни начинали эмоционировать, фонтанировать, изменился ритм и окраска речи, движений. Появилась открытость во взаимоотношениях, - они перестали все конфликты прятать в себе…

    А что касается внутренних процессов, то взять хотя бы такую характеристику, как яркость восприятия. В буквальном смысле ты начинаешь мир видеть в более ярких красках, звуки более четко и ясно, чувства глубоко и с множеством оттенков и тонов…

    Очень радостно видеть, как у людей проявляются творческие способности. Например, есть у меня в группе учительница, которая занимается с плоховидящими детьми. И вот, бывает, у нее какие-то затруднения - как провести очередной урок, - она заходит в Аркан и там ей разворачивается фейерверк: полное понимание и картина того, что можно делать…

    Из прикладных задач: нужно тебе кого-то из арканавтов найти. Посылаешь зов в пространство Арканов и человек объявляется, - звонит или приходит.

    Да, я забыла сказать важную вещь, которую мне дал понять Воронов. А дал он мне понять, что структура Арканов построена не по принципу пирамиды, по которому работают все известные Школы*, то есть, связки между людьми есть, но никто ни с кого ничего не тянет. То есть, образуется не энергетическая привязка, типа Учитель - ученик, а духовное братство. При этом чувство друг друга потрясающее. Вот, к примеру, ребята вывалились из Арканов на некоторое время, не смогли что-то осилить, но я понимаю, что с ними все равно есть контакт и какую-то поддержку от Арканов они получают. Я очень ценю своих ребят за то, что они не считают меня Учителем. Просто я больше времени нахожусь в Арканах и у меня больше опыт. Мне четко указывают мои ошибки, поправляют, критикуют, помогают, толкают. Это братство, которое помогает идти, а не какое-то преклонение…

    * Имеется в виду пирамида, где наверху Учитель, потом Мастера, потом инструктора и так далее до новобранцев.

    Очень часто мне приходилось что-то вести в совершенно разобранном состоянии: больном, усталом, раздерганном. Ну. казалось бы, нельзя работать! И меня по первости сомнения брали. Но, опыт показывает, что. в каком бы разобранном состоянии ты не был, если ты настроен изначально как чистый проводник, ты все равно даешь верную вибрацию, как камертон. Даже на смертном одре ты будешь выдавать чистую вибрацию того или иного Аркана. И ребята, которые занимались в группах, видели меня в разных состояниях, иногда совсем в разобранных, но они продолжали доверять и сами просили, чтобы я не смущалась своей разобранности и вводила их в пространство Арканов. Моих ребят я не считаю учениками. Они для меня (и я для них) сестры и братья.

    Как это не странно, Арканы всегда выбирают сами, кто будет вести группы и передавать это Знание дальше. Казалось бы, все в группе прошли вместе весь путь по Великим, Малым, Теневым, Двойные и так далее, но вести начинают далеко не все. Гриша передал Арканы довольно многим, но ведут сейчас только: я, Люба и Леша Вовк* в Питере, Нина в Москве и Люда в Харькове. Вот и все… Вести это колоссальная ответственность, даже учитывая то, что ты не сажаешь никого на шею и не везешь на себе…

    * См. о нем первый том, главу "Алексей Вовк".

    В: Сколько времени тебе понадобилось, чтобы пройти полный цикл и начать вести?

    В.Р.: Очень мощный переворот происходит на девятом году. Происходит какая-то очень мощная сборка, хотя много разных сборок было и внутри. Но, то, что произошло на девятом году, было потрясающе. Гриша еще с самого начала говорил про девятилетний цикл… А первый опыт ведения у меня пошел на четвертый год. Сначала мы прошли с Гришей Великие, потом Двойные, затем я сама стала вести Арканы и мы пошли дальше по Четверным, затем прошли совершенно уникальный курс Малых Арканов, потом уже были Теневые... И все их по много раз, чтобы ориентироваться в их многогранности.

    В: Сколько всего Арканов?

    В.Р.: Двадцать два Великих, пятьдесят шесть Малых - итого семьдесят восемь. И вот, пять лет назад у меня был запрос: казалось, что Арканов должно быть сто, - где же недостающие двадцать два? И вот, оказалось, что есть они! Но, они никогда не выплывают наружу, так как там идет глубочайшее погружение в самые отдаленные структуры бессознательного. Г.О.М. даже до Малых Арканов допускал далеко не всех. А тут такая информация! Вообще это сведения закрытые. Но, в конце концов, обстоятельства сложились так, что два года назад несколько человек из «стариков» смогли войти в эти Темные Арканы. Отколбасило нас так, что будь здоров! Это действительно очень серьезные пространства. Такое полезло из людей! Опыт ни с чем не сравнимый. Недавно мы собрали все Арканы.

    В: Что это значит?

    В.Р.: Это такая ядерная процедура, когда группа входит не в один какой-то Аркан, а последовательно на одном сеансе добавляет и добавляет, пока не получится полная сборка. И вот, мы собрали все сто. Великие, Малые и Темные. Внутри было чувство, что тебя разрывает во все стороны с безумной силой, переживание, что ты являешься полноценной Вселенной, которая разлетается и схлопывается одновременно… И вокруг множество пространств, которые в тебя входят и выходят. Неописуемо и человеческим языком невыразимо. Чистит при этом на всех уровнях: и физически вылазит все, что только можно и энергетически и эмоционально, и разборки в группе на предельном накале и тупики в мировоззрении выползают. Слава Богу, ребята уже все закаленные, прошедшие огни и воды и медные трубы…

    В: Ты могла бы все это как-то обобщить? А конкретный вопрос будет такой: ну и как ты теперь живешь?

    В.Р.: Жить стало труднее. Когда ты не видишь механику жизни, все кажется не так трудно. А большое Знание оказалось большой печалью… Тем не менее, очень хочется передавать это Знание. Необходимо все время идти вперед, в неведомое и уже хочешь не хочешь, а не остановиться… с другой стороны, стало радостно. Появилась простая бесхитростная радость и резонанс с миром случается все чаще и чаще. Ну, разные там частные навыки и умения: переключаться из разных состояний, входить в разные состояния, переключаться в широком спектре эмоциональных и чувственных переживаний, навык включения энергетических потоков, умение выстраивать событийные потоки, - вернее, умение этим потокам следовать… Как фон пришел покой, из которого больше видно и себя и других. Способность резонировать с другим человеком… Полностью отрешенной быть не удается, да я думаю, что это и не нужно.

    Самое главное - я знаю, что на своем месте, на своем Пути… Причем это не только внутренние ощущения. У меня есть друзья из Московской группы. Они очень мощные и трезвые астрологи. И вот, недавно на день рождения они мне подарили развернутую карту реализации моего жизненного Пути. Меня порадовало, что я все чаще и чаще попадала за последние годы в то, что можно назвать реализацией по максимуму, то есть, в свое Предназначение.

    Есть у меня еще одна сокровенная тема. Несколько друзей, которые хорошо знают меня и много видят со стороны, подтверждают мне, что у меня был очень сильный опыт переживаний из времен египетской цивилизации. И действительно, когда еще Гриша вел, у меня в Арканах открывался целый фейерверк храмовых переживаний. Были храмовые танцы, обряды… Кому об этом будешь рассказывать? Есть еще два человека, которые помнят этот Храм, эти обряды и действа. С ними я могу это обсудить…

    Арканы стали своеобразным маяком, на который слетаются люди с определенным общим звучанием. Метафора такова: собралась небольшая команда, которая помнит определенный Замок. Причем, не просто пришли, погрузились и поглючили. Это детальное воспроизведение Замка, которое сравнимо только с коллективным сновидением одного и того же места. Каждый как-то связан с этим Замком. И вот, эта команда может либо разбежаться, либо постараться понять, зачем же им суждено было собраться вместе, и что-то сделать…

    В: Ты говорила о попадании в Предназначение. А были ли у тебя моменты выпадания из Предназначения, из чувства своего пути?

    В.Р.: Да, были такие периоды. Это сравнимо с ощущением полной внутренней тьмы. Обычно, довольно быстро опоминаешься и начинаешь соображать, что выпал. Тогда вытаскиваешь себя за шкирку, ведь индикатор своего Пути внутри-то есть, нужно на него, как по компасу вырулить. Арканы иногда допускают такое. Они как бы покидают тебя на время. Было у меня, например, не так давно понимание, что я связалась со лжеучителем и несколько месяцев была под его влиянием. Потом напорола разных глупостей в поступках. И когда все это вместе собралось, Арканы пришли на помощь. Они как бы отпустили поиграться, чтобы набить шишек, а потом дали возможность из всего этого извлечь урок и идти дальше.

    В: Еще один вопрос. Большая часть людей связывает Арканы Таро с процедурой гадания. То, что делаешь ты, совершенно из другой оперы, это духовный Путь. Почему такая пропасть между разными подходами к одному и тому же, вроде бы, явлению?

    В.Р.: Я сама этим озадачена. Вот была в Москве недавно конференция по Арканам. Два дня. У меня доклад утром второго дня. И вот, весь первый день, докладчики один за другим (а давалось по полчаса на доклад) говорят только о гадании. Я в ужасе, потому что выйти к людям, которые гадают и говорить о том, что мы в Арканах живем… это нонсенс. Я никогда не гадала. Это совсем другое. Настолько другое, что ты правильно сказал, что между этими подходами пропасть. Почему? Не берусь сказать. Когда передо мной вышел докладывать Зараев то первая его фраза, отогревшая мою душу, звучала примерно так: «Арканы в древнем Египте никогда не были предназначены для гадания!» Еще там был очень мощный мужик - Клюев, который, хотя и был довольно замкнут, но дал понять, что тоже относится к Арканам, как к Учителю, как к живому Знанию… Потом, кстати Зараев, который является очень сильным астрологом, пришел к нам на группу, чтобы посмотреть, как мы работаем. После этого он сказал: «Я понял, как вы идете по Арканам: вы даете возможность людям выйти за пределы действия двенадцати планет». Для меня это было очень важно, чтобы человек, который является специалистом со стороны и работает совсем по другому, подтвердил то, что Арканы позволяют выйти за пределы некой обусловленности. Выйдя за эти пределы, ты уже можешь сам для себя решить - вписываешься ли ты в свой гороскоп или противостоишь ему. Легче вписаться. Если ты вписался. Ты можешь находить моменты, когда выскочить за его обусловленность.

    Я, Влад не могу сказать, что теперь я все понимаю. Скорее наоборот, чем дальше, тем меньше. Я понимаю Колю Юдина, который порвал с одной тусовкой только потому, что однажды, когда он пришел, они обсуждали какие-то глубинные понятия и проблемы. Есть такие вещи, которые вынести на обсуждение невозможно, не пережив это. Так говорит об этих вещах - действительно кощунство. «Не поминай имени Бога всуе» - это так. И понятно, почему Традиция была долгое время герметической, то есть закрытой.

    Еще для меня был очень важен опыт работы с потусторонним миром. Я его очень боялась. Я, видимо, родилась уже с этим страхом. Арканы дали возможность понять и природу этих самых потусторонних явлений, и освободиться от страха перед ними. Вообще, я дозанималась до того, что у меня родители начали видеть всякие такие вещи. Например, у них на даче поселился «чебурашка». Мама рассказывает, как он иногда забирается к ней на бок ночью и как она его гоняет.

    Когда мне Саша Воронов сказал о том что ты придешь ко мне, я сначала засомневалась: а надо ли? Все-таки герметическая Традиция… А потом я подумала, что сейчас время такое, когда выползло наружу столько всего… Люди не успевают понять где глубина, а где поверхность, как-то сориентироваться. И может быть в этом всем хаосе, как раз знание законов построения мира было бы важно. И было бы полезно, если бы появлялись люди, которые могли бы передавать эту Традицию. Потому что сейчас на всю территорию бывшего Союза людей, которые передают эту Традицию можно буквально пересчитать по пальцам и то останутся лишние пальцы. Поэтому, чем больше людей будет подготовлено и способно держать Традицию, тем полезнее и для Традиции и, как мне кажется, для людей вообще…

    Глава 5. Ирина Курис
    (отрывки)
    Август 1991 года. Зеленогорск. Двухнедельный семинар под названием «Йога и духовное развитие». Основные ведущие - Владимир Антонов и его ученики, в том числе, известный ныне тантрист Андрей Лапин, и Лев Тетерников. Приезжали еще какие-то люди со своими программами. И, в один из вечеров, - небольшая лекция и занятие Ирины Курис. В тот период мне было интересно все, что происходило на семинаре. Я не выделял даже кого-то, какую-то информацию, как более или менее нужную. Тогда я решил, что по возвращении в город я попробую найти каждого из тех, кто вел семинар и у всех чему-нибудь учиться. Судьба сложилась иначе, и вскоре я попал все-таки на десять лет в очень серьезное обучение, но совсем к другим людям.

    С тех пор Ирина Викторовна попадалась в мое поле зрение как бы пунктирно и на дистанции. То статья, то услышу от кого-то про нее или общие знакомые возникнут, раза два - пересечения на каких-то конференциях... Мне нравилось то, что делала Ирина Викторовна и когда я решил писать этот том, ее имя проявилось сразу же. Тем более что «случайно» в начале мая мне пришло письмо с приглашением на какую-то конференцию, где был адрес Ирины Курис.

    Май 2001 г.

    Ирина Викторовна: Когда мне было еще только семь лет, у меня возникло очень отчетливое желание попасть в Индию. Я буквально бредила этим. Если у меня были неприятности дома и я считала, что кто-то меня несправедливо обидел, то я мечтала о том, как я поеду в Индию и там найду справедливость. Это не имело никакого отношения к популярным индийским фильмам, но, почему-то, если я где-то видела слово, где фигурировали первые буквы «инд», я считала, что это непосредственно связано с Индией. Если я слышала слово инжир, я считала, что это непременно индийский жир. Трудно объяснить, почему именно тогда я хотела в Индию.

    Кроме того, так получилось, что у меня не было отца. И однажды одна женщина во дворе меня подозвала и рассказала, что у меня есть папа, который живет в Индии. Это было для меня шоком, потому что до того я об отце не слышала ни одного хорошего слова. А тут, услышав такую новость, я решила узнать, что за человек мой отец и что он делает в Индии. И я туда пошла. Только меня через два часа вернули домой. Кстати, после этого случая меня никто не обижал. Когда мне случилось на несколько минут увидеть своего отца, я уже не связывала его с Индией и поняла, что у нас там не может быть никаких связей...

    Ну, а самый большой толчок мне уже позже дала книга, которая послужила очень многим. Это книга Ефремова «Лезвие бритвы». Это было в шестьдесят третьем году. Моя мама была заведующей библиотекой и поэтому все новинки попадали к нам домой. Так что эта книга была первым осознанным импульсом к духовным поискам.

    Еще я с детства занималась танцем. Меня интересовал восточный танец, хотя нам никогда его не преподавали. И вот, однажды мне довелось танцевать «Танец с саблями» из балета «Гаянэ» и произошел, как я это уже позже поняла, выход в некое измененное состояние сознания, когда я увидела себя в определенном состоянии в Храме. Это было за полминуты до выхода на сцену. И когда я выскочила на сцену, видимо я настолько вошла в этот образ, - как я выхожу из этого очень древнего Храма в горах, - что на меня это произвело потрясающее впечатление и, кроме того, это произвело невероятное впечатление и на тех ребят, которые танцевали со мной. Состояние передалось им и было столь сильным, что ребята перепугались. Этот момент запомнил не только мой ум, но и все мое тело.

    И третий отправной пункт. Это относится уже к более взрослому периоду и связано с началом занятий йогической практикой. А заниматься ей я начала только потому, что мне запретили танцевать. Запретили потому, что наша хореография, как и спорт калечит тело и у меня начались проблемы с суставами и позвоночником. И вот я помню, что было какое-то занятие, на котором присутствовала жена индийского посла. А посол в Индии приравнивается к брахманской касте. И его жена знала классический индийский танец. Она нам его показала, а мое тело само повторяло - мне даже не нужно было задумываться как двигаться, тело как будто знало само. Тогда эта женщина подозвала меня к себе, о чем-то расспрашивала, а потом сказала, что видимо в прошлом воплощении я жила в Индии. Я тогда ничего о прошлых воплощениях не слышала и ее слова были для меня откровением в какое-то новое измерение картины мира. Но меня абсолютно не напрягло.

    Потом я училась в институте. Мне не разрешали заниматься танцем, а мне было двадцать лет и я вышла на йогу.

    Влад: Йогой вы занимались самостоятельно по литературе или у кого-то учились?

    И: Вначале самостоятельно. У нас был такой предмет - «Искусство балетмейстера» где один студент поставил номер, в котором присутствовали элементы йоги, которые я видела в книгах. А книги на меня шли сами, я их даже специально не искала. Это были, конечно, не собственно книги, а перепечатки с фотографиями. Причем, я считаю, что то что попадало ко мне, было очень качественным. И, поскольку, я занималась хореографией и тело свое знала, я интуитивно искала те положения, которые могли бы помочь. И моей мечтой было соединить танец и йогу. Так вот, после того, как я увидела балетный номер, где были намеки на такое соединение, я поняла, что это один из возможных вариантов. Но мне показалось, что этого мало и с того времени мечта моя окрепла. Только я понимала, что не надо торопиться и не надо делать из этого какую-то массовую игрушку. И до сих пор так считаю, хотя, когда я вела первую группу, у меня занималось около ста человек, - я сейчас с ужасом вспоминаю это и не понимаю, как это я справлялась. Сейчас для меня самое оптимальное число людей в учебной группе - семь- десять. Есть внутренняя потребность, чтобы группа была небольшой, а работа кропотливой и во многом индивидуальной.

    Потом, как это часто бывает в России, развитию способствовала семейная ситуация. Я всегда смеюсь над тем, что не прошло и восемнадцати лет, как дома поняли чем же я занимаюсь. А до этого мои близкие не просто не понимали мое дело, но даже не воспринимали его всерьез. Даже когда я вела группы, они не считали все это просто забавой и откровенно не понимали, как этим можно зарабатывать деньги. Йогой, кстати, занимался мой муж. Он ходил со мной в группу, боясь отпустить меня одну. Но, у нас с ним разное восприятие йоги. Он связывает ее исключительно с оздоровительным эффектом, на чем и остановился. Я считаю, что в любом случае это хорошо. По крайней мере, я рада, что у нас есть общая точка соприкосновения, кроме бытовых семейных вопросов. Остальные же родственники вообще никак не воспринимали мои дела.

    Около десяти лет я занималась йогой самостоятельно. Потом еще некоторое время я занималась с Анатолием Ивановым, вплоть до того момента, когда его посадили. А потом я родила ребенка и когда Толя уже вышел, мне некоторое время было не до того. Потом несколько раз мы встречались, но когда я увидела то, чем он стал заниматься, меня это опечалило и я не понимала зачем он это делает. Я его не осуждаю, так как у каждого свой Путь. (Кстати, совсем недавно мы с ним неожиданно встретились и очень славно пообщались).

    Затем была встреча с Владимиром Антоновым. Как раз в то время у меня была травма и я не могла ходить. И тут, вдруг, позвонил Антонов, который как-то на меня вышел. Он со своей женой Галей Вавер пришел ко мне домой. Они немного поработали со мной и пригласили на свои занятия, которые проходили в Петергофе. Там меня сразу привлек «спонтанный танец», но меня совершенно не удовлетворяло то, что давал Антонов, поскольку и в спонтанном творчестве есть вещи, которые должны делаться профессионально. Движение относится к тем вещам, в которых, человек, который его преподает должен быть профессионалом. Он должен знать тело, знать, как грамотно с ним работать, понимать законы движения. В том же, что предлагал Антонов, такого профессионализма не было. Но именно тогда поняла, что мне это очень интересно и я смогла бы этим заниматься.

    Вообще у меня к йогической практике было всегда священное и трепетное отношение, не из-за того, что заламывать ногу за голову это круто, а из-за тех состояний, которые возникают в процессе практики. Эти состояния легче правильно отслеживать именно через ощущения тела. К тому времени я уже видела, что происходит с людьми, которые пытаются что-то делать с энергетикой, не занимаясь при этом осознанно телесной практикой и понимала, к каким перекосам это приводит. А я считала себя специалистом в области движения, - все-таки хореографии было отдано немало лет, и я решила, что могу этим серьезно и профессионально заняться. Антонов меня отговаривал. Он считал, что это не нужно, что человеку достаточно отпустить свое тело в свободное спонтанное движение и все произойдет само собой. Но я на его уговоры не пошла.

    Получилось так, что я начала работать в зале, который называется «Космос», где прозанималась почти одиннадцать лет. Был такой каламбур: Ирина Курис занимается в Космосе. В этом зале работал и Антонов, и я. У меня была группа хореографии и пластики. Мы участвовали в восемьдесят шестом году в индийском фестивале, который проходил во Дворце Молодежи. После этого мы встречались с индусами уже отдельно. И на одной из встреч со знаменитой индийской танцовщицей Судхарани Радхупадхи, она подтвердила мою мысль о том, что танец - это йога.

    В то время я очень активно пыталась их соединить, но вся моя работа проходила исключительно интуитивно, в «потоке». Мне кажется, что уже тогда меня «вели». В то время у меня была встреча с одной интересной женщиной - Нелли Лев*, которая сейчас живет в Израиле. Она тоже сыграла в мое становлении важную роль, так как именно благодаря ей я в тридцать три года крестилась. Потом меня кто-то буквально вытащил в Институт Физкультуры им. Лесгафта, и я его очень быстро закончила. И тут неслучайная ситуация: в то время услышать в Институте Физкультуры о йоге было бы нонсенсом, но, тем не менее, все, чем я занималась там очень приветствовалось и не было никаких препятствий. Там есть лаборатория Юрия Васильевича Высочина, который занимался проблемой релаксации, как физиолог. А у меня идея релаксации звучала в теме «Индийская пластика». И я увидела, что моя методика очень резко отличается от классических представлений. Те упражнения, которые идут через меня, обучают тело релаксации. И мне повезло с моим научным руководителем, Шапковой Людмилой Васильевной, которая вытащила из меня эту методику. Ее я и защитила в кандидатской диссертации.

    * Имя этой женщины - одной из посвященных в Арканы Таро, вместе с Григорием Рейниным, Динарой Асановой и Николаем Юдиным упоминается еще в главе «Виктория Рогозова».

    В: Получается, что непосредственно этой теме вы ни у кого не учились и это был творческий процесс?

    И: Это был не просто творческий процесс. Это был творческо-медитативный процесс, потому что то, что входило в содержание наших занятий, приходило мне как информация от моих Учителей. А это, помимо собственно йогической практики, было использование элементов танца. Мы не учились индийскому танцу, но я получала информацию от Учителей по интуитивному каналу, каким образом использовать элементы именно индийского танца. Три года я посвятила изучению вопроса - почему это так хорошо на нас воздействует и на что именно это воздействует. У меня были возможности в лабораториях Института Физкультуры вести исследования того, как и на что влияет йогическая практика и элементы танца с точки зрения физиологии. Мы сотрудничали и со специалистами Военно-Медицинской Академии и с кафедрой теплофизики Геннадия Николаевича Дульнева в Институте Точной Механики и Оптики. Кроме того, я обучилась технике биолокации у Николая Николаевича и Валерия Николаевича Сочевановых. С восемьдесят восьмого года я постоянно участвую в конференциях по парапсихологии, в конференциях по йоге. Тем не менее, я всегда понимала, что то, чем я занимаюсь, отличается от собственно йогической практики.Это было что-то иное.

    В: Можете ли вы более подробно описать особенности именно вашей практики?

    И: Мой подход к упражнениям можно назвать тантрическим. Только это не та тантра, которая ассоциируется в умах многих людей с какой-то необычной сексуальной практикой. Тантра это путь познания, способ работы с энергией через движение тела. Мой путь близок к Шиваистскому подходу, в котором, в отличии, скажем от Кришнаитского или Вишнуистского, нет безаппеляционного принятия того, что говорит Учитель. Я никогда не рассматривала преподавателя, как Учителя. Возможно, это сыграло для меня достаточно позитивную роль. Еще тогда, когда мы занимались с Антоновым или с Нелли Лев, они говорили, что не нужно рассматривать что-то как Истину в последней инстанции, и я с ними полностью соглашалась. И когда я веду свои занятия, я предпочитаю, чтобы люди не смотрели на меня, что называется раскрыв рот. Я искренно считаю (и это, кстати йогический подход), что человек должен всегда выбирать самостоятельно. Если взять йогическую классику, то там очевидно, что йога - всегда индивидуальный путь, который имеет некоторые базовые общие моменты, но каждый практикующий всегда полностью свободен в своем выборе. Еще один момент, который у нас общий с йогой - это осознание. Любое движение выполняется с предельной степенью осознания. И сами упражнения, которые мы используем, решают разные задачи. Прежде всего, обучение релаксации. Это растягивания, скручивания и тому подобные элементы. Второе - силовые упражнения. И третье - выравнивание энергетики организма. Причем все эти задачи по степени важности абсолютно равноценны.

    Работа с энергетикой требует знания совершенно определенных законов. Мне неоднократно приходилось наблюдать людей, которые занимаясь в различных группах, имели колоссальные перекосы энергетики, например, по верху и низу или по правой и левой стороне. Поэтому мы так много внимания уделяем энергетическому балансу.

    Мой Учитель, когда я на него выходила, совершенно четко давал мне понять на что мне нужно обращать внимание в том или ином действии, например, в выполнении асан. И потом я научилась четко отслеживать, что для меня, а что для занятий и не смешивать это.

    Вот еще об отличиях. В йоге практикуется статическое выполнение хаст*. Мы включаем хасты в динамику, используя их, как элементы движения, танца. И это выводит энергетику и сознание на совершенно иную ступень. Это ступень более высокой координации. Здесь включается уже многоуровневая координация, которая связана и с ритмом, и с рисунком индивидуального движения, и с групповым рисунком. Кроме того, мы обязательно использовали этюды, которые мне буквально «выдавали» по интуитивному каналу. В результате осмысления интуитивной информации (какие практики на что действуют, на что проецируются, какой центр или систему центров активизируют) - начала проявляться система.

    * Хаста – определенное положение кистей и пальцев рук.

    Мы никогда не ставили специально цели выхода на информационные структуры и достижения каких-либо паранормальных способностей и до сих пор, когда кто-то спрашивает, можем ли мы демонстрировать какие-то необычные вещи, я удивляюсь, - а зачем? А ведь очень многие люди, причем даже те, кто серьезно исследует эти процессы, ставят себе цель - как это можно использовать. А для меня такой постановки вопроса не существует. Мы с моей группой вместе развивались и это я считаю главным. Мы исследовали что на что влияет, к чему в целом приводит наша система, как занимающиеся начинают смотреть на мир, что происходит со структурой тела, как меняется ценностная ориентация. (А меняется очень сильно. Причем, не потому, что так сказал Учитель, а потому, что они сами к этому пришли).

    Мы очень осознанно работаем с ментальными представлениями. Вот есть, к примеру Кунта-йога, г...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru