КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    ХРОНИКИ РОССИЙСКОЙ САНЬЯСЫ (ТОМ III)

    Вернуться в раздел "Эзотерика"

    Хроники российской саньясы (том III)
    Автор: Владислав Лебедько
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    едешь в палатке - неизвестно. Находиться в палатке нужно было трое суток безвылазно. А вокруг - удивительная тишина. Через несколько суток установливается внутренняя тишина. После этого начинается общение с Мастером.

    * О Еве см. Главу «Ева Весельницкая»

    В первом лагере было тридцать шесть человек. После того, как я всех привезла, настала и моя очередь. Последняя неделя была моя. Я сидела уже третьи сутки в палатке, когда и случилось то, что среди тишины раздался удивительный смех, хохот. Хохот Игоря. Он продолжался, как потом я узнала, восемь часов : Игорь уехал из лагеря, продолжая смеяться. Это был день его просветления... Был импульс поехать к Валентасу. Оказалось, что только что у Валентаса гостил Мастер Мирзабай. Мастер Мирзабай оставил привет для Игоря Николаевича. Как подтверждение от Мастера...

    Когда лагерь завершился, Игорь сообщил нам ошеломляющую новость: что он хочет учиться. Это было совершенно непонятно нам. Ведь он сам Учитель и мы у него учимся. Куда ему еще учиться? Но, он начал искать, как ему поехать к Мастеру Мирзабаю. После этого происходило много мистических событий. Стали приходить телеграммы из Москвы со странными для меня текстами. Игорь, читал эти тексты и, словно переводя смыслы, говорил: «О! Меня приглашают!» Мне это было как-то непонятно. Но, постепенно передо мной стала раскрываться символическая многослойность этих текстов и многомерность мира ...

    Игорь пригласил меня поехать с ним в Москву. Мой муж внимательно выслушал меня, и сказал, что если мне дается такой шанс, то его нельзя упускать. Можно сказать, что он тоже был моим Учителем. При всей взаимной любви и привязанности, нам обоим было ясно, что такой шаг приведет к расставанию. И решение было принято, причем принято в атмосфере глубокого взаимопонимания.

    И я поехала с Игорем в Москву. Он стал ожидать дальнейшего разворота событий, - когда можно будет ехать к Мастеру. В Москве мы познакомились с людьми, которые уже ездили к Мирзабаю. Там была интересная тусовка, где были люди, занимавшиеся йогой, боевыми искусствами, и прочим ... Наконец, Игорь дождался разрешения поехать к Мастеру Мирзабаю. Я осталась в Москве и вела занятия по технологии «Огненный цветок». Занимались очень продвинутые и знающие люди. Мне нужно было обучить «Огненному цветку» этих людей, и это был серьезный урок для меня. Некоторые были Мастерами других Школ. В числе прочих Санжар - Мастер каратэ из «Школы больного человека», где человек выглядит внешне слабым, немощным и больным. Казалось, тронь его пальцем и он развалится. Он мне очень помог тогда. Они все мне помогали и подыгрывали мне, изображая моих учеников. Это была очень красивая и деликатная игра. В какой-то день вдруг я почувствовала мощный импульс ехать вслед за Игорем. Импульс был столь сильным, что я даже забыла все указания Мастера о том, что я должна ждать его в Москве. У меня не было денег. Я посоветовалась с Абаем и он дал мне денег на билет до Нукуса. Тут я все-таки вспомнила указание Игоря ждать его в Москве. А самолет в Нукус летел один раз в день, сначала он прилетал из Ташкента в Москву, и сразу летел обратно. И я решила, что если Игорь не прилетит на ближайшем самолете, то я с ним не разминусь.

    Прилетаю я в Нукус и решаю, что до места доберусь автостопом. Где-то около двухсот километров. Вышла на трассу и стала голосовать. Останавливается новехонькая «шестерка» супер-люкс. И водителю, конечно, по пути, прямо в тот же поселок. Назвался он Бахтияром и спрашивает: не страшно ли европейской женщине в Азии? Я начинаю понимать, что ситуация-то не такая уж и безобидная. Тем более, что Бахтияр начинает нагнетать атмосферу, делая все более явные и недвусмысленные намеки. Спрашивает: «А откуда ты знаешь, что я тебя верной дорогой везу?» Тут я насторожилась, но в этот момент фары автомобиля осветили памятник-надпись, выложенную большими буквами из камня вдоль дороги: «Правильной дорогой идете, товарищи!» И тут я поняла, что надо забирать ситуацию в свои руки. И что у меня есть силы для этого. Я предложилп Бахтияру, чтобы он отдохнул, а за руль сяду я. Он удивился, но я его уболтала. И, как только я оказалась за рулем, то сразу поняла, что доеду туда, куда мне надо. И действительно, через некоторое время, мы вкатились прямо во двор к Мирзабаю. В глубине дворика мелькнула фигура мужчины, который кричит: «Вирга приехала!» Лицо его мне незнакомо, да и он вряд ли мог меня разглядеть в запыленной машине. Полная неожиданность для меня. Бахтияр кланяется Мирзабаю и исчезает. Я до сих пор не понимаю, кто он был. Ученик Мирзобая? Водитель, который должен был меня довезти?... Тут мы садимся пить чай и только тогда я понимаю, что Игоря здесь нет. Я спрашиваю: «Где Игорь?» А Игорь, оказывается, уже улетел в Москву и я каким-то образом пропустила его в аэропорту. Что делать? Ситуация очень серьезного непослушания. И Мирзобай, он мягкий Мастер, дал мне шанс. Утром он отвел меня на почту, чтобы позвонить Игорю. Голос Игоря в телефонной трубке был взволнованный: «Ты даже не можешь себе представить, что ты наделала и какими будут последствия этого поступка! Ты же к Мастеру приехала, а не к приятелю. Так, у кого ты учишься ?» Я умом не понимала тогда, что же я наделала, но было чувство большого напряга. Было чувство, что теперь может все нарушиться в моей судьбе. Не только в моей. При этом я понимаю, что Игорь не ругает меня, но ждет что-то от меня, от чего зависит ход всех дальнейших событий. И тогда я говорю ему: «Игорь, я хочу к тебе!» Он переспрашивает: «Действительно хочешь?» - «Да!» - «Ну, тогда делай, что можешь, я тебя жду!» Мирзобай дал мне денег и отправил обратно. Меня всю дорогу знобило, несмотря на то, что была жара. Я доехала до Нукуса. Иду по улице и у меня чувство, что все мужское начало мира меня насилует. Трудно такое вообразить. Но это Азия, - представьте себе броско одетую молодую красивую девушку, идущую по улице - для тех мест это просто вызов! И вот я иду и чувствую, как сквозь меня проходят соответствующие мужские энергии, у меня уже нет ни агрессии, ни страха, ни отчаяния, - меня просто дико трясет. Со всех сторон доносятся мужские голоса: «Девушка, а девушка!...» Как-то я добралась до аэропорта, находясь к тому времени уже в измененном состоянии сознания. В аэропорту оказалось, что у меня не хватает денег, чтобы улететь. И я иду на шаг, на который ни при каких других обстоятельствах не пошла бы: я снимаю с себя украшения и предлагаю их людям на улице, чтобы они купили. Меня сначала никто не понял. Но, потом нашелся человек, который просто дал мне недостающие деньги и я прилетела в Москву. Абай предложил мне еще побыть в Москве, но моя решимость ехать к Игорю была столь сильна, что даже он, со всей его магической силой не мог меня удержать и я незамедлительно уехала в Вильнюс. Игорь встретил меня и снова задал вопрос очень серьезно: «Кто твой Мастер ?» Я поняла, что выбор зависит сейчас только от меня. И именно в этот момент произошел осознанный выбор. Для того, чтобы он произошел, мне понадобилось пройти через все эти приключения во время поездки к Мирзобаю. Мой Мастер - Игорь. Я всей собой пережила это. И это неподвластно времени.

    Потом все происходило стремительно. Я все время была рядом с Игорем, и мое обучение было непрерывным. Некоторое время мы жили в Вильнюсе, потом, после очередных разборок в социуме, переехали в Рыбинск, где работали в театре. Игорь - режиссером, я - художником по костюмам. После нужно было свернуться и уехать из Рыбинска. Там Игорю грозили устроить какие-то проверки в психушке. Мы снова оказались в Вильнюсе.

    Мы жили у Евы. Дверь квартиры была постоянно открыта и все время появлялись новые люди. Десять, пятнадцать ... Некоторые из них оставались иногда надолго. Игорь по вечерам уходил работать, как он это называл, «ментальной проституткой». Он ходил к друзьям, читал лекции, отвечал на вопросы и получал десять рублей за ночь. Социальной работы не было, и эта десятка была единственным заработком на жизнь. К тому времени у нас родился сын. Утром Игорь готовил, стирал пеленки, потом снова люди... Через месяц после рождения сына я тоже включилась в ту же бурную жизнь. Я рада, что у меня не было времени на послеродовой синдром, когда женщина залипает только на ребенке и выключается из всей остальной деятельности. Интенсивность жизни была такой, что субъективно казалось, что за один день проживаешь неделю или даже месяц.

    Игорь стал много ездить и искать работу. Питер, Ташкент, Киев. В Киеве мы задержались на несколько лет. В Киеве собралась публика, которая интересовалась Школой. В большинстве - люди науки. Занятия, посиделки, учеба ... При этом, Игорь работал со спортсменами сборной Союза. Потом случилась авария в Чернобыле и Игорь стал работать с пострадавшими.

    Заканчивался виток работы в Киеве и можно было ехать в другое место. Ева нашла место в Вильнюсе и мы вернулись в Литву. Игорь давно хотел и , наконец, сделал кабинет психологической разгрузки в институте. В этот период были прочитаны «Десять бесед о Школе», из которых родилась книга «Жить надо»*. Это был восемьдесят девятый год - завершение определенного этапа и в жизни Игоря и в жизни Школы. Необходимо было искать форму жизни для нового этапа ...

    * И.Н.Калинаускас «Жить надо!» СПб. 1995

    Для него это снова был Киев, где начался Театр. Перед отъездом Мастер сказал мне, что я завершила первый девятилетний круг обучения. И я осталась одна. Наедине с миром. Дальше я уже сама заботилась о Школьных делах в Литве. Был выход в социум, создание Школьных структур в социуме... Иногда Игорь приезжал, смотрел, как я работаю. Помогал там, где нужна была помощь. Позже Мастер сказал, что мое наиболее сильное место в работе - медитация. Я сама начала ездить и проводить уже свои занятия, пользуя то, в чем сильна. Ташкент - Киев - Питер. Медитация стала моей основной темой.

    Затем я провела свой первый лагерь. Съехались люди из разных городов. Каждый день в течение двух месяцев за столом собиралось 40 человек. Это событие стало для меня самой фактом любви человеческой. Все получилось. Перед началом я попросила Константина Викторовича Тына, чтобы он приехал и показал свое искусство. Он приехал и мы с ним целую неделю работали. В последний вечер мы творили праздник. Сделали плов. Беседуем и вдруг Тын говорит такую фразу: «Ты - Мастер». Меня словно молнией поразило. Я не знала как к этим словам относиться. Тын - серьезный человек, сам Ученик и Мастер древней Традиции, такими словами разбрасывается не станет. Я подумала и решила, что могу побеспокоить моего Мастера и спросить ...Утром я позвонила Игорю и рассказала вечернюю историю. Игорь очень обрадовался и сказал, что ждал этого момента, и что я стала Мастером. Сообщить об этом должен был человек из другой Традиции. Так Тын стал моим духовным крестным отцом. А Игорь подтвердил мою квалификацию Мастера Школы...

    Мастер Школы ? Дальше началась работа ...

    И бесконечная история чудесного продолжается ...

    Глава 3. Наталья Нур
    (отрывки)
    Как я уже писал в Предисловии, книгу о женщинах можно написать, только руководствуясь интуицией, отстранившись от логических выводов и убеждений и доверяя только тому потоку информации, событий, который возник, когда я принял решение писать эту книгу. О Наталье Нур я ничего не знал ранее, более того, когда Ольга Романова (одна из тех, кто и побудил меня взяться за эту тему) сказала мне, что у нее есть знакомая, которая может быть интересна мне для книги, я вначале лишь недоуменно пожал плечами: «Мастер Рейки? Да мало ли их, - что же теперь о всех писать?» Но, слава Богу, доверился. Вместо разочарования меня ждали открытия и переживания, которые, к сожалению на бумагу не перенести. Мы с Натальей коснулись достаточно общих и, на первый взгляд, простых вопросов. Но они-то, как мне кажется и дают ключи к пониманию Пути женщины, да и Пути вообще...

    Май 2001 г.

    Наталья: Мне самой любопытно, что вас могло заинтересовать. Моя судьба, как мне кажется - это судьба обычной женщины, выросшей в советское время.

    Влад: Судьба не бывает обычной, и мне кажется, что как раз в вашей судьбе есть главы, достойные внимания читателей этой книги. Давайте о них и поговорим.

    Н: Все складывалось достаточно постепенно. Не было какого-то крутого поворота. Интерес к иному мировоззрению, чем то, что прививалось в школе, институте и так далее, появился у меня с детства, потому что мы с родителями в то время жили в Забайкалье, в Чите. Так уж получилось, что я росла на китайских сказках. Через них пришел интерес к восточной культуре и, впоследствии, философии.

    Уже потом, когда мы переехали на Украину, возник интерес к Индии.

    В: Почему именно к Индии?

    Н: Может быть потому, что когда-то в то время мне попалась книжка об Упанишадах. Она называлась "Хитападеша". Это тоже сказки. Другой доступной литературы в то время почти не было. Потом, уже в юности я стала увлекаться хатха-йогой. Это был уже не просто интерес, а довольно серьезное увлечение. Правда все это тогда было подпольно.

    В: Это были какие-то подпольные группы?

    Н: Да. Это было начало семидесятых. Занимались на каких-то квартирах, - ну, в общем, как и все такое в то время. Потом я приехала в Питер. Затем появились дети и некоторое время мне было вообще ни до чего... Правда, еще я не сказала, что я еще на Украине пыталась погрузиться в христианство, именно православное. Интерес вызывало все запретное, именно поэтому было желание глубже изучить все это. Хотя изучить все это, - и христианство и йогу, действительно глубоко тогда было очень трудно, - почти не было ни литературных источников, ни реальных людей, которые владели бы этими вопросами, поэтому на деле все получилось достаточно поверхностно.

    В: Дело ведь не только в глубине изучения, но и в желании, устремлении.

    Н: Возможно. Так вот, после того, как дети мои чуть подросли, желание мое и увлечение снова начали воплощаться. Это уже в Питере. Это опять-таки подпольные группы - довольно много тогда было перепробовано, трудно даже все перечесть.

    В: Ну, то, что оставило наиболее глубокий след.

    Н: Прежде всего это Антоновские группы. И сам Владимир Антонов часто появлялся у нас на занятиях, а вели, в основном его ученики. Параллельно были еще экстрасенсорные группы, та же хатха-йога, - даже приезжали какие-то Учителя из Индии. Очень мне был интересен суфизм, долгое время я общалась с одним замечательным человеком, Игорем Мальским, который тогда писал очень интересную книжечку по этому вопросу. Беседы с ним очень помогли в то время.

    А позднее все свелось к тому, что в голове у меня образовалась невероятная "каша" от смешения самых разных знаний. И разгребать всю эту смесь было некому.

    Поэтому, в какой-то момент я бросила все, чем занималась. Я поняла, что все то, чем я занималась было очень поверхностно.

    В: Вы переживали это, как какой-то кризис?

    Н: Конечно! То, чему я посвятила достаточно много лет, оказалось почти бессмысленно и не нужно.

    В: Не нужно, - то есть не востребовано, или не нужно - неинтересно?

    Н: Неинтересно, потому что поверхностно, а как дойти хоть до какой-то глубины, было непонятно. Как раз востребовать все это было несложно - желающих смотреть на разные фокусы и ходить по горящим угольям, заниматься всяческого вида колдовством и экстрасенсорикой было довольно много, впрочем сейчас их даже еще больше.

    В: А вы могли таким вещам обучать?

    Н: Да, кое-что я умела сама и могла научить желающих. Но, повторяю, идти дальше в эту сторону я не хотела, так как не видела смысла.

    В: Когда этот кризис произошел?

    Н: Лет десять - двенадцать назад.

    В: То есть, как раз в разгар послеперестроечного времени, когда вся эта экстасенсорно-магическая братия начала появляться на широкой публике. И книжки первые пошли, - помните, - Мартынов, Шри Ауробиндо?

    Н: Да, но меня это уже не привлекало. Однажды мы с мужем гуляли по Петроградской и в одном книжном магазинчике мой взгляд упал на книгу некого Шри Махарши, которая стоила по тем временам бешеные деньги - рублей девять, по-моему, - я открыла ее на одной из страниц и прочитала: «...если ты хочешь познать мир, то познай сначала самого себя, а потом уже задавай вопросы, если они останутся». Я купила эту книжку и когда прочитала, поняла, что, собственно, купила я ее ради одной этой фразы, - чего-то еще мудрого я там не нашла.

    Потом прошло года два. И тогда появилось Рейки. Только после того, как я туда пришла, вся каша, которая сложилась у меня в голове, начала постепенно разгребаться.

    В: Каким образом?

    Н: Практика, практика, практика... Отбрасывание всего лишнего и ненужного-

    Вот собственно и вся внешняя канва моей судьбы. Я уже девять лет в Рейки, мне это не надоело до сих пор.

    В: Почему именно Рейки послужило выходу из кризиса и тому, что в вас все упорядочилось?

    Н: Тут нужно уже пояснять, что такое Рейки.

    В: Давайте попробуем. У большинства людей, слышавших это слово представление примерно такое, что кто-то кому-то накладывает руки на разные части тела, "течет" некая "энергия", за счет чего организм в некотором роде исцеляется. То есть, преобладает представление о Рейки, как о разновидности целительской деятельности.

    Н: К сожалению да, именно так многие и представляют себе Рейки. Хотя, когда я начинала учиться, моя система представлений была подобной. Я представляла, что я накладываю руки на человека и что-то в нем происходит, гармонизируется.

    В: При этом, чтобы грамотно накладывать руки и что-то при этом действительно происходило, нужны разные степени инициации.

    Н: Без инициации это, к счастью, не работает.

    Очень сложно описать словами, что же при этом происходит. Да, начнем с того, что Рейки работает действительно, как целительская практика. Лично мне оно позволило освободиться от многих довольно запущенных и серьезных заболеваний. Моим близким - тоже. Но, Рейки все таки не только и не столько целительство, сколько духовный путь, хотя большинство людей зацикливается и останавливается только на целительском аспекте. И, в принципе, этого вполне достаточно тому, кто хочет только оздоровления организма. Мне хотелось большего. Меня тянуло в области изменения картины мира, творчества, нахождения смысла, постижения себя. Рейки дает эту возможность.

    В: Все-таки мне пока непонятно следующее: до вашего кризиса, вы прошли, пусть, как вы говорите, неглубоко, через несколько видов практик, в которых так или иначе затрагиваются ценностные и смысловые струны жизни. И в йоге, и в Антоновской системе были возможности для таких сущностных постижений, для духовного развития.

    Н: Тогда нужно достаточно точно определиться со словами «духовное развитие», потому что многие люди понимают их по-разному. Я не хочу брать на себя ответственность в точном определении этих слов.

    В: Давайте тогда будем говорить не о точных определениях, а о вашем опыте, о вашем восприятии.

    Н: Во-первых, я думаю, что духовность никак не связана с накапливанием какой-то информации, тем более информации из книг. Всякие религиозные догматы не имеют отношения к духовности. Духовность, это когда Дух присутствует во всех проявлениях твоей жизни, присутствует во всех отношениях между людьми, причем, чем ближе люди, тем в большей степени. Не так уж сложно помочь в каком-то вопросе человеку постороннему и при этом напрочь вытеснять все, что происходит в твоей собственной семье, где, например, полный разлад и непонимание.

    В: Как это проявляется в вашей жизни?

    Н: Очень просто, с самых азов. Для меня очень важно налаживать глубокие, искренние и доверительные отношения с близкими мне людьми, не закрывать глаза на то, что неприятно во мне для других. Это ежедневная, достаточно скурпулезная внимательная работа. Именно работа, потому что в отношениях легко выйти на какие-то стереотипы, соскочить с обнаженного нерва глубины и доверия, поэтому в этих отношениях я стараюсь сколько возможно держать внимание на пределе активности. Это не всегда получается, что переживается тяжело и дает толчок к новому качеству отношений. Мне кажется, что мне удается вкладывать дух, духовность, в мои отношения с близкими, с детьми, с родителями. А было время, когда в моей семье возникали серьезные проблемы разобщенности и непонимания.

    В: Что дальше? Я имею в виду - за отношениями?

    Н: Умение ценить это все, не вмешиваться в жизнь других людей. Не причинять людям "добра", то есть, собственно, того, что ты считаешь добром для них.

    В: Расшифруйте поподробнее.

    Н: Когда я смотрю с позиции своего опыта на какие-то ситуации, возникающие у моих детей, я вижу как, например им нужно поступить, чтобы все прошло гладко. Но, в тоже время я знаю, что если они не переживут то, что будет результатом их собственного выбора, если они не переживут своих собственных ошибок - они ничему не научатся. И вот умение вовремя остановиться и не заставить их прожить мою жизнь вместо их собственной - это как раз и есть «не причинение добра».

    В: Наташа, расскажите пожалуйста об опыте своих каких-то глубоких переживаний.

    Н: Такие переживания случаются, но рассказывать я о них не буду.

    В: Из-за чего? Обычно подобные описания пробуждают мотивацию у читателя к собственным поискам и практике.

    Н: У каждого свои переживания. И у каждого свое восприятие даже очень простого опыта, не говоря уже об опыте переживаний, случающихся в процессе созерцательных и медитативных практик. Да и слова трактуются настолько по-разному. Если я скажу, что я попала в состояние медитации, вряд ли кто-то меня поймет адекватно. Не говоря уже о более глубоких вещах.

    В: Я почему об этом так настойчиво спрашиваю: именно переживания, даже чужие, могут служить для многих людей отправной точкой, либо маяком, к которому человек начинает двигаться, попадая при этом в свои переживания. Вот человек, к примеру, прочитал о каких-то переживаниях Кастанеды, - он никогда ничего подобного не переживет, потому что у Кастанеды своя жизнь, а у него своя. Но, прочитав, ему захотелось попробовать и- вдруг случится свой путь.

    Н: Влад, здесь есть целая проблема. Я вообще не понимаю, что можно вынести из моей достаточно простой и заурядной жизни, и я ни в коей мере не стремлюсь к известности. Когда вы позвонили я согласилась побеседовать только из-за желания поддержать тех, кто стремится к изменениям в своей жизни. Но, перебирая свой опыт я не могу выделить в нем что-нибудь яркое или потрясающее. Весь мой опыт очень простой, а жизнь достаточно сложная, хотя я знаю людей, чей жизненный путь намного сложнее моего. И кроме того, я не хочу, чтобы у читателей возникло впечатление, что те переживания, которые со мной случались, есть цель Рейки или какие-то неотъемлемые составляющие этого пути.

    В: Здесь я не удержусь и расскажу маленькую притчу, которую мне поведал недавно Александр Павлович Марьяненко*. Это притча про китайца и павлина. Даже не столько притча, сколько зарисовка. Вот есть павлин, - он яркий и замечательный, у него шикарный хвост, очень красивое оперение и люди приходят специально посмотреть на него. И есть китаец, который этого павлина содержит. Китаец скромен и незаметен. Он ходит в стареньком сером халате. Он всячески служит павлину - убирает за ним, кормит его, чтобы павлин был еще здоровее и красивее и людям было приятно на него смотреть. Так вот - у китайца есть новый красивый халат, но он его не одевает, дабы не отвлекать зрителей от павлина. И реально действующая фигура в этой паре - не павлин, а все-таки китаец, - он создает ситуацию, он через служение павлину дарит людям красоту, сам оставаясь в тени...

    * О нем см. второй том, глава «Александр Марьяненко»

    Мне, кстати, сейчас интересны не «павлины», а «китайцы», поэтому я и попросил вас об этой встрече.

    Н: Я, в свою очередь, могу сказать, что Рейки - это действующая фигура, а я только Мастер Рейки. Несмотря на то, что я знаю и умею еще кое что. Каждый Путь по своему хорош. Чем оказался для меня хорош путь Рейки? Прежде всего тем, что мне никто там не убеждал в том, что я чего-то должна увидеть или почувствовать, как это часто бывает на многих занятиях, семинарах, в разных системах преподавания. Меня никто не заставлял ничего делать и ничего представлять себе. Приветствовалось всегда то, что есть на самом деле, не то, что представляешь, а то, что реально чувствуешь и то, что реально происходит. И мне как-то очень быстро удалось почувствовать и увидеть результаты работы Рейки. Может быть, потому что первая женщина, с которой я работала, была раковая больная и она жива до сих пор, хотя тогда она была уже между жизнью и смертью.

    Потом уже открылись мне вещи, которые за целительством. Конечно, подобралась я к этому не сразу. Конечно, я не сразу научилась не примешивать к тому, что происходило, какие-то свои прежние знания, представления и догадки. Не сразу я научилась просто давать Рейки, понимаете, - просто. В этом-то все и заключается, вся глубина, когда ты научаешься просто давать то, что идет. Без всяких ожиданий, моделей, знаменитых аффирмаций, которые пытаются к этому процессу приплести. Поэтому-то я и не хочу говорить о переживаниях и поэтому это самое «просто» есть самое сложное для описания. Сама практика сводилась к тому, чтобы научиться все делать просто. Потом за глубиной этого «просто» всплыло очень много интересного и неописуемого. Как это объяснить людям в словах - я не знаю. Как объяснить то, что произошло, когда я первый раз влетела в это состояние «просто»? Слов для этого у меня нет. Называть это расхожим «здесь и сейчас» мне тем более не хочется, - и заезженно, и ничего не объясняет ничего, а только запутывает.

    В: Я прекрасно понимаю сложность передать это словами, но всякий раз хочется подобраться к этому хотя бы меткой метафорой.

    Н: Может быть когда-нибудь это и получится.

    Еще о Рейки я могу сказать, что оно помогло мне полностью изменить судьбу в самом объемном смысле этого слова. Прежде всего - появились колоссальные силы, чтобы изменения в судьбе стали возможны.

    В: Что стоит за словами «изменения судьбы»? Это ведь тоже из тех расхожих выражений, в которые кто вкладывает смысла на копейку, а кто на миллионы...

    Н: Вот-вот. Когда о том, как же изменилась моя судьба, меня спрашивали ученики, я нашла для ответа такой образ: всю свою прежнюю жизнь я была похожа на прыгающий мячик. Этот мячик прыгал особенно весело, когда его пинал кто-то другой. А вот после Рейки этот мячик научился прыгать сам по себе, только тогда, когда он хочет прыгать. Изменилось мое восприятие мира, своей и не только своей жизни, отношение к себе.

    В: Давайте, чтобы избегать общих слов я буду задавать каверзные вопросы-вставки. Итак: отношение к себе изменилось от какого до какого?

    Н: От того, что раньше я жила только ради других, до того что я научилась значительную часть жизни посвящать себе самой. Кроме того, я поняла одну фундаментальную для себя истину: любой разговор с живым человеком важнее для меня и интересней, чем много томов самых авторитетных изданий.

    Однажды по телевизору показывали старого дагестанца, который прожил сто двадцать лет. И он говорил какие-то очень простые и, вместе с тем, очень мудрые вещи. Например, о том, что человек не должен быть как тяпка, которая все под себя да под себя, а должен быть как двуручная пила - и себе и людям. Вот можно сказать, что я сейчас приближаюсь к состоянию "двуручной пилы".

    В: Можно ли сказать так, что в вашей жизни становится все больше и больше простоты? Причем в этой самой простоте и есть то самое - обыкновенное чудо. И это-то и есть действительно магия, а не фокусы.

    Н: Можно так сказать. Но это гораздо шире и объемнее. Простота жизни - обозначение хорошее, но в чем-то недостаточное.

    В: Я понимаю, но не получается сказать точнее. Мы здесь на той грани, где любые слова не точны. Можно еще сказать, наверное так, что произошел переход от многоумности к простой житейской мудрости.

    Н: Даже еще проще - к самой жизни.

    В связи с тем, куда вырулила тема нашего разговора, я хочу рассказать притчу. У одного суфия спросили: «Как вы себя чувствуете?», на что он ответил: «Я чувствую себя, как человек, который проснулся сегодня и не знает, умрет ли он сегодня или нет». Ему возразили: «Как же так? Это же проблема для всех людей». «Да, - сказал суфий, - но все ли это чувствуют?» Вот - не думание о жизни, а чувствование, проживание жизни...

    В: А был ли момент некого «фазового перехода» от старого качества жизни к новому? Или все произошло постепенно, как накопление опыта нового качества?

    Н: Скорее, накопление опыта нового качества. Я не могу выделить какой-то поворотный момент, когда количество перешло в качество. Было несколько пиковых моментов, когда входишь в комнату, где прожил много лет и вдруг видишь ее совершенно по-новому. Комната осталась прежней, но в тебе что-то изменилось, в восприятии.

    Конечно, мы знаем, что мы живем, конечно мы знаем, что жизнь проста в своей сути, но знаем мы это на уровне информации, ума. А вот чувствовать это и действительно знать - совсем другое дело. Для меня знание и информация - совершенно разные понятия. Информацию можно накапливать сколько угодно, но один раз пережив что-то вы получаете настоящее знание. По крайней мере, для меня это происходит так.

    В: А вот только ли Рейки виной тому? А то получается, что все дело в Рейки - давайте все подадимся в Рейки и тогда начнем Жить!

    Н: Да, я поняла то, что вы хотите сказать. Есть масса других путей и они не хуже Рейки. Так случилось, что мою жизнь открыло именно Рейки. У других людей это может произойти совсем по-другому.

    Во многих духовных путях эта энергия известна и используется. И сам способ целительства руками знаком многим Традициям и практикуется на разных этапах обучения. Где-то сначала нужно было очень сильно продвинуться, чтобы тебя научили, как лечить руками, а здесь наоборот, сначала, на первой ступени, человек получает возможность исцелять руками и вместе с тем идет его духовное развитие. Я не думаю, что Рейки лучше других практик и в Рейки быстрее человек подходит к какому-то духовному постижению. Нет. Просто это так случилось для меня. В силу чего - не знаю.

    Еще очень важным, что открылось мне в Рейки, я считаю возможность смотреть на луну, а не на палец, который на эту луну показывает . Хотелось бы, чтобы люди интересовались бы не Учителями, а тем качеством жизни, которому эти люди учат. Учителям приписываются какие-то невероятные свойства, которые зачастую уводят людей от самого учения.

    В: Да, это вот сотворение кумира из Учителя - явление повальное и увы, имеющее глубокие корни в человеческой психике, так что тут словами не поможешь, - только упорная практика и дерзновение дает возможность перевести взгляд с пальца на луну.

    Н: Мне вспоминается еще одна притча про женщину - суфия, которую звали Рабия. Как-то раз она сидела у костра и к ней подошел какой-то известный мистик. Он предложил ей прогуляться по воде, посидеть на середине озера и побеседовать о духовном. Рабия ответила, что не обладает такой способностью и в ответ предложила этому человеку взлететь на облако и, сидя там, поговорить о духовном. Тогда он сказал, что не обладает такой способностью. Рабия сказала: «Свободно перемещаться по поверхности воды могут некоторые насекомые, летать умеют птицы, но ни то, ни другое не имеет никакого отношения к духовности. Поэтому садитесь просто к этому костру!»

    Есть, конечно способы и пути развития в себе каких-то сверхъестественных способностей и навыков. Но для меня важны не они, а путь внутрь, к источнику, к «я». Может быть, мне повезло с Учителем, поэтому именно Рейки оказалось для меня таким путем.

    В: А у кого вы учились?

    Н: Его имя Фокке Бринк. Он голландец. Тогда, в начале девяностых, он жил в Швейцарии, потом в Германии, сейчас в Греции. Он очень часто приезжал в Россию.

    Вообще, Мастерство в Рейки это не конечная точка. Это как раз самое начало. С этого и начинается действительно путь Рейки. И он очень непростой.

    В: Что происходит, когда идешь этим путем?

    Н: Если бы это можно было так вот взять и выразить словами! Вот какие-то вехи жизни, события еще как-то можно описать, а внутреннюю работу. Сказать, что это соединение внешнего и внутреннего мира? Это будет неточно и неправда. Наверное, просто неотделение себя от жизни вообще, но сколь многое таится за этими простыми словами!

    В: Правда, я понимаю, что это почти невозможно описать.

    Н: Образно можно сказать еще так: стать Мастером легко, а вот быть Мастером - очень сложно.

    В: Поясните эту мысль.

    Н: Для того, чтобы стать Мастером нужно учиться. В процессе обучения возможны ошибки, на них, собственно, многому учишься. Если же ты стал уже Мастером, то ты все время должен жить тем, чему учишь. Всегда. И тут ошибки и отступления уже непростительны. А сколько искушений! Например, быть не собой, а тем, что от тебя ждут люди.

    Вообще, наша с вами встреча очень полезна для меня. Мне приходится искать слова или метафоры для почти невыразимых переживаний. Это ставит меня в очень сложное положение и это интересно.

    В: Большая часть действительно глубоких бесед протекает не легко. Особенно когда мы пытаемся не изображать какие-то эпатажные события, чего, например, было много в первом томе, а подойти к сути: что же, собственно, происходит и зачем. Чем сложнее для объяснения, тем ближе к сути. Но я надеюсь, что при этом все-таки может вдруг родиться хотя бы одно точное и емкое для кого-то слово, и это оправдает все наши хождения вокруг да около.

    Н: Я немного отвлеклась от вопроса о том, в чем разница между стать Мастером и быть Мастером. Не только в Рейки, - в любой Традиции, - когда человек учится, - он ищет то, что он на самом деле есть. Когда он доходит до того, что может этим искомым быть постоянно, тогда это Мастер.

    Что значит быть собой? Как говорится в некоторых буддийских притчах - есть, когда хочется есть, спать, когда хочется спать. Но, это все простые аллегории. Порою хочется, например, простых человеческих отношений. А они не складываются, потому что человек видит в тебе мастера и ставит внутренне на некий пьедестал. И предъявляет соответствующие требования. Бывает наоборот, - человек требует от тебя не чего-то возвышенного, а говорит, что Мастер должен обязательно проявлять свои человеческие качества в каком-то гипертрофированном виде. Кто-то ждет от тебя чего-то очень умного, кто-то - оригинального, а при этом задача-то не зависеть от ожиданий других людей и не идти у них на поводу (а это очень сильное искушение), а быть таким, как ты есть. Для меня это было очень сложно и это то, где все время я вынуждена была быть внимательной. Тем более, когда люди смотрят на Мастера, они подмечают все, - гораздо больше и пристальнее внимание окружающих к его поведению, которое как-то истолковывается. Все это - очень мощная проверка на то, чтобы остаться собой.

    В: Мастеру не прощаются ошибки, которые сходят с рук для обычных людей.

    Н: Да, ты все время находишься в зоне повышенного внимания. Кроме всего, что я уже говорила, такое повышенное внимание дает еще и очень полезную обратную связь. Тебе действительно укажут на малейшие промахи и ошибки. Вся задача - отделить конструктивную обратную связь от смеси ожиданий с проекциями.

    Теперь я вынуждена решать те задачи, на которые раньше могла спокойно закрыть глаза. Это значит, что теперь я до них уже дозрела. Стало меньше поблажек себе.

    В: Это продолжение учебы.

    Н: Да, мне хочется это особо подчеркнуть, что для любого Учителя важно учиться за счет своей жизни, а не за счет внимания, денег, сил и ошибок своих учеников. Еще важно самому не возвышать себя над людьми, не привязывать к себе учеников, не делать их зависимыми от тебя.

    В: Все мы - и Учителя и ученики, как и все люди вообще - в равной степени твари Божии. Это важно понимать и тем, кто считает себя Учителями и тем, кто считает себя учениками.

    Н: Если бы все это понимали, то более понятно было бы и древнее изречение: «Люби Бога и делай что хочешь». Я не знаю, насколько у меня это удается, - это не мне судить, - но то, что я стараюсь дать своим ученикам - это как раз возможность идти самостоятельно. В любой момент они могут обратиться ко мне, но я их только поддержу и не буду никуда тащить.

    В: Как и за счет чего в вашей жизни произошло это понимание?

    Н: У меня есть очень хороший друг в Москве. Мы учились у одного Мастера. Этот мой друг обладает удивительной способностью разбивать стереотипы. И несколько моих зацепок за привычное мировоззрение он разбил.

    В: Как это произошло?

    Н: Например, как и у большинства людей, воспитывавшихся в советское время, у меня были четкие представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Ситуация была очень простая: мы вместе поехали в Китай и там, пока гуляли по Пекину, я искала книги по Фэн Шуй, - не те, переводные, которых пруд пруди сейчас у нас, а первоисточники. Мой друг спросил меня зачем мне это нужно. Я удивилась: «Ну как же? Надо же знать, где плохая энергия, а где хорошая». Тогда мой друг очень спокойно попросил меня объяснить ему, что такое плохая энергия, а что такое - хорошая. И все. Многолетний стереотип рухнул от одного простого вопроса. Вообще меня поражает способность этого человека точно сказать слово или задать вопрос, в результате которого меняется вся система ценностей. Очень точное попадание в «десятку» и, вместе с тем, - мягкое. Мы редко встречаемся, но каждая такая встреча - событие, которое разбивает вдребезги какой-нибудь из моих стереотипов.



    Несколько времени мы пили чай и беседовали при выключенном диктофоне. В это время Наташа произнесла довольно важные, на мой взгляд, слова, которые я попросил ее повторить для записи.



    Н: Чем дальше вглубь, тем меньше людей, которые тебя могут понять. А у меня все еще есть потребность поделиться тем, что происходит со мной. Но, вероятно, это тоже один из стереотипов, - почему я и не хотела, чтобы это было записано, - это желание найти подтверждение тому, что я переживаю сама, у других людей. Может быть, и это рухнет, но пока это есть. Очень хочется, чтобы был кто-то, кто тебя понимает, а таких людей все меньше и меньше.

    В: В недавней встрече с одной женщиной для третьего тома, я спросил - чем же платит человек за вступление на Путь. Ответ был - одиночеством.

    Н: Да, пожалуй. И для женщины это, наверное, особенно тяжело. И тут очень важно из страха перед одиночеством не стать «павлином».

    В: Понятно, что чем дальше, тем глубже одиночество, но все-таки я почему-то это выбираю. Почему вы, понимая это. делаете такой выбор?

    Н: У меня произошло наоборот. Сначала я сделала выбор, а потом уже до меня дошло, чем же я за это плачу, но назад дороги уже не было. И я не сомневаюсь в своем выборе.

    В: Что же оправдывается такой высокой ценой?

    Н: Некоторое время я увлекалась, - да, пожалуй, дальше увлечения дело не зашло, - суфизмом. Это была не только литература, но и практика. Это долгая отдельная история, которую я не хочу рассказывать, потому что это действительно было только увлечение. Так вот все, что от этого осталось - это мое имя - Нур. Нур означает Великий Свет. Так вот тот Свет, который открывается при движении вглубь оправдывает любую цену. Даже одиночество. Хотя одиночество ли это? Скорее, одинокость. Непонимание. А для некоторых - нежелание понять меня. Одиночество же только потому что на ненастоящее я уже не соглашусь, ненастоящего в моей жизни уже хватило. Настоящий Свет, настоящее понимание, настоящие отношения, настоящие чувства.

    Рейки - это не Свет. Кто-то где-то сказал. Что Рейки это некий «поток». И теперь все книги и упоминания о Рейки пестрят этим: поток, поток, поток. В него, дескать надо войти и так далее. Но Рейки это не поток. Рейки это и не Свет. Рейки - это Рейки. Просто для меня оно осветило всю мою жизнь, за это я и плачу. А заплатить - это значит отдать то, чего требует жизнь.

    В: Можно ли сказать, что вы живете свою жизнь?

    Н: Да. И мне бы очень хотелось, чтобы все люди жили свою жизнь, а не то, что им навязывается. Но это мое желание и даже его я не хочу никому навязывать. Довольно того, что я живу свою жизнь.

    Глава 4. Виктория Рогозова
    (отрывки)
    Никогда заранее не угадаешь, что принесет тебе та или иная встреча. А встреча с Викой открыла новую страницу моей жизни, новую страницу ее жизни и новые страницы в жизни еще, как минимум, десятков двух людей, в том числе и нескольких Хроников. И дело не только в том, что для многих из нас открылись двери в пространство Арканов, Алхимии и еще куда-то. И даже не в том, что эта встреча и для меня, и для Вики и для других потянула ниточку новых очень важных встреч, откровений, переживаний... Я бы взял на себя смелость сказать, что именно с этого момента произошел, - скорее начался определенный фазовый переход в самом пространстве Российской саньясы (я имею в виду не только Хроников, о которых я писал ранее)... Причем это связано не с Арканами, а с чем-то еще, что я пока не могу вербализовать. Может быть, просто время совпало... Не просто интересными, но чрезвычайно ценными кажутся мне события, которые с тех майских дней разворачиваются. Ну, да об этом дальше, наверное, в следующем томе. Здесь я только обозначу интригу...

    С момента написания первого тома я стал довольно часто общаться с Сашей Вороновым. И иногда я слышал от него загадочную фразу "Мы с друзьями ходим в Арканы", но, признаться, кроме некой ауры таинственности, для меня это ничего не значило. И вот, как-то в марте 2001 года мы с Вороновым стояли неподалеку от метро "Петроградская" и о чем-то разговаривали. Подошли две женщины, - как потом оказалось - Вика и ее дочь. Саша коротко нас представил, Вика сдержанно кивнула мне и обменялась с Вороновым несколькими фразами. Когда женщины ушли, Воронов сказал: "Вот тебе настоящая ведьма"...

    Я и забыл бы об этом эпизоде, если бы не решился писать эту книгу. В первый же день, после этого решения звоню Воронову: "Саша, я хочу пообщаться с той самой Викой!" - "Вряд ли она согласится, но я поговорю с ней об этом". Через несколько дней добро было получено, хотя, по словам Воронова, Вика долго отнекивалась. Я настроился на сухой и строгий прием, но, все произошло по иному...


    Май 2001 г.



    Влад: Вика, давай поговорим о двух вещах в этой беседе: об особенностях женского Пути вообще и об Арканах в частности.

    Виктория Рогозова: Я не знаю насколько это характерно для женщин вообще, но у меня еще с детства начались истории с «барабашками», и разными существами потустороннего мира. Поскольку родители у меня были атеисты, детство - пионерское, юность - комсомольская, то кому-то это рассказать и объяснить мне было трудно. И на какое-то время способности воспринимать «потусторонние» явления ослабли. А раскрываться они начали после рождения детей: в двадцать три года и в двадцать пять лет. После этого я стала что-то видеть, чувствовать.

    В: Что-то, это что?

    В.Р.: Необычное ощущение пространства, например, разного рода предвидения и предчувствования, ощущения присутствия того, что незримо и нематериально. Слышание мыслей… Судьба привела меня в китайскую гимнастику. И когда мы делали какой-либо комплекс, меня Мастер ставил первой, так как тело мое хорошо запоминало комплексы: погружаешься в состояние, а сознание следит за руками и ногами, чтобы правильно выполнить форму. И в первый раз у меня тогда было слышание мыслей: мастер мне тогда передавал или картинку - что дальше делать, или рассказывал словами характер следующих движений. У меня от сопричастности к этому - чему-то, что я совершенно не понимала, возникала огромная радость. Возникало чувство сопричастности к Тайне.

    Потом была такая любопытная ситуация: я работала технологом на «Светлане» и как-то раз в нашем цехе ко мне подошла старушка, положила руки мне на спину и сказала какое-то четверостишие с матом, суть которого была в том, что «пусть у меня не болит, а у тебя болит». Я испугалась. Если бы не испугалась, то ничего бы и не произошло. А тут на мои болячки и на страх потустороннего все это и легло. На полгода я встала на костыли. Меня чуть ли не на инвалидность поставили. И вот уже с костылей меня снимал один замечательный Мастер - Владимир Матвеев. Я прошла у него десять сеансов массажа, пять сеансов - он клал большие пальцы на позвоночник и так стоял около получаса, - выравнивал энергетику, как я сейчас понимаю. А следующие пять сеансов - уже более развернутый массаж. После этих сеансов я не только встала с костылей, но у меня ушли и разные мелкие болячки, которые были до того. Володе я очень благодарна, потому что он дал мне первый толчок. Это был не только массаж, но и толчок к осознанию того, что со мной происходит. Первая книжка, которую он дал мне почитать была «Карма-йога» Вивекананды. После этого возникло чувство, что пространство открылось, и пошло и поехало. Тот же Володя направил меня к одному китайцу, который передал мне свой комплекс. Сейчас в Питере два человека, которые имеют право передавать этот комплекс, это я и еще одна женщина по фамилии Ким.

    Начало меняться само фоновое ощущение жизни. Раньше у меня было постоянное чувство несчастности, - у меня погиб муж и я одна растила детей, да плюс еще всякие заморочки, и вообще психика очень подвижная. А тут занятия китайской гимнастикой показали мне мир из состояния покоя, то есть, когда он разворачивается всеми красками внутри, а краски мира проходят через успокоенный ум. И, естественно, если ты хоть однажды пережил подобное состояние, то обратной дороги уже нет, - начинаешь идти в эту сторону, чтобы время, которое ты можешь удерживать это состояние увеличивалось.

    Ну, а дальше - запрос есть - на запрос приходят люди. Когда я занималась у китайца, я была ответственной за ключ от помещения, где мы занимались. И вот, сдаю я ключ директору, а в это время запихивается какая-то физиономия. Первый взгляд, - и мне стало абсолютно понятно, что этот человек мне для чего-то нужен. Причем очень-очень нужен. А я была довольно-таки скромной и не приучена была первой подходить к незнакомым мужчинам. А этим мужчиной был Гриша Рейнин.* Но, как то мы познакомились. Он рассказал, что занимается соционикой и, так как у меня были кое-какие проблемы с детьми, я записалась к нему на консультацию. На этой консультации он очень меня потряс, а что для женщины нужно - это восхититься! Потом Гриша мне и говорит: «Что мы все про детей, - давайте про вас поговорим». И он мне четко показал мне все мои больные места. Я была просто поражена. Спрашиваю: «А научиться этому можно?», на что Гриша отвечает: «Да вы и так все можете, нужно только раскрыть!» Оказалось, что он ведет группы. На этом вот энтузазизме я набрала ему группу из восьми таких же сумасшедших, как и я. Объяснить этим людям, чем мы будем заниматься, я не могла, рассказать, кто такой Гриша - тоже, так как я видела его только два раза. То есть, группу я набрала только на чувстве «ура!»

    * О нем см. в первом томе, глава "Григорий Рейнин"

    В: Это давно было?

    В.Р.: Двенадцать лет назад. Первый год Гриша занимался с нами сенситивным тренингом. Целый год, который потом Гриша свернул в шестнадцатичасовой тренинг…

    В: Почему так?

    В.Р.: Люди стали приходить все более и более талантливые и время сворачивалось. Ну и другие есть еще причины...

    Вот, а через год, первого сентября Гриша нам и заявляет: «Дальше есть две возможности, - либо пойти в целительство, либо заняться Арканами». И тут я слышу свой вопль (я еще и подумать-то не успела) - «Арканами!»

    В: Ты знала тогда, что это такое?

    В.Р.: Нет, в том то и дело! Но откуда-то была потрясающая уверенность, что это как раз то, что мне нужно. И вся группа поддержала. Начали спрашивать Гришу, что это такое. Он сказал: «Есть древнее Египетское Знание, которое было передано в картах. Есть много легенд об этом, так вот одна из легенд гласит, что Египетские жрецы, когда поняли, что их цивилизация пошла на спад, закодировали свое Знание в картах. И Традиция не была потеряна и дошла до нас. Причем дошла уже в расшифрованном виде».

    И с этого момента мы стали «ходить в Арканы». Первый раз, помню, Гриша спрашивает: «В какой Аркан пойдем?», а ему отвечаю: «В Двадцать Первый». Гриша удивился и говорит: «Ну, вечно ты сразу быка за рога!». Потом уже, отзанимавшись много лет, я стала понимать, что Двадцать Первый Аркан (он же Нулевой) - это сборка, это «ноль-переход», это вход во все Арканы, это раскрытие всего что возможно…

    В: А почему вы начали не по порядку, а был предложен выбор, куда идти вначале?

    В.Р.: У нас такая система - чтобы научить группу «слышать» Арканы на первом занятии зачитывается полный список и группа выбирает. И так делается на каждом занятии. При этом в группу могут приходить новые люди и очень интересно - на каком Аркане человек вошел в обучение и каким он закрыл круг. Для человека это вход в совершенно новое пространство судьбы.

    Так вот, дальше мы пошли. Прошли все Арканы неоднократно, потом был период, когда мы с Гришей три года работали вместе. Затем настало время вылезать из под Учителя - у него свой Путь открылся, у меня - свой.

    В: А откуда Рейнин получил Передачу этого Знания?

    В.Р.: Первая официальная группа в Питере была двадцать лет назад. Это Коля Юдин, Гриша Рейнин, Динара Асанова, Нелли Лев и еще пара человек, их я уже не помню. А произошло это так: тогда приехали в Питер две женщины, которые остались в живых после репрессий, когда в Сталинские времена была уничтожена знаменитая Питерская Школа Г.О.М.а.

    В: А что это за Школа?

    В.Р.: Г.О.М. - Георгий Оттович Мебиус основатель Питерской Школы начала века. Они шли параллельно с Московской веткой - группой Шмакова. Так вот эти две женщины, которые чудом уцелели, вернулись в Питер уже почти что в восьмидесятилетнем возрасте и передали Арканы вот этой группе, куда входил и Гриша. В этой группе у всех очень интересно сложились судьбы: сначала был всплеск, потом затишье. У Гриши наоборот, десять лет было затишье, пока я не появилась. Коля Юдин - удивительный художник, который за двадцать лет нарисовал двадцать два великих Аркана, причем, на мой взгляд, это единственный художник, у которого Арканы звучат в картинах. Это потрясающие картины, перед ними можно часами стоять. (Вика показала мне слайды с этих картин, - могу заверить, что даже по слайдам ничего подобного по силе воздействия я не видел). У Динары Асановой был потом очень мощный творчес...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru