КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    МАГИЯ В ПРОФЕССИИ И ТВОРЧЕСТВЕ

    Вернуться в раздел "Магия"

    Магия в профессии и творчестве
    Автор: Владислав Лебедько
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    в вашем понимании? В том контексте, который вы определили.
    И.Д.: Для меня это все-таки прежде всего мифология живая. Которая сидит в сознании и подсознании. Память... Традиция - это память. Память, мифология, которая живет в человеке.
    В.: Соответственно, там, система разрешений, запретов и так далее.
    И.Д.: А это уже социум - все разрешения, запреты. Это уже правила игры. А мифология-то неизменима. Это-то не изменишь. Традиция - это то, что неизменно. Это константа. А дальше уже можно на традицию наваливать. Если ты копнул, и она из человека вылезла, традиция - это традиция. А если не вылезло - то это книжки в человеке. Ну, начитался человек книжек, ну, выучил он все про эту культуру. А традиции и нет. Смотришь на наших индейцев...
    В.: Индейцев в кавычках?
    И.Д.: Ну, у нас есть питерские индейцы.
    В.: Живые?
    И.Д.: Это группы всякие, бригады какие-то, в Парке Победы тусуются. Мы с ними периодически пересекаемся на всяких там тусовках.
    В.: Так они индейцы или они имитируют это?
    И.Д.: Они имитируют. Ну, хочется плакать просто. Боже мой! Что ж они такое делают-то с собой? Хотя я понимаю, что они с собой делают. Там, наверное, галлюцинации по полной программе. Самоидентификация. Но это, по-моему, шизофрения какая-то. Просто уже психическое расстройство, я не знаю. Люди, которые идентифицируют себя не с тем, с чем надо, - это какая-то разновидность психического расстройства.
    В.: А надо - это как бы по крови или как?
    И.Д.: Трудно сказать.
    В.: Как узнать, что надо?
    И.Д.: Узнать, что надо? Не знаю.
    В.: Куда лезть? Куда не лезть?
    И.Д.: Не, ну если ты не чукча - чего ты пойдешь в чукотские шаманы? Или в нанайские шаманы? Правильно? Оно тебе надо? Я правильно рассуждаю? Или я не понимаю чего-то...
    В.: Ну, Бог его знает, что надо.
    И.Д.: Вот именно. Кто его знает, что в крови. Раз - среагировал на что-то, живо среагировал, так что - ага! - глядишь, и мифология вылезла. Всегда ведь все равно какой-то толчок люди получают, а потом что-то вылезает из них. То есть не запихивать в себя извне, а вынимать из себя. Вот оно и будет, наверное. Наверное, я правильно сказала. То, что само выйдет как реакция на какое-то мнение, как реакция на какой-то толчок. Вот спроси меня, в какой я традиции - я, например, не знаю. Что-то там есть, где-то, как-то. Горловое пение... Ради Бога, будет горловое пение, там еще чего-то - будет там еще чего-то. Мне уже не принципиально просто. Но это опять же наработка. А традиция какая-то одна у меня сидит, видимо, все-таки чукотская. Не русская.
    В.: Но ведь в человеке может быть намешано множество кровей...
    И.Д.: Да, сколько угодно, конечно.
    В.: Но есть какая-то может быть доминанта, да?
    И.Д.: Как правило, да. Как правило, все равно что-то доминирует. Слава богу, когда удается и так, и так. Но удается - это не правда всё. У меня всю жизнь был дискомфорт, до тех пор, пока я считала себя русской и заставляла окружающих считать себя русской. Но время было немножко другое. Было немодно считать себя не русской... Меня раздражало, что меня чукчей называют... Ну как еще? Но кто я? Не якутка же. Ну, - чукча. Все не волк...
    Всему можно научиться. Я так поняла, что научиться можно черт-те чему, даже саамскому языку можно научиться, надо только захотеть, и мозги надо иметь. Все остальное - даже если мозги есть, то тело можно сделать. У кого-то дар. Почему мне с моими легко? У них дар у всех, как правило. Ну, не у всех, -опять же, способности. Только вот ленивые... А если лень отбрасываешь - все, вопросов нет, и проблем нет. И все это достаточно быстро получается. Восприимчивость! А восприимчивость это в том, чем мы занимаемся - самое главное. Способность воспринять и свою, и чужую традицию... А русских как воспитывали? Или как мусульман: мы мусульмане, а все неверные. Вот, блин, попробуй такого чему-то научи, да? - воспринимать чужую культуру как свою...
    1 Александр Воронов - муж Ирины - Питерский мистик, исследователь паранормальных процессов. О нем написано в книге В.Лебедько "Хроники российской саньясы" в 1 и 2 томе.


    Глава 11

    Александр Евдокимов

    Александр Евдокимов - мастер по изготовлению музыкальных инструментов (в основном - гитар), музыкант. Живет и работает в г.Курске.


    Владислав Лебедько.: У меня складывается впечатление, что часто настоящий мастер даже не задумывается о себе, как о мастере. Он просто живет своей жизнью, для него это естественным является состоянием. Вот он живет себе, ему нравится, у него какая-то цель есть, он этого кайф ловит, или что-то еще... А мастер он там или не мастер...
    Александр Евдокимов: Я не знаю, наверное, это по-разному у всех. Но, в принципе, тут ситуация такая, что, наверное, служение - самое главное. Самое главное - служение. Бог дает тебе твой крест. На меньшее нежелательно скатиться. То есть ты чувствуешь, что это твое. Я так думаю, что, в принципе, есть два типа людей - люди, которые нашли свое служение и следуют ему, и те, которые ищут это служение всю жизнь, перебирают, перебирают, могут где-то готовиться к следующей жизни, а в следующей жизни, когда он уже нашел, осознанно, он знает как бы уже, что он будет этим заниматься. В пять лет, в шесть лет он говорит: я буду уже вот этим - все!. Другое дело, что иллюзий тут, конечно, очень много... Сокращает профессиональный поиск, потому что человек туда сунется, туда сунется, там попробует, чувствует, там не получилось, там не получилось...
    В.: Иногда призвание бывает вопреки задаткам, что называется. Тянет человека, в то, что он совершенно... что является барьером, и именно путь его в том, чтобы этот барьер незнания, неталанта преодолеть.
    А.Е.: Я так думаю, - раз у нас действуют, как говорится, силы и добра и зла, я думаю, что это немножко от беса. Потому что в принципе уже, допустим, я так думаю, годам к пятидесяти человек знает, что он прошел и туда ли он шел. Тут ситуация такая, что да, лучше заниматься именно плохо, но своим делом, то есть свое дело, когда ты кайф ловишь, когда ты это можешь делать без денег, чем заниматься очень хорошо и получать большие деньги, но ты чувствуешь, что удовлетворения нет. Часто и слетают с катушек люди, и спиваются, и наркотики, и все что угодно, и разочарования, и проблемы... А если человек именно решает другую задачу, ту, которая нерешенная - тяжело, да, не получается что-то где-то, может, и попытки вообще закончатся в этой жизни, но он чувствует, что это его служение. Этим все и проверяется. То есть, он это делает независимо - жена может бросить, государство топтать, а он все равно этим делом занимается. Видимо, как-то Бог дает человеку знать, что это его служение.
    В.: Как вы в себе это почувствовали?
    А.Е.: Как почувствовал - это словами выразить невозможно. А где-то в классе в 8-м или в 9-м я уже делал гитары. Тогда у нас в Курске по музыкальным школам был запрос - набирали в Москву учеников. Я собирался в 9-й класс и не хотел бросать, а когда учился в 10-м классе - уже набор в Москву прекратился. Раньше учителя как бы передавали немножко, после - это развал, развал, сейчас вообще уже ПТУ нет - "ну, пойдем в подсобники, научишься". Система развалилась. А тогда даже мастера по изготовлению гитар готовили. А так как профессия редкая, - собирали со всей России. То есть можно было, если бы я бросил 9-й класс учиться этому в Москве. Но я не мог бросить музучилище. Без музыкального образования, думаю, у меня ничего бы не вышло.... А тогда гитаристы - вот у нас в музучилище два гитариста было, - я один из двух. Первый выпуск был. А больше вообще никого не было.
    В.: Тогда вы в Москву не попали, а как потом получилось?
    А.Е.: Я к чему это говорю - и хорошо, видимо, что в Москву не попал, а остался в провинции... В Москве школа, а школа, естественно, давит.
    В.: Давит?
    А.Е.: Школа, конечно, давит. Никуда не выскочишь. Почему мы редко встретим в школе какие-то серьезные изменения или новшества. Там, как правило, если тупик, то приглашают со стороны человека, как обычно, вообще левого, несколько человек, и он дает свежее решение. Они после все разработают, им нужен новый взгляд на эту вещь...
    В.: То есть, видимо, есть путь школы, а есть путь самородка?
    А.Е.: Ну, видимо, потому в провинции и остался, потому что нужно было детали всякие самому постигать... В гитаре - там очень мало осталось нового, очень мало. Три вещи в гитаре не отработаны немножко. Не отработана голова гитары. Можно посмотреть 50 гитар, и вы увидите, что есть в голове у них нечто незаконченное. То есть нет удовлетворения законченностью, гармонией. С розеткой тоже немножко недоработан вопрос. Но это сравнивать нужно. Лучший вариант я пока не сделал... И продолжительность звука. То есть продолжительность жизни инструмента. Проблема - которая не решена. В скрипке почти все проблемы решены. Там в головке все с точностью до миллиметра - с какой стороны шилом провести, с какой стороны срез сделать, с этой стороны шила или с этой. Это уже стандарты...
    В.: А с этим вы все время экспериментируете, с этими тремя вещами?
    А.Е.: Да. Вот вам пример законченного инструмента. Эту гитару я сделал недавно, а вон ту - десять лет назад. Вот прогресс какой, допустим. Разница головы - видно, да? За 10 лет - видно, что вот эти линии претерпели изменения.
    В.: Не бросается в глаза, но при внимательном рассмотрении видно. А в чем преимущество того, что найдено здесь?
    А.Е.: Эстетика. Красота спасет мир. Как говорится, лучшее враг хорошего.
    В.: А кроме эстетики? Звучание?
    А.Е.: Оно параллельно все должно быть. Параллельно - и то, и то, и то. Потому что раздражает - если не все прекрасно... Природа-то старается со всех сторон, она сразу совершеннее делает эстетические формы, и внутренний мир параллельно. Где-то уже завершено у человека, к примеру третьего уха уже не будет... Природа тоже шлифует такие вещи.
    Все, что вы сейчас видите, - это мелочи как бы.... Но от этого инструмент получается более совершенным... Хотя звучат и тот, и тот. У меня задача длительности звучания гитары решена давненько уже. Просто сейчас я делаю тот же результат, но увеличиваю КПД, то есть с меньшими усилиями. Потому что не приживаются многие параметры, потому что какой-то из параметров требует... Вот это улучшили, а приживается всегда только, когда несколько параметров сразу улучшается. А если один какой-то менять, - всю систему ломать... А вот если несколько параметров сразу, то остальное вытесняется моментально.
    В.: То есть новая какая-то системка вводится...
    А.Е.: Почему это технологически, почему это приживется - потому что "три дырки и соединение", - то есть чисто функционально очень легко сделать, кроме того, здесь эстетика должна быть. Для того, чтобы делать эти вещи, приходилось читать много, физику подробно изучать, акустику...
    Вот проблема - компенсация звука. Вот если вы будете себе покупать гитару где-то, сразу смотрите сюда, на это место возле деки. Если здесь яма, - инструмент уже умер.
    В.: Вы говорили, что компенсация звука - это именно ваше открытие? Как вы ее достигаете? Каков технологический секрет?
    А.Е.: Технологический секрет - это уже секрет. Это патентовать надо. С этим можно на Запад выходить, спокойно продать. Что значит - тебе предлагают машину, которой долговечность в 2-3 раза больше, при всех тех же ценовых категориях. Сразу же остальные просто задвигаются, это однозначно.
    В.: А как гитара теряет звучание? Скрипка может звучать сколько угодно, а гитара...
    А.Е.: Обычно гитара умирает через четыре -пять лет. Я довел продолжительность жизни своих гитар до десяти лет. Думаю, что это пока не предел. Пока не знаю.
    В.: А стареет она за счет вот этого провала возле деки?
    А.Е.: Да, в основном. В Москве исследования на эту тему проводили. И пошли не по тому пути. Они делают тонкую деку, и получается очень слабое натяжение, угол маленький. Обертона, обертоновый состав сразу уходит. Потому что если нету угла и нету давления на струны, она отзывчива, все очень мягко звучит, хорошо, магия там есть, да, отчасти, но... Время ее тоже не пощадит, потому что тонкие деки - они все равно проседают. Компенсации нет, и все. Я пытался и так тоже искать..., я по этому пути немножко, чуть-чуть походил, и сразу понял, что не то. Вплоть до того, что просто систему струн можно снизу сделать. Или, допустим, отсюда ведешь и там, внизу, приклеил. Здесь натяжку или здесь, компенсирует вообще идеально, ровно. Ты можешь равновесие делать. Но они друг друга как бы уничтожают, и дека ни при чем. А они пытаются настроить, нижнюю деку очень тонкую сделать, чтобы она тоже работала на звучание. То есть туда передал звук, а оттуда уже... Но это грязь, грязь в звуке, чистота уходит. Тут нужно понять идеальные условия инструмента, каждого параметра, которые на самом деле недостижимы никогда, ибо ты, делая одно, уничтожаешь другое. Тогда ты можешь создать компромисс хороший. А для этого нужна культура, даже некая отстраненность, ибо страстность тоже не должна здесь присутствовать. А то иначе главное от тебя закрывается. Отходить в сторону надо. Многие как раз мастера в Москве именно западают на этот вариант - то есть хочется вот это. А надо понять, что она не будет как рояль все равно звучать. Это невозможно сделать... А там куча компромиссов - и прочность здесь у деки, и красота, все это нужно каким-то образом совместить, сбалансировать, чтобы умудриться не потерять ни там ни тут.
    В.: Вот к таким вещам, типа этого открытия, вы приходите как - методом проб и ошибок, или это было как откровение?
    А.Е.: Ну тут же очень просто. Как Христос говорит: стучите и откроется. Поэтому если человек упрется в это и думает об этом, конечно, ему откроется все, что нужно...
    В.: У вас к инструменту отношение как к живому существу какому-то или все-таки не совсем? Или все-таки это ремесло...
    А.Е.: Ну, тут, наверное, проще надо сказать. Вообще-то, как говорится, ищите духовное, материальное приложится. Вообще, в принципе, меня больше расстраивает собственное несовершенство и собственные нехорошие поступки, чем, допустим, не очень хорошо звучащий инструмент. Потому что это дерево, а оно и есть дерево...
    В.: Пересекаются как-то жизнь и...
    А.Е.: Просто уровень уже такой, что нужна артель, чтоб отдавать продукт людям, чтоб серия была. Сейчас нужно артель набирать. Иначе постепенно все это как кран перекроется, и все. Очень много времени занимает работа, не требующая особого мастерства, но просто навыка и прилежности. Например, отделка. Чтобы хорошо гитару покрыть - нужно месяц с лаком работать.
    В.: Это месяц с одной гитарой?
    А.Е.: Да, чтобы лаком покрыть, чтоб он высох.
    В.: Слой за слоем, да?
    А.Е.: Да. Можно, конечно и быстро, но он растрескается через месяца два-три.
    В.: Гитара требует работы каждый день с ней?
    А.Е.: Нет, иногда на какой-нибудь стадии остановлюсь, и лежит полгода. А некогда особо, в принципе.
    В.: Вы когда работаете, ощущаете какое-то особенное состояние для того, чтобы что-то изобрести, например?
    А.Е.: Нет, эти вещи, как Дух Святой, приходят и уходят не знаю когда.
    В.: Но приходят-таки?
    А.Е.: Думаешь, думаешь, но можешь ничего не придумать. А может так - раз! - случайно выдать. Ты когда-то думал, где-то думал чего-то... Поэтому я понял, лучше думать не постоянно, а как бы уколами. То есть глубоко, но недолго подумать, там еще подумать, там после глядишь... Если все время думать - обычно тупик.
    В.: Фактически вы описали механизм формирования творческой доминанты. Вот этот метод "уколов".
    А.Е.: Так, в принципе, сейчас и гомеопаты также работают, они уже поняли, что ударные дозы лекарств - ударные отражения организма. Человек - самостоятельная автономная система. Когда кругом привычки, тенденция к сохранению всех своих параметров, - попробуй измени его, - он тебя будет тянуть обратно... Поэтому лучше постепенно, потихонечку...
    (Александр во время разговора играет на гитаре в стиле фламенко) - Вот эти ритмы - не записывается в ноты фламенко, потому что у них нет деления на три четверти, у них есть деление на две доли и на три. У них четверти нет. Как только четверть - значит, уже как бы ты систему разрушаешь. Ибо как все делится на две и на три, честно, правильно, по сути? Все четное или нечетное, и получится у тебя круглая сумма или с остатком. А классические музыканты решили, что нет, две четверти чистые и три четверти чистые тоже, как бы они отдельно существуют, их нельзя смешивать. Как временные вставки используются - у Баха , например, временно отклонения, а как система - нет. То есть фламенкисты, когда играют фламенко, они держат сразу два ритма. Они держат две и три доли одновременно. Практически это очень трудно осуществимо, это раздвоение внимания... Фламенкист, когда играет, допустим, три доли, он держит двудольный все время. Или, допустим, две, а он может три держать. То есть он фразу может разделить, одну и ту же фразу, на две доли и на три.
    То есть получается аналогия с шаманством..., потому что шаманы - они тоже использовали эти моменты.
    В.: То есть, какова разница между классической музыкой и этой?
    А.Е.: Разница получается хитрая. Это - разница между игрой и работой. То есть здесь игра получается, а там работа - в классике. То мелочь, это такая хитрость, это смещение, это разница между тремя долями и тремя четвертями. Разница: три четверти и три доли. Тоже три четверти, но объединено... Заключено все в одно. В принципе, где-то одинаково. Но разница между тем, что когда играет три четверти, он сам в себе замкнут, а когда играют три доли, я должен держать две, две доли. Или целую я делю на три доли, я все время должен держать две, целый такт. Ибо три четверти - это замкнуто, это отрыв от двухдольного размера, это две разные системы. В классике получается, что как будто человека расчленили просто-напросто. Существует одно - и есть попытка душу отделить и ум. И все. И получился в каком-то смысле - автомат. .
    В.: Разница между игрой и работой одно ли и то же, что можно сказать и по другому - между творчеством и работой?
    А.Е.: Игра - это, конечно, творчество, да. Однозначно.
    В.: А работа?
    А.Е.: Работа. Она тоже дается, но в ней нет самого главного - неповторяемости.
    В.: Импровизации?
    А.Е.: Да, импровизации. Даже в той музыке, что считается импровизационной есть стандарты, шаблоны, тоже, естественно, но шаблоны - они составлены по красоте. А то что красиво запоминается, передается из поколения в поколение. В Индии - там вообще все эти куски передаются, там очень много музыки не записано, а передается от учителя к ученику. Там нет такой школы, как у нас. Они говорят, что это невозможно. Дух передать невозможно. Это может передать только учитель. Когда ты смотришь, как он это делает...
    В.: А можно показать разницу буквальную на игре три четверти - игру и работу?
    А.Е.: Вот сейчас я играю трехдольную вещь в трех долях, идет все ровно, а после идет четырехдольная, то есть в трех долях, но вещь четырехдольная. То есть внутренне, я в трех долях играю, а на самом деле она двухдольная. То есть вот она четырехдольная, а я играю в трех. Она по-другому совсем слушается. То есть, она примитивна, она - работа, в ней нет игры. Тут я могу немножко переместить мелодию, мелодия немножко неустойчива, плывет.
    В.: Можно сказать, что это общий принцип перехода от труда к импровизации?
    А.Е.: В музыке?
    В.: Нет, это же вообще самый главный принцип магии. Первый Аркан Таро - "Маг" и одна из его интерпретаций - "сделайте работу игрой". Это один из основных принципов магии. Таким образом, на музыкальном языке он выражается в том переходе, который вы сейчас показали - переходе от ритма в три четверти к ритму двух и трех дольному.
    А.Е.: На переходе от трех четвертей к трехдольному ритму. А точнее, не на переходе, а просто на держании целой единицы..., единицы как целой.
    В.: Можно мысль развить? Еще раз: в чем же состоит этот принцип перехода от работы к игре? Как это можно сформулировать? Мы сейчас, по-моему, схватили какой-то очень важный момент, причем не только музыкальный, но и магический в принципе. И состоит он в том, чтобы держать единицу - Целое...
    А.Е.: Наверное, эти вещи открываются, когда человек очень перед собой честен. То есть его не устраивают допуски... Единица - это как полнота целая, ее можно на две или на три разделить, а если три четверти, то есть при сокращении мы уже получаем нечто другое, - когда три четверти сокращаем - мы единицу не получаем. То есть это разрыв, как бы развал некий...
    В.: Но почему же тогда изначально человеку проще выполнять работу, чем играть? Если три четверти - это не целостность, а единица - это целостность, почему все-таки ремесло или работа - это проще, а импровизация - это сложнее, это требует какого-то большего вложения души и всего прочего?
    А.Е.: Мне кажется, это неправильно. Работа не проще. Это вообще два разных состояния. Она не может быть проще.
    В.: Но если ученик учится, он учится все-таки на каноне трех четвертей. Он не может сразу перейти на другое.
    А.Е.: Это следствие атеизма. Дело в том, что это отпадение от Бога. Если, допустим, в школу не сажать музыканта, то отдать его в народ, как цыгане, например...
    В.: Атеизм появился еще во времена Баха и раньше.
    А.Е.: Естественно, а как же!
    В.: А почему он появился тогда, когда...
    А.Е.: Да он все время, он всегда был.
    В.: А откуда он взялся?
    А.Е.: Он и должен быть. Потому что люди определенные должны пройти этот путь...
    В.: Зачем, как вы думаете, было когда-то отделяться от Бога и делать из этого канон...
    А.Е.: А познать добро и зло захотели. Это все знание. И все время человек решает этот вопрос - кайф или знание.
    В.: А от знаний кайф?
    А.Е.: От знаний кайфа нет. Знание умножает печаль. А шаманы, и все эти ребята фламенкийцы и негры, которые играли джаз - настоящий, негритянский, не тот, что сейчас... - они просто кайфовали и все.
    В.: Переход с двойки на тройку вызывает интерес к познанию, переход. Сыграть сложнее, глубже...
    А.Е.: Нет, дело не в этом. Ты и в двух долях можешь сложно сыграть. Если ты будешь три держать. Нет такого понятия, что три сложнее.
    В.: Почему?
    А.Е.: И две тоже сложные, если музыкант одновременно держит сразу два...
    В.: Я не совсем точно сформулировал вопрос. Троица и двойственность...
    А.Е.: Здесь мы можем на иную аналогию перейти: мужчина, женщина... Может быть не интересна одна женщина. Не интересен один мужчина. А когда мужское и женское начало где-то проявляется, загадочно. Одно просвечивает через другое. Поэтому и две, и три доли надо как бы сразу держать. Потому что я забуду две доли, я попаду в три четверти. Если я их забуду. И наоборот.
    В.: А когда вы не забываете, получается игра?
    А.Е.: Свобода получается.
    В.: Та самая свобода, которая и есть Игра...
    Кстати, один очень интересный человек предложил такое определение магии, как искусство делать из неживого живое, а я бы дополнил: и из менее живого - более живое. Как это применимо к гитаре, к музыке, к изготовлению, может быть, гитары?
    А.Е.: Не знаю, это, может быть, немножко... не совсем эти вещи тут можно применить. Более конкретная немножко сфера деятельности. Тут, в изготовлении инструмента игры не так уж много...
    В.: В процессе изготовления ведь тоже стоить задача получить максимально живой звук? Потому что звук-то может быть действительно вялым, мертвым или полуживым, а может быть наполнен...
    А.Е.: В принципе, да, хотя повторюсь, что в работе над инструментом больше технологии. Поэтому я, как говориться "еще немного и играю". Я имею в виду занятия музыкой...
    В.: Значит, это все-таки ремесло?
    А.Е.: Да, это больше, я бы сказал, ремесло...
    В.: А игра именно в музыке?
    А.Е.: Игра в музыке, да, иначе бы я не играл, если бы, допустим, меня все это устраивало.
    В.: А все-таки, например, возьмем два разных человека - один и тот же практически кусок дерева распилили, один режет - у него он режется, а у другого - ломается...
    А.Е.: Тут уже знание и опыт. Это знание, опыт и практика. Тут никакой игры.
    В.: А такое понятие, как вкладывание души? Что построил дом, что сделал инструмент...
    А.Е.: Я не знаю. Но если ты верующий человек, то ты просто за каждое свое движение должен отвечать. Контролируешь. Чем отличается атеист от верующего? Верующий просто контролирует, что он делает.
    В.: Отвечает?
    А.Е.: Отвечает. А атеист просто катится. А мы цепляемся, стараемся цепляться, то есть как бы мы знаем, что все равно упадем. Христос говорит, что дня не пройдет, чтобы без греха, все равно согрешишь, где обидишь, где-то что-то сказал... То есть все равно падаем катимся. Но просто верующие стараются тормозить это движение, если можно. Мы знаем идеальное отношение Христа к жизни в каждом поступке. Мы не совершенны и не делаем этого, мы делаем иногда хуже, но по крайней мере у нас есть тормоз...
    В.: Мы начали о вкладывании души...
    А.Е.: Ну а душа-то как... У меня немножко не такой вариант.
    В.: Можно бездушно делать одну и ту же вещь, а можно насытить ее...
    А.Е.: Нет, грубо говоря, если Бог дал тебе это служение и ты ловишь кайф от этого, то это само собой присутствует.
    В.: Об этом и речь.
    А.Е.: Но это как дыхание. Ты этого не можешь отделить. Ты делаешь, ты ловишь кайф от этого, значит, ты уже вкладываешь душу. Ведь что такое - когда ты ловишь кайф от молитвы, тут душа и вкладывается и радуется, а когда ты насилуешь себя, значит, это не твое, ты не свой подвиг взял. Хотя все говорят, что да, молитва - это хорошо, мол. А надо просто качественно сделать гитару. У тебя будет тот же кайф. Если ты с душой делаешь. А тут уже тонкости чисто механические, через которые открывается красота. То есть ты в каждом движении стараешься сделать кайф. Когда я пришел к вере, у меня сразу поменялся инструмент - эстетика и звук... Теперь каждый элемент уже делаешь с наслаждением. То есть, можно просто деталь выпилить, для конечного результата. А можно концентрироваться на процессе. В процессе ты ловишь кайф от каждого движения надфиля, если ты чувствуешь, что не ты делаешь, а через тебя идет... Это проблема, что мы на себя все берем. А если мы отдаемся Богу, проблем оказывается намного меньше.
    В.: Еще вопрос такой: может ли настоящий мастер халтурить, например, зная, делая какую-то левую работу, которая ему просто деньги приносит?
    А.Е.: Нет, все равно ниже опуститься уже не может, просто делает по деньгам. То есть, отмеряет: вот заплачено настолько - я так и делаю. Это не халтура... Халтура - это когда тебе хорошо заплатят, а ты делаешь хуже, чем заплачено.
    В.: Ты же в процессе находишься, тебе же не хочется просто так свое время тратить...
    А.Е.: Жизни идеальной не бывает. Разве можно делать все, что ты хочешь? Приходится делать и дрова. Приходится делать и рутинную работу. И в самой гитаре ведь есть много работы, которая более нравится или менее нравится.
    В.: Ну, а можно сказать, что даются силы тому, кто решился наизнанку вывернуться и работать по максимуму, или тому, кто держит заднюю мысль, боится, страхуется, экономит силы, тому они и не даются?
    А.Е.: Как вера, да. Засомневался - и утонул. Как святой Петр, когда по воде шел.
    В.: А боишься-то потерять собственный сознательный контроль над жизнью, которого на самом деле и так нет. Который и так бесполезен.
    А.Е.: Да. Страх - это то, что человеку не дает жить, играть, кайфовать...
    В.: Все-таки творчество - это счастье или бремя, как можно сказать? Или и то, и другое?
    А.Е.: Конечно, счастье. Как раз Бог дает силы.
    В.: Ну а труд когда?
    А.Е.: А ты его не замечаешь, естественно, вообще труд - понятие неправильное. Труд - это тогда, когда на самом деле ты делаешь нелюбимую работу.
    В.: А вот когда, например, овладевает человек чисто базовым техническим навыком? Ну, как, например, ручку учится держать, чтобы писать - как детям трудно это, как приходится, также и с мастерством, это просто технические какие-то навыки - это же труд, это можно назвать трудом.
    А.Е.: Нет, видимо, это какие серьезные задачи, это уже подготовлены должны быть.
    В.: Но, тем не менее, если дорога в тысячу ли начинается с одного шага - какой-то момент труда, трудности присутствует, преодоления именно волевого чисто?
    А.Е.: Нет, никакого.
    В.: То есть это не волевая деятельность?
    А.Е.: Нет, естественно.
    В.: Но когда-то она была запущена, как волевая? В первый момент.
    А.Е.: Насколько я помню, в армии тоже делал самолетики и гитары.
    В.: Ну, а вот вспомнить момент, когда вы учились ножиком не по пальцам строгать, а по деревяшке?
    А.Е.: Нет, это уже другое. Нет, секундочку, это уже однозначно должен хорошо подготовлен быть человек, и много специальностей должно быть от предыдущей жизни. Я могу уже сейчас дать человеку карандаш, и от того, как он его заточит, я могу сказать, что как он сможет делать столярку. А какие данные дальше будут, если он будет слышать музыку... Какие-то моменты можно изменить, но лучше всегда подготовленный товарищ.
    В.: Были какие-то чисто технические сложные моменты, которыми было сложно овладеть, даже когда уже достаточно хороший уровень подготовки, все равно тяжело?
    А.Е.: Я первую гитару сделал чисто, по чистоте изготовления вот как этот инструмент. Просто он был не такой, с художественной точки зрения, некоторые элементы были там немножко другими...


    Глава 12

    Владимир Савицкий

    Владимир Юрьевич Савицкий - иглорефлексотерапевт, остеопат.

    Владимир Савицкий: Скорее всего, магия в медицине наступает тогда, когда доктор прежде все любит ее, профессию свою - это прежде всего. Во-вторых, относится как к искусству к ней. В-третьих, безусловно, он должен быть талантлив. Это безусловно. От этого никуда не уйти. Причем, если рассматривать какие-то конкретные вещи, допустим, врач может как подойти к своей профессии? Вот, допустим, есть у нас один такой невролог. Отличный невролог, классный совершенно, классический, замечательный невролог. Но вот как он лечит людей? Он смотрит, ставит диагноз. Его профессор Казаков учил, - он лучший ученик. (А Казаков вообще диагност удивительный). Нужно исследования какие-то сделать... Он назначает таблетки. А больше он... Невролог он высшей квалификации, действительно, никаких проблем. Но зачастую, вы понимаете, что лекарственная терапия не всегда настолько полезна, насколько она вредна. По-другому сказать трудно. То есть масса побочных эффектов и т.д. Но такой способ лечения тоже может быть, и он все равно пофессионал. В некотором роде, может быть, и маг, но, скорее, не маг, а все-таки классический невролог. А зачем, говорит, я буду массажи делать, там, руками... Я молоточком ткнул - деньги заработал. К нему претензий никаких вроде нет. А вот, допустим, лечение руками: мануальная медицина, массаж, иглотерапия. Ну то, что больше всего ассоциируется у нас с магией, собственно говоря, потому что не очень известно. Мануальная-то нет, не совсем только с Востока пришла, а уж иглотерапия-то точно. И окутана всякими тайнами. На самом деле тайн-то нет. Хотя они и есть, но когда ты профессионально к этому подходишь и начинаешь копать, что называется, то тайны уходят на второй план. Существует другой вариант. Когда за врача работают его руки. Он им доверяет больше, чем голове. И получается у него многое, но это уже как-то неосознанно, ближе к мистике какой-то. Но тоже имеет право на существование. Тоже, вроде магия, но не высшей категории. Можно по-другому. Вот диагноз: бронхиальная астма. Вот, там, руководство. Врач берет его. А, вот так: вот эти точки, вот эти, эти... И начинает пользовать по схеме. Замечательно. Помогло, не помогло - это уже другой вопрос. Чаще в таких случаях все-таки не помогает, когда болезнь достаточно сложна для лечения. Когда простая - да. Поставил иголочку, пошел покурил. Вроде больному легче. Сосуды расширились, нервы простимулировали. И замечательно. Больной встал. Все классно. Но чаще всего в сложных случаях не получается. Таким образом врач не владеет этой иглотерапией, он не сделал это искусством. Он - ремесленник.
    Владислав Лебедько: Работает по руководству, по схеме.
    В.С.: Да. Кого-то. Пускай даже самой древней. Но каждый человек - это индивидуальность полная. Поэтому и хорошо бы применять иглотерапию, творчески, потому что она учитывает индивидуальность. Но здесь этого не происходит. Никакой магии здесь нет.
    В.: Вот меня удивило, потому что я видел много иглотерапевтов, и, как правило, ставят десятки, двадцать, тридцать игл. То, что я видел у вас, - это какие-то две-три иголочки...
    В.С.: ...ну максимум, пять. Но это уж когда тяжелый случай, совсем уже человек, допустим, пришел с тяжелой формой поясничных болей. А вот завтра ему надо на правительстве выступать. Ну да, надо побыстрее. Ну, и то это не совсем правильно. Как я думаю? Минимальное воздействие на человека. Минимальное. Только корректировка его состояния. Организм должен сам справляться. Но это, собственно говоря, пишут и сами китайцы. Мастер работает одной иглой. Вообще одной.
    В.: А как удается понять, увидеть...
    В.С.: Вот об этом я и хотел сказать. То есть здесь наступает - уже четвертый или пятый случай, дело не в этом, сейчас мы уже не будем предаваться количеству - когда ты хочешь дотошно узнать это все, начинаешь подходить действительно как к искусству. Существует масса людей, которые смотрят, но не видят. А есть люди - их уже немного - которые смотрят и видят.
    Конкретный пример. Берите, смотрите на мое ухо. Посмотрите - там внутри некоторые поры открыты, краснота какая-то есть обязательно. Оно разное. Вроде кожа, да? А совершенно разный кожный покров. Там покраснение есть, что-то еще, пора какая-то открыта...
    В.: Ну, если всматриваться, начинает вырисовываться какая-то картина.
    В.С.: Безусловно. Картина. То есть - есть знаки, обязательно знаки есть на теле, на лице, на глазах, на стопах, где угодно, которые надо увидеть. Вернее, надо хотеть увидеть.
    В.: Замыленный взгляд этого не воспринимает.
    В.С.: Безусловно. Когда сидит в поликлинике женщина, врач, озабоченная тем, что белье не стирано, ребенок не кормлен и вообще муж сволочь, там, пьянствует... Она и не увидит. Она не хочет этого видеть. И еще у нее сорок человек в день... это невозможно принять, - это просто пределы человеческие. Если нормально работать с пациентом, это всегда уникальный случай... По-разному, можно и за 20 минут, если ты великий профессионал, то за 10 ты справишься. За 2 минуты. Но это всегда будет творчество. И ему надо отдохнуть после этого пациента. Потому что если это превращается в поток - то это уже не магия. Это уже конвейер, в любом случае. Может быть, самый высокопрофессиональный. "Мерседес", прекрасный автомобиль, сделан на конвейере же. Но все равно поток. Но это не будет "Мазерати" какой-нибудь или "Астон Мартин". И разная стоимость. Хотя у "Мерседеса" есть отдельные машины, которые делают единично, по заказу, не спеша. Это уже штучная работа. Вот о чем я и хотел сказать. Смотреть и видеть. Куда надо? А вот сюда, вот здесь же все видно. А сюда не надо, хотя и написано в руководстве. Не надо! Или наоборот. А причем здесь иглы? Пришел астеничный больной. Может, его как-то подбодрить надо? Причем здесь иглы? Ну и что, что написано? Может, лучше его как-то прижиганием полечить, какие-то тонизирующие лекарства выписать? Это ж тоже важно: видеть, какой он - гипер- или гипо-... Это тоже магия. А это только знаниями и опытом.
    В.: Но это видение - оно рационально складывается или оно все-таки интуитивно, иррационально?
    В.С.: И так, и так. Но однозначно сначала вопрос нужно поставить: как? Как это сделать? Как увидеть-то? То есть изначально мы имеем теорию китайской медицины. Инь-янь, положительное и отрицательное, гипер- и гипо-. То есть проблема поставлена. А озадачившись этим, любой нормальный человек, который хочет знать это, спросит: а как различить гипер- и гипо-? Уже вопрос поставлен. Уже хорошо. Найти ответ надо. В книжках его нет. Значит, у кого-то еще надо спросить. Кто это прошел, кто это знает. Значит, уже человек озабочен. Вот уже магия пошла. Уже какое-то учение. Получается, ты всю жизнь учишься. Всю жизнь. Потому что это до конца. Очень, допустим, типичный пример. Во всех руководствах все по-разному написано. Сколько держать иглу в теле? Сколько? 20 минут, 10? Час, два, целый день? Сколько? Все по-разному. Где-то 20 минут. В среднем, 30 пишут.
    В.: А разница колоссальная.
    В.С.: Колоссальная. Потому что передержишь иглу - больной просто... у него защитные силы упадут. Это явно. Вы его как бы разрядите. Недодержишь - значит, лечебный эффект не наступил. Долго ломал я голову над этим.
    В.: И для разного больного ведь тоже...
    В.С.: Да. Ведь есть ребенок, старик, молодой здоровый парень... Это разные вещи. Но все-таки, как определить, когда вынимать? А один кореец мне подсказал очень четко. Как определять - тогда действительно это индивидуально получается. По ходу меридиана до иглы и после иглы смотришь температуру кожи. Вокруг иглы обязательно покраснеет, ну, не обязательно бывает, ну вообще какая-то реакция наступит кожи. Как только наступила разность температур - все, вынимай, сработало. А зачем больше держать? Сработало. Потому что они представляли меридиан, по которому течет энергия, как русло реки. Вот это канал тот самый. Направление энергии вот такое, допустим. Нам надо убавить ее. Патогенная пришла энергия извне. Холод, допустим. Убавить как? Надо сделать два русла при помощи иголки, тогда энергия потечет плавнее и патогенная через иглу уйдет. Прибавить как? Естественно, по руслу. Тогда будем прибавлять. Но это сложнее, правда. Прибавить иголкой сложнее. Вот и когда это сработает - вот здесь будет, естественно, холоднее. А здесь будет теплее. ОК? Все, вынимаем. Вот опять магия. Почему ты сейчас вынул? Потому. Вот взял да и посмотрел. Это надо знать. Значит, надо озадачиться этим. Спросить. Искать. А можно только по руководству. 20 минут подержал... Вообще можно сказать: медсестра, сюда поставь. До свидания. А я пошел. Тогда нафига ты? Идут лечиться к врачу. Потому, что вы же маг... По рекламе не знаю кто идет. Ну, редко, конечно, но идут. Но нормальные люди не ходят. Потому что личность врача - она действительно принимается как магия.
    Потом, магия в медицине какая еще может быть? Этот вопрос очень часто не рассматривается нигде. Доктор, как и священник, может на больного оказать большое влияние как лечебное, так и как человек. Как человек. То есть воспитатель, по сути дела. Это касается как здоровья - какой образ жизни ведешь, какие упражнения тебе можно делать, какие нельзя, как их правильно делать - это тоже все входит в медицину. Но и еще моральный аспект. Приходит к вам лечиться больной бандит. И он, допустим, начинает рассказывать о своих подвигах. Смеяться не надо. Вам нечего его бояться. Он сейчас от вас зависит. Я к примеру говорю. Это тоже очень важно. Наоборот, каким-то способом, тем или иным (не надо, конечно, на него идти с кулаками - бессмысленно, даст по голове, да и все), но вот исподволь следующий сеанс, второй, привести другие примеры, пока он, допустим, лежит с иголками, или, допустим, вы ему голову крутите, как раз самый благоприятный момент - что ты туда пробил. Рассказать историю из жизни. И так, потихонечку, влиять на него. Пускай он не сойдет с пути - это его профессия. Но, может, у него в какой-то момент рука дрогнет, не побьет он кого-то. Тоже магия. Доктор - он больше, чем доктор. Он социальная штука. Поэтому, безусловно, это магическая профессия. Отсюда желание врачей зашифровать свои термины, болезни, латынь применялась издревле. Зачем? Чтобы больного не пугать. Одновременно это такой ореол какой-то. И поэтому, ни я, ни мои друзья (которые, действительно, достойные врачи, много их) не любим ездить на дом. Бывает, надо. Но вот у меня приятель вообще не ездит. Потому что это ритуал - ты приди к врачу, поклонись, как в церковь. Здесь я на своей территории. Вот сейчас мы сидим, я на своей территории. Вы пришли ко мне. Я вас принимаю, достаточно радушно. Но здесь я жестко говорю: сюда ложитесь, повернитесь. Мне здесь удобно. У меня стол удобный, под себя сделанный. Понятно, что сейчас появились новые русские: "Приезжайте вы ко мне, я сколько угодно денег заплачу!". Да не в деньгах же дело. А в том, что: приди, поклонись. Даже и в этом какая-то магия проявляется. Ты приди. Ну, если уж не можешь, это другой вопрос, будем решать его. Но все-таки, в конце концов, тебя может кто-то привезти... Мне здесь удобно. Потому что сколько на диванах люди спину себе попортили, сами врачи, леча на диванах, наклоняясь, в неудобном состоянии. Тоже должно об этом думать - о своем здоровье. Это как бы раскрытие этой магии. Но это так и есть. Это когда человек немножко себя ломает. Он пришел. Они здесь все тихие, больные. Тихие, спокойные. Вот я вижу такие аспекты магии в медицине. Потому что вспомни, Бехтерев. Человек шел по коридору, а некоторые истерические барышни в палате уже засыпали. Он же коллективный гипноз устраивал. Он входил: всем спать. Они спят. Вот она, личность. Это достояние нации. Достояние. Никуда от этого не денешься. Вот это маг. Более того, это какое светило, сколько он написал, сколько наисследовал. И при этом еще был сам этим магом, настоящим магом. Это во-первых, знание, во-вторых, ощущение, и так далее. Это сила просто идет. Сила. Наша российская сила.
    В.: Вы, кстати, упомянули сейчас понятие силы личности врача. Ведь есть врач, который не оказывает никакого влияния. Есть врач, который одним словом или своим действием уже половину дела делает.
    В.С.: Безусловно.
    В.: От чего это зависит? Как это нарабатывается? Или...
    В.С.: Это нарабатывается. Студент после окончания ВУЗа этим обладать не может, потому что у него нет опыта. Он еще не может. Он не может сразу... Потому что медицина ж тоже - путь Бывают ошибки врачебные, это естественно. Потому что сложно. От массы причин может болеть голова. Но когда у вас уже есть опыт, хотя бы несколько лет, вы уже некоторые случаи сразу отметете. Потому что этого не может быть просто. Ага, остаются уже несколько. Типа работы следователя: версии. Понимаете? Поэтому как бывают мастера-следователи. К нему на допрос приходят люди. Он сразу видит, что он врет. Ну, он еще ничем не может подтвердить. Но он видит, что он говорит неправду. Он тоже может заблуждаться. Но все-таки у него большая убежденность в этом есть. Так же и врач. К нему приходят, он уже это знает, это знает... Нет, это не то, это не то, а вот это... Да, это уже интересно, ну, вот здесь три варианта. Ну, для этого надо бы сделать исследования какие-то. Допустим, электроэнцефалограмму, допплер... Чтобы подтвердить. Или опровергнуть. Потому что, как только вы поставили диагноз, уже лечить проще. Или не лечить. Тоже вариант. Хотя это вроде цинично, но для больного это вариант, когда доктор констатирует факт: мы не можем вас вылечить. Не ходите вы никуда, ни по каким, нигде, никуда... Не надо. Не теряйте ни времени, ни денег. Вы будете с этим жить. Вот таким вы, допустим, родились, моя задача - научить вас с этим жить, чтобы не было мучительно. И так далее. Тоже вариант. Плохой - но вариант. Потому что куча людей мечется от одного доктора к другому, к экстрасенсам, шаманам, к бабкам, и ничего в итоге не получают. Они отчаиваются. А задача - этот круг порочный разомкнуть. Или подлечить, нормализовать ситуацию, или вылечить - это вообще прекрасно, это всегда радостно, когда ты вылечил человека, именно вылечил, он не вспоминает об этом. Это блестяще, это здорово. Это самому доктору очень радостно. Или остановить процесс, затормозить его, повернуть вспять немножечко. Или же разомкнуть этот круг, сказать: ну, парень, не бегай ты. Ну, вот всё! Не бегай. Ты еще проживешь - ну дай Бог, сколько тебе Господь отпустил, но не ходи никуда, не надо, надежду не теряй, делай вот это - например займись Тай Цзи Цюань. Большинство, конечно, не слушается. Но - не надо, не трать свои деньги. Существует же куча жуликов, врачей, которые начинают лечить неизлечимые пока болезни, и на этом зарабатывать. Но это уже другой аспект совсем, это к магии не имеет никакого отношения, а имеет отношение к совести врача.
    Вот и это тоже надо исключить. И безусловно, ведь еще надо добавить, что доктор еще и социальный работник. Допустим, приходит новый русский. Он может заплатить. Ну, жить-то надо, деньги, конечно, берем. Вы назначаете одну цену, да? Допустим, некоторые: "А что так дорого?" Ну, во-первых, недорого, а во-вторых, я вас принял, а потом я могу принять еще бабушку бесплатно или ребенка. Это важно - для меня. Для него это, может быть, неважно. А для меня это важно. То есть моя семья материально не проиграет в данном случае, но одновременно я сделаю благое дело. Отлично. Тоже такой момент социальный. Это может доктор, - разумный. И никогда доктор не должен, как это называется, тянуть из пациента. Я термин не могу сейчас подобрать. Не надо. Это глупость полная. Есть такие, я знаю. Ну и как сели, прилепились, и давай его залечивать, залечивать, потому что он платит. Это глупость. Это все обернется потом, во-первых, сами понимаете, придется отвечать на Страшном суде. А во-вторых, на профессиональной деятельности скажется однозначно. Вылечи как можно быстрее. Уверяю - этот человек приведет вам еще пять. Круг замкнулся. Это лучше. А так - с кем вы потом останетесь? Тоже вот магия. То есть в жизни сколько вопросов - экономических, политических... Это особая профессия -врач. И очень трудно о ней говорить, но действительно, она магическая, мистическая для многих. Люди же не знают ничего о здоровье своем и как они устроены, не хотят задумываться. Одновременно конечно нельзя быть диктатором. Я не люблю таких. Я сам курящий человек. Я понимаю, что такое говорить: брось курить... я сам понимаю - мне ж тоже тяжело. Ну вот сейчас я задумал с Нового года бросить курить. Я знаю, как это вообще тяжело. Потому что срок есть. Ясно, что вредно. Но есть всякие жизненные перипетии. И это надо учитывать тоже. Есть же другие: бросай пить и курить, иначе я тебя лечить не буду. Бред. Это же бред, нельзя так делать. Нельзя. Надо опять потихонечку, полегонечку прийти к тому... К консенсусу, как сейчас говорят. Но не прямо. Не руби. Все люди, все мы грешны, что называется. Недавно у меня была пациентка. У нее подруга лучшая - сама невролог. Женщина испытывает боли поясничные. Подруги, я еще раз подчеркиваю. Она: нет, ты лечи свою миому, а потом мы займемся спиной. Ну, ее вообще-то трудно вылечить. Операция, может быть. Она пришла ко мне, мы поработали руками. Легче. Может быть, если она сходит к гинекологу, наверняка там процесс хотя бы затормозился. Вообще, тогда можно поставить вопрос, если человек с родовой травмой: ты давай обратно, там, залезь, нормально вылезь, а потом мы посмотрим. Бред же. Тогда зачем ты?
    В.: А вот кстати, еще по поводу магии. К вам приходит больной, и вы каким-то образом видите, не объясняя еще себе логически, что ему нужно сделать то-то и то-то. Бывают же такие случаи, когда впоследствии можно рационально разложить по полочкам, что я увидел то-то, потому что у него то-то, то-то... А бывают случаи чисто иррационального такого, когда никак разумом не разложить, почему надо сделать именно это?
    В.С.: Знаете, я не могу говорить за всех. У меня как раз обратный случай. То есть приходит больной, я еще не знаю, что у него. Но иногда просто мне что-то, магия какая-то мне бьет: я не смогу ему помочь. Вот есть такое ощущение. Обычно если я уж берусь лечить, то я еще пока не знаю, но понятно, что можно что-то сделать, попробовать, посмотреть, еще не совсем уверен. Но иногда внутреннее убеждение: ну, не могу. Вот есть такое. Бывает.
    В.: Нет, я немножко другое спрашиваю. Я имел в виду, что вы делаете какое-то действие, то есть лечите уже, но рационально объяснить не можете, почему.
    В.С.: Конечно. Это очень часто бывает, называется это: руки идут впереди вас. Ну вот, тут я чувствую, вот, допустим, это очень часто, когда на черепе работаешь, краниосакральная такая есть мануальная медицина. Тут нужно же посмотреть, как расположено... Посмотреть сначала, все для себя точно составить... Зачастую так и делается. Как клиновидная кость развернута, куда, пропальпировать, там, сям... Посмотреть на уши, как височная кость развернута... А бывает, что ребенок, или волосы большие... Ну ладно, ложись, посмотрим... Положил руки, посмотрел... А, ну вот оно, вот, да! Получилось. Потом уже посмотрел. Тут уже чистая магия. Это уже с опытом, это когда руки натренированы, они сами уже достаточно четко чувствуют. Как хорошая медсестра бывает лучше некоторых врачей, у которой многолетняя работа, такая ответственная. И здесь руки, бывает, уже без меня работают.
    В.: Может быть, еще немножко объясните про вот эту краниосакральную терапию. Потому что, казалось бы, несколько непонятных движений пальцами - состояние человека меняется чуть ли не на сто восемьдесят градусов. Какие-то интересные и сильные изменения происходят.
    В.С.: Безусловно. Когда это все правильно делается.
    В.: За счет чего и почему? Что там в костях черепа такого...
    В.С.: В костях-то ничего особенного, а существует ритм краниосакральный. Краниос - череп, сакрос - крестец. Это так называемый первичный ритм, который уже с утробы матери у нас существует. То есть у нас вообще в организме все шевелится. Все должно шевелиться в той или иной степени, иначе - смерть или патология. И вот эти кости черепа - они шевелятся в определенной последовательности. Основные две кости черепа - это клиновидная и затылочная - образуют свенобазилярный симфиз, сочленение. Видите, вот здесь на этом черепе, он настоящий, - большие проблемы были у его обладателя.
    В.: Там, сразу за ним, гипофиз расположен, да?
    В.С.: Нет, вот там, немножко вот так... Вот к чему? Вот здесь компрессия. Вдавлено. И тогда движения этих костей - совершенно другие. Ну, вот здесь большие проблемы с оттоком, притоком крови и так далее. И надо уловить закономерности... Такой был доктор Сазерленд в Америке. Он систематизировал эти закономерности движения костей черепа. Симметрии абсолютной не бывает. Главное в движении - все-таки какое-то движение всегда есть - просто спровоцировать большую амплитуду. Это я имею в виду уже чисто практические вещи. Как руки должны работать. Или наоборот, увеличить отток каким-то образом, немножко затормозить ритм, если он частый, этот ритм краниосакральный. Для чего это все нужно? Для того, чтобы наладить многие процессы: питание, допустим, клеток мозга, отток ликвора из головы. Бывает, застаивается же... Тоже давит. По-другому работает череп. Дренаж надо сделать. Венозная кровь застаивается и так далее. И влиять можно, оказывается, не только мед...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru