КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    ХРОНИКИ РОССИЙСКОЙ САНЬЯСЫ (ТОМ III)

    Вернуться в раздел "Эзотерика"

    Хроники российской саньясы (том III)
    Автор: Владислав Лебедько
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    Предисловие
    Удивительным и загадочным существам, - женщинам, тайну которых я пытаюсь постичь, но так пока и не постиг, посвящается...



    "...Вы не поняли мисс, я совсем не прошусь к вам в постель,
    Мне вот только казалось, - нам есть, что поведать друг другу."

    (А.Макаревич "Место, где свет")




    Честно говоря, после выхода второго тома "Хроников" я не собирался больше ничего писать, - по крайней мере, в обозримом будущем. Но в конце апреля 2001 года произошло совпадение двух обстоятельств, которые, собственно и принудили меня к этому занятию. Первое обстоятельство весьма прозаично: мне понадобилась определенная сумма денег, заработать которую быстро я не имел возможности, а занимать не хотелось. Второе обстоятельство было уже, что называется, по теме: в течении одного дня (!) мне пришло сразу пять писем и три телефонных звонка с одним и тем же вопросом: "А почему ты, Влад, ни одной главы в двух томах не посвятил женщинам, которые на Пути? Их что, нет у нас?" Особенно настойчива была моя давняя знакомая Ольга Романова, которая пообещала, что в случае, если я решусь написать книгу про женщин - мистиков, познакомит меня с несколькими ведьмами. Подобные вопросы звучали, конечно, и раньше, но так чтобы сразу столько, от разных людей, в один день! Да тут еще и мучительные раздумья, где бы достать денег... Смекнув, что все это не просто так, я на следующий же день разыскал издателя: "Послушай, Роман, заплати мне за авторские права на новый том вперед, и через несколько месяцев я сдам в печать книгу про ведьм и женщин-магов!" - "Ну, а почему бы и нет? - был ответ, - деньги вперед - хороший стимул". Вечером я уже обзванивал всех, кого только можно, пытаясь составить список женщин, о которых было бы интересно написать. Но, список этот не "сработал", и все получилось не так просто, как казалось вначале.

    Через несколько дней, получив аванс, я успокоился и вспомнил, что ввязываюсь я не совсем в обычное предприятие, и что "просто написать книгу" не получится, как, впрочем, и первые два тома были не "просто книгами", - по крайней мере для меня. Сейчас, когда я завершаю работу над этим томом и оглядываюсь назад, я понимаю, что иначе быть и не могло. "Хроники" - это не просто художественное или публицистическое произведение и тексты, приводимые ниже, это лишь обертка, внутри которой - удивительный и непредсказуемый сюжет жизни, в который попал и я, и некоторые близкие мне люди. Думаю, что отголоски этого сюжета могут коснуться и наиболее вдумчивых (вернее сказать - чувствующих) читателей.

    А сюжет этот связан не только с общением с теми женщинами, беседы с которыми здесь опубликованы и осмыслением полученной от них информации. По мере знакомства с миром ведьм и женщин-магов, происходило погружение в целый спектр событий, ситуаций, ломок мировоззренческих стереотипов, а также, если не во все, то в очень многие прежде не явные аспекты моих собственных взаимоотношений с женщинами: и конкретными, и женским началом в себе, и женским мировосприятием, - таким непохожим на то, чем я его считал ранее...

    Прежде всего, пришлось оставить какие бы то ни было планы и полностью довериться тому потоку информации, который подхватил и закружил меня почти сразу с того момента, когда я решился в эту тему влезть. Жизнь становилась день за днем все более и более иррациональной. Многое, от чего я раньше скептически отмахивался, начинало проявляться как мой личный опыт, от которого запросто отмахнуться теперь уже нельзя.

    Почти каждая следующая глава открывает дверь в миры, лежащие за пределами того, что можно назвать трезвым рассудком. И воспринимать это можно по-разному. Можно занять позицию скептика и назвать все это сказками и бредом истеричек и шизофреничек. Можно удариться в другую крайность и с восторгом: "Так вот же как устроен мир!" попасть в собственный поток галлюцинаций. Мне лично ближе позиция "Я не знаю, как оно все на самом деле", что помогает без оценок искать в том, что мне говорят и показывают, резонансы с собственным мироощущением и открываться новым граням и перспективам познания и переживаний, не приписывая им в то же время статуса окончательной истины...

    Итак, не будучи очень уж жестко привязан к какой-то картине мира, я был готов экспериментировать. Меня интересуют не столько теоретические построения, сколько практика и опыт, поэтому, имея некоторый опыт работы со своим восприятием, я старался быть не просто пассивным слушателем, но почти после каждой беседы погружался (когда по собственной воле, а когда такое погружение случалось само собой) в длительные (часто не на один месяц) и тщательные эксперименты с собой. Делалось это для того, чтобы настроить свое восприятие таким образом, чтобы на собственном опыте убедиться в наличии или отсутствии тех феноменов, о которых мне рассказывали.

    * Самое важное для меня при этом происходило попутно и не было связано с доказательствами существования каких-то феноменов.


    И теперь я готов засвидетельствовать, что действительно существует такая настройка восприятия (условно я назвал ее "женской", хотя она может быть присуща и некоторым мужчинам), где живые контакты с различными нематериальными сущностями, персонифицированными внутренними Учителями, переживание позиции когда тебя "ведут" и многое другое является очевидно переживаемой Реальностью.

    Поэтому я считаю весьма полезным и важным опыт соединения в себе "мужской" и "женской" позиций восприятия и прохождения Пути в диалектическом единстве позиций "активного делателя" и "ведомого", проявление в себе возможности воспринимать Реальность, как Единое, как Абстракцию с одной стороны, и персонифицированные в форме различных сущностей ее ипостаси с другой стороны. Надеюсь, что эта книга хоть сколько-нибудь послужит читателю в этой глобальной задаче.

    И еще. Я заметил, что погружение или хотя бы только прикосновение к мировосприятию женщины помогает стать более мужчиной...

    * * * * * * * * * * * * * * *


    Книгу эту я писал, руководствуясь интуицией и доверяясь интуиции. Можно сказать и иначе: я лишь выразил намерение, а все остальное начало случаться... Но, в том, как создавались тексты и в их расположении есть определенные закономерности. Это и обнажение противоречий предыдущего текста последующим и дополнение его, а кроме того, нарастающая иррациональность каждого последующего текста. Поэтому я рекомендую относиться к книге не как к подборке статей и не выхватывать главы с конца или середины, а читать от начала до конца - только в этом случае книга сможет дать максимально цельный эффект лично для тебя, дорогой читатель...



    "...Где бы вы ни жили, каким бы трудом не занимались,
    каких бы людей не встречали, никогда не думайте, что
    тяжелые внешние обстоятельства давят и губят людей.
    ... Все внешние обстоятельства каждого человека, какие
    бы они ни были, как бы тяжелы они не казались вам и
    самому поставленному в них человеку, все - повторяю
    - его обстоятельства защищают его вековую
    жизнь, а не подавляют или губят ее. Помните вечно
    о величии и ужасе человеческих путей, благословляйте
    их, не делая в них разницы. Ибо и те и другие
    отныне одинаково священны для вас..."

    К.Е.Антарова "Две жизни"

    Глава 1. Ева Весельницкая
    (отрывки)

    О Еве Весельницкой я узнал впервые, когда появились книги Калинаускаса «Наедине с Миром», «Духовное сообщество» и «Жить надо!», то есть, в начале девяностых. Потом была книга самой Евы Израилевны «Женщина в мужском мире»... То, что она писала, было мне интересно, ново, интригующе. Так что, повод для общения был уже давно. Да и Игорь Николаевич, когда мы с ним встречались для интервью к первому тому, советовал мне повстречаться с этой женщиной. Никаких предысторий и дополнительных описаний я не хотел бы давать, - надеюсь текст нашей беседы будет интересен сам по себе...

    Май 2001 г.

    Влад: Меня интересует, - как женщина вообще может дойти до жизни такой. Все-таки, особенности-то, по сравнению с мужчинами немалые. Прежде всего, социальные - семья и дети. Это мужчина может себе позволить нырнуть с головой во все это…

    Ева Израилевна: Можно нырять и с семьей и с детьми. Это разве мешает? Иллюзия того, что семья и дети могут чему-либо мешать, это специально придуманная страшилка. Потому что, какой бы жизнью человек не жил, он живет в ней с семьей и детьми. В нее и ныряет. Какой ты жизнью живешь, в такую твой ребенок и попадает. Тут нет какой-то разницы. Хоть ты поп-звезда, хоть алкаш, хоть бедный труженик, хоть кто угодно. Дети рождаются в ту жизнь, которой живут родители.

    Моему сыну было десять лет, когда я решила выяснить, - правда ли, что существует еще какой-то вариант жизни. Он это перенес. Иногда сбегал к бабушке с дедушкой. Но, принял. И это его жизнь, не моя.

    Если мать уходит утром на работу и возвращается к полуночи, это считается нормально, но как только разговоры заходят о какой-то духовности, - начинается: «Ну, что вы! Я бы конечно, но дети, семья…» Это надуманная проблема.

    В: Есть еще одна расхожая формула, что духовный Путь рано или поздно приведет к одиночеству…

    Е: Это естественно. Только, как раз, для женщины это более естественно, чем для мужчины.

    В: Почему?

    Е: Да потому, что женщина по существу своему одиночка.

    В: Это не совсем понятно?

    Е: Женщина-то гораздо более асоциальна, чем мужчина.

    В: Асоциальна? Поясните, пожалуйста…

    Е: Есть же знаменитая формула, что верность женщины - ситуационна. Женщина потому так и напрягает общество, что мало от него зависит. Вот вам один из взглядов, который вполне меня устраивает. Исторически ведь как сложилось? Женщина бытийна, стихийна и ничего, кроме себя самой не боится. Себя боится только потому, что ее же и напугали. Кто напугал? - мужчины, которые ее боятся. Куда ее занесет и что она выкинет - это опасно. Опасно для любой зарегулированной структуры. Посему, чем жестче социальный строй, тем жестче ограничения, наложенные на женщину - на всякий случай. Отсюда и следует, что она потенциально асоциальна. А раз асоциальна, - следовательно, одинока. Женщина ведь смелее. Смелее в любви, в смене ситуации, в том, что она решает - рожать или не рожать. Это и есть бесстрашие. Она понимает, что как-то она справится. А мужчина-то, как раз, существо хрупкое. Только не усмотрите в этом оценку. Просто так выстроен мир, и мужчина в нем - структура. А структура всегда хрупка. И, именно мужчинам всегда нужна коллективность, чтобы осуществлять свои идеи, для того, чтобы строить эти структуры. А женщинам-то это зачем. И общество все время на кого накладывает ожидания? - На мужчин! Ребенок еще не родился, но все, как правило, ждут мальчика. Потому, что за этим все стоит, - дедушки, бабушки, род, клан, наша фамилия. Он - наследник всего этого. А роди хоть десять девок… Бытует ведь такое мнение, что как-то не очень удачно жизнь сложилась, если ты не родил наследника, - пацана. Ио есть, мальчик еще не родился, а над ним уже готовится целая структура: ожидания родителей, семьи, общества. И он рождаясь из утробы, сразу попадает в эту структуру. И его все время туда подпихивают. И мужчина все время в потенциальном страхе - а вдруг он не оправдает? Отсюда рождается конкурентная борьба, агрессия, социальная устремленность, карьера, соревновательный настрой. И Мужчина даже не знает, чьи ожидания он оправдывает, он просто живет всем этим.

    Что ждут от женщины? Чтобы более-менее нормальная росла, чтобы замуж вышла, чтобы детей родила… А если лезет в социальную активность, это всегда вызывает подозрения. И чего ищут: «А как там у нее личная жизнь сложилась?» И если что: «А, ну понятно! Личная жизнь не сложилась…»… Это же все наносное. Чего феминистки бесятся? По моим понятиям они бесятся по одной простой причине: есть у них чувство, что никто от них ничего не ждет, а хотят они, чтобы от них тоже что-то ждали. Когда же женщина во всем успешна, то удивляются: «Это некий феномен!»

    Вот и все. Поэтому, естественно, первый порыв к поискам какой-то другой жизни это женский порыв. Да и в духовных тусовках, - в этой всей «духовке» женщин масса. Но это-то понятно, там, в большинстве случаев женщины ищут компанию посимпатичнее и поприличнее. Но, даже когда дело уже идет всерьез, то есть в тех случаях, когда женщина действительно ищет какой-то совершенно иной жизни, - тут начинаются те же самые препятствия. Потому что, «духовка» - тоже социум и мужики там те же проблемы решают.

    За двадцать лет у меня все-таки немного знакомых в этом мире есть, поэтому, если говорить серьезно, - женщина ученик - это проверка на подлинность мужчины, который имеет мужество назвать себя Учителем. За двадцать лет я видела троих, кто в этом отношении безупречен. Это - Мирзабай, Игорь Калинаускас и Игорь Чебанов. Были еще, конечно, в разные времена истинно мужчины, но из многих, кого знала я, могу назвать только этих троих. Женщина - это очень суровое испытание для мужчины. Ему надо выдержать очень многое и, в конце концов, понять, что все это - не ему, не для него и он вообще тут как бы ни при чем… Женщина же влюбляться начинает и всякое такое… «Умные» люди с женщинами не связываются, - есть же много Традиций, куда женщин вообще не берут. С большинством же все понятно - просто ситуация гарема, когда очередного такого видишь «гуру», думаешь: «Ага, ну вот еще один попался». Все же очень примитивно. Соблазн и проверка… Проверку не выдержал, - вот и вся история духовного искателя.

    Хотя, даже в эзотерических ветках ортодоксальных религий - Ислама, Иудаизма и других можно встретить женщин. Мусульмане признали Рабию. В Каббале были посвященные женщины.

    Но, все равно, на женщину, как на источник соблазна идет наезд: это она сосуд греха. Этим наездом нарушается закон, который во всех серьезных Учениях формулируется примерно так: объяснять все свои действия можно только собой.

    Игорю Калинаускасу сколько намекали - нафиг он с нами мучается? Но, мы ему дорого достались.

    Учитель в конце концов должен понимать, что мужчина и женщина - разные существа. Что женщина это не недоделанный мужчина и наоборот. Просто на Земле существуют два разных племени. Биологически они совместимы.

    В: А вы можете вспомнить примеры вот этого самого трудного взаимодействия Учителя и ученицы?

    Е: Да легких и не было. Ничего экзотического не было. А трудно было все. Что легко? Осознать себя легко? Программы свои вытащить легко? Принцип-то у нас в Традиции такой, что мы живем на базаре, внешне ничем не отличаемся от обычных людей, социальный разброс у нас очень большой - от очень успешных до очень неуспешных. При этом внутреннее содержание жизни должно становиться другим - смысловым.

    Плакано очень много в жизни. Много было истерик. Два раза, глядя в глаза Учителю, я кричала ему: «Я тебя ненавижу!» Это несмотря на то, что вообще я довольно сдержанный человек.

    В: А по какому поводу?

    Е: Да достали! Скажем, простая житейская ситуация. Двухкомнатная хрущовская квартирка, в которой мы живем впятером: Игорь Николаевич, Виргиния, только что родившийся их сын Дарюс и мой сын. Так сложилось. Игорь мотался тогда между Вильнюсом и Киевом. На дворе восемьдесят четвертый год. Я работаю в школе училкой на полторы ставки. А через дом наш за пару месяцев проходит человек сто. Было такое время, когда «духари» мотались очень много. Кто только не был у нас. И такие и сякие, и эдакие люди… Дверь не закрывалась. Все время что-то происходит, а надо как-то еще и работать и детей растить. С одной стороны нужно быть безупречным и соблюдать закон приятия, с другой, играть во все эти социальные игры на работе, укладываться в какие-то небольшие деньги, всю эту ораву кормить… В какой-то момент все это просто достало. Но, понимаешь, что сама ведь хотела всего этого. Понимаете, все это на уровне каждодневной жизни, без каких-то там экзотических выкрутасов. А внутренне напряжение - совсем из другого места. Первое время только на одной вере, что за всем этим есть смысл и держалась.

    Отдельная байка, это наша история с Виргинией. Кто об этом знает никак понять не могут, как это возможно: две женщины, совершенно чужие по происхождению, стилю, истории предыдущей жизни - до встречи с Традицией, живущие вместе, во всех этих условиях… Но, собой мы объективизировали, что все это реально.

    Про меня и про Виргу можно одинаково сказать, что мы никогда не были духовными искателями.

    В: Никогда до встречи с Калинаускосом?

    Е: Да нет, просто никогда. Мы просто начали учиться, когда та наша жизнь закончилась.

    В: Как это закончилась?

    Е: В двадцать семь лет у меня было все, что может желать обычная женщина. Муж, сын, квартира, машина, работа - через год я должна была стать директором школы. И я вдруг поняла: «Это что - все?» Какая-то у меня была холодная уверенность, что если это все, то меня в чем-то сильно обманули… И мне стало очень неинтересно. Ну, а тут как-то пересеклась я с Игорем. Мы и до этого как-то пересекались, - были общие знакомые, первый муж мой у него в театральной студии занимался… И вот первый год я с ним и с теми, кто его окружал, постоянно ругалась. Говорили они все здорово, но вот что-то мне во всем этом не нравилось. У Игоря все это было тогда под видом театральной студии. Сам он был молод, бесстрашен и честен. И он ставил всегда себе такую планку, что никто его не мог в чем-то упрекнуть, - так жить и работать было слабо каждому. И как-то постепенно все закрутилось и понеслось. Вот уже двадцать лет…

    Мы ничего не искали, не ходили ни на какие занятия. Жизнь просто другая пошла. Мы жили рядом с Учителем и учились в этой самой непосредственной жизни. У меня никогда не было сомнений, что Игорь знает, куда ведет нас. С самого начала. Потому что, про прошлую жизнь мне было все уже понятно и неинтересно. Неинтересно настолько, что я знала, что если, вдруг, ничего другого я не найду - всегда можно будет холодно и трезво найти крышу, с которой шагнуть вниз. А в Игоре я как-то сразу уверилась и в этом смысле оказалась совершенно не гулящая. И Вирга тоже. Хотя жизнь нас пересекала с очень серьезными людьми.

    Потом и я и Вирга несколько раз встречались с Мирзабаем. Я поражаюсь, как так сложилась судьба, что удалось встретить этого удивительного человека.

    В: Как Мирзабай учил?

    Е: (Смеется) Ничему он никогда и ни как не учил. Он жил. Он мог пустить в свой мир, который внешне был очень простой, даже примитивный. И тут уже от тебя зависело, - или ты пытался услышать то, что за этим, или не пытался. Вопрос ведь не в том, что учил ли он, а в том - учился ли ты. Мирзабай учит человечество самим фактом своего существования на Земле. Он же еще живой. А человечество любит мертвых учителей, потому что с ними можно делать все, что угодно. А живой, - он же человек, он в туалет ходит, он потеет, кашляет, у него что-нибудь болит, ему вечно что-то не нравится или наоборот нравится…

    В: Задам вопрос по другому. Чему вам удалось научиться?

    Е: Мне ничему особенному не удалось научиться. Я просто живу. Я веселая, довольная, счастливая. Меня абсолютно устраивает та жизнь, которой я живу. Это моя жизнь, я ее сделала. Я так хотела. Я надеюсь, что максимально возможное число обстоятельств моей жизни существуют только потому, что я их построила. Потому, что я действительно этого хотела. Это максимум, это я считаю пределом для человека…

    В: Какие вехи вашей судьбы запомнились особенно?

    Е: Событийных рядов было много. Четыре города, три мужа, квартиры, вещи, - все, что оставлялось. Сначала первый муж от меня уехал, - спасибо ему, - освободил меня, а то, иначе было бы труднее. Потом судьба свела со вторым мужем. Это прекрасный человек, тоже ученик Игоря, социально реализованный. Тогда он был прокурором, а сейчас - ведущий адвокат в Литве. У нас была очень яркая совместная жизнь, пока судьба не развела нас. Мне нужен был свой следующий шаг, а ему свой… Это естественно, - если люди решают жить вместе, находясь в рамках Традиции, то они всегда должны быть готовы, к самым непредсказуемым поворотам судьбы. Вот, потом уехала я в Киев, затем уже в Питер. Уже десять лет здесь, муж - тоже ученик Игоря Николаевича. Но, это все внешняя история…

    Вот многие говорят, что, дескать, женщина на Пути всегда одна… Смешная история! Хоть рецепт счастья в «Работницу» пиши: «Девушка миленькая, как только ты решаешь, что можешь быть одна и понимаешь, что тебе в кайф быть одной, - тут же резко увеличивается выбор женихов!» - Потому что мужчины перестают бояться. У мужчины ведь всегда есть потенциальный страх приблизиться, потому что: «Как бы не захомутали!» А тут - такая самостоятельная и при этом не лошадь, а вполне женщина. Свободная, очаровательная, энергии море - в принципе можно и вместе пожить. В принципе, одной жить легче. А от избытка можно и вместе пожить. И обмана меньше, и напряжения меньше, и страха потерять меньше, - сколько энергии-то остается на счастье и радость совместной жизни! Правда, дорога к этому довольно длинная…

    Мне все Игорь Николаевич говорил: «Ты вот вечно замуж выходишь!», на что я отвечала: «Я каждый раз по другому поводу!»

    Поэтому, когда кто-то говорит про несчастную женскую жизнь на духовном Пути - это все неправда. То, что большинство женщин приходит от какого-то недостатка, это да. Ну, а кто от избытка-то в духовность приходит? Последний в мировой истории был Гаутама… Купцы российские любили так: пожить на всю катушку, растратиться, а потом в монастырь или скит. Почему они к богу не шли, пока у них бизнес процветал? Человек, который доволен своей жизнью, вряд ли будет куда-то в неизвестное соваться. Главное-то - чтобы человек был счастлив. Какая разница - каким способом. Зачем стройные ряды-то строить к Богу? Одухотворение реальности - процесс тихий, суеты и шума не терпящий. И я думаю, что мы знаем имена лишь малой части Достигших…

    Когда-то сподобила меня судьба увидеть одну удивительную женщину. Собственно, ее мне Мирзабай показал. Были мы тогда в Киргизии и гуляли вечером в хлопковых полях. А хлопок, когда цветет, он такой красивый, цветы разноцветные: фиолетовые, желтые, синие и все это на одном поле… И мы присели у арыка. Где-то неподалеку видим - женщина что-то делает. Потом она в нашу сторону пошла - за водой к арыку. Мирзобай говорит мне: «Смотри!» И тут эта женщина обернулась. Я такого лица никогда в свое жизни не видела. Я просто обалдела! Просто взгляд из под платка. Но такой! Это неописуемо! У меня голова закружилась. И еще, кроме этого взгляда, я заметила, что голова у нее седая. Я у Мирзобая спрашиваю: «Сколько же ей лет?» Оказалось, что чуть больше тридцати. Это была женщина Достигшая… Причем, она была из какой-то старой ветки Традиции, а это Пути очень жесткие, предельно жесткие…

    В: С тех пор вы видели ее или слышали о ней что-нибудь?

    Е: Нет. Об этом-то и речь, что много таких безвестных людей.

    В: Вы знаете что-то об особенностях Традиции, из которой эта женщина.

    Е: Ответственно говорить не возьмусь. Я знаю, что это суфии, в Средней Азии мы пересекались с ними…

    В: В чем проявляется жесткость этого Пути?

    Е: Это не секрет, но я не хочу об этом рассказывать, потому что получится «клубничка», - этакая внешняя обертка. Я могу одну только шокирующую вещь сказать. Вы смотрели фильм «История О». Его продают среди эротических фильмов. Там показывается некий экзотический замок, в котором происходят достаточно садо-мазохистские истории. Вот, я считаю, что это история Пути женщины. Неважно, внешняя или внутренняя… Вообще я считаю, что начальный этап для женщины, - взять вот нашу Традицию, - он раз в пять сложнее, чем для мужчины. А чем дальше, тем сложнее и, если взять, скажем, нас с Виргой, то здесь уже - раз в сто… Женщине приходится вынимать из себя такие программы, которые мужчине и не снились. Их у него просто нет.

    В: В начале вы сказали, что с социальной точки зрения женщине гораздо легче. О каких же программах вы говорите сейчас?

    Е: О биологической и психологической.

    В: С биологической более-менее понятно. А в чем существенная сложность женской психологической программы перед мужской?

    Е: Понимаете, ведь женщина и психологически постоянно рожает. А нужно прекратить рожать и начать рождаться. Для мужчины это органично. А для женщины это самое страшное, самое большое препятствие. Это наиболее тяжелый момент, потому что это как бы выверт наизнанку.

    Потом еще такая вещь: принять, скажем, что твой ребенок, - это не твое, а отдельный человек, очень легко только на уровне слов и почти невозможно по существу. И вообще, ведь для женской психологии привычнее подгребать под себя: «Мое!» Женщина это пространство. Пространство имеет свойство растекаться. То есть, женщина все время захватывает территорию. Начиная от примитивных баек про невестку и свекровь, - что они делят? - Территорию! И до самых глобальных вещей.

    Кроме того, женщина избалована. Избалована тем, что обществу она нужна для сохранения рода. И обществу, в этом смысле, женщины важнее, чем мужики. Почему женщин на смерть не посылают? Потому что они должны рожать и сохранять. В конечном итоге, несколько мужиков воспроизведут весь род, были бы только бабы в избытке. Поэтому общество платит мужчине за то, что он - пушечное мясо, за то, что его могут, не спрашивая, послать на войну, за то, что оно его выжимает и использует. Платит «как бы свободой», верховенствующим положением и тем, что мужчине как бы больше позволено.

    А женщина должна рожать. Потому, что все остальное бессмысленно, если женщины перестанут рожать. И женщины избалованы и распущены этим. Женщина по сути своей - торговка и проститутка в социуме. Она все время торгуется. Какая разница - продаваться многим или одному, но подороже. Я не только деньги имею в виду… Как воспитывают порядочную девочку? - Так, чтобы она подороже себя продала кому-то. Или она «непорядочная» и продается налево и направо. Или она «средней порядочности» и. сначала одному продалась, потом увидела, что купец не стоит товара и тогда нашла более выгодного. Или она возмущается, что на этой ярмарке за нее не ту цену дают. Это же вся социальная часть женской психологии. Все это есть в моей книжке* и меня давно уже всячески обвиняли за то, что я, якобы, не люблю женщин. А это неправда, - я люблю женщин, я торгашества не люблю.

    * Имеется в виду книга Е.И.Весельницкой «Женщина в мужском мире» СПб. «Медуза» 1996 г.

    Так вот, когда начинается другая жизнь и попытка обрести себя, то, прежде всего, приходится понять, что торговля закончилась! Что нет конкуренции… Нужно вынуть себя из витрины на этой ярмарке жизни. Ой, как это непросто! Почему феномен моих отношений с Виргинией, это действительно феномен? Потому что так не бывает! Так не должно быть! Я думаю, что мы многим людям доставили удовольствие проводить время в разговорах о том, как это не может быть и искать тут какой-то подвох. Ведь должна же была, по идее, остаться между нами хоть какая-то «кнопочка»! Но, спасибо всем, кто сомневался, проверял и провоцировал: они очень помогли тому, чтобы действительно ничего не осталось. Ведь словами ничего не докажешь, а вот фактом собственной жизни - совсем другое дело.

    Так что, если женщина решила идти всерьез, рано или поздно она наткнется на все эти программы. Программы, связанные с рождением, программы, связанные с продажей… И еще на одну жуткую программу, связанную с тем, что у женщины мировоззрение выстраивается так, что сначала в нем идет мужчина, а потом уже весь остальной мир. Женщина ведь на мужчину нацелена, а уже потом на мир. А мужчина наоборот, нацелен, прежде всего, на мир. Так вот, вынуть мужчину, который стоит между тобой и миром - это место, о которое очень многие спотыкаются.

    И здесь в Традиции идет следующая история. Учитель до какого-то времени должен сфокусировать ученика на себе. А вот потом, наступает момент, когда Учитель должен отойти. Это испытание для обоих. И когда ученик - мужчина, то это как-то легче все происходит. А когда женщина, тут-то и возникают проблемы. Женщина начинает дергаться. Она ощущает, что ее предали. Потому что она Учителю уже вся отдалась, а он почему-то хочет уйти. Это суровое и беспощадное испытание и для Учителя и для ученицы. Потому, что какой ты не прозрачный, а зацеп-то остается все равно. Где-то глубоко в подсознании возникает чувство неоправданности ожиданий. И тут уже каждому «по вере его». Повторюсь, - тех, кто такого рода испытания прошел, - единицы. Остальные безнадежно на этом месте завязли.

    Игорь Николаевич, конечно, в этом отношении безупречен. Он совершенно неуловим, беспощаден, как жизнь, как любовь… Он может выдать любую твою проекцию: хоть гениального любовника, хоть папочки, хоть зверя, хоть страшного Бодхидхармы… И все это в очень простых формах, без наворотов. Хотя, Игорь социально очень значителен, что тоже является ловушкой.

    Так вот, если женщине удается пройти вот это место - непродажность, то это уже очень серьезное продвижение.

    В: За счет чего может женщина это пройти? Усилия? Случайность?

    Е: Ну, в принципе, это может быть и случайность. Катастрофа, например. Но, в расчет это не принимается. К этому Путь ведет… Через осознавание, через разотождествление, через смену опоры от внешней ко внутренней. Это процесс очень длинный. В этом процессе и для мужчины и для женщины ключевым является перенос опоры с внешней на внутреннюю. А для женщины нужно, как я говорила, решать еще дополнительную задачу - убирать мужчину между собой и миром. Далее, если она его уберет, то будучи, по сути пространством, она же расплывется. Что же будет держать ее? Получается, что ее Путь - проращивание изнутри структуры через веру. То есть, сначала, через Учителя. Пока ты учишься, ты впускаешь Учителя внутрь и он является твоим центром и опорой. Потом - насколько миллиметров ты проросла, настолько он убрался. Истинный Учитель только так себя ведет, отступая миллиметр за миллиметром, а иначе - где же прорастать-то? В какой-то момент ты уже не нуждаешься во внешней опоре. В этот момент внешняя опора исчезает. Ты остаешься один на один с миром и думаешь: «Боже, это я такого хотела?» Если бы я знала об этом сначала, я бы не выдержала. Но, это ведь еще только начало. Тут Путь и начинается, потому что есть уже кому идти. А женщина на Пути структурируется за счет веры.

    В: То есть, и Учитель уже дальше не нужен?

    Е: Как это не нужен? А как по Пути идти-то? Я человек консервативный. Я убеждена, что Учитель нужен очень долго. Очень редкие люди на Земле могут идти без Учителя. Зеркало же нужно! Невозможно ведь отразиться во всей Вселенной. А кто может быть зеркалом? - Учитель. Когда мне говорят, что весь мир является зеркалом и тому подобные байки, - это несерьезно. При всей моей способности к расфокусировке зрения, я не могу так расфокусироваться, чтобы увидеть свое отражение во всем мире сразу. Мне как-то конкретнее и удобнее смотреться в Учителя. И я считаю, что когда люди говорят о том, что Учитель не нужен - это проявление гордыни. Ну, и потом простая вещь: человек не имеет права быть Учителем, если сам он не ученик.

    В: Ну, а если учитель уходит, умирает?

    Е: Это как раз может быть знаком того, что ученик дальше готов сам. Христос, если бы не ушел, - не стали бы его ученики Апостолами.

    В: Три года он их всего готовил…

    Е: Иисус был очень качественный специалист. Не отвлекался. Да и люди были все по знаку.

    У меня ко всей этой истории очень реальное отношение. Я реально представляю всю эту компанию, люблю представлять житейские детали…

    В: В Евангелии-то деталей нет. Там голые факты.

    Е: Ну, вот возьмем какой-нибудь факт. Был Симон рыбаком - факт известный. Была у него семья и он был кормильцем. И, вдруг, бросает все и идет за каким-то бродягой. Вот, можно представить, как после этого было его семье. Что они там - радовались? Вот, вам, кстати, о детях… А сам Иисус, который сказал Марии, что он не ее сын, а сын Божий? Какая женщина готова это услышать? Какая женщина готова встать в позицию ученика перед собственным ребенком? Вот вам действие программ… Кстати, мама Игоря Николаевича, вечная ей память, на склоне лет приняла и признала Учение… Для меня это вообще важный критерий, когда родители, которые поначалу на стенки лезут из-за того, что их дети непонятно что со своими жизнями делают, с годами, через неприятие, нервы, напряжение, начинают видеть, что все очень даже неплохо получается. Они начинают видеть, что дети их счастливы и жизнь у них складывается. И к родителям у нас самих начинает меняться отношение. То, что матери и отцы многих из нас приняли то, чем мы занимаемся и то, как мы живем, - это для меня подтверждение истинности Традиции. Потому, что наши родители - очень заинтересованные и очень критически настроенные наблюдатели. Представляете, каково, например, было моим родителям, когда, вместо того, чтобы принимать школу в должности директора, я тридцать первого августа восемьдесят третьего года положила на стол заявление об увольнении? А мне как раз надо было на четыре дня уехать к Мирзабаю. Очень срочно надо было… А с работы никак не отпускали. Какова могла быть реакция родителей, да еще в те времена? Или потом уже, когда меня с очередного места работы увольняли по статье за несоответствующую идеологию? И все таки, потом они приняли мою жизнь.

    В: А как удавалось решать задачи, которые, как вы говорили. Стоят перед женщиной на Пути и связаны с тем, чтобы перестать «рожать», перестать продаваться?

    Е: Ну, вот, к примеру, одна замечательная и простая технология. Пускаешь в дом хозяйку. Или работаешь сама хозяйкой или экономкой в чужом доме. Это бесподобная практика для женщины. Но, работать в чужом доме нужно так, чтобы ни в коем случае не делать его своим. Ни в каких мелочах!

    В: А если в свой дом пускаешь?

    Е: Пустить и отдать полностью в распоряжение. Я так шесть лет жила. Я и сама работала экономкой. И даже сейчас, параллельно с должностью главного редактора и всеми моими делами, я работаю экономкой в доме у Игоря Николаевича. Это очень полезно, да и в радость мне. Вспомните знаменитых экономок: Фрекен Бок, миссис Хадсон, - они же под себя дом прибирали и, по сути, переставали быть наемными работницами. А тут важно войти в чужой дом и так все делать, как будто тебя и нет. И это оче-ень трудно. Очень! Вот так, - прекрасная духовная практика, гораздо более эффективная, чем множество экзотических тренингов. Я люблю все эти житейские вещи. Мы на них учились… Когда люди в доме, - а в доме, где я жила много лет, дверь не закрывалась, - соблюдай закон приятия, без «Дорогие гости, не надоели ли вам хозяева?». Нравится - будьте здесь, живите сколько нужно. Хочется вещи переставить - пожалуйста! Это каждодневно, это на мелочах, это в самой жизни… Тут-то все и обнажается, все заморочки всплывают.

    В: То есть, практика на коврике, это далеко не самое главное?

    Е: Да, это одна десятая… Конечно, в нашей Традиции необходимо научиться базовым технологиям, навыкам, состояниям, - это ведь азбука, язык. Но, сам по себе это не Путь…

    Некоторое время Ева Израилевна показывает мне картины Калинаускаса:

    Е: Вот его автопортрет. Очень похож на Иоана Крестителя. Я сейчас прикинусь такой романтической духовной искательницей и скажу, в то же время, с беспощадной серьезностью, что я вижу и функцию Игоря Николаевича, близкой к функции Иоана Предтечи…

    Мы в свое время играли во многие практики. Очень много из кастанедовских практик, особенно из женских… Из многих других Традиций. Смотрели, как это с нами резонирует. Интересно ведь, да и зачем изобретать велосипед. Гриша Рейнин долго пытался меня научить своему сенситивному тренингу. А Гриша, кстати, мой племянник…

    В: И кто раньше начал?

    Е: Это все очень смешно. Гриша старше меня на полгода. А пришли мы совершенно по разному. Почти одновременно. Но, он с каратэ начал и много чего еще прошел, а я как встретила Игоря Николаевича, так и все. Мы с Гришей много лет друг друга не видели, а потом вдруг обнаружили, что у нас масса общих интересов и знакомых.

    А практик у нас много. Но, основной принцип нашей Традиции, это принцип «пустой комнаты». Если ты уже до него доходишь, то дальше этот принцип осуществляется уже в каждый момент твоей жизни и это уже - главная практика. Здесь встает вопрос инструментальной подготовленности. Если ты сам не подготовлен, как инструмент, если не владеешь азбукой состояний и технологий, то становишься похожим на собаку: «все понимаю, но выразить ничего не могу». А так, как мы живем в миру, мы должны уметь выражать. Игорь Николаевич в своей последней бесед на Кипре выразил основной тезис нашей практики, как принцип улитки: постоянное и непрерывное движение. Это неромантично - слишком медленно и без экзотики. Но, мы «идем за улиткой». Долго, но никогда не обманываясь. Мы с самого начала знали, что это будет долго. Нам никогда ничего не обещали.

    В связи с этим - еще один, чисто женский момент. Женщине гораздо труднее, чем мужчине избавиться от необходимости в гарантированном будущем. Мужчина обществом ведь больше программируется на исследовательский рефлекс, а женщина - на охранительный. И неизвестность для женщины страшнее, чем для мужчины.

    В: Как вам удалось это пройти?

    Е: Так же, как и все остальное. Пока «Я» не было, были страхи, а как «Я» появилось, страхи исчезли. Так и живу - чем крепче «Я», тем меньше страхов.

    В: С другой стороны, если посмотреть на то, как вы сейчас живете, создается впечатление о очень крепкой социальной позиции и, следовательно, гарантированном будущем.

    Е: Я никогда не бомжевала и внешне у меня всегда так ситуация выглядела. Но, это все легко оставляется. И уже не раз оставлялось. Самое смешное, Влад, заключается в том, что пока мы были беднее, все было легче. Мы не были обременены хозяйством, заботами, ответственностью за людей, которые на нас завязаны. Я имею в виду предприятия и структуры, которыми мы руководим, где работают люди, за которых мы, в какой-то степени, отвечаем. А время от времени накатывает тоска по внешне простой жизни… Но, кто работать будет? Мы приняли эту игру и теперь должны в нее доиграть!

    Хочется, конечно, ничего больше не делать, как только говорить о горнем свете и тихо медитировать. Но, кто работать-то будет? Сохранить высокий смысл, находясь во всей этой житейской суете, это серьезная практика, очень большое напряжение, но и достойнейшая задача! И это интересно. Не ушла же я в монастырь. Хотя возможности к тому были. У меня, кстати, много знакомых монахов. Я знакома с настоятельницей монастыря в Самаре, в Пскове. Есть у меня знакомый монах в Храме Гроба Господнего в Иерусалиме. Прекрасный человек! Три раза судьба нас сводила в Иерусалиме… Но, это другая жизнь, а ведь каждый выбирает свое.

    В: Как вы считаете, уход в монастырь в наше время не является тупиком?

    Е: Почему? Что вы? Я считаю, что поэтому и существует так много разных Путей, чтобы каждый человек нашел максимально адекватный способ реализации своего смысла. Я, например, обожаю Игоря Чебанова. Я очень много от него получила откровений; много что стало видно, через него. И поддержка от него была, да и вообще, - человек он святой… Но, никогда я бы не могла у него учиться! Я мало к кому отношусь с таким трепетом, как к Игорю Чебанову, но я сразу себе сказала, что если бы через него был бы единственный Путь, значит Пути у меня не было бы. Это против всей моей природы. Хотя, повторяю, - я считаю его настоящим подвижником и перед его учениками преклонясь. Но, помните? - ученики дона Хуана боялись дона Хенаро и наоборот! Я думаю, что ученики Чебанова тоже не поняли бы, что это за обучение у Калинаускаса - на вилле на Кипре! Каждому свое…

    В: Можно все-таки подвести итог: что же это за жизнь, к которой вы пришли?

    Е: Знаете, Влад, я последнее время стихи начала писать, вот ими и отвечу:

    Канатаходец идет над пропастью.

    Между берегами не натянут канат.

    Глава 2. Виргиния Калинаускене
    (отрывки)
    Собственно, текст этой беседы можно было бы поместить в одной главе с Евой Весельницкой. Два таких разных женских лица одной Школы...

    Виргиния живет в Вильнюсе, но обстоятельства сложились так, что на следующий день после моей встречи с Евой Израилевной, Виргиния приехала в Питер. Если уж поток информации пошел, то все становится неслучайным. Только такой поворот ситуации поставил меня перед выбором: как раз в этот день я начинал трехдневный семинар-погружение и отменить его уже не было возможности. И я благодарен Виргинии за то, что она согласилась приехать ко мне и пообщаться как раз в то время, когда я дал группе задание для самостоятельной работы...

    Май 2001 г.

    Виргиния Калинаускене: Моя «другая жизнь» сложилась интересным образом. В романтические годы юности я вращалась в богемных кругах Вильнюса. Вокруг - творческая атмосфера, но у меня складывалось впечатление, что должно быть что-то еще. И я не раз задавалась вопросом: « Богемная, творческая атмосфера ... И что, - это все? » Многие люди в моем окружении говорили о духовности, привозили из Москвы «самиздатовские» книги разных Учителей… И даже появились вокруг люди, которые что-то практиковали. Таким образом мир начал отвечать на мой вопрос. Поначалу это очень экзотично выглядело, как и принято в богемной среде. Но, в моей устремленности была тяга не только к внешним формам, но и к чему-то глубокому, к сути. Правда, я даже слов таких не знала в те времена, но было некое чувство неудовлетворенной жажды. Что-то интуитивное ... Два года мы работали, как я теперь понимаю, на то, чтобы вокруг нас появилась атмосфера, которая бы усиливала эту жажду, укрепляла ощущение неудовлетворенности. И мы разрабатывали совместный проект, чтобы уехать в Индию…

    Влад: У нас, это у кого?

    В.К.: Дружеская компания, куда входили художники, музыканты, физики, литераторы…

    В: Это происходило в Вильнюсе?

    В.К.: Да, мы все там жили.

    В: И началось именно с книг?

    В.К.: С ксерокопий, перепечаток, с того, что можно было достать тогда. Один из наших друзей «отвечал» за все экзотическое, эзотерическое. И когда нам надоедало танцевать до утра, печь пироги, искать лунные цветы в лужах, тогда мы обращались к нему, чтобы он нам рассказал чего-нибудь «этакого» ... А он часто путешествовал, часто ездил в Среднюю Азию, еще куда-то…

    В: Его не Валентас звали?

    В.К.: Да. Он и был тем самым «гвоздем», вокруг которого начали наматываться события, те, что многое изменили. Мы все чаще и чаще стали приглашать Валентаса к себе. И когда большинство гостей расходилось, мы усаживались вокруг круглого стола под желтой лампой, пили чай и слушали его рассказы. Рассказы эти все больше и больше увлекали нас, затрагивали самые глубины души. Тогда жажда проявлялась все острее и острее. Однажды Валентас порекомендовал сходить на лекцию «одного интересного человека». А, нужно сказать, что нас не интересовали никакие лекции, никакие кружки, никакие «духовные самореализации» и тому подобное. Но, на эту лекцию мы почему-то пошли. И, вдруг, мы увидели человека, которого интуитивно искали. Оказалось, что он живет ни на Тибете, Шамбале или Индии, а, здесь, в нашем городе... И этот человек стоял перед нами. Мы его узнали… Потом, когда обсуждали, каждый сказал, что узнал в нем того человека, которого мы искали. Каждый узнал его по-своему, но в том, что это он, никто не сомневался. Мы сразу познакомились и забрали его. Или он нас забрал… Он ведь тоже искал и был на распутье - нужно ли кому То, что за ним стоит. Это был, как несложно догадаться, Игорь Николаев. За ним была Тайна, которую мы чувствовали. Причем, на тот момент мы не знали, что это Традиция, Школа.

    И с того момента все пошло, как у влюбленных, когда все, что мешает, все дела отпадают, лишнее отсеивается и они хотят быть только вместе… Вместе, до абсурда - двадцать пять часов в сутки вместе. Так случилось и у нас. Вся группа была зачарована им... Началось удовлетворение жажды. В тот момент, когда мы встретились, мир преобразился и стал другим. У меня осталось такое впечатление ... Начались занятия. Делали мы что-то странное и непонятное, что называлось «Огненный цветок». Когда мы выходили с занятий, то не могли вспомнить, что же там говорилось. И у мужчин и у женщин внутри зашкаливало, - настолько высок был накал происходящего. Не на уровне слов, а на уровне переживаний. Это был совершенно новый уровень работы с собой. С сознанием ... Тогда совершенно непривычный для нас. Мы чувствовали, что соприкоснулись со знанием иного качества, тем, что наше сознание не может привычно переработать в более понятное и доступное логически ...

    Очень много времени мы проводили все вместе. Это было погружение. В прямом смысле. Мы бдели по ночам, встречались в обеденные перерывы между работой, после работы собирались снова и, буквально жили вместе, хотя только что познакомились… На дворе был январь. Первое занятие состоялось четвертого числа… Для людей нашего круга это немыслимо - собраться четвертого января на какое-то занятие, но мотивация была сильная. Потом, где-то в апреле, Игорь рассказал о Школе, о духовной Традиции, о том, что есть Закон Школы… Это не укладывалось в мою голову. «Какая Школа? Какой Закон?» Становление под Школьный Закон и принятие его над собой - событие исключительно персональное.

    Помню, как это произошло со мной. Мы ехали на машине с Валентасом. Очень быстро. Я за рулем. Вокруг мелькали леса, поля, деревни. Весенний солнечный день, возвышенное настроение : свет, природа, жизнь… И вдруг, я вспоминаю, что близится время, которое мне назначено для становления под Закон. Валентас предлагает остановиться на пригорке в лесу, - там рядом есть красивое тихое место. Я притормозила и пошла туда. И действительно, место оказалось удивительно тихим. С ковром из молодой зеленой травки, хотя только начало весны. И огромным дубом. Я села под этим дубом, очень быстро успокоилась и настроилась на свой запрос - встать под Закон Школы. И тут со мной произошло нечто неожиданное и странное. Словно огромный мощный поток белого света опустился сверху и прошел сквозь меня. Сверкающее благословение. Я чувствовала, как каждая клеточка моего тела засветилась. Светом в потоке света я осознавала себя и не могла даже пошевелиться. Я знала, что хочу полностью сдаться и слушать, пребывая в этом потоке. И я чувствовала, что со мною происходит то, что я давно искала и хотела всегда. Время остановилось. Я сидела в Вечности, которая окольцевала меня. Внутри меня - ось. Она уходила в высь и картина мира менялась. Одно из ярких переживаний в этом изменении было то, что «Я есть», «меня слышат»…

    Через вечность я вернулась к Валентасу в машину, не понимая, зачем мы должны куда-то ехать и что-то делать. Краем сознания, словно со стороны, я догадывалась, что дела, конечно, нужно доделать, но теперь это было настолько неважным и второстепенным. Внутри разворачивалось нечто совершенно новое…

    В: Вы сказали, что в определенное время почувствовали, что нужно стать под Закон. Почему в определенное время? Что это значит?

    В.К.: Мастер определяет в какое время, в какой день и час, ты можешь обратиться к Школьному потоку, чтобы встать под Закон Школы..

    В: Все-таки, что значит встать под Закон?

    В.К.: Становясь под Школьный Закон и приняв его над собой, ты начинаешь учиться в Школе. Тогда ты становишься учеником. Событие исключительно персональное. Для каждого. В моем случае, социум отреагировал немедленно...

    В: Каким образом?

    В.К.: Я к тому времени много ездила на машине, учавствовала в ралли. Ездила очень быстро и лихо, не всегда обращая внимание на правила. И мне это сходило безнаказанно. У моей машины не было техосмотра уже несколько лет и ни разу я не была оштрафована за это. После того, как я встала под Закон Школы, через несколько километров от тихого пригорка, так вовремя расположившегося в Вечности, меня останавил автоинспектор. И то, что сходило мне с рук раньше, теперь не прошло. Инспектор глазам своим не поверил - шесть лет без техосмотра...

    В: За шесть лет вас ни разу не останавливали?

    В.К.: Останавливали. Но мне, собственно, не нужно было ничего специально делать, так - улыбнуться, разве что... А тут такой номер не прошел. Штраф и все такое... Сразу после этого две «дырки» в правах и реальная угроза того, что права могут отнять. И это только первая реакция социума... Позже Мастер мне объяснил, что теперь с социумом я должна быть в безупречных отношениях. Все документы, все формальности должны быть в порядке. Он говорил: «Другим можно быть небезупречными в социуме, а тебе уже нельзя!» Так началось мое крещение в социуме, мое послушничество. Школярство, в буквальном смысле. Безупречное тщательное выстраивание отношений с социумом, с Миром, с Мастером, с собой... Все теперь делать «на отлично», все время по самой высокой планке, по максимуму... Социум - прекрасный учитель. Так, если бы у меня отобрали права, то я не могла бы возить Мастера, а это было для меня смерти подобно.

    Следующим уроком было то, что мне было необходимо научиться говорить «нет». Я не могла отказать. У меня привычка всем пообещать, и в результате, конечно, никуда не успевала, многих подводила, обещаний не сдерживала... Это оказалось трудным делом - научиться говорить «нет».

    В начале лета решили проводить лагерь. Долго мы ездили по Литовским лесам, и искали место для лагеря. По ходу поездок Мастер показывал мне места с разной энергетикой, назначением, звучанием. Так происходило мое знакомство с магией природы... Всем было очень интересно, что будет в лагере. Два человека приезжали в лагерь на «раскрутку», два человека на хозяйстве и Мастер... Работа индивидуальная. Для человека из социума, его личности ситуация была очень необычной. Сначала претендент приходил к Еве* домой с сумками и происходил разбор и перебор того, что он собрал с собой. Люди брали с собой обычно очень много вещей. А после того, как они выходили от Евы, оставался маленький мешочек. Нельзя было брать с собой часы, зеркала, печатные материалы, косметику и т.п. После этого я отвозила людей в лагерь. Тогда я ездила очень быстро, и для меня не существовало ограничений по скорости, а дорога к лагерю состояла из сплошных поворотов. Она и называлась «дорогой смерти». После такой гонки мы выезжали на полянку в лесу. А там уже ждал Мастер. Сумочки оставить, отдать вещи, и в палатку. Дальше тишина. И, вот, сидишь ты голым в оранжевой палатке, на чистой накрахмаленной постели, говорить нельзя, выходить нельзя, что делать непонятно. Сколько времени пров...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru