КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    МАГИЯ В ПРОФЕССИИ И ТВОРЧЕСТВЕ

    Вернуться в раздел "Магия"

    Магия в профессии и творчестве
    Автор: Владислав Лебедько
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    икаментами, но и руками. Сейчас это стало возможным, спасибо, Господи, что мне пришлось этому научиться. Это стало возможным. Но это тонкая штука. И здесь, конечно, руки на первом плане. Потому что здесь, если начнешь давить, сопротивление организма будет однозначно. Не получится просто ничего. А тут, наоборот, больше ощущать надо, чуть-чуть подправлять. Больше играя, как музыкант.
    В.: То есть вы этот ритм буквально чувствуете?
    В.С.: Конечно. Да. Обязательно. Это и задача. А иначе к этому и приступать нельзя.
    В.: А чувствуете руками или всем организмом?
    В.С.: Руками. В принципе, могу и всем организмом, если задаться этой целью. Я просто могу через себя ощущать, где я сейчас, допустим, удлиняю как бы шею, такой есть способ, на линию Нуха пальцы кладутся и тихонечко - растягивающие усилия. И больной может ощущать: вот шея сейчас задействована, вот сейчас грудной отдел, поясничный... Вот и до крестца дошли. И я тоже могу это ощущать, когда я это произвожу, я могу это испытывать. Могу не испытывать, когда не сосредоточусь на этом. Поэтому я могу сказать точно: вот сейчас у вас тянущее ощущение, допустим, в крестце. Потому что я сам испытываю. Но для этого надо, конечно, руки тренировать. В свое время, когда я еще массажистом работал, были к меня такие подушечки с рисом. Это китайский способ. Где-то они были у меня. Подушечки, набитые рисом, крупой. По идее, как китайцы говорят, через несколько лет ты должен узнавать, так перебирая, каждую рисинку, потому что все они разные. Я не могу сказать, что я узнаю каждую рисинку, но я пробовал - действительно, они разные, я могу ощутить. То есть, так одновременно можно тренировать все пальцы при помощи этих подушек. И одновременно эти подушечки в китайской медицине используются для пульсовой диагностики, руки пациента кладутся на эти подушечки. Вот такой комплексный инструмент.
    Потом очень любил и до сих пор - сейчас меньше - мыть посуду, тарелки без всяких этих щеток. Намыливаешь и гладишь рукой. И эти приставшие частички пищи должен все-все отмыть... Потом она чистая. Я сам придумал упражнение. Для чего? Для того, чтоб все эти рецепторы, которые у нас есть на кончиках пальцев, разрабатывать. Чтоб была отдача, чтобы я чувствовал, что пальцы-то мои делают. И что происходит под ними, ткани расслабляются или нет. А можно тупо доить, как есть массажисты, особенно такого атлетического вида: "Ща я тебе поправлю, щас все я тебе сделаю..." Отличный удар, классный. Страшно к таким ходить.
    Но, опять-таки, магии не бывает без работы. За этим всегда или знание стоит или работа, или все вместе. Но не бывает чудес, понимаете. И одновременно, конечно, ощущения ваши собственные. А это тонкая достаточно штука - получить отдачу от тела, чтоб ты ее ощущал: вот у него здесь не так. А вот не сгибается вот здесь височная кость, никак она не идет во флексию. Ведь можно даже как поступать: если ты обладаешь этим ощущением другого человека. Ну, не можешь ты поставить диагноз в той же краниальной терапии. Но вот попробуй: идет кость во флексию? Идет. Так и не надо туда. А в экстензию? О, не идет! Тогда на следующем витке провоцируй немножко больше это движение. Тебе же оно нужно. Здесь блокада какая-то в чистом виде. Следующая: хорошо, о, уже лучше. Уже сразу человеку будет легче. Но нельзя ломать - ничего не получится. А вот так - потихонечку, полегонечку... Но так опять же ты должен почувствовать, что экстензии-то нет. Тогда со стороны - магия, конечно. И опять же, с этими техниками всеми новыми, мягкими методиками. Сидит мама, допустим, а там лежит ребенок на столе. Ну что, со стороны она видит, - руки чего-то там шевелят, какая-то мистика тут. Недоверие бывает. Для этого, если ты профессионал и уверен в своих действиях, лучше всего - подтвердить инструментально, исследованием, что ты сделал. Вот он пришел, назначили ему исследования, допустим, какие-то проблемы с мальчиком, подозрение на родовую травму. Сделать электроэнцефалограмму до курса, допплерографию, а потом после курса -подтвердили - о, изменения! Причем у того же человека лучше это все сделать и до, и после. А он видит изменения какие-то скорости кровотока, в процентном соотношении изменилось, право-лево. Вот ты сработал хорошо, молодец, радостно. И мама видит. И папа. Вот было до, а вот после. А так - со стороны действительно маг какой-то там с бородой. То же самое - точки искать. Помните, я вам рисовал? Та же самая точка акупунктурная - вот иероглиф Сюэ - это современное написание, а вот старинное, это более информативное - это полость - связь с внешним миром. Это и есть акупунктурная точка. Да это пора, видите, и корень волоса в ней. И вот на этом атласе - это не то что вот здесь, миллиметр на миллиметр. Это некая область, миллиметров 5 в диаметре, не меньше. Вот и ищешь. Вот давайте искать. Вот это Хэгу, да? "Закрытая долина" - переводится. Мы сюда входим вот так, и она закрыта. Сейчас долина открыта - и видно, что это долина. Вот география точек. Давайте искать. Где эта Хэгу? Она где-то здесь. Вообще существуют разные способы искать. Вот эту складку сюда. Вот она где-то здесь. А где? Давайте искать. Во, вот она. Видите, пора открыта.
    В.: Здесь по открытой поре?
    В.С.: Так опять же смотрите. Ведь не случайно это все. Ведь это она открыта - естественная дырка организма. Я введу иглу не так - будет больно. Все-таки металл какой-то. Понимаете? А вот так точнее будет. Вот это магия. Почему сюда? Ведь можно и сюда, и сюда, и сюда. Нет, вот сюда! Видно, если ты знаешь, какую задачу ты знаешь. Исходя из этого знания. А уж в китайской медицине здесь много зависит от знания тех же самых хотя бы названий точек. Тоже важно. Информация. Ничего лишнего не бывает. Все копится, копится, копится, выливается в хороший мешочек, который ты отдаешь на рождество. Вот. И существует масса врачей, которые следуют этому. Это действительно тогда магия. А так...
    Но я хочу сказать, что, допустим, на Западе есть много вдумчивых врачей. Там медицина, конечно, сильная. Не могу сказать, что сильнее нашей. Сильные врачи есть. Но, опять же, их не так много.
    В.: Здесь возникает такой вопрос, что есть какая-то общая масса просто специалистов и есть уникальные специалисты. Как это происходит? Что это - судьба или это какая-то мотивация?
    В.С.: Так это целый комплекс причин, о которых мы сейчас и говорили...
    В.: Почему один остается в поликлинике на сорока пациентах в день, а другой все-таки становится уникальным специалистом?
    В.С.: Опять же, мы разбираем это с самого начала нашего разговора. Наверняка он хотел стать врачом, этот уникальный человек. Наверняка он приложил титанические усилия.
    В.: Хотели все, потому что медицинский институт не так легко попасть. Конкурс.
    В.С.: Не-не-не, вы заблуждаетесь. Есть и очень много сыновей там, дочерей. Это не так просто в нашей стране. Хотел. Стал. Приложил громадные усилия к этому. Тренировался все время и продолжает тренироваться. И ему интересно, каждый день интересно, он на работу, не как на каторгу. А тогда это вообще счастье. Даже если отбросить материальный аспект, отбросить его вообще напрочь, как при большевиках, неважно было же, работал ты много, немного - а все равно - оклад. А все мы были приблизительно равны. И уже деньги не играли той роли. 120 рублей по стране среднее. Ну, а диссертацию защитишь - чуть прибавят.
    Уникальный специалист - счастливый человек. Он идет на работу с удовольствием, он там творит маленькие чудеса и приходит домой в хорошем настроении, и дома у него нормальная обстановка. Вот оно, счастье. А зачастую к этому прилагается и материальное. Потому что помог человеку - он тебе всегда поможет, в этом я убеждался. Ну, зачастую. Вот потому. И все эти кружочки - слагаются. Вот этот огромный листок, большой круг, маг, доктор - вот из этого. И чудес здесь никаких не бывает.
    В.: Вы привели фактически три определения мага, как в герметической традиции определяется - это концентрация без усилия, превращение труда в игру и превращение всякого ига во благо. Человек, который всеми этими тремя искусствами владеет, это маг.
    В.С.: Конечно. Безусловно. И бывает, когда в хорошей форме, выспались, настроение замечательное, сегодня вечером на концерт пойдете, вообще все классно... Бывает, такие вещи происходят с больными, что они вылетают счастливыми. И вам хорошо. И буквально за пять минут. В точку. Вы приходите, он приходит, вы улыбаясь смотрите, видите: вот, вот здесь сейчас я это сделаю, ненавязчиво, классно, красиво, с разговором. И все поддается, буквально мне усилий-то не надо. И напряжения никакого. Вот это магия: бух! - молодец. И больному хорошо, правда, сразу. Вот это чисто магический источник.
    Это как мой приятель, Ахмедсафин Артур, - блестящий маг, многому я к него научился. В Первом Медицинском он работает, невролог. Он лечил президента одной Республики. Приехал туда, там полечил, того, сего полечил. Ну, вы знаете, восточные люди... Легенды разошлись. Ну и дошло до президента Республики этой, что приехал какой-то маг из Петербурга... Ну, пришел к нему. Проблема-то понятная. Первое ребро опустил - ему легче стало, пиджак одел. "О! А где, слушай, доктор, который меня лечил?" Вызывают его. Приходит. "Вот смотри. Ты меня три года от чего лечил? А человек приехал, слушай, я пиджак одел. Ах, шайтан! Тебя буду снимать, а его ставить". И так далее. Вот вам магия. Буквально за пять минут... А почему тот врач не смог? А потому что он просто не знал, как это делать - по схеме лечил. Может, он и неплохой был. Тут вам вот типичный пример магии: шайтан приехал из Петербурга. Вот настоящий врач, маг, но эта магия основана на том, что он уже много-много лет занимается китайской медициной, мануальной, один из первых да и один из лучших специалистов. Кто его не знает вообще в России? Вот вам типичный случай магии.
    В.: Если уж зашел разговор о китайской медицине, иглотерапии, и так далее, то вопрос такой: как это все вписываются в картину мира европейского врача, где анатомия, физиология и так далее... А тут - понятия о каналах, меридианах, точках?
    В.С.: Да вполне вписываются.
    В.: Или это две разнородные картины, которые между собой никак не стыкуются?
    В.С.: Нет, они, конечно, стыкуются, просто этим мало кто занимается, а кто занимается - ну и нормально, он богаче становится, когда он берет и оттуда, и отсюда. Вообще на самом деле, конечно, к сожалению, даже вот в самой Японии (я просто знаю по Японии) человек, получивший классическое западное врачебное образование, в штыки принимает классическое японское врачебное образование, то есть акупунктуру, массаж. И наоборот. Казалось бы, страна сама-то уж - там все есть. Соединяй, исследуй. К сожалению, не очень хорошо стыкуется. Из-за амбиций, скорее всего. А кто это спокойно отбрасывает - конечно, стыкуется. Почему нет? Все вполне... Точки находятся по ходу нервных стволов, существуют и действительно включаются все нервные плексусы, как при йоге, когда кундалини поднимают. Все это можно инструментально проверить. Вопрос только, что надо соединить эти знания, и это только усилит врачебную науку. Тем более что метод восточный - он гораздо более гуманный, никакой химии же не вводится, все идет за счет пациента, за счет его сил. И безусловно, зачастую даже в некоторых случаях-то и помочь по-другому нельзя. При сильной аллергии - медикаменты применять нельзя. Ну хоть как-то улучшить состояние может только восточная медицина. И только слияние приведет к новому качеству. А все на самом деле анатомически объяснимо. Абсолютно. Вот допустим, эта точка. Применяется чаще всего при лечении желудка. Но ведь я же здесь в желудок-то иголку не ввожу. Никаким образом. А здесь, оказывается, сальничек есть между печенью и желудком. Когда проблема есть в печени или в желудке, сальничек этот плохо растягивается. Он как бы блокирован. Там кровоснабжение нарушено, и так далее. А вводя сюда иглу - именно в этот сальник - там все начинает приходить в движение - причем из-за собственных сил организма. Вот вам механизм объяснен - почему сюда вводить надо при больном желудке.
    В.: А что тогда такое меридиан?
    В.С.: Меридиан - это ход энергии, той самой Ци, жизненной силы. Где-то когда-то его, по-моему, уже высветили специально. Весь атлас этот меридианов, по-моему, французы высветили при помощи специальных каких-то исследований. Он весь высветился на человеке. То есть он есть. Уже фактически доказано. Причем давно довольно, может быть, лет пятнадцать уже...
    В.: Они проходят независимо от нервной системы?
    В.С.: Они существенно совпадают, но, безусловно, это своя система. И - почему я, допустим, скептически, отношусь к электропунктуре, - потому что та самая ци пресловутая, эта энергия - она же многогранна. Туда входит и электрическая составляющая, и магнитная, и лазерная, и какая хотите. И когда мы воздействуем электротоком, мы и воздействуем-то на электрическую составляющую. А игла - она воздействует на всё. На все составляющие. Потому что она чистый проводник. Она осуществляет, по сути дела, связь макрокосмоса с микрокосмосом. Внешнее и внутреннее. Она не воздействует, она именно соединяет в данный конкретный момент. И поэтому существует день рождения человека, год и так далее. Вообще, можно подобрать, когда активна точка, связанная с этой болезнью. Она, одна единственная, в этот час, в этот день, через месяц, через два. Это вообще идеально, это магия высшая. Это кто-то испытал из наших соотечественников. Какая-то там девушка была в Китае, я уже не помню, где это описано... Болезнь легких, затяжной бронхит с астматическим аспектом. Она была в Китае. Привели ее в какую-то деревню, к какому-то дедушке. Он сказал, посмотрев пульс: "Ты придешь ко мне через месяц, тогда-то, тогда-то, допустим, в три часа ночи". И пришла она через месяц. Он поставил одну иглу, и она забыла о болезни. Вот это магия. Он все учел. Абсолютно все аспекты, связанные с китайской медициной: день рождения, болезнь, когда она активна, в какое время суток, какая точка... Он поставил иглу, только один раз уколол, - не надо больше. Подержал - до свидания. Всё, она забыла. Вот это маг. К этому надо стремиться. Одной иглой, один раз - и не случайно у меня висит лунный календарь. Тоже надо учитывать эти фазы лунные.
    В.: Фактически учитывать можно чуть ли не бесконечное количество факторов, которые умом не взять и которые вычисляются каким-то действительно нерациональным...
    В.С.: Да, и не рациональным, да. Но лучше - рациональным.
    Ну вот, по-моему, и все, что можно сказать про врачебную науку и профессионалов в ней. Конечно, много можно говорить. Да и почему со мной? Можно и с другими врачами, и более великими. Но в принципе, как мне видится, все здесь заложено именно в этих аспектах, которые мы выделили.
    Еще же очень важный момент мы упустили. Доктор сам болеет и устает. И как ему готовиться к дню-то следующему рабочему? Ведь на него большой психологический груз давит, потому что он каждый день имеет дело с горем, это раз. Во-вторых, он прилагает, допустим, физические усилия, работая руками. Так вот, многие врачи, у нас и на Западе совсем забывают, что им тоже надо восстанавливаться. А для этого существуют опять же китайские системы. Тайцзи-цюань, та же самая йога, и так далее. И занимаясь этими дисциплинами - я подчеркиваю, занимаясь - у него эти магические способности возрастают.
    В.: Видение, чувствование...
    В.С.: Видение, чувствование, сенсорика и так далее...
    А вообще-то, надо сказать, что ежеминутно во всем мире врачи - маги, не маги, спасают миллионы людей, и дай им Бог силы и здоровья в их магическом деле...


    Глава 13

    Олег Прикот

    Олег Георгиевич Прикот - педагог, профессор, зав.кафедрой Университета Педагогического Мастерства.


    Владислав Лебедько: Мне это интересно узнать, что с вашей точки зрения является магией в процессе научения знаниям.
    Олег Прикот: Что магического в процессе научения знаниям? Это, прежде всего, отсутствие всякого научения, скажем так. Потому что на самом деле я и мои коллеги, - мы работаем командой, - так вот, мы всегда пытаемся объяснить тем, кого мы как бы учим, что учить как раз мы и не собираемся. Суть в том, что люди должны решать свои, в том числе и педагогические, профессиональные проблемы сами. И наша задача в том, чтобы убедить их в том, что они, в принципе, могут, способны и должны это делать. Должны прежде всего для самих себя. Естественно, они никому ничего не должны. Слово такое есть. И попытаться их убедить в том, что они могут. И поэтому получается такая ситуация, что люди собираются и говорят: научите нас давайте, мы тетрадочки принесли, сейчас мы запишем, кто-то диктофоны ставит. "Можно включить диктофон?" - "Можно". Но только - что ты включил его, что ты его не включил - это без разницы. И задача "процесса обучения" как раз в том, чтобы раскрыть нечто. Если стоит конкретная задача какая-то, попытаться вытащить из человека то, чего у него есть, то, чего он знает, то, чего он хочет на самом деле, но думает, что он не может и не хочет, думает, что есть умные дяденьки, которые сейчас все расскажут, дадут рецепты. И вот задача как раз в том, чтобы не давать рецепты, а чтобы люди сами для себя придумали рецепты с учетом, естественно, своих уникальных всяких способностей. И получается так, что если человек воспринимает такую идеологию, то он что-то делает, раскрывает какие-то свои силы. А нет - так у нас были случаи, когда люди впадали в истерику и кричали, вот вы уже шесть часов, профессор, говорите, а у меня в тетрадочке еще ни одной фразы не записано. Ну, и тогда так серьезно, потому что люди-то не виноваты, прикалываться над ними не хорошо, и ты серьезно им говоришь, - вот вы вспомните, сколько вы записали, когда вы учились в институте, и сколько раз вы потом это открыли. И постепенно люди успокаиваются, понимают, что лучше самим что-то сделать для себя, чем дождаться от дяди, который даст общий рецепт для всех, который на самом деле ни для кого не подойдет. Поэтому насчет уникальных каких-то особенностей: нужно желание эти особенности вытащить и раскрыть вокруг этого какие-то человеческие силы. Насколько это магически получается, я не знаю. Во всяком случае, это, скажем так, в определенном смысле противоречит традиционно принятой педагогике. И потом, постмодерн помогает, конечно, как понятие. Полная свобода интерпретации, когда каждый может интерпретировать все, что угодно, как он хочет. Ну, желательно не убивать других людей, конечно. Но, в принципе, допускается и это, если так получается. Потому что никто, если не хочет быть убитым, не будет убитым. Это понятно. Вот такая вот ситуация, которую можно на традиционном языке назвать раскрытием творческого потенциала, или еще как-нибудь. Слова какие-то под это дело можно подложить... Можно жаргоном как-то сказать: проламывание харизмы получается. С разных сторон. Но в принципе, самое главное - это убедить каким-то образом человека, что он лучше всех может позаботиться о самом себе, а со стороны о нем просто не могут позаботиться, хотя бы исключительно потому, что не знают наверняка, что ему нужно. Вот в двух словах.
    В.: Ну, это идеология. А как это происходит технологически?
    О.П.: А технологически очень просто. Ну, скажем так, проводится, как мы называем, такое событие. Кто-то может назвать это "курсы повышения квалификации", кто-то может назвать это "семинар". Кто-то может даже конференцией это назвать. Собираются люди, скажем, директора школ.
    В.: Они - ученики?
    О.П.: Ну, как бы да. Ставится какая-то определенная задача. Ну, например, на уровне города нужна стратегия развития системы образования. Простая задача такая. Собираются люди, и им объясняют, без нас объясняет их начальство, что приедут люди, которые будут вам помогать, и вы им будете помогать, и вы будете совместно разрабатывать некую такую стратегию. И вот мы приезжаем и пытаемся, в зависимости от местных условий, которые мы, естественно изучаем, в зависимости от тех людей, которые с нами работают, в зависимости от их статуса, в зависимости от их каких-то пожеланий, как директоров школ, например, или завучей школ, или руководителей районных систем образования - ну, кто угодно может быть... Мы недавно работали с ВУЗом, - там были преподаватели, студенты. С точки зрения оселка, на который все наматывается, очень хорошо сейчас получаются всякие стратегические вещи - стратегия развития чего-либо. Потом людям объясняется, что на самом деле нужна стратегия. Потому что в нынешней ситуации если ты не знаешь, что с тобой будет в социальном мире, если ты никак не предполагаешь, что с тобой произойдет и как твоя система будет развиваться, то, естественно, ты будешь неуспешен. И ясно, что каждый возглавляющий какой-то социальный участок, директор школы или начальник управления, он хочет быть успешным. И постепенно раскрывается перед ним задействование его сил. То есть не то что мы вам сейчас расскажем, что такое стратегия вашего развития. Но мы понимаем, что все равно мы владеем инструментарием, а вы владеете конкретным содержанием. И с помощью нашего инструментария мы будем сейчас это конкретное содержание пытаться из вас вытаскивать. Существует достаточно жесткий, прописанный инструментарий, и он используется достаточно жестко, опять же, - это получение информации по определенной схеме от людей. Сначала им читаются какие-то лекции, которые не то чтобы им сообщают какие-то знания, а прежде все подвигают их к необходимости самостоятельной деятельности. Это то, что мы называем в просторечии "проламыванием харизмы". То есть, например, если я им рассказываю о модернизации образования, о модной новой политике, то главное не то, что я расскажу, потому что это и так все знают, а о том, как я это расскажу. Какое отношение я создам в этом. Как я покажу роль людей и не покажу ее.
    В.: Можно сказать таким актерским языком "создание атмосферы"?
    О.П.: Ну, да. В принципе, да. Лекции короткие. Они полчаса, сорок минут, не больше. Но достаточно интенсивные, информационно насыщенные. Читаем мы их все, по очереди, в зависимости, опять же, от аудитории, кто больше из нас подходит. И потом людям предлагается в режиме тренинга, в режиме игры достаточно жесткой, по некой схеме выдача информации, которая позволяет определенные какие-то стратегические вещи сделать. Анализ, например. Анализ ситуации. Мы им даем схему, они по этой схеме выдают информацию о состоянии их системы на сегодня. Потом мы им, скажем, выдаем, опять же, схему... Жесткая схема дается для того, чтобы получался какой-то совершенно конкретный продукт. Потому что сейчас совершенно очевидно, что если продукта нету, то такие вот разговоры, даже очень умные и красивые, они никого не греют, они никому не нужны. Сейчас все люди в образовании, мало-мальски продвинутые, они ориентированы на получение конкретного результата. И поэтому когда мы говорим "стратегия", а потом ее привязываем к конкретному развитию, на уровне программы, на уровне проектов конкретных, люди видят, что да, в ближайшие три года пространство нашего развития будет выглядеть так и так. Мы должны сделать это, это и это. Вот у нас отвечать за это должны эти, эти и эти. И денег нам нужно столько-то. Где мы их можем взять примерно, мы тоже должны прикинуть. И получим вот такой результат. У нас будет в системе образования такой выпускник. Вот такой преподаватель сможет этого выпускника подготовить. То есть совершенно конкретные вещи. Не разговоры вообще, а совершенно конкретная программа. Когда она появляется... Но появляется она снизу, то есть - получается. Мы даем только схему, по которой излагается информация. Пытаемся немножко в рамки людей поставить, потому что времени всегда мало, чтобы они на общие темы не разговаривали. У нас есть такое. Конечно, в известной степени... Есть степень манипуляции какая-то. Но мы пока без нее не можем, хотя хотели бы. Пока не получается. Связано это именно с тем, что люди хотят получить конкретный продукт и, в известной степени, естественно, за это они и платят. Потому что, как Федор Иванович об этом говорил, бесплатно только птички поют. Мы берем довольно большие деньги и отвечаем за получаемый результат. Поэтому, увы, по-другому просто невозможно. Потому что жить надо каким-то образом. И нам. И потом, сейчас, когда что-то стоит большие деньги, если люди решаются заплатить, то они более серьезно к этому относятся, естественно. То есть технологически это лекции, перемежающиеся игровыми тренингами. Причем это не очень долго. Это в день часов 8-10 максимум. Потому что интенсивность такая большая, люди настолько не приспособлены ко всем этим мозговым штурмам, что больше 8 часов люди не выдерживают, даже если они очень хотят. Поэтому все эти штучки Щедровицкого, когда тренинги идут по 16-18 часов - это в нашей ситуации нереально... Может быть, когда ставится задача развития методологии ради самой методологии, а люди - как бы средство, то, может быть, и можно их заставлять. Но когда люди выплескиваются достаточно честно в продукт, то больше 8 часов в день не выдерживают. Да, в общем, и мы тоже. Потому что мы тоже очень интенсивно се время работаем. И постоянно идет импровизация. Иногда какие-то вещи снимаются, иногда добавляются, в зависимости от желания людей. Но стараемся мы всегда идти от желаний их и понимания нами их потребностей.
    В.: Скажите пожалуйста, за счет чего в людях вдруг просыпается в этом процессе харизма? За счет каких факторов?
    О.П.: Я очень просто отвечу. Если они видят пример харизматического лидера, то у них может произойти две вещи. Либо их этот харизматический лидер подавит, либо он разбудит в них желание делать как он. И быть таким же, как он. Мы себя позиционируем как харизматические лидеры второго такого плана, когда мы стараемся показать, что если ты пробудишь в себе это, то ты сможешь многое сделать. Не то что я тебя сейчас задавлю и... Ну, роль Гитлера мы не пытаемся играть. Мы пытаемся показать, что мы, с одной стороны, как бы такие же, а с другой стороны, наша харизма, если она есть, то она воспринимаема как опыт на самом деле. То есть это не что-то такое совсем уникальное, только нам присущее. За счет этого, если люди видят, что в принципе, ну крутые как бы, но и мы тоже можем, ну попытаться хотя бы, то это пробуждает в них самих такие качества.
    В.: Пробуждает только на момент деловой игры, или это остается надолго? И что нужно, чтобы это осталось?
    О.П.: Это остается, скажем так, на какое-то время. Всегда по-разному. Когда на год, иногда на годы, у кого-то на дни, у кого-то на месяцы. Невозможно сказать, что это постоянно происходит.
    В.: Каков механизм? Почему у кого-то на день, у кого-то на годы?
    О.П.: Это, я думаю, просто от индивидуальности зависит. Исследования специального нет, - не проводили. Но я думаю, это как талант. Если склонность к этому есть, то это может подвигнуть быть вот таким же лидером в своей среде. А в принципе, это свойство именно таланта, конечно. Но талант этот - нельзя сказать, что он уникален, встречается раз на миллион. Он встречается очень часто, гораздо чаще, чем принято думать.
    В.: Можно сказать, что такое действие может быть передано как бы по цепочке вами тем людям, которых вы учите, ими своим ученикам...
    О.П.: Может, да. Можно так сказать. Конечно, ослабление будет какое-то происходить, но, в принципе, да. В принципе, технологию худо-бедно, если у тебя есть способности определенные коммуникативные, можно освоить. Мы никогда ее не скрываем, мы ее всегда рассказываем до мельчайших деталей, и с учетом собственных особенностей каких-то. Мы говорим, что вот мне удобнее делать так, а вы думайте, можете так, можете так, можете так...
    В.: А в чем состоит технология, если не секрет?
    О.П.: Ее просто надо смотреть в событии. Вот это все сочетание отношения нашего, культивирования отношения к конечному результату, набор лекций, набор тренингов... Вот это все - когда в течение пяти дней ты проживаешь это, ты волей-неволей это воспринимаешь. Потому что на самом деле, с одной стороны, технология элементарная. Это лекции, тренинги, лекции, тренинги. А с другой стороны, она всякий раз уникальна, в зависимости от события.
    В.: Каков процент импровизации вашей тренинга?
    О.П.: Фифти-фифти примерно. Где-то больше, где-то меньше. Иногда бывает так, что импровизации очень много. 70 процентов, 80. А иногда бывает так, что план сверстан на день, и практически на 95% выполняется. По-разному бывает, но в среднем это где-то пополам, фифти-фифти.
    В.: Тогда вопрос такой, уже ближе к источнику импровизации. Что это такое, откуда она берется? Меня этот вопрос самого очень интересует. Что такое импровизация и как она взращивается в себе?
    О.П.: В данном случае я могу о себе сказать. Потому что в нашей команде три человека. Один человек вообще не подвержен импровизации. То есть это человек с точки зрения психологии ригидный, для которого импровизация - это самое страшное вообще, что может быть. И он играет свою определенную такую стабилизирующую роль.
    В.: То есть этот человек импровизатором быть не может?
    О.П.: Нет. У нас есть в команде человек, который может импровизировать фантастически просто. Человек, который может тут же слушать, потом часами интерпретировать это, и причем с большим интересом люди будут это воспринимать, а потом просто взять, в зависимости от результатов своей интерпретации, все переделать в сценарии и импровизировать. У нас есть человек, который как бы стоит между этими двумя крайностями. Традиционные три роли такие. Сдерживающее начало. Ну, как это им культивируется, я не знаю. Я, например, могу сказать, что я в себе импровизацию культивирую очень простым способом. Я ни к чему серьезно вообще не отношусь. То есть я ко всему отношусь серьезно, и одновременно я ни к чему серьезно... Я прикалываюсь ко всему без всякого повода. Это вот я сейчас серьезно с вами говорю. Но это для меня вообще не характерное состояние. Обычно все наоборот. Ну, такое постоянное дуракаваляние. И постоянное загоняние себя в ситуацию, из которой надо выбираться. То есть постоянное отсутствие возможности использовать стереотип. Потому что у меня, как у всякого человека, куча стереотипов. Причем, раньше это делалось сознательно, а сейчас это - стиль жизни такой. Недавно на улице я взял и завел восьмерых пьяных ублюдков незнакомых. И понял, что сейчас меня убьют. И потом я выбрался из ситуации и с братанами остался в лучших отношениях.
    В.: Каким образом?
    О.П.: Ну, каким образом... Ну, не знаю. Это маленькие черточки, детали, постепенно, начал улыбаться, вдруг стал проявлять интерес к деталям каким-то. Один хромает, у одного ножик тупой, у третьего собака.
    В.: То есть это вы сделали специально в качестве тренинга себе?
    О.П.: Это можно и так назвать. Но это ситуация уже сейчас постоянная. Это просто яркая ситуация. А там постоянно происходит. Вот, например, на ученом совете выступить, например, выступить и сказать: да вы все воры, мерзавцы и подонки. У нас министерские деятели приехали, а я встал и сказал: а чего вы тут говорите?
    В.: Такими словами?
    О.П.: Вы же ворье, в общем...
    В.: Вот именно так?
    О.П.: Ну, примерно. Чуть-чуть интеллигентнее. А потом сделать так, что... ученый совет кончился тем, что я с ними целовался, они кидались мне на шею. И все счастливы оказались. Раньше бы я это делал сознательно. Сейчас это как бы само собой получается. Это немножко нехорошо, конечно. Но я даю себе право точить свою способность к импровизации каким-то таким способом. Ницше говорил, что право кто имеет? Сильный, умный, красивый, знатный. А остальные не имеют. А потом в конце писал, что право имеет тот, кто себе это право взял. Ну, вот я себе такое право взял. Вообще я себе права беру часто очень разные. Хотя я понимаю, что рано или поздно найдется человек или сущность, которая сильнее, которая меня просто убьет и возьмет мои права и еще немножко. А потом найдется другая сущность, которая и ту сущность убьет. Как Борджиа в свое время, Цезарь Борджиа, точно так же жил. Да, я вас, перебил, извините. Это свойство профессионального коммуникатора - никого не слышать.
    В.: Что позволило вам решиться на этот шаг, взять себе это право? Внутреннее какое-то озорство, джокерство какое-то?
    О.П.: А постепенно. Постепенно какие-то детальки подвигали. Но очень сильно меня подвигло... Ну, скажем, я склонен считать, что я лично знаком с Ницше, например, я гулял с ним вместе, я присутствовал при том, как Жиль Делез, французский философ, постмодернист выбросился с 36 этажа своей новой квартиры в Париже. Поэтому я очень хорошо понимаю и знаю Жака Дерида, скажем. И он меня очень сильно подвигнул к многим вещам. Пример: я полагаю, что я там присутствовал, но это был 69-й год, после Вудстокского фестиваля в Нью-Йорке был философский конгресс. И там еще довольно молодой, лет до сорока, Жак Дерида выступал с докладом. В зале сидели всякие философы, в том числе и Хайдеггер. И Хайдеггер встал и задал Дериде какой-то вопрос. На что Дерида ответил: "Я не понимаю, что этот фашист делает в зале вообще. Штандартенфюрер, выйдите! И пока этого подонка не выведут из зала... Кстати, мой дядя погиб во французском сопротивлении, воюя вот с такими мерзавцами, как господин Хайдеггер". А Хайдеггер, как известно, был штадартенфюрер. Вот, и: "До тех пор, пока этого мерзавца не выведут, я вообще доклад продолжать не буду". И Хайдеггер, понурив голову, вышел из зала, потому что куда ему было деваться? Ну, тут все стали вскакивать и кричать Дериде: какое ты вообще имеешь право? Это великий наш Хайдеггер! Он тогда нашел какую-то фигуру в зале, - кого-то, кто там активно заступался за Хайдеггера, и говорит: "а ты вообще нахер пошел отсюда!" Тот говорит: "А дискуссия философская?" - "Ну так вот тебе и философская дискуссия: пошел нахер. А если ты нахер сейчас отсюда не пойдешь, то лично я в юности был чемпионом Франции по боксу. Я тебя сейчас в коридор выведу и отметелю там до полусмерти". Примерно так. И на этом дискуссия философская прекратилась. И во многом Дерида этим меня подвигнул к такому отношению или... В книгах у него, например. Он пишет, пишет, пишет, там сорок страниц явного прикола, который никому не понятен. Бред такой. И на сорок второй странице он пишет: "Ну я так полагаю, что вы ничего не поняли. Поэтому я должен вам все это пояснить на примере. Какой бы вам пример привести? Приведу вот этот". И никакого, естественно, примера не приводит. И такие вот вещи постепенно подвигали... Ну, учителя у каждого есть. И потом окаянство определенное. Где-то по молодости лет, научение манипулировать сверстниками в играх, когда я ощутил в себе определенный талант манипуляции. Это нравилось, - людей в дураках-то оставлять. Потом началось понимание, что это нехорошо. Люди же серьезно ко всему относятся. А вот ты, гад такой... Потом это стало приносить и материальные какие-то выгоды - обдуривание. Убедить человека в том, что черное - это белое, что ему надо то, что ему никогда не надо на самом деле. А потом это все постепенно превращалось в сущность и жизнь. Дуракаваляние. Потом одновременно мы стали понимать, что какую-то пользу кому-то приносим. Это тоже подвигало еще больше. И вот до такой жизни и докатились. А сейчас многие вещи уже можно себе позволить: не бриться, не носить галстука. При этом быть экспертом министерства. Я говорю: зачем вам такой эксперт? Они сами не знают. Но я, например, могу приехать в министерство и сказать: да все вы козлы. Вот лично ты, сказать замминистра Болотову, ты мудак просто. И что? И ничего, и мы оставим вас экспертом, потому что ваше мнение нам крайне ценно на самом-то деле. Ну, рано или поздно найдутся, которые побьют, убьют, зарежут. Это нужно всегда иметь в виду.
    В.: То есть вы готовы?
    О.П.: Нет, я не могу сказать, что я готов. Кто же к этому готов? Конечно, там будет ужас, коленки затрясутся. Но умом-то я понимаю, что это когда-нибудь будет. Хотя и не хочется. Знаете, как в анекдоте камчатском. Пошел мужик на медведя. Увидел берлогу. Но медведя надо поднять из берлоги. Он туда потыкал ружьем. Никакой реакции. Поорал, пострелял. Никто. Вдруг, говорит, я чувствую, что мне на плечи сзади ложатся две мягких лапы. Умом-то я понимаю, что это моя собака Тузик. Но срать перестать уже не могу.
    Спрашивайте еще что-нибудь если хотите.
    В.: Вернемся, скажем так, к педагогическому процессу. В процессе самих тренингов, обучения вы позволяете себе такие отвязные действия - взять кого-нибудь поколотить, или какое-нибудь такое...
    О.П.: Знаете, я стараюсь не позволять себе этого. Потому что мы работаем, скажем так, с простыми нормальными людьми, которые еще деньги заплатили. И это нехорошо звучит, может быть, примитивно... Но их надо уважать, нельзя оттягиваться за их счет. Когда сидят люди, которые к этому готовы - очень богатые люди, богема, там, богатая - можно себе позволить все что угодно. Даже удовольствие получу, если я умою кого-нибудь из этой братии... Но когда сидят нормальные директора школ, или деятели образования. Они не готовы к этому. Для них это шок. Конечно, потом я выберусь из этого. У нас были ситуации, когда нужна была шоковая терапия так называемая. Но специально мы стараемся этого не делать, и я стараюсь этого не делать. Я стараюсь быть в галстуке, бритым, и говорить правильно, и не позволять себе жаргонизмов. Единственное, что - энергетику иногда включаешь. И этого я себе стараюсь не позволять, потому что у меня по молодости лет были ситуации, когда, скажем так, определенными способностями обладая, совершенно не умея этим пользоваться, я позволял себе взять, в красный круг группу замкнуть и заставить делать то, что я хочу. Или развлечься каким-то образом, заставить людей говорить то, что я им диктую на расстоянии.
    В.: Способности спонтанные или реальные?
    О.П.: Я не знаю, понимаете? Я думаю, что... Я никогда не развивал ничего подобного в себе. Но бывали ситуации, когда... Один раз я человека убил на расстоянии, правда, его потом оживил. Своего близкого друга, который очень неправильные, с моей точки зрения, вещи говорил, я поднял над полом, убил его, а потом испугался страшно, вытащил его обратно. А он мне потом говорит: "Зачем ты меня вытащил? Там гораздо лучше". Была такая ситуация.
    В.: То есть у него реальная клиническая смерть была?
    О.П.: Я полагаю, что он умер.
    В.: А он? Это он какую-то обратную связь чувствовал?
    О.П.: Человек сидел на диване. Потом поднялся над полом. Выключился. Я знал, что он мертв. Потом я посадил его обратно, вытащил. Бывали ситуации провалов, когда я полагал, что проходило десять минут, а проходило двое суток. Бывали ситуации, когда я выпадал. Ангелы всякие и прочее. Особенно начитавшись Кастанеды, понятное дело. Были там ситуации полета. Я не знаю, может быть, это неправдоподобно так звучит, но я для себя решил, что я имею дело с людьми, которые не то что этого не могут, а думают, что это быть не может, я не имею права себе позволять нечеловеческим способом с ними обращаться. То есть я могу обращаться с ними, как я полагаю, человеческими способами. Говорить что-то там, делать что-то. Хотя, конечно, я понимаю, что все равно подключается что-то. Но у меня были ситуации, когда... Скажем так, я страдаю определенными сосудистыми всякими вещами. В частности, у меня жуткие боли каждый день по ночам. И один из людей - первых учеников Ментана, если вы знаете Ментана, это цигун, такая очень просветленная сущность, он сам человек, который по разным мирам постоянно путешествует, который штуки-дрюки всякие умеет делать, - он меня лечил, пытался меня от боли избавить и сказал, что нельзя тебя избавить от боли, поскольку энергетика такая, что только ты сам можешь. Поскольку ты ничего не хочешь, сам ты ленивая скотина, то ничего я делать не буду. Но он гонялся за моей болью по всему телу, вытаскивал, какое-то время мне показывал и говорил: понимаешь, сейчас она обратно... И откровенно, мне было предложено: хватит уже в этом мире валять дурака, пора уже уйти. И, в принципе, ты можешь принести гораздо больше пользы там, чем здесь. Но я испугался. Потом, я понимал, какие колоссальные самоограничения должны быть, сколько нужно работать. И мне стало себя жалко. Это, знаете, как-то я общался с Калинаускасом в то время, когда он был такой толстый весь, больной, тащащий ногу. И я ему говорил: Игорь Николаевич, вы же такой, как все говорят, крутой маг, вы же можете сделать с собой все, что угодно, чего же вы кашляете, чихаете, сопли у вас текут, ногу вы тащите? Он говорит, а ты знаешь, я вечером говорю себе: вот утром обязательно включу магическую энергию и стану совсем другим. А утром подойду к зеркалу и так мне все в себе нравится: и живот толстый, и нога, и сопли. И ничего не делаю. Но потом сделал. Запел. Я был поражен, когда я пришел на его концерт. Вдруг человек на 20 лет помолодевший, без единого седого волоса. Хотя он совсем был похож на развалину. Я куда-то ушел, что-то вы спрашивали...
    В.: Я спрашивал про применение в педагогическом процессе. В том числе про энергетику...
    О.П.: Ну, стараюсь я, скажем, ничего такого запредельного не использовать. И надо сказать, что постепенно это уходит. Я уже сейчас не могу многие вещи делать, которые мог делать раньше.
    В.: Вы считаете так, что это и не нужно?
    О.П.: Мне - нет.
    В.: То есть с точки зрения продуктивности педагогического процесса это не...
    О.П.: Понимаете, это будет уже не педагогический процесс и вообще не человеческий процесс. Педагогический процесс - это значит, есть педагог, с помощью личности которого, индивидуальности которого что-то происходит с другими. Он как-то воздействует, помогает. Но у него есть набор методов каких-то, у него есть какие-то качества собственной личности. Но если все это заменить на энергетические манипуляции, тогда это уже не человеческая совсем деятельность.
    В.: А какая?
    О.П.: Я не знаю. Я ее называл просто "нечеловеческая". То есть что-то как бы за пределами обычных... Ничего нового я тут вам не скажу. Но это такая, я не знаю, я называл ее сущностная деятельность, какая-то еще. Не знаю, может быть... Все люди - такие, как они есть. Они другими быть не могут. Значит, я не могу с ними не по человечески. Мне говорят: вот, ты не оправдал, гуру на тебя надеялся, а ты, гад такой... Ну, не оправдал, извините. Но я люблю деньги, я люблю ходить в ресторан, я люблю много все остального. Тщеславный я человек очень, гневливый. Мне не хочется от этого оказываться. Я стараюсь в каком-то смысле предельно откровенно все это говорить. Хотя, наверное, там где-то все наоборот, все не так, и все это комплексы. Наверное. А потом какие слова получаются, такие они и получаются. Значит, так совпало сегодня. Хотя я допускаю, что завтра совсем другое сказал бы. Или вчера. Вообще мне все, что я вам сказал, не нравится, потому что я предельно серьезно это все говорю и собой любуюсь. Противно, на самом деле. Но что делать? Ну, вот так получилось. Если надо еще чего-то сказать, давайте, я скажу. Если не надо, то хватит.
    В.: Знаете, как-то оно все цельно получилось. Разные вещи с разных сторон. Мне понравилось.
    О.П.: Ну, слава богу, в конце концов. Для вас старался...


    Глава 14

    Николай Юдин

    Николай Владимирович Юдин - художник. Создал двадцать два полотна по сюжетам 22 Великих Арканов Таро.


    Владислав Лебедько: Что для вас значит слово "магия"?
    Николай Юдин: Магия есть искусство делать Живое из неживого...
    В.: А что нужно, чтобы стать Магом в своем деле?
    Н.Ю.: Нужно иметь хороших учителей, нормальную психику, усидчивость и любить свое ремесло.
    В.: Здесь можно вспомнить, например, Сальери. Все к нему подходит. Был ли он Магом в том смысле, как вы определили?
    Н.Ю.: Сальери владеет искусством, но не умеет делать живое. Он остановился на искусстве, но до магии не дошел.
    В.: А что дальше? Что, если бы не остановился?
    Н.Ю.: А дальше включается нечто абсолютно необъяснимое. Человек включается в некий божественный поток...
    В.: Что вы имеете в виду, говоря о потоке?
    Н.Ю.: Начинают в определенном режиме работать энергетические центры человека. Это происходит как бы само собой, - если ты попал в поток, то центры включаются автоматически.
    В.: Как же этого добиться - попасть в поток?
    Н.Ю.: Сальвадор Дали говорил: "Я раскрою вам последний, самый главный магический секрет. Состоит он вот в чем: после того, как вы научились правильно рисовать карандашом и правильно писать красками, мастерски овладели техникой акварели, собственными глазами убедились в том, что некоторые из окружающих вас растений и животных тяготеют друг к другу, а другие испытывают антипатию, после того, как вы овладели "сном с ключом в руке", проникли в скрытые достоинства и тайны красок и поняли, как они взаимодействуют друг с другом и узнали многое, многое другое, я должен вам сказать - от всего этого не будет никакого толка! Ибо последний и главный магический секрет состоит в том, что когда вы садитесь перед мольбертом и начинаете писать картину, совершенно необходимо, чтобы вашей рукой руководил ангел"1
    (Николай Владимирович показывает свою картину, изображающую 1-й Аркан Таро - "Маг")
    Н.Ю.: Аркан 1 "Маг". Один из принципов магии - концентрация без усилия... Возникает впечатление, что человек совершает сложнейшие вещи, требующие чудовищной концентрации, но делает это легко, как бы играючи. И он действительно находится в этом состоянии - концентрации без усилия. Другое дело, что пришел он к этому, не побоюсь сказать, - чуду, - путем долгих лет упорной работы, ошибок, сомнений, крови и пота... Это возможно, но этого безумно сложно добиться...
    Истинный маг, правда, не показывает секретов ремесла...
    В.: Да, на картине Маг легок, изящен, он Играет, - видно, что он живет, Играя.
    Н.Ю.: Состояние Мага не гарантировано и не постоянно. Человек может войти в это состояние и может быть сбит самыми разными факторами, многие из которых лежат за пределами нашего разумения. Поэтому можно говорить только об элементах магии в профессии и творчестве.
    В.: Если брать то высокое определение, которое вы дали, - искусство делать из неживого Живое, - это очевидно.
    Н.Ю.: Да, и я настаиваю на таком именно определении. Потому что есть очень обширная сфера деятельности, которая в чем-то похожа на магию, - там присутствует и некий поток сознания и многокомпонентное видение и многое другое, но нет вот этого, самого важного - созидания Живого. Только созидание Живого - магия. Все остальное, сколь бы мастерски не выполнялось, я считаю манипуляцией. Причем, я не вкладываю в слово "манипуляция" какого-то уничижительного значения. Существует огромное множество профессий, где это необходимо и где есть свои Мастера.
    В.: Уникальность творимого живого пространства через человека - это сфера действительно актуального интереса.
    Н.Ю.: При творчестве происходит подключение Божественных сил, но это неописуемо, потому что - как объяснить процесс того, как я пишу - это же нужно описать весь многомерный поток сознания в результате которого абсолютно все детали связаны между собой. Вот рисунок 19 Аркана Таро. Только через 20 лет я пришел к тому, чтобы он ожил в картине. (Николай Владимирович показывает сперва рисунок, потом - картину, где символически изображен 19-й Аркан Таро - "Солнце")
    Любые слова, описывающие этот процесс - кощунство, профанация. Трансформация Сальери в Моцарта неописуема.
    В.: Выражаясь словами Пушкина: "Всякий талант неизъясним. Каким образом ваятель в куске каракского мрамора видит сокрытого Юпитера и выводит его на свет, резцом и молотом раздробляя его оболочку? Почему мысль из головы поэта выходит уже вооруженная четырьмя рифмами, размеренная стройными, однообразными стопами; так никто, кроме самого импровизатора, не может понять эту быстроту впечатлений, эту тесную связь между собственным вдохновением и навязанной внешней волею - тщетно..."2
    Н.Ю.: Самое изумительное, когда ты уже подключен к работе, это даже не присутствие Ангела, а переживание мгновения, когда ты чувствуешь, что тебе что-то подарили. Сегодня, например, это было крыло у птички в, на первый взгляд, малозаметной детали на посохе Безумного в 21 Аркане, но чтобы этот подарок произошел, понадобился месяц очень напряженных усилий. Произошло подключение к живому пространству...
    В.: Приходится, ведь, все время держать некий высокий градус напряженности, вовлеченности, усилий?
    Н.Ю.: Дорога двигается, если ты не поспеваешь, не держишь связь со своим Предназначением, засыпаешь, выпадаешь из самого себя, - ты оказываешься на обочине. Очень непросто держать живую связь...
    В.: Жаль, что вы не даете хотя бы каких-то описаний своих работ...
    Н.Ю.: Когда работа закончена и отделилась от меня, пространство захлопывается и я уже не могу трогать ее. Я уже не могу влезать в то, что уже завершено и существует, живет отдельно от меня. Даже если это делать ради слов и описаний, текста, это будет кощунство.
    В.: Трудно не согласится. Я тоже свою работу не могу никак вербализовать. Я имею в виду консультирование... Это не разложить ни на какие алгоритмы, увы...
    Н.Ю.: Как можно передать связь между, скажем, кустом и горой на картине? А эта связь для меня очевидна, - она существует на холсте, но вот как это передать? Мне кажется, что все попытки искусствоведов здесь бесплодны - перевод изображения на слова практически невозможен. У изображения больше измерений, большая размерность, чем у текста...
    В.: А язык метафоры? Он хоть как-то передает намек на эту большую размерность...
    Н.Ю.: Картина - результат переживания, - причем всего образа жизни... Нужно описывать посекундно, что художник переживает, когда переходит от одной кисти к другой и еще много-много факторов...
    В.: Холст вбирает в себя всю вашу жизнь на момент творения, да и думаю, не только на тот момент...
    Н.Ю.: В холсте содержатся и вибрации настроения, музыки, которую я слушаю, даже сигарет, которые я курю, когда работаю...
    В.: Думаю, что и много чего еще...
    Н.Ю.: Я никогда не делаю копии, у меня это не получается. Я могу сделать второй вариант той же темы. Но в этих вариантах такая существенная разница...
    В.: Да, я это увидел на примере вашего 21 Аркана, в первом варианте и в том, что вы создаете сейчас... За всеми двадцатью двумя вашими картинами, изображающими сюжеты двадцати двух Арканов Таро, я увидел и почувствовал то, что действительно не выразить словами. Разве что намек - некое дыхание Истины... И ощущение благодати...
    Н.Ю.: За Истиной должно следовать Благо, как более высокая категория... Это отмечал еще Платон...
    1 С.Дали "Дневник одного гения". М. "Эксмо-Пресс" 1999.
    2 А.С.Пушкин "Египетские ночи"


    Г...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru