КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    ЦЕНТР ЦИКЛОНА (ОТРЫВОК)

    Вернуться в раздел "Психология"

    Центр циклона (отрывок)
    Автор: Джон Лилли
    << | <     | 1 | 2 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    тречал других существ, сущностей и носи-
    телей сознания. Я встретился с двумя существами, которые
    пришли ко мне через громадное пустое пространство, которые
    видели, чувствовали мое присутствие, и направляли на меня
    мысли, несущие знание. Очень трудно изложить этот опыт сло-
    вами, так как собственно говоря обмена слов и не было. Мною
    и этими двумя существами передавлась и принималась чистая
    мысль и чистое чувство. Я лишь попытаюсь перевести в слова
    все то, что произошло. Я был в громадном пространстве, пус-
    том во всех направлениях и заполненном светом. Повсюду был
    разлит золотой свет, который пронизывал все пространство до
    бесконечности. Я -- единственная точка осознания, чувства и
    знания. Я знаю, что я есть. И это все. Пространство, в кото-
    ром я нахожусь, пронизывает глубокий мир и благоговейный
    трепет. У меня нет тела, и нет потребности в теле. Я просто
    точка сознания, исполненная любви, теплоты и света.

    Вдруг на некотором расстоянии от меня появились две похожие
    точки сознания, источники света, любви и теплоты. Я чувствую
    и вижу их присутствие, хотя я без глаз и без тела. Я знаю,
    что они есть, и они действительно есть. По пере их приближе-
    ния ко мне я все больше и больше ощущаю каждого из них про-
    никающим в самое мое существо. Они передают приятные, тре-
    петные и благоговейные мысли.Я осознаю, что эти сущности
    намного более высокие, чем я. Они учат меня, и они говорят,
    что я могу оставаться здесь, в этом свете и в этом месте.,
    что я оставил свое тело, но что если я хочу, то я могу вер-
    нуться в него. Затем они показывают мне, что произойдет, ес-
    ли я снова покину тело -- альтернативные пути, которые я мо-
    гу принять. Они также показывают мне, куда я могу итти, если
    останусь в этом месте. Они говорят, что мне еще не время ос-
    тавить тело окончательно, и что у меня есть выбор в него
    вернуться. Они вселили в меня полную и абсолютную уверен-
    ность в несомненности факта моего пребывания в этом состоя-
    нии. Я знаю с уверенностью, что они существуют. У меня нет
    сомнения. Больше нет никакой необходимости в акте веры: это
    так, и я просто принимаю это. Их чудесная, глубокая, испол-
    ненная силы любовь переполнила меня до пределов, но в конце
    концов я ее принял. По мере того, как они приближались, я
    обнаружил в своем существе все больше и больше присутствия
    их, и все меньше своего собственного. Они останавливаются на
    неком критическом расстоянии и сообщают мне, что к настояще-
    му моменту мое развитие дошло именно до этой точки, где я
    могу выдержать их присутствие именно на таком расстоянии от
    себя. Если они приблизились бы больше, они бы подавили меня,
    и я утратил бы себя как сознательная сущность, слившись с
    ними. Далее они говорят, что я разделил их надвое лишь пото-
    му, что это мой образ их восприятия, и что в действительнос-
    ти они есть одно в том пространстве, где я себя обнаружил.
    Они говорят, что я пока еще настаиваю на своем бытии, как
    индивидуальность, формируя такой их образ, как будто их
    двое. Затем они сообщают мне, что если бы я вернулся в тело
    и развивался бы дальше, то воспринимал бы их единство с со-
    бой и со многими другими.

    Они говорят, что являются моими хранителями, что они были со
    мной и до этого критического времени, но что обычно я не в
    состоянии воспринимать их. Лишь когда я близок к смерти те-
    ла, я переживаю их присутствие. В этом состоянии времени
    нет. Фактически они со мной всегда. Есть немедленное воспри-
    ятие прошлого, настоящего и будущего, как непрерывного "те-
    перь".

    Многие часы по земному времени я пребывал в этом состоянии,
    затем возвращался в свое тело, бывшее в больнице. В голове
    ощущалась несколько иная боль. Я вышел из комы, чтобы убе-
    диться, что мне что-то вводили в шейную артерию. Я сразу по-
    нял, что ищут повреждение в мозге или возможное кровотечение
    с помощью введения красящего вещества, непрозрачного для
    рентгеновских лучей. Когда боль стала невыносима, я снова
    вошел в кому, возвращаясь к двум хранителям. Следующий раз,
    когда я вернулся в свое тело и проснулся, я нашел себя в
    больничной палате. Боль в голове исчезла, но я был слеп.
    Прямо перед глазами была яркая ослепительная пелена света,
    заполняющая все визуальное поле. Я ощущал свое тело и мог
    двигать различными его частыми., я понял, что я не парализо-
    ван. Я обнаружил, что могу свободно говорить и ясно мыслить,
    из чего определил, что повреждение в мозге не было обширным,
    чего я опасался. Я подумал, что мои хранители правы, и что я
    могу остаться в теле, -- но в слепом теле. Я испытал глубоко
    горестное переживание, что вернулся в слепое тело, но я ве-
    рил "обещанию" хранителей, что со мной будет все в порядке.
    Я лежал на больничной койке и обозревал свои знания нейроло-
    гии и механизмов мозга. Я пришел к заключению, что я ослеп
    скорее из-за нарушения механизма возбуждения, чем необрати-
    мого повреждения визуального кортекса. Мои хранители были
    правы. Мне нужно было ждать, чтобы убедиться, насколько бу-
    дет утрачено зрение, когда окончатьтся процессы возбуждения
    -- когда отключиттся этот слепящий белый свет.

    Когда появились врачи и нашли меня в сознании, мы обсудили
    мой случай. Я еще не знал, что случилось. Я лишь знал, кто
    я, а когда они сказали мне, где я,то я узнал и госпиталь.
    Офтальмолог исследовал мое глазное дно и заявил, что видимых
    повреждений глаз не было. Это принесло мне большое облегче-
    ние. Возбуждение было не в сетчатке, а в мозгу. Будь оно в
    сетчатке глаза, шансов на выздоровление было бы меньше. В
    течении этого периода сильного белого света перед глазами я
    пережил несколько новых феноменов.

    Прежде всего я не воспринимал в комнате никакого света, ни
    днем ни ночью. Внутренний свет был такой интенсивности, что
    не имело никакого значения, какие образы входили мне в гла-
    за. Когда офтальмолог занимался исследованием моих глаз, то
    я даже не увидел света его лампы, хотя он был чрезвычайно
    интенсивным. Мой центральный зрительный компьютер давал им-
    пульсы такой интенсивности, что внешняя стимуляция глаз не
    приводила ни к какому результату. Внутренний наблюдатель был
    слеп уже потому, что информация, приходящая к нему -- где бы
    он ни был, -- из зрительного поля была столь обширной, что
    любой добавочный стимул на периферии просто не различался.
    Все линии были все время заняты. Это показывало мне, что
    системы наблюдения моего гигантского компьютера находились
    не в раздражаемом визуальном кортексе. Изучая сильный белый
    свет, я начал замечать новые феномены. Пока я лежал на боль-
    ничной койке, приходили различные видения. Вдруг я увидел
    зеленый луг, но трава казалось совершенно искусственной, как
    бы сделанной из пластика. На этом лугу была дыра, из которой
    поднимался змей. Змей поднимался из дыры прямо в воздух. Не-
    ожиданно мне стало смешно, потому что он оказался искуствен-
    ным, игрушечным змеем, с пружинами, приклееными бумагой к
    его центру. Голова его была сделана из крашенного дерева, а
    челюсти шарнирно прикреплено к единственному когтю. Справа
    возникала деревянная птица, ярко раскрашенная, и хлопала де-
    ревянными крыльями, разевая и закрывая свой деревянный клюв.
    Змей поднимался и хватал деревянную птицу челюстями. Весь
    этот эпизод произошел, когда я находился в состоянии глубо-
    кого расслабления, будучи простым наблюдателем того, что
    случается. Я вспомнил, что когда я был маленьким мальчиком,
    у меня были деревянный змей и деревянная птица, подобные
    этим.

    Внезапно я понял, что это включилось мое запоминающее уст-
    ройство, и эти картинки передавало устройство отображдения
    моего компьютера. Это устройство организовывало визуальные
    представления. Как только я понял, что это память о моих
    детских представлениях, я засмеялся. И все сразу пропало. Я
    снова расслабился, и появились другие, тоже сделанные из де-
    рева животные. Когда мне было 2 или 3 года, у меня был дере-
    вянный Ноев ковчег с фигурками животных. Сейчас животные
    оживали и двигались по искуственной траве по кругу. Одной из
    общих характеристик этого движения была нерешительность и
    неустойчивость, как будто этих животных заставляло двигаться
    детское представление. Ребенок, создавая эти изображения в
    своем воображении, делал это весьма неуверенно. Видимо, эта
    характерная неуверенность конструирования -- свойство детс-
    кого мозга в раннеем периоде.

    На протяжении следующих 48 часов яркость белого света посте-
    пенно уменьшалась. Детские видения исчезли, и их место занял
    рой похожих на насекомых точек света и темноты, которые пе-
    ресекали мое визуальное поле. Я обнаружил, что могу програм-
    мировать направление и скорость их полета. Когда я думал,
    что им следует двигаться в определенном направлении, то рой
    начинал двигаться именно в этом направлении. Мое программи-
    рование опережало события, происходившее вслед за ним. Я ду-
    мал "теперь они будут двигаться направо", и в пределах нес-
    кольких секунд они двигались направо. Закладываешь программу
    в машину, а дальше машина выполняет программу и выдает ре-
    зультат спустя некоторое время после намерения получить ре-
    зультат. Позднее я нашел, что для очень сложной программы
    этот процесс занимает от 3 до 4 минут, а в случае роя насе-
    комообразных точек задержка составила несколько секунд. Ней-
    рологу, вошедшему в это время в палату, я рассказал об этих
    визуальных представлениях. Он сказал: "Вы галлюцинируете. Не
    будете ли вы против приглашения психиатра?" Я ответил, что
    это не дело психиатра, и что это несет информацию о поражен-
    ных частях мозга, а про себя подумал, что нужно будет приг-
    ласить одного из моих французских друзей -- нейрологов, ко-
    торые разбираются в построении визуальных представлений,
    следующих за раздражением различных частей мозга.

    Устаревшие представления медиков связывать галлюцинации лишь
    с психически больными и отбрасывать визуальные картины, как
    "просто галлюцинации" заботили меня уже на протяжении нес-
    кольких лет. Но я усвоил урок и уже больше не заговаривал с
    персоналом больницы об этих вещах. Ослепительность белого
    света стала менее интенсивной, и через 18 часов, я дождался
    момента когда воспринимаемое глазами уже могло до меня дохо-
    дить. Этот момент настал в середине ночи, когда в палату
    вошла сестра, чтобы сделать мне инъекцию. В комнате был
    единственный светильник, и сквозь туман внутреннего света я
    увидел два черных круга, а за ними смутное лицо. Я смотрел в
    лицо сиделки и, смеясь с облегчением, говорил ей: "Вы словно
    сова". "О, вы уже видите?". Я ответил утвердительно, и она
    вышла, чтобы позвать врача проверить мое зрение. На протяже-
    нии следующих 24 часов мое зрение, почти совсем неповрежден-
    ное, вернулось ко мне. Осталось лишь два маленьких пятна ни-
    же точки фиксации, по одному в каждом глазу. Последующие
    тесты точно определили местоположение тех частей моего визу-
    ального поля, в которых зрение не восстановилось. Они были
    небольшими. Офтальмолог заявил, что они могут исчезнуть в
    течении нескольких следующих недель. Но это оказалось не
    так, и эти два пятна остались в течении последующих лет,
    постоянно напоминая мне об опасностях, с которыми можно
    встретится при таких экспериментах. Даже сегодня, пять лет
    спустя, я испытываю затруднения при чтении колонки знаков.
    Пятна расположены ниже точек фиксации. Когда я читаю верти-
    кально, я не различаю последующих знаков. Горизонтально же я
    читаю совершенно свободно. Мне предложили спокойно выздорав-
    ливать, много не читать и дать моей нервной системе прийти в
    порядок. Мой товарищ предложил мне остаться в его доме в те-
    чении некоторого времени, и я отправился в деревню, где про-
    вел следующие шесть недель, восстанавливая свои силы.

    В течении этого периода выздоровления я продолжал анализиро-
    вать, что же произошло. Я восстановил большинство своих вос-
    поминаний, воссоздал себя и свой взгляд на себя и на то, ку-
    да я хочу идти. При этом выяснилось, что это уже не был мой
    опыт, а опыт с моими хранителями, когда я оказывался в этой
    сфере. Раньше я уже три раза оставлял свое тело, причем каж-
    дый раз при угрозе смерти.

    Первый раз, насколько я могу это восстановить, это произошло
    в семь лет, когда мне под эфирным наркозом удаляли миндали-
    ны. Когда началось действие наркоза, я страшно испугался и
    тотчас же обнаружил себя в мете, где два ангела распростерли
    надо мной свои крылья, и успокаивали меня. Форма ангелов бы-
    ла детской проекцией на эти сущности, которая была нужна се-
    милетнему мальчику, воспитанному в традициях католической
    церкви. ВТорой раз, когда мне было десять лет и я был болен,
    возможно, туберкулезом, который сильно меня ослабил. Я про-
    лежал тогда в постели 6 недель или около того. Я привык отп-
    равляться в эти сферы, когда в комнате было тихо, никого не
    было, а у меня поднималась температура. Третий случай прои-
    зошел в 22 года, когда мне под местным наркозом удаляли зубы
    мудрости. Я очень испугался, когда дантист направил свои
    щипцы мне прямо в мозг. Боль и мысли о катастрофе, если щип-
    цы соскользнут и войдут в мой мозг, привели к шоку. Я пок-
    рылся испариной, побелел, а к горлу подступила тошнота. Дан-
    тист увидел это и дал мне закись азота. Под действием этого
    я вышел в крутящееся пространство, где было общее ощущение
    вращения всего вокруг. Звуки, свет, мое тело и вся вселенная
    кружилась. Внезапно я переместился из этого пространства в
    пространство с двумя хранителями. На этот раз я получил от
    них инструкции относительно того, что я собираюсь делать, но
    что еще не сделано. Когда я вышел из состояния наркоза, зуб
    уже вырвали и я пережил огромное, всеобъемлющее состояние
    облегчения. Теперь я знал, куда мне идти и что мне делать.
    Это было тогда, когда я решил идти в медицинский колледж,
    чтобы больше узнать о степени выживаемости себя и других.

    Эти воспоминания, которые удалось извлечь за этот долгий пе-
    риод самоанализа после несчастного случая, указали мне на
    непрерывность и целостность этого пространства двух храните-
    лей. Я понял, что это вполне определенное место, куда могу
    войти и я. Вероятно, другие тоже могут это сделать при опре-
    деленных обстоятельствах. В течении этих недель я утвердился
    в решении вновь проникнуть в это место и постараться сделать
    это без угрозы смерти. Я подумал о состояниях глубокого
    транса и об использовании ЛСД для достижения этого уровня
    сознания.

    Мне также удалось воспроизвести обстоятельства, при которых
    произошел этот "несчастный случай". Я вспомнил, что во время
    второй мировой войны, когда я проводил исследования кессон-
    ной болезни ( образование на большой высоте пузырьков возду-
    ха, которые попадали в кровь ), я обнаружил, что пена, обра-
    зующаяся в детергенте, могла быть летальной. В то время мы
    пытались найти те пути, по которым пузырьки проходили из мо-
    их ног в легкие. Я производил инъекцию в ногу собаки, и об-
    наружил, что введенное вещество попадает через легкие в
    мозг. Пузырьки детергента сжимались до таких маленьких раз-
    меров, что они могли пройти через мельчайшие капилляры в
    легких, проходили в мозг и застревали там. При кессонной бо-
    лезни большинство этих пузырьков проникало в легкие, вызывая
    синдром, названный "приступом удушья", при котором субъект
    начинал ощущать щекотание в груди, кашлять и внезапно синел,
    когда кровоток через легкие останавливался. Единственным ле-
    чением было увеличением внешнего по отношению к больному
    давления до того момента, когда пузырьки разрушались. В ка-
    мере высокого давления мы организовали "аварийное погруже-
    ние" в атмосферу, чтобы разрушить пузырьки. Важнейшим момен-
    том явилось то, что эта информация 20 лет назад была у меня
    зафиксирована. Я "забыл", что эта информация все еще там. В
    порыве горя и вины, спровоцированных вторым сеансом ЛСД я,
    судя по всему, и произвел себе инъекцию пены. Что-то во мне
    знало, что это действие было смертельным. Наиболее пугающей
    вещью во всем этом эпизоде был тот факт, что одна часть мое-
    го мозга использовала информацию, хранимую во мне, для того,
    чтобы убить другую часть. Насколько я могу вспомнить, я не
    пытался сознательно покончить с собой. Таким образом это был
    действительно "несчастный случай".

    Когда я понял, что хранил в себе подобные смертоносные прог-
    раммы, и что они могут разрушить меня, если я сдамся им, или
    если я не осознаю их присутствия, я решил отвести как можно
    больше времени самоанализу и вырвать эти программы с корнем.
    Мой психоаналитик предупреждал меня, что такие разрушитель-
    ные тенденции действительно существуют. Очевидно, он осознал
    их. Что же касается меня, то это было не так.

    Действительно, я был настолько встревожен перед тем, как все
    это случилось, что я звонил своему аналитику и назначил
    встречу с ним как раз на тот день, когда произошел этот слу-
    чай. После же тщательного самоисследования и 6- недельного
    выздоровления я посетил его и провел 2 часа в работе над
    этой проблемой. Я рассказал ему все, что я мог вспомнить
    вместе с ним с помощью метода свободных ассоциаций и восста-
    новил большую часть бывших событий. Единственная причина,
    которая привела к привлечению этого материала весьма личного
    свойства заключалась в том, чтобы иллюстрировать основной
    принцип: " КРОМЕ САМОСОЗНАНИЯ МОГУТ ДОПОЛНИТЕЛЬНО СУЩЕСТВО-
    ВАТЬ ДРУГИЕ СКРЫТЫЕ СИСТЕМЫ ОРГАНИЗМА, КОТОРЫЕ МОГУТ ПРОГ-
    РАММИРОВАТЬ ПРОЦЕСС МЫШЛЕНИЯ, ПРОЦЕСС ЧУВСТВОВАНИЯ, ПРОЦЕСС
    ДЕЙСТВИЯ, НАПРАВЛЕННЫЕ НА РАЗРУШЕНИЕ ЭТОГО ЖЕ САМОГО ОРГА-
    НИЗМА. ЛСД МОЖЕТ ПРИВЕСТИ В ДЕЙСТВИЕ ЭТИ ПРОГРАММЫ, МОЖЕТ
    УСИЛИТЬ ИХ, МОЖЕТ ОСЛАБИТЬ СОЗНАНИЕ,НАПРАВЛЕННОЕ К САМОСОХ-
    РАНЕНИЮ ДО ТОЙ СТЕПЕНИ, КОГДА ПОЯВЛЯЕТСЯ ОПАСНОСТЬ САМОУ-
    БИЙСТВА ИЛИ ДЕЙСТВИЙ, НАПРАВЛЕННЫХ НА САМОРАЗРУШЕНИЕ."

    Поэтому исследуйте себя весьма внимательно и чрезвычайно ос-
    торожно. Проделайте критическое исследование и постарайтесь
    получить помощь от тех, кто вас очень хорошо знает. Если у
    вас есть хотя бы небольшое подозрение, что такие программы
    существуют, позаботьтесь о том, чтобы максимально обеспечить
    вою безопасность, предотвратить активизацию этих программ по
    причине приема ЛСД, когда это начинает угрожать существова-
    нию собственного тела.

    Причиной моей ошибки явились два сеанса ЛСД, непозволительно
    близко сдвинутые во времени без соответствующего анализа как
    между сеансами, так и сразу после 2 сеанса. То, что мне нуж-
    но было принять участие во встрече, привело к отмене периода
    самоанализа после второго сеанса. ВОзможно, если бы я нашел
    время для самоанализа в течении недели, последовавшей после
    2 сеанса, то я избежал бы этого почти фатального эпизода. Я
    подозреваю, что эти программы развиваются в тех случаях,
    когда индивиды собираются покончить с собой, бросившись с
    балкона или оказавшись прямо перед автомобилем. Я не думаю,
    что причина здесь в заблуждениях, проектируемых внешним ми-
    ром. Скорее здесь имеет место высвобождение программы само-
    разрушения. При организации следующих сеансов с ЛСД я убе-
    дился, что присутствие устойчивой, основательной и солидной
    личности было бы весьма полезно с самого начала эксперимен-
    та. Каждый раз, когда возникала бы любая из разновидностей
    этого отрицательного мышления, я мог бы обратиться к этому
    человеку и с его помощью направить такое мышление, прежде
    чем течение событий достигнет того момента, где оно станет
    неконтролируемым.

    Я извлек множество уроков из этого эпизода. В научных кругах
    нам говорят: "Ошибочных экспериментов нет". Я понял, что
    смерть не столь ужасна, как я представлял ее себе, и что
    есть другое пространство и сфера за пределами того, где мы
    находимся сейчас. Вместо страха и прекращения эксперименти-
    рования, я оказался настолько заинтересованным, что решил
    приступить к исследованию именно этой сферы. Я проводил экс-
    перименты с использованием ЛСД в одиночной ванне в условиях
    изоляции и ограниченного пространства, плавая в темноте и
    тишине, свободный от всех раздражений, поступавших к моему
    телу из внешней реальности.

    Во время этих экспериментов я открыл и нашел новые, иные
    пространства, обнаружив относительно безопасные средства
    прохода в эти места без активации вновь смертоносных прог-
    рамм. К счастью моя роль исследователя после этого урока не
    только не пошатнулась, но еще более укрепилась. Я говорю "к
    счастью", потому что я остался жив. Я больше не боялся уль-
    тимативных последствий отрицательных программ. Страх умереть
    или страх оставить это тело стал минимальным. Я открыл также
    и то, что моей миссией являлось проведение исследований в
    этой области. Это означало, что я должен привести в порядок
    свою жизнь и подготовить себя для продолжения этой работы.

    Этот эпизод несколько поколебал мою профессиональную репута-
    цию в качестве ученого. Распространился слух6 что весь этот
    эпизод имел место в результате приема мной ЛСД, и что ЛСД
    повредил мой мозг. ЛСД был найден в больнице в моем портфе-
    ле. Медики немедленно связали весь этот эпизод с принятием
    мной в отеле ЛСД. Это неверно. Слух, что у меня поврежден
    мозг, прекратился сразу после того, как меня подвергли ней-
    рологическому обследованию и нашли, что нарушений у меня
    нет. Я пересчитал количество оставшихся у меня ампул ЛСД и
    убедился, что в отеле я е использовал ни одну. Вначале в ко-
    робке было 6 ампул. После сеанса там осталось 4.

    Я излагаю факты и извлеченные мною выводы так, как могу.
    Примите этот урок к своему сведению. Перечитайте отчет, про-
    ведите себя через все это, как если бы вы были мной, впитай-
    те его со всей полнотой. Он может пригодиться вам когда-ни-
    будь для того, чтобы прорваться через ваши узкие места.

    ГЛАВА 3.

    ВОЗВРАЩЕНИЕ К ДВУМ ГИДАМ. ВАННА ПЛЮС ЛСД.

    Временами возникают слухи о появлении великого человека, гу-
    ру или мастера, который посредством обучения в своей школе
    может помочь кому-то эволюционировать до более высокого
    уровня. Можно услышать о продвинутом гуру где-нибудь в Ин-
    дии, в Гималаях, который обучает в своей школе достижению
    Самадхи, состояния всеобьемлющего сознания и настроенности с
    универсальным разумом. Или можно услышать о суфийской школе,
    обучающей традиционным эзотерическим доктринам и упражнениям
    суфиев. Либо появляются слухи о последней терапевтической
    школе доктора такого-то и его новом достижении в области
    гештальт-терапии.

    Временами друзья бомбардирует вас новейшей информацией о по-
    явившемся новом мастере, гуру и терапевте. Какова цель этих
    школ и что хотят получить люди, присоединяясь к ним?

    В моих исследованиях я натолкнулся на ряд таких людей, кото-
    рые подвергались влиянию этих гуру или мастеров. Меня инте-
    ресовало, как их там обучают и насколько далеко продвигает
    такой род помощи. Меня так же интересовало, как они публично
    провозглашают своего гуру или мастера, и насколько много,
    пользуясь терминами Фрейда, развивается положительной пере-
    дачи. Это состояние очень напоминает мне преувеличенно вос-
    торженное состояние некоторых людей, впервые странствующих в
    мирах с помощью ЛСД. Они чувствуют тогда ответы на вопросы о
    саморазвитии, и они становятся намного счастливее. В те мо-
    менты они чувствуют более эффективно, излучая теплоту, лю-
    бовь и участие к другим людям.

    В то же время это не казалось мне моим путем. Я больше пред-
    почитал понимание, чем молитву. Я скорее предпочитал иметь
    дело с людьми, также занимающимися поисками, чем с учениками
    харизмы -- предназначения. Я больше предпочитал оставаться в
    своем собственном центре, закладывая свой собственный фунда-
    мент и помогать другим стать таким центром и основой для се-
    бя, чем обучаться в группе. В прошлом у меня были периоды,
    когда я хотел развивать мою собственную харизму (предназна-
    чение) с целью оказывать влияние на других. Сейчас это ка-
    жется мне нереальным, неэффективным способом передачи знаний
    и понимания. Можно действовать более эффективно, оставаясь
    самим собой вместо того, чтобы использовать силу обольщения
    и убеждения для воспитания заблуждения о себе, как о "вели-
    ком человеке".

    Вместо того, чтобы быть Piled Piper, я бы предпочел быть хо-
    рошим учителем людей, которые стремятся к пониманию тех ве-
    щей, которым я их обучал. Piled piper приводит детей в вос-
    торг, сажает их в поезд и увозит за собой, кто знает для ка-
    кой миссии. Они не имеют знаний, у них нет понимания, они не
    сконцентрированы и не зафиксированы на растущем требовании в
    участии работы мира. У них в глазах есть свет звезд. Они
    имеют предназначение. В свои планы они могут вовлечь много
    людей, но стоят ли их проекты того чтобы им следовать?

    Да, имеются серьезные эзотерические школы. И есть эффектив-
    ные гуру. Дежу пари, что они делают свою работу безо всяких
    фанфар, не принимая в ученики тех, кто провозглашает их име-
    на. Очевидно эти школы не были бы пригодны для любого, они
    бы "прикрывали положение вещей всякими историями" для выпол-
    нений их настоящей работы. Другими словами они не могли бы
    действовать. Они были бы переполнены сверхосторожными потен-
    циальными учениками. Еще задолго они бы столкнулись с проб-
    лемой отбора учеников -- тщательного отбора без фанфар и
    гласности. Без прямого контакта с такой школой. Давайте ус-
    тановим на что эта школа способна. Она сама себе может
    явиться полезным упражнением в преобразовании вашего собс-
    твенного внутреннего мира. Давайте представим на что похож
    такой вид помощи с целью продвинуться на более высокие уров-
    ни. Я нашел что такое метапрограммирование является помощью
    в моей собственной эволюции. Еще раз я цитирую: "То, что че-
    ловек считает истиной -- есть истина или становится ею без
    каких-либо ограничений, найденных опытным путем и эмпиричес-
    ки".

    В моих собственных опытах пребывания в отдаленных пространс-
    твах с помощью изоляции, ванны и ЛСД, и в состояниях, близ-
    ких к смерти, я встретил двух гидов. Эти два гида могут быть
    двумя аспектами моего собственного функционирования на выс-
    шем (на уровне Высшего "я"), (супрасэлфном ) уровне. Они мо-
    гут быть сущностями других пространств, других миров, отли-
    чающихся от нашей реальности. Они могут быть полезными конс-
    трукциями, идеями, которые я использую для моей собственной
    будущей эволюции. Они могут быть представителями скрытой
    эзотерической школы. Они могут быть понятиями, функционирую-
    щими в моем человеческом биокомпьютере на уровне высших
    сфер. Они могут предоставлять цивилизацию, ушедшую в разви-
    тии на сотню тысяч лет вперед от нашей. Они могут быть надс-
    тройкой двух систем цивилизации за пределами нашей, которая
    излучает информацию по всей галактике. Чем бы они ни показа-
    лись вам в действительности, важно иметь что-то или кого-то
    перед собой определяющего цели, к которым вы идете.

    С такими знаниями, такими идеями, такими представлениями че-
    ловек может подняться выше своего теперешнего уровня. Если
    человек может поверить, что ему возможно настроиться на по-
    мощь более великого, чем он сам, своими собственными усилия-
    ми, это -- большой урок. Другими словами, человек имеет по-
    мощь, чтобы переступить пределы своего потока, ограничиваю-
    щих убеждений, верований. Эта вера есть помощь в трансцен-
    дентном. В моем случае, я не верил учителю, гуру или другому
    руководителю в лице человека. В раннем детстве меня надували
    священники и другие, притворяющиеся имеющими все знания и
    прямой контакт с Богом. Я стал скептиком совсем иным. И на-
    ходил гораздо больше честности и правдивости в себе, чем в
    представителях церкви. Скептицизм увел меня от мистических
    аспектов в науку и медицинские исследования за новыми знани-
    ями. Я уверен, что если бы и встретил подлинную персону,
    действительно владеющую силами, я бы все равно остался скеп-
    тиком, пока не убедился, что и сам могу научиться тому, что
    он знает и достигнуть тех же сфер. Тем временем, я следую о
    моему собственном пути в моем внутреннем мире, скептически
    настроенный к любой помощи, не относящейся к вышеупомянутой.
    Я видел много фальшивых претензий и показного в самом себе и
    других, чтобы поверить в мгновенное просветление через кон-
    такт с мастером или гуру.

    Проиллюстрирую некоторые переживания такого вида, которые
    провозглашаются эзотерическими школами, описанием ряда моих
    собственных переживаний в изоляции ванны с ЛСД и без его
    приема. В опытах я натолкнулся на то, что можно назвать Выс-
    шим "я" и "метапрограммистами супрапространств", которые,
    как показалось мне, были внешней частью меня самого, не
    внедренными в меня. Пользуясь другим языком, другой термино-
    логией, их можно назвать небесными гуру или божественными
    учителями или ангелами-хранителями. Я достиг пространств,
    где энергия и силы так огромны, что немыслимо человеческими
    словами передать этот опыт в книге. Наиболее определенный из
    этих опытов был проделан в изоляции ванны с приемом ЛСД. Но
    сначала опишу назначение первоначальных опытов в ванной.

    Когда я был в Национальном институте ментального здоровья в
    Бетесде, штат Мэриленд, и в 1954 г. работал в области нейро-
    физиологии мозга, я задумал поставить новые эксперименты.
    Кратко, прежде нейрофизиологи, включая проф. Фредерика Бре-
    мера (Брюссель) и д-ра Хорэси Мэгаун (из UCLA) построили ги-
    потезу, что при этих опытах мозг остается в спящем состоя-
    нии, т.к. отсутствуют внешние стимулы, приходящие через ко-
    нечные органы тела. В опыте предстояло изолировать человека
    от всех внешних раздражителей, насколько это физически воз-
    можно, и посмотреть результативное состояние.

    Я решил использовать для этого погружение в воду, применяя
    маску для дыхания, поддерживая в воде нейтральное среднее
    положение, подобно уменьшенному эффекту гравитации. Одновре-
    менно были изолированы все источники звука, разница темпера-
    тур в различных участках тела насколько можно уменьшена, от-
    резаны все источники света и все помехи от одежды устранены.
    По совпадению, в маленьком здании, в звуконепроницаемой ком-
    нате, был уже установлен бассейн. Единственно, что я изме-
    нил, -- сделал клапан контроля температуры потока воды, про-
    текающей через бассейн. Ее необходимо было поддерживать на
    уровне 34 0 С. Я провел много экспериментов, чтобы устано-
    вить эту особую температуру. При такой температуре в воде ни
    холодно, ни жарко. Тогда при отсутствии движения вода "исче-
    зает". В результате появляется ощущение, что плаваешь в
    пространстве почти свободным от гравитации.

    Со времен второй мировой войны, я изучил человеческое дыха-
    ние и кислородные маски и знал кое-что о требованиях дыха-
    тельной системы. Я разработал технические детали. Было испы-
    тано 15 или 20 различных видов подводных масок, предостав-
    ленных Военно-морским флотом и ни одна из них не оказалась
    достаточно удобной. Поэтому необходимо было разработать свою
    собственную маску из каучука, которая закрывала бы всю голо-
    ву и плотно прилегала к шее. Она была оснащена двумя дыха-
    тельными трубками, идущим к специальным клапанам сбоку бас-
    сейна. Это позволяет длительно поступать воздуху и отводить
    воздух, выдыхаемый из легких, без накопления углекислого га-
    за и без истощения кислорода в системе. Я быстро обнаружил,
    что мое тело имеет различную плотность, что мои ноги и голо-
    ва имеют тенденцию тонуть. Значит надо было разработать пе-
    ремычку из очень гладкой высококачественной резины, исполь-
    зуемой в хирургии, чтобы поддерживать ноги в нужном положе-
    нии, не допуская их соприкосновения со дном. Положение голо-
    вы в воде регулировалось определенным количеством воздуха в
    головной маске. После целого ряда таких технических усовер-
    шенствований, я, наконец, получил способность поддерживать
    нейтральную плавучесть, как раз ниже поверхности воды в бас-
    сейне. Позднее такие опыты и переживания были названы "поте-
    рей чувствительности". Никогда больше я не находил такого
    эффекта потери. При отсутствии стимулов извне было найдено,
    что это быстро компенсируется обострением сознания и увели-
    чением чувствительности, что равноценно внешнему стимулу. В
    течение первых нескольких часов я совсем не имел склонности
    ко сну. Первоначальная теория была неверной. Оставаться в
    бодрствующем состоянии можно и без внешнего стимула. Через
    несколько десятков часов таких опытов, я открыл феномен,
    прежде описанный в разной литературе. Я прошел через состоя-
    ние дремоты, состояние, похожее на транс, мистическое состо-
    яние. Я был полностью сконцентрирован. Ни в один момент я не
    терял сознания проводимого эксперимента. Определенная часть
    меня постоянно знала, что я был погружен в воду в бассейне в
    темноте и молчании. Я прошел через опыты, в которых другие
    люди, казалось присоединились ко мне в этой темной и молча-
    ливой среде. Я мог фактически видеть их, ощущать их и слы-
    шать, В другие моменты я прошел через ряд призрачных состоя-
    ний, очнувшись от влияний, как их сейчас называют, которые я
    наблюдал. Иногда я, кажется, настраивался на связь, находя-
    щуюся обычно ниже нашего уровня сознания, связь с цивилиза-
    цией за пределами нашей. Я потратил часы, работая над своими
    собственными помехами, мешавшими мне понять самого себя на
    моем жизненном пути. Я проводил часы в концентрации и созер-
    цании, но зная, что я делаю. Только потом, я прочитал, что
    состояния, близкие к достигаемым мной, можно достичь другой
    техникой.

    В 1958 г. я покинул Национальный институт ментального здо-
    ровья и переехал на Виргинские острова. До 1964 г. я не смог
    организовать другой бассейн ЛСД и получить необходимые уеди-
    нения и изоляцию в эксперименте. Я быстро обнаружил, что ис-
    пользовать маску нет необходимости при применении ЛСД. С тех
    пор, как стала доступной морская вода, я открыл, что могу
    держаться на поверхности воды, при этом рот, нос и глаза на-
    ходятся на воздухе. Я увидел, что могу держаться на поверх-
    ности воды, сложив руки за шеей с локтями, разведенными под
    водой в стороны. Я позволил своим ногам свободно свисать от
    колен и бедер в соленой воде. Эта процедура увеличения плот-
    ности воды позволила значительно упростить систему дыхания и
    увеличила чувство свободы. Эта вторая ванна или бассейн име-
    ла 8 футов в глубину и 8 футов (2,44 м.) по сторонам. Это
    давало немного больше пространства, чем в предыдущем бассей-
    не в Институте ментального здоровья. Как только ванна была
    установлена и оснащена системами контроля требуемой темпера-
    туры окружающего воздуха, а комната полностью затемнена, я
    приступил к получению ЛСД.

    Через своих коллег я узнал, что в то время можно было ле-
    гально получить ЛСД, имея разрешение Национального института
    ментального здоровья. Имея, еще пять лет назад разрешение, я
    смог получить ЛСД прямо из фирмы "Сандоз" ( швейцарская фар-
    мацевтическая фирма, сотрудник которой, Альберт Хоффман в
    1938 году открыл ЛСД -- прим.ред.) через соответствующие ка-
    налы. Я предполагал испытать ЛСД на дельфинах, чтобы лучше
    изучить свойства этого вещества и некоторые физиологические
    опасности его использования. Было быстро обнаружено, что для
    дыхания водных млекопитающих вещество не представляло ника-
    кой опасности. Каждый из шести испытуемых дельфинов кажется
    был в хорошем состоянии и не имел никаких проблем, связанных
    с дыханием, деятельностью сердца, и активностью в плавании.
    Эти эксперименты придали мне смелость проверить вещество на
    себе.

    Насколько я выяснил из литературы, ни одно из опубликованных
    сообщений не рассказывало о приеме ЛСД в одиночестве, тем
    более в таких суровых условиях физической изоляции. Я вспом-
    нил Меморандум, принятый в начале 50 годов Национальном инс-
    титуте ментального здоровья, предостерегающий людей не при-
    нимать ЛСД в одиночестве. В нем приводилось подробные случаи
    приема в одиночестве ЛСД людьми, становящими после этого па-
    раноиками. Они проходили через переживания, пытающиеся пог-
    лотить их самих. Это было плохое препрограммирование для мо-
    их намерений. Мне предстояло работать одному на свой собс-
    твенный страх и риск. Я получил в помощь "свободного челове-
    ка", который предупреждал все случайные вторжения в экспери-
    мент. Ни один не был допущен в лабораторию, пока он длился.
    За два следующих года, я провел 20 хороших экспериментов.

    Эта серия была ограничена национальной негативной программой
    против ЛСД, начавшейся в 1966 г. Работа не могла быть про-
    должена при новых законах. В это время каждому исследователю
    предложили вернуть ЛСД в фирму "Сандоз", (что я и сделал).

    Как я упомянул выше, у меня было много страхов относительно
    первого опыта. Прежде я имел два путешествия с гидом. Я соп-
    рикоснулся со смертью и поэтому имел глубокое уважение к
    программам ниже уровней сознания, что могло означать леталь-
    ный исход. Преодолев свой страх смерти, я боялся не телесной
    смерти, это было проникновение в пространства, в которых я
    мог бы потерять контроль и из которых я не мог бы выбраться.
    Другими словами, более страх психоза, чем смерти двигал мной
    в то время.

    Несмотря на эти колебания и страх, однако, я принял 100 мик-
    рограмм и погрузился в бассейн. В первом опыте я посвятил
    большую часть времени изобретению основного положения о том,
    как сделать будущие эксперименты более надежными, безопасны-
    ми. Я провел около часа в бассейне, исследуя, будут ли про-
    должать работу мое сердце и дыхание, если я покину тело. Я
    быстро выяснил, что под влиянием ЛСД, если человек находится
    в приятном расслаблении, его сердечная деятельность и дыха-
    ние становятся автоматическими и ему не надо беспокоится об
    этом. Я также скоро понял, что, если сложить руки сзади шеи
    локтями в сторону, нет никакой опасности вывалиться из ван-
    ны. Я узнал также, что если человек поворачивается, наклоня-
    ется или откидывает голову слишком далеко назад, соль, про-
    никшая в его глаза или нос, быстро низвергает его из любого
    состояния выхода из тела назад в ванну. Если и имелась ка-
    кая-либо опасность при приеме ЛСД, то телесные программы
    "критической деятельности", так называемые программы на вы-
    живание, должны будут активизироваться и я бы вернулся нев-
    редимым в ванну, где бы ни находился. Это дало уверенность в
    моей способности выжить и выполнить остальные эксперименты.

    Таким образом, я смог установить основное положение -- имей
    уверенность, что тело продолжает выполнять свои функции, ос-
    тавь его пока и иди в другие пространства. В критическом
    случае, ты вернешься в свое тело. После этих первоначальных
    установочных экспериментов, я потерял свой страх проведения
    экспериментов в далеких мирах.

    В прежних опытах в ванной без ЛСД, я открыл, что, хотя и не
    видел своего тела, я все же не терял реальности его. Способы
    отыскания своего тела представлялись иными, через видение и
    слышание.

    Это также связано с использованием ЛСД. В этом первом 24
    опыте, я погрузился в ванну и выходил из нее 5 или 6 раз в
    течение 12 часов, вновь подтверждая мое общее восприятие те-
    ла и увеличивая мое осознавание жизненных процессов. Задолго
    до этого, я установил так наз. эффект пузыря. Пока вода про-
    текала через ванну не существовало никаких проблем с урина-
    цией (мочевыделением). В ранних экспериментах в 1954-1958
    г.г., я узнал, что если человек в целом ослабляет внимание
    на проблеме мочевыделения, мочевой пузырь автоматически ос-
    вобождается примерно каждые 15 минут. Первое мочевыделение
    испытываемое в этих условиях, удивительно. Это чувство пол-
    ного наслаждения истечения мочи после первоначальной реакции
    на освобождение от сдерживания, налагаемого цивилизацией. В
    конце концов человек даже не замечает опустошения мочевого
    пузыря. В то время, когда я проводил эти эксперименты, я на-
    ходился на повышенной протеиновой диете и не имел никаких
    проблем с фекалиями. Я намеренно устранил из своей диеты уг-
    леводы и крахмал, чтобы прекратить образование фекалий и га-
    зов. Прежние эксперименты в Cal Tech во времена моего сту-
    денчества и изучения медицины показали, что высокая протеи-
    новая диета добавляет телу много энергии, биологической
    энергии, которая используется в сфере ума при нахождении в
    ванной.

    Во время моего первого опыта с ЛСД в ванной я быстро обнару-
    жил, что покинуть тело и выйти в новые пространства очень
    легко. Это было много легче, чем в первых двух странствиях с
    гидом. Отсутствие отвлекающих стимулов позволило мне прог-
    раммировать любой вид странствия, который я мог предполо-
    жить. Эта свобода от внешней реальности явилась совершенно
    положительным пунктом, а совсем не отрицательным. Можно
    прийти куда угодно, согласно своему воображению и желанию.

    Если человек имел уверенность, что он будет принят другими
    существами, другими сущностями, войдет в состояние, в кото-
    рых он может потерять контроль, то так и случилось. Поэтому
    в первых странствиях я имел дело со страхом "потерять конт-
    роль". Я скоро обнаружил, что небольшая доля беспокойства --
    хорошая вещь. Если страх в этих странных и удивительных
    пространствах доходил до определенного уровня, я автомати-
    чески возвращался в свое тело. Проблема входа при возвраще-
    нии была решена знанием или твердым убеждением, что при дос-
    таточном ощущении страха, я смогу вернуться в свое тело (от-
    чет Monroe R.A., библиография).

    Таким образом, я извлек два основных постулата для дальней-
    ших странствий. ПЕРВЫЙ состоял в том, что тело может позабо-
    титься о себе, когда человек его покинул. ВТОРОЙ -- человек
    может вернуться в свое тело, если дела снаружи принимают
    опасный оборот. Позднее я обнаружил, что так как моя терпи-
    мость к страху возросла, я смог дольше оставаться в этих
    пространствах. Я также узнал, что должен не возвращаться в
    свое тело в ситуациях интенсивного страха, а пройти через
    него и войти в другое пространство. Так как мой навык в пла-
    ваниях и полетах и моя тренировка усовершенствовались, я
    смог таким образом двигаться используя преобразованную энер-
    гию страха в другие виды энергии. В конце концов я смог уст-
    ранить страх, как неизбежность и смог продвигаться в прост-
    ранствах без него. Новые пробуждения сняли старые невроти-
    ческие страхи. Реализовалось превращение отрицательной энер-
    гии в положительному. В своем первом странствии при экспери-
    менте в ванне с ЛСД я попал в совершенно черное, совершенно
    безмолвное пустое пространство без тела. Чернота протянулась
    безгранично во всех направлениях. Молчание существовало
    беспредельно во всех направлениях и я оставался сконцентри-
    рованным в единственной точке сознания и ощущения. Но было
    ничего в мире, кроме моего центра, меня самого и черноты, и
    глубокого молчания. Заимствуя термин из стенографии, я наз-
    вал его "точкой абсолютного нуля". Она стала исходной точ-
    кой, куда я мог вернуться, в случае, если вещи становились
    слишком хаотическими или слишком стимулирующими в другие
    пространства. Она была центральным ядром меня, моей сущ-
    ностью в мире без звезд, галактик, существ, людей, без дру-
    гих интеллектов. Это было мое безопасное место. Очень трудно
    сказать, как долго по земному времени я оставался в этом
    месте, в моем первом странствии. Я оставался достаточно дол-
    го, чтобы изучить его и использовать как исходное место, в
    которое я мог вернуться. Это была нулевая точка огромной
    системы координат, ведущая в " N " различных измерений в " N
    " различных направлений из этого пункта. Эта точка казалась
    результатом моей научной тренировки. Я должен был иметь ис-
    ходный нуль, откуда я мог двигаться в различных направлени-
    ях, нуль, куда я мог вернуться.

    Я желаю подчеркнуть, что этот нулевой пункт не был в моем
    теле, а находился в мире не содержащем ничего, кроме молча-
    ния и черноты. Он находился вне тела, вне мира, который мы
    знаем.

    << | <     | 1 | 2 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru