КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    12 БЕСЕД С АНДРЕЕМ СВЕТОВЫМ

    Вернуться в раздел "Учения новой Эры"

    12 бесед с Андреем Световым
    Автор: Лена Деларж
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    Copyright: Л.Деларж, А.Светов ©
    (Все права защищены)

    СОДЕРЖАНИЕ
    Предисловие Л.Деларж
    Беседа первая. Приближения. В поисках Самости
    Беседа вторая. Жизнь — Смерть — Бессмертие: обретение смысла. Миссия “Человек”
    Беседа третья. Древо Жизни: корни и побеги (Архаика и Традиции)
    Беседа четвёртая. Сокровенные письмена (Вокруг “Закрытой Книги”)
    Беседа пятая. Семья
    Беседа шестая. Общее Дело: начало осуществления
    Беседа седьмая. Священные врата
    Беседа восьмая. Anima mundi — Земля-Мать — Женщина
    Беседа девятая. Зло и его личины
    Беседа десятая. “Проклятие смоковницы”: об истинных корнях экологического кризиса
    Беседа одиннадцатая. Трагедия России: Православие и Большевизм
    Беседа двенадцатая и последняя. Душа анимизма


    ПРЕДИСЛОВИЕ



    Андрей Светов. Эта загадочная личность пока-что мало кому известна не только в России, но и, тем более, на Западе. Между тем, каждому, кто искренне и непредвзято интересуется духовной жизнью современной России (как, впрочем, и тому, кто поставил на России жирный крест красными чернилами, и не ждёт от этой страны ничего, кроме новых непредвиденных проблем и опасностей), следовало бы запомнить это имя. Потому что, если роду людскому всё-таки суждено, несмотря ни на что, выжить и уцелеть посреди настоящих и будущих кризисов и катаклизмов, инспирированных безумной человеческой недальновидностью на общем параноидальном фоне той цивилизации, к которой мы все по необходимости себя относим,— то произойдёт это спасение, для многих неожиданное и “нечаянное”, во многом, если не в основном, благодаря именно Андрею Светову, главному действующему лицу этой книги.
    Последнее заявление может показаться достаточно субъективным и самонадеянным, но я взяла на себя смелость высказать его по той простой причине, что, во-первых, не только я одна действительно глубоко в этом убеждена, а во-вторых, я с самого начала желаю быть честной до конца со своим читателем, и в мои планы не входит сокрытие этого моего глубокого убеждения от кого бы то ни было.
    Признаюсь, однако, что моё первое знакомство с идеями А.Светова и теми выводами, которые из них следуют, прошло для меня не без определённых сложностей и затруднений.
    Впрочем, то, что я только что несколько “дипломатично” назвала некоторыми личными “затруднениями”, в эмоциональном плане было пережито мной как глубочайшее духовное потрясение, заставшее меня врасплох и к тому же отягощённое неумолимой необходимостью срочного проведения полной ревизии своего собственного “идейного багажа” и переоценки всего того, что накануне представлялось мне безусловными “духовными ценностями”, чья положительная аксиология не подлежала никакому сомнению. Ведь, в конце концов, каждый из нас, людей “дееспособных, взрослых и вменяемых”,— как гласит античное определение,— имеет свою собственную “систему координат”, с годами как-будто всё более совершенствующуюся и позволяющую, с большим или меньшим успехом, более или менее ориентироваться в пространстве и времени своей скоротечной земной жизни. И вдруг: вся моя “система координат” сперва слегка пошатнулась, а вслед за этим — стремительно рассыпалась на бессвязные и обессмысленные фрагменты: карточный домик на пути урагана световской мысли.
    Есть древнее даосское изречение: “Когда я не знал Истины — для меня горы были горами, а реки реками. Когда же я увидел Истину — горы перестали быть горами, а реки — реками. Но когда я проникся Истиной — горы снова стали горами, а реки реками.” По необходимости упрощая, я должна признаться, что под оглушающей мощью световских идей моё самосознание претерпело такую же радикальную метаморфозу и в том же порядке. О да, мой духовный кризис в конце концов вполне благополучно разрешился: “горы снова стали горами, а реки — реками”. Но это были уже не те “горы” и не те “реки”: отчётливое понимание реальности заняло место моего прежнего, весьма смутного, зыбкого и двусмысленного представления о реальности.
    Я чувствую, что мои признания могут показаться довольно абстрактными для тех, кто всё ещё не знаком с книгами А.Светова,— речь идёт, главным образом, о “Книге жизни” и "Закрытой Книге”. Тот же, кто уже прочёл их, почти наверняка понял меня с полуслова и, хотелось бы надеяться, в целом разделяет моё, может быть, несколько эмоционально выраженное отношение к русскому Учителю.
    Так как я вполне отдаю себе отчёт в том, что лиц, до сих пор не знакомых с идеями и прозрениями А.Светова, абсолютное большинство, у меня возникло намерение (возможно, впрочем, рискованное), так сказать, “инкрустировать” собственную книгу максимально большим количеством фрагментов из “Закрытой Книги” и “Книги жизни” (разумеется, с личного согласия их автора); таких фрагментов, которые, на мой взгляд, можно было бы назвать основополагающими и ключевыми. Всё это было сделано нами для того, чтобы читатель, пока-что не знакомый с трудами А.Светова, в целом смог бы ориентироваться в некоторых аспектах наших бесед с Учителем, которые в противном случае остались бы абсолютно непонятными и не способными вызвать никакой иной реакции, кроме искреннего и справедливого недоумения.
    В заключение я хотела бы выразить мою глубочайшую благодарность Учителю за его бесконечное терпение и исключительную сосредоточенность, с которой он, в течение многих дней подряд, отвечал на мои, может быть, не всегда корректно поставленные, не всегда уместные и не всегда удачно сформулированные вопросы.



    Л.Деларж








    БЕСЕДА ПЕРВАЯ.
    ПРИБЛИЖЕНИЯ. В ПОИСКАХ САМОСТИ.



    В одном мгновенье видеть вечность,
    Огромный мир в зерне песка,
    В единой горсти бесконечность
    И небо в чашечке цветка.

    У.Блэйк



    Моё знакомство с Андреем Световым в течение довольно значительного промежутка времени было только заочным и “эпистолярным”. Когда же я увидела его впервые в жизни “в натуральную величину”, я невольно поймала себя на мысли, что, если бы столкнулась с ним на многолюдной улице или в переполненном автобусе, то, скорее всего, прошла бы мимо, не обратив никакого внимания,— настолько обыкновенным и ничем не примечательным был весь его облик: средний рост, средний возраст, средний тембр голоса... Не было ни “бороды пророка”, ни “белых риз”, ни “горящего взора”, ни “громогласия речи”. Напротив, всё в нём было обескураживающе обыкновенным,— не считая, разве что, некоторой полноты и странно изменчивого — от отчётливо серого до голубовато-зелёного — цвета глаз, непрерывно излучающих в пространство нечто, что я не умею определить иначе, как довольно причудливую смесь врождённого добродушия, лёгкой иронии и предельной, вплоть до небезопасной беззащитности, душевной открытости и распахнутости по отношению к миру и к людям.
    Таково самое первое впечатление. А затем, постепенно, мало-по-малу, но всё более и более отчётливо, буквально всем телом, а не только головой, начинаешь ощущать некую весьма неожиданную особенность этого человека: колоссальную волю и духовную мощь такой силы, что, кажется, вокруг тебя начинает вибрировать пространство.
    “Когда обыкновенный человек смотрит на святого, то поначалу не видит ничего, кроме дырявых карманов”,— гласит тибетская пословица, вся меткость и глубина которой впервые открылась мне при первой встрече с Андреем Световым.
    В самом деле, весь он, Светов, без остатка, смог бы внешне слиться с любой толпой, но, с другой стороны, безусловно показался бы “белой вороной” среди бесчисленных “контактёров”, “магов”, “звездочётов” и профессиональных предсказателей “концов света” с их долгополой униформой, увешанной амулетами и оберегами, и прочих “экстрасенсов” и “сенситивов”, которых так много сейчас развелось на распавшемся теле бывшей Советской Империи. По признанию самого А.Светова, сделанному в Послесловии к “Закрытой Книге”, “...трудно было бы найти другого человека, которому бы так однозначно, так бесспорно не подошёл бы ни один пьедестал, ни один постамент: от самого высоченного — до самого низенького, величиной с подставку для чистки ботинок.” Так оно и есть. Да и зачем этому яркому светильнику постамент? Его сияние и так увидит, рано или поздно, любой духовно не оскоплённый человек, кто бы он ни был и в какой бы стране не жил...



    Л.Д. Итак, Учитель, если ты готов, мы могли бы начать с разговора о первой книге...

    А.С. Стоп! Какую книгу ты готова назвать первой? “Книга Жизни” была издана первой, но “Закрытая Книга” предшествовала ей. Больше того, если бы не было текста “Закрытой Книги”, не было бы и “Книги Жизни”. Так какую же из этих двух книг мы условимся считать первой?

    Л.Д. Хорошо, тогда начнём с “Закрытой Книги”.

    А.С. Нет, Лена, так дело не пойдёт. Пощади своих читателей: если мы не введём их прямо сейчас, в течение этой нашей первой беседы, в общий круг вопросов и тем, которые хорошо известны нам двоим, но о которых другие, может быть, пока не имеют ни малейшего понятия, мы, я думаю, таким образом совершим большую ошибку, поскольку бесполезно учить “алгебре” тех, кто ещё не знаком с “таблицей умножения”. Поэтому я предлагаю начать разговор с нескольких основных тезисов, или постулатов, более развёрнутая трактовка которых станет темой наших последующих бесед. Кроме того, прямо сейчас выложив все наши козыри на стол, мы тем самым поступим гуманно по отношению к тем из твоих будущих читателей, которые...

    Л.Д. Для которых окажется слишком сложной даже “таблица умножения”, не говоря уж об “алгебре”.

    А.С. Может быть, не столько сложной, сколько бесполезной для них лично, то есть не вызывающей душевного отклика,— все люди такие разные...

    Л.Д. Как бы там ни было, пускай тот, кто ищет примитивных ответов на сложные вопросы, отложит нашу книгу в сторону и идёт в церковь... Хорошо, начнём с основных постулатов.

    А.С. Да, начнём с них. Это необходимо хотя бы для того, чтобы сразу же заявить о нашей решимости нарушить строжайшее табу и напомнить всем, кого это может заинтересовать, что в мире всё ещё есть люди, которые придерживаются совершенно архаического и “исконного” представления о реальной действительности, радикально отличного от того, которое исповедуется подавляющим большинством представителей так называемой “современной цивилизации” — этого уродливого гибрида каторги, лепрозория и сумасшедшего дома. В это архаическое мировидение нельзя “поверить” или “не поверить” — в нём можно только всё более и более убеждаться: параллельно своему собственному, всё большему и большему продвижению вверх по ступеням духовного развития и роста. Итак, начнём?

    Л.Д. Да, пожалуйста.

    А.С. Первое: В основе мира лежит Предельная Реальность, в принципе не способная быть адекватно отражённой с помощью нашего убогого человеческого познавательного аппарата, а тем более, выраженной посредством какой бы то ни было знаковой системы, например, такой из них, как человеческая речь, русский язык. Эта фундаментальная Реальность трансцендентна и трансвербальна. Поэтому о Ней нельзя сказать ничего, кроме того, что Она существует или что реально существует только Она. Её невозможно описать даже апофатически, то есть от обратного, как индуистское “нети-нети” (“не это и не то, Нечто другое”). Тем более, о Ней нельзя сказать ничего утвердительного, например, что Она есть “Разум”, поскольку Она есть непознаваемая причина и условие существования “Разума”. Или, например, что Она — “Бог”, ибо Она есть нечто большее, чем “Бог”, поскольку там, где “Бог”, нет места Его, Бога, противоположности: созидание и разрушение, добро и зло, порождающая энергия и энтропия, свет и тьма не могут вступать в близкое соприкосновение друг с другом без того, чтобы тотчас не аннигилировать.

    Второе: Эта Реальность есть причина и основание того, что мы называем Вселенной или Мирозданием. Иначе говоря, Универсум есть континуально проявленная и развёрнутая в пространстве-времени личностная эманация (одна-единственная или одна из бесчисленных) Единой Реальности, которая не “сотворила” этот Мир, но сама стала этим Миром.
    Это Мироздание условно-познаваемо и как Космос, и как Живое Тело и Организм, “Душа-и-Дух”.
    Это Мироздание есть, вместе с тем, Личность и Разум, то есть либо один из, либо Один-Единственный личностный аспект Реальности.
    Это Мироздание есть Личность, а более точно сказать, Сверхличность, ибо Оно есть носитель единственного “Я” в Себе Самом. Следовательно, это Мироздание есть Тот, Кого мы, европейцы, максимально условно привыкли определять словом “Бог”, индусы — словами “Атман”, “Пуруша”, “Иштадэва”, “Ишвара”, древние славяне — словами “Исваро” и “Сварог”, зороастрийцы — словами “Вар”, “Фраваши”, индейцы-наскапи — словосочетанием “Большой Внутренний Человек”, и так далее.
    Эта Сверхличность, или Бог, отнюдь не оторван от того, что мы называем видимой Вселенной, а напротив, абсолютно слит с ней. То есть, Он и есть Вселенная, а Вселенная есть Он. “Атман есть Брахман”, равно как и наоборот,— говорится в Упанишадах. Или, прибегая к примитивной метафоре, можно сказать, что Вселенная есть “тело” Бога, тогда как Бог есть Сознание и Дух этого живого “тела” Вселенной. Поэтому невозможно говорить о физической Вселенной, не подразумевая при этом, что на самом деле речь идёт о Боге. Точно так же абсурдно рассуждать о Боге как о некоей запредельной абстракции, совершенно отчленённой от звёзд, планет, людей, птиц и цветов,— как о некоей гипотетической “голове”, отсечённой скудоумными богословами от бесспорно наблюдаемого “туловища”, которое таким образом превращается в обессмысленный и обездушенный объект кощунственной аутопсии (а на самом деле — вивисекции по живому Телу) для учёных-материалистов.

    Третье: Это Мироздание, будучи личностным и континуально проявленным аспектом Реальности, относительно той топографии пространства-времени, где ныне пребываем мы, находится в процессе становления и развития, или Само-творения, или, употребляя “человеческое, слишком человеческое” словечко, в процессе “Самосовершенствования”. Если бы Оно не находилось в этом процессе, Оно не могло бы быть ныне континуально проявленным, ибо чему следовало бы происходить в нашей ячейке пространства и времени, если предположить, что всё, что должно было произойти, уже произошло? Следовательно, Творение ещё отнюдь не завершено, во всяком случае, для нас и для нашей Метагалактики.
    Эта Сверхличность, иначе именуемая “Бог”, поистине “всеблаг” (хорошая новость для сочинителей теодицей! ), ибо, продолжая развитие и Самосозидание, Он совершает то, что мы не можем не считать “благом”. (Почему это так — в своё время будет ясно из нижеследующего.) Но поскольку Он совершает всё это, мы не можем решиться утверждать, что Он “всемогущ” — во всяком случае, относительно нашего, строго линейного восприятия времени (а вот это уже плохая новость для создателей теодицей),— так как, будучи “всемогущим”, Он мог бы достичь цели и результата в Самосозидании мгновенно.

    Четвёртое: То, что мешает Ему достичь Своих целей и завершить Творение; то, что непрестанно создаёт неисчислимые препятствия, можно назвать — весьма условно и метафорически — Его “Тенью”. Это Его многоликий враг и непримиримый противник: от энтропии в физическом смысле до “Мирового Зла” в смысле этическом и “Дьявола”, “Марры” в смысле религиозном. То, что я условно назвал “Тенью”, является Его “ровесником” во времени: “ровесником”, но отнюдь не “братом”! То есть, “Тень” есть как бы “побочный продукт” Самотворения, образовавшийся одновременно с возникновением личностного аспекта Реальности, коим является Бог-как-Мироздание.
    Природа “Тени” релятивна,— приблизительно в том же самом смысле этого слова, который имеется ввиду квантовой механикой. Иными словами, существование “Тени” полностью обусловлено существованием своего “Ровесника”, тогда как бытие “Ровесника” никак не обусловлено существованием “Тени”. “Тень”, в многоликости своих проявлений, способна быть убедительно реальной и дискретной для нас, людей, но вместе с тем она континуальна до почти неуловимой призрачности в том случае, если мы попытаемся определить её как некую предметную отдельность. (Как сказал один мой знакомый фотограф, “ещё никогда и никому не удалось сфотографировать Дьявола”).
    Что такое для человека “Тень” прежде всего? Для нас прежде всего это Зло — в любых значениях этого слова. Что такое “Тень” для Мироздания в целом? Это бесконечное Зло, которое не сознаёт себя таковым за неимением определённо дискретного сознания, но, не будучи в положительном смысле никем и ничем, имеет бессознательную волю быть всем, что Есть, то есть “стать Богом”. Наиболее мощным и универсальным орудием “Тени” и, так сказать, её “плотью”, “кровью”, да и “продуктом жизнедеятельности” является энтропия как таковая (совсем уж локальными проявлениями которой, в свою очередь, являются, в частности, такие чисто-человеческие житейские реальности, как “убийство”, “разрушение”, “катастрофа”, “война”, “болезнь” и так далее).
    Но если возникновение “Тени” и было трагически неизбежным, то дальнейшее существование “Тени” отнюдь не является необходимым. Более того, чем раньше “Тень” прекратит своё условное существование, тем скорее будет завершён процесс Творения. И наоборот, процесс Творения не сможет прийти к своему завершению до тех пор, пока “Тень” не прекратит своего существования: призрачного и неподлинного по-существу, но ощутимо реального по своим бесчисленным проявлениям.

    Пятое: Какова природа Единого “Я”, природа Самости? Где бытийствует Единое “Я” и сколько всего есть обнаружимых сторон, или аспектов, в которых Самость способна проявлять и реализовывать своё Единое “Я”?
    Для примера, способного облегчить понимание, обратимся к такой, например, разновидности существ, обитающих в Универсуме, как homo sapiens (не из тщеславного антропоцентризма, который здесь не при чём, а исключительно из удобства — моего и читательского). Имеется ввиду, что речь идёт не столько о “человеке” в его профаническом понимании, сколько о «”Я”-как-человеке» или «человеке-как-”Я”».
    Кстати, Лена, хочу тебя спросить: насколько внятна моя терминология? Вполне ли понятно то, что я только что произнёс?

    Л.Д. Да, Учитель, не нужно отвлекаться на это! В общем и целом, я, как мне кажется, понимаю. Речь шла о “человеке” не как о социальной или биологической единице, а как об одной из бесчисленных ипостасей, в которых бытийствует Самость и в через которых Она проявляет Себя и осуществляется...

    А.С. Браво! Я рад, что мы говорим на одном языке. В таком случае, продолжим.
    Сколько граней, или аспектов Единой Самости я, будучи человеком, в состоянии обнаружить в тех конкретных совокупностях плоти и костей, мыслей и чувств, прошлого и настоящего, которые мы для краткости называем “Андрей Светов” или “Лена Деларж”?
    Аспект первый — это «”Я”-как-целое», то есть как отдельность, как “эго”, как организм, как личность, как монада... Маленькое “я”, будто бы отчуждённое и независимое от Самости. Это и предельно просто, и вместе с тем безмерно сложно,— когда увидишь за всем этим исходную дихотомию и дуализм: с одной стороны, “Я” в этом случае есть беспрерывная флуктуация и коловращение в пространстве-времени буддистких “пяти скандх”, то есть мыслей, чувств, страхов и желаний, порождающих иллюзию существования моего отдельного маленького “я”, так называемого “ложного эго”,— и вместе с тем “Я”, как и прежде, всегда неизменный, вечный, невозмутимый “Атман”. Уже при первом же приближении к пониманию этого первого аспекта мы ясно видим этот релятивизм, который не только не упрощает понимание, а напротив, уже намекает на относительную близость непреодолимых границ познания, а также свидетельствует о наличии аспекта второго.
    Аспект второй — это «”Я”-как-часть-Целого». Рассмотрим, допустим, “Андрея Светова”: разве его собственный организм, плюс его сознание, плюс его личная судьба, его поступки, вообще всё то, что составляет “Андрея Светова”, безусловно присуще только “Андрею Светову” и никому “другому”? Разумеется, да! Но разве всё это безусловно является только “Андреем Световым”? Разумеется, нет! Ибо у “Андрея Светова”, равно как и у каждого другого человека, есть ещё один экзистенциальный аспект, который на самом деле и является единственно подлинным!
    Лаконичнее всего и всего точнее этот единственно подлинный аспект любого отдельного существования сформулирован в Веданте: “Ахам Брахман асми!”, что значит — “я есть Мироздание”. Также и в Упанишадах мудрец Уддалаки говорит своему сыну Шветакету: “Тат твам аси, Шветакету!” — “Ты и есть Это!”
    Итак, каждый из нас, фиктивно “отдельных” и галлюцинозно обособленных от всего “другого”, что не является “мной”, в действительности и есть это Единое Целое, Единственное и единственно подлинное «”Я”-как-Личность», а в биологическом смысле “отдельного организма”, “особи”, “бренного тела” — суверенная часть Целого.

    Л.Д. Как полагал британский астрофизик Джеймс Джинз, “самая глубокая реальность, где исчезают время и пространство, может заключаться в том, что мы являемся частями Одного Организма”. То же самое, разве-что чуть более поэтически, проповедовал Шри Ауробиндо , когда говорил, что давным-давно Бог спрятался от человека в нём самом, и Он желает быть наконец обнаруженным.

    А.С. Вот именно. Только не надо забывать, что задолго до Джинза и Ауробиндо, три тысячи лет тому назад, о том же самом говорит “Бхагавадгита”:

    “... Единое Целое равно во всех существах пребывает,
    Непреходящее в преходящем...
    Бытие отдельных существ пребывает в Едином и от Него исходит...”

    Аспект третий: «”Я”-как-консорция», то есть совокупность биологических систем (например, сердечно-сосудистая система), отдельных органов (сердце, мозг, печень, селезёнка и так далее), а также совокупность составляющих эти органы клеток и организмов (не будем забывать, что, например, лейкоциты и половые клетки — это отдельные организмы). Это что касается соматического измерения. А в психическом плане мы имеем совокупность уровней индивидуального сознания: предперсонального, персонального и трансперсонального.
    Почему я употребил слово “консорция”, а, допустим, не “система” или “структура”? Потому что, рассматривая содержание человеческого организма, мы имеем дело не с неодушевлёнными деталями и “запчастями” одушевлённого целого, а с суверенными живыми отдельностями, находящимися не в подчинённых, а в симбиотических отношениях с человеческим организмом! Именно симбиотических, поскольку, если, например, наша жизнь напрямую зависит от благополучия нашей печени, то и жизнь печени напрямую зависит от того, живы мы или мертвы.
    Если речь идёт об органах, то этих суверенных отдельностей мы насчитаем несколько десятков. Если же мы будем иметь ввиду клетки (составляющие для нас — органы, части нашего соматического целого, а с “точки зрения” самих клеток — организмы, само целое), то количество этих суверенных отдельностей, обитающих внутри каждого организма возрастёт до нескольких миллиардов! Так что каждый из нас представляет собой нечто вроде уменьшенной копии Вселенной.
    Аспект четвёртый: «”Я”-как-элемент-консорций». В порядке возрастания это выглядит примерно так: сын-в-Семье, русский-в-Этносе, индоевропеец-в-Расе, человек-в-Человечестве, организм-в-Биосфере, земной-на-Земле, обитающий в Солнечной системе, в галактике “Млечный Путь”, в Метагалактике, во Вселенной...
    Относительно каждой из упомянутых консорций человек является её суверенной частью, органом в организме, который, в свою очередь, является органом другого, более масштабного и более сложно структурированного организма,— не всегда, впрочем, “уплотнённого” до зрительной различимости, как, например, такой организм, как “человечество”: если бы оно не являлось отдельным организмом со своими проявленными свойствами и своей судьбой, то тогда такие выражения, как, например, “я люблю (ненавижу) человечество” утратили бы всякий смысл, ибо как можно любить или ненавидеть то, что реально не существует?...

    Л.Д. Вот где русская матрёшка перестаёт быть простой безделушкой и возвращает себе давным-давно утраченные эзотерические смыслы!

    А.С. Да, вот именно! Меткое замечание! В самом деле, матрёшка представляет из себя нечто определённо целое и цельное, но ведь и каждая из куколок, её составляющих, также является суверенной и цельной отдельностью. Так что на самом деле вопрос заключается в масштабах измерения и в структурной сложности. Это и есть единственные категории, имеющие решающее значение. В случае с матрёшкой речь идёт о размерах куколки и сложности её рисунка, возрастающей параллельно с размерами. Вся же совокупность масштабов измерения структурно представима как мандала, состоящая из определённого количества онтологических иерархических слоёв, называемых также холоархией. Так что матрёшка может послужить, хотя и бесконечно упрощённым, но зато наглядным макетом такой холоархии: элемент “человек” помещён в элемент “биота”; элемент “биота” помещён в элемент “Земля”; элемент “Земля” помещён в элемент “Солнечная система”; элемент “Солнечная система” помещён в элемент “Млечный Путь”; элемент “Млечный путь” помещён в элемент “Метагалактика”,..— и так далее.
    Итак, вернёмся к нашей теме для того, чтобы обобщить всё вышесказанное.
    Каждая структурированная отдельность, у которой могут быть обнаружены четыре вышеназванных аспекта и которая эволюционирует-и-инволюционирует во времени, то есть рождается, существует и умирает, является организмом — безусловно живым, в той или иной степени обладающим сознанием, способным к коммуникации и информационному обмену с другими организмами. Это справедливо также и для микро- и макрообъектов не в меньшей степени, чем, например, для людей. Звёзды и планеты, животные и растения, молекулы и атомы,— вся вселенная насквозь пронизана Жизнью и Сознанием. Не существует такого места в пространстве-времени Универсума, которое было бы лишено биения жизни, разных степеней сознания и эволюции-инволюции.
    Атомы, составляющие наши тела, зарождались не в нас, а в недрах звёзд. Так кто же из этих двух — звезда или человек — имеет большее право полагать себя живым, продуктивным и разумным?!

    Л.Д. Мне вспоминается, в связи с этим, парадоксальное высказывание одного престарелого эскимосского шамана: “Кит больше человека, однако человек хитрее его. Но зато в любой морской льдине больше жизни, огня и мудрости, чем в человеке,— ровно настолько, насколько она больше его. Когда человек поймёт это, он станет таким же мудрым, как кит.”

    А.С. Блестящая максима, исполненная гораздо большей глубины, чем множество многословных “монументальных трудов”, посвящённых исследованию истинной природы вещей!
    Вернёмся, однако, к нашим тезисам:

    Шестое: Человек не “царь природы” и не “венец творения”, а, скорее, суверенный орган в Организме Мироздания — со своими собственными функциями, своими задачами и целями, своим вектором эволюции,— короче говоря, человек — это специфическая эманация Единого “Я” со своей божественной Миссией, которую необходимо исполнить во что бы то ни стало.
    Эту высокую Миссию человека возможно выразить в четырёх словах: соучастие в завершении Творения и в доведении Его до состояния завершённого совершенства,— Священная Синергия с Творцом, Общее Дело с Богом.
    Основная трудность в выполнении этой высокой Миссии человека и основное препятствие в самой возможности его полноценного участия в процессе завершения Творения заключается в том, что создание самого человека ещё не завершено. Современный человек — это всего лишь переходное звено между зверем и Богочеловеком,— говорил Плотин.— ...Между обезьяной и Сверхчеловеком,— вторил ему Ницше. Современный человек — это субъект “слабоумный и несовершеннолетний” — вставлял своё слово великий Николай Фёдоров.
    Каковы симптомы и признаки этой незавершённости человека и его “несовершеннолетия”? Их множество, но среди них есть два основных, из которых проистекают все остальные.
    Признак первый: человек всё ещё смертен необратимо, смертен в физиологическом смысле, как организм. Проблема здесь не в том, что человек в принципе смертен, а в том, что его организм и его самосознание до сих пор не способны быть восстановленными и возвращёнными в земную жизнь после физической смерти.
    Признак второй: современный человек, как юный оболтус, промотавший родительское наследство, в течение последних четырёх-пяти тысяч лет совсем или почти совсем растратил знание своей истинной природы, своего подлинного “Я”, своей Самости, своего великого предназначения, а потому теперь не знает о себе самом ничего или почти ничего (за редчайшими исключениями в виде нескольких десятков разобщённых и рассеянных по свету индивидов, каким-то чудом очнувшихся от глубокого общечеловеческого обморока).

    Л.Д. То есть, ты хочешь сказать, что “неуклонный поступательный прогресс” человечества, бесспорный в материальном плане, сопровождался параллельной деградацией в плане духовном?

    А.С. Совершенно верно. Как всегда и повсюду, диалектика заключается в том, что эволюция и “прогресс человечества” идёт рука об руку с регрессом и инволюцией. Это справедливо как для жизни отдельного индивида, так и для всей человеческой истории. Другое дело, что процессы глобальной духовной деградации ныне зашли так далеко, что теперь они, в сочетании с очевидным технологическим прогрессом, представляют собой смертельную угрозу для самой жизни на Земле. Однако, я верю в то, что финальной Катастрофы всё ещё можно избежать,— но только в том случае, если процесс тотального духовного вырождения человека удастся не только остановить (теперь этого уже недостаточно), но и повернуть вспять.
    Повторяю, что проблема заключается не только в физическом выживании человечества, но и в возрождении знания о высокой Миссии человека на Земле. Без возвращения этого насущнейшего знания само по себе стремление к элементарному выживанию никогда и ни для кого не сможет стать однозначно необходимым. Так что, обе этих проблемы — проблема выживания и проблема возвращения изначального знания о высокой Миссии человека и его месте во Вселенной — на самом деле кровно взаимосвязаны: мы никогда не преуспеем, если будем пытаться решить их по одиночке. Это всё равно, что толочь воду в ступе. Если ты не возражаешь, мы начнём более предметный разговор об этом в следующий раз.

    Л.Д. Хорошо, пусть это станет темой нашей следующей беседы.



    Во всей вселенной нет ничего иного, кроме Бога, сущего во всех точках во всей своей целостности. Так проявляется... вселенная, Бог, Первопричина, оставаясь всегда Собой Единым и производя тем не менее свое действие, проявляясь.

    Б.Чаттерджи


    ...Транцендентность Бога является в основе своей иллюзорной. На самом деле нет ничего более близкого человеку, чем Бог, ибо в своём высшем проявлении человек перестаёт быть человеком и становится Тем, Кто он есть в действительности, т.е. Богом. Бог оказывается абсолютно имманентным человеку, точнее, практически тождественным тому, что скрыто под маской так называемого “человека”...
    Уничтожение метафизического невежества, уничтожение ложного отождествления себя со своим телом, умом и психикой ведёт к тому, что истинная сущность человека (вернее, того, кто называет себя человеком), скрытая за занавесью ложного знания, в конечном счёте обнаруживает себя.
    На этом ложном знании базируется идея “транцендентности” Бога. Уничтожение этого ложного знания — есть уничтожение всех ложных идей о Боге,... которые чаще всего, особенно в дуалистических религиозных системах, предполагающих фатальный разрыв между Богом и человеком, ведут к неизбежному скрытому идолопоклонству.

    Ю.Мамлеев


    Единое при переходе во многое никогда не перестает быть Единым.

    Нам всем при рождении даётся право на пробуждение, но мало кто пользуется этим правом.

    Плотин


    ...Сознание своей отдельности держит людей в удалении от истины. Бог хочет войти в сердце, хочет обитать в нас, как в Храме своём, хочет одеться, как в одеяние, в нас,— но падший человек полон до краёв собой,— в нём нет места для принятия в себя Бога.

    Ю.Терапиано


    Есть только один вопрос. И как только вы узнаете ответ на этот вопрос, спрашивать больше не о чем... Из глубины неразрушимой Бесконечности возникает этот вопрос: “Кто я такой?”, и на этот Вопрос может быть только один Ответ: “Я — Бесконечное Сознание!” Вы бесконечны... вы — повсюду; но вы думаете, что вы — это ваше тело, а поэтому считаете себя ограниченными. Если же взглянуть внутрь себя и на опыте воспринять собственную душу в её подлинной природе, вы осознаете, что являетесь бесконечными... Духовное путешествие соответствует не обретению того, чего у человека нет, а рассеиванию неведения в отношении себя и своей жизни, а также росту понимания, который начинается с духовным пробуждением. Найти Бога — это значит придти к своей собственной самости.

    Мехер Баба


    Одна всеобъемлющая Реальность содержит в себе все реальности, [подобно тому, как] одна Луна отражается на поверхности всех водоёмов.

    Ю Цзы


    Око, которым Бог видит меня, есть око, которым я вижу Его; моё зрение и Его зрение едины.

    Бог есть я, а я — Бог настолько глубоко, что “Он” и “я” едины в своём естестве и вечно свершаем в нём единое делание.
    М. Экхарт


    Постигнув свою собственную самость как Высшую Самость, человек становится лишённым дискретной самости... Это — наивысшая тайна!

    Майтраяна-упанишада


    ...Если человек мыслит о... Боге: “Бог — это одно, а я — другое”, то он не знает... Он не полон, пусть размышляет о Нём как о “я”.

    Брихадараньяка-упанишада


    Тот, кто знает этого высшего Брахмана, становится Брахманом.

    Мундака-упанишада


    Неведение служит причиной того, что мы отождествляем себя со своим телом, с Эго, с чувствами, или с чем-либо ещё, что не является Атманом. Мудрый тот, кто преодолевает это неведение...
    Единое... является причиной множественности. Нет другой причины. Но Единое не зависит от закона причинности. Таков он, Брахман, и “ты есть Он”.

    Шанкара







    БЕСЕДА ВТОРАЯ.
    ЖИЗНЬ — СМЕРТЬ — БЕССМЕРТИЕ: ОБРЕТЕНИЕ СМЫСЛА.
    МИССИЯ ”ЧЕЛОВЕК”.



    В паспорте указано, где я родился, когда я родился и даже кем именно я родился. Но там нет ни слова о том, зачем я родился!

    Немецкая поговорка


    Бессмертие, единство и свобода уже есть в нас, они ждут, когда мы откроем их; но даже и тогда, во имя радости любви, Бог в нас будет по-прежнему оставаться Множественностью.

    Шри Ауробиндо



    Л.Д. Итак, Учитель, сегодня мы говорим о назначении человека, о целях его пребывания на Земле и о причинах его появления на этой планете.

    А.С. Хорошо, тогда начнём, но не с начала, а с конца, то есть с современного состояния человека и его самосознания, которое самым драматическим образом отличается от исходного.
    Что такое “цивилизованный человек” сегодня? Если ты припрёшь его к стенке и попытаешься выдавить из него признание: "Кто ты? зачем ты живёшь? что ты делаешь здесь, на Земле?”— то он, скорее всего, не только не сможет хоть сколько-нибудь внятно ответить тебе на эти, столь простые и для нас с тобой естественные вопросы, но и наверняка примет тебя за сумасшедшую, потому что, с точки зрения так называемого “нормального человека” (то есть индивида, или ещё духовно недоразвитого, или уже законченного “зомби”), только настоящий психопат может осмелиться нарушить строгое табу, наложенное на эти в высшей степени неприличные среди живых покойников вопросы.

    Л.Д. Возможно, впрочем, что для того, чтобы я поскорее отстала от него, “зомби” пробормочет какую-нибудь тошнотворную пошлость, вроде того, что “человек создан для счастья, как птица для полёта”.

    А.С. Давай представим себе, что ты задала эти крамольные вопросы нескольким индивидам. Первый из них, допустим, достаточно образованный материалист. Если он всё-таки снизойдёт до ответа, то он скажет тебе приблизительно следующее: “У этих вопросов в принципе не существует решений. В человеческом существовании никогда не было и нет никакого изначального смысла. Вселенная — это царство тотального абсурда. В ней нет ни цели, ни смысла. Сами эти понятия суть извращения индуктивного способа мышления, приобретённого человеком в процессе борьбы за выживание на поверхности Земли — этого круглого мёртвого булыжника, такого же абсурдного, как и всё остальное в этом мире: звери и люди, вы и я, ваши нелепые вопросы и мои единственно возможные ответы.
    Существует, впрочем, такая загадочная вещь, как “антропный принцип” в физике, который гласит, что, если бы масса электрона была чуть-чуть иной, то существование видимой Вселенной, а следовательно, и человека, было бы совершенно невозможным. Однако и “антропный принцип” не освобождает мироздание от абсурда, и намекает не на наличие некоего изначального “божественного замысла”, а лишь на возможность существования неисчислимого множества других вселенных, с иной массой электрона: безвидных однородных пространств без звёзд, планет и живых существ.”
    Так, или приблизительно так ответит тебе ортодоксальный материалист. Поэтому говорить с ним об ином опыте, об иных достоверностях так же бессмысленно, как говорить со слепым о весенней радуге после дождя: “Лично я её не вижу, следовательно, никакой радуги реально не существует; это мираж и болезненная галлюцинация, спровоцированная некоей массовой патологией среди зрячих в восприятии объективной реальности”,— скажет он.
    Не менее замысловатыми могли бы быть ответы на твои вопросы, исходящие от людей, декларирующих свою принадлежность к той или иной религиозной традиции. Так, христианин скажет тебе, что человек был слеплен богом из грязи, себе на потеху, около семи тысяч лет назад. Сперва он слепил мужчину, назвав его “Адам”, что значит “грязь”, “мокрый прах”, а затем, из его ребра, также и женщину, Еву. Затем эти двое согрешили, съев плод с древа познания добра и зла, и за это злобный и мстительный бог проклял их, и всё их будущее потомство, во веки веков,— не преминув, впрочем, собственноручно сшить для них “кожаные одежды” перед тем, как изгнать из рая. Эти двое, изгнанные из Эдема, в течение жизни родили двух детей — Каина и Авеля. Впрочем, Авель вскоре был убит своим братцем из зависти, так как Авель оказался хитрее, принося богу кровавые жертвы, оказавшиеся угодными ему, тогда как вегетарианские жертвы простодушного Каина — плоды со своего огорода — были с отвращением отвергнуты привередливым боженькой. После этого братоубийства единственным отпрыском Адама и Евы остался Каин,— от которого, собственно, и размножился род людской...

    Л.Д. Остаётся непонятным, кто же тогда рожал Каину детей, если на Земле была только одна женщина — его мать Ева? Неужели Каин, этот общий прародитель всех христиан и иудеев, запятнал себя не только братоубийством, но и кровосмешением?

    А.С. Оставим эти вопросы на совести сочинителей этой фантастической истории, у которой было не менее странное продолжение. Бог вдруг сжалился над людьми и совершил весьма странный обряд: принёс в искупительную жертву своего “возлюбленного сына”, который своей смертью на кресте каким-то магическим образом загладил малопонятный грех Адама. — После чего каждый, кто принимает эту историю на веру, по смерти своей попадает в рай, для вечного блаженства, а кто упорствует в сомнениях, будь он хоть трижды праведник,— идёт прямиком в ад, на муки вечные. Соответственно, назначение человека заключается в том, чтобы изо всех сил укрепляться в вере в эту вздорную басню и непрестанно каяться в своих грехах — подлинных и мнимых,— чтобы постараться попасть в рай. Это, будто бы, и есть основная цель человеческого присутствия на Земле. То есть, сперва — непонятно, за что? — невинным младенцем попасть в ловушку многотрудного земного существования, а затем постараться протиснуться сквозь “узкие врата”, ведущие избранное меньшинство в рай, чтобы там, “на небеси”, на целую вечность “возлечь на ложе Авраама, Исаака и Иакова”, и уже оттуда без отдыха и сна беспрерывно “славить господа”.

    Л.Д. Судя по тому, что воцерковлённых христиан различных конфессий, а значит, лиц, разделяющих эту болезненную мифологию, в мире насчитывается не менее двух миллиардов, то можно себе представить, каковы истинные масштабы духовной деградации, поразившей человечество! Если же прибавить к этому числу представителей двух других мировых авраамических религий, то тогда...

    А.С. ...То тогда нас с тобой ожидает печальная судьба Джордано Бруно, Баруха Спинозы и Салмана Рушди вместе взятых,— если мы и дальше будем дразнить фанатиков и мракобесов, несмотря на то, что наша книга отнюдь не предназначена для их мутных, налитых кровью глаз. Давай-ка лучше приступим к чуть более терпимым, но не менее странным персонажам, снабжённых готовыми ответами на твои вопросы какими-нибудь другими, но не монотеистическими религиозными традициями.

    Л.Д. Хорошо, тогда подойдём с нашими вопросами, допустим, к буддисту.

    А.С. Буддист, отрицающий существование Бога-Творца, по этой же причине скорее всего откажется говорить с тобой о каком бы то ни было смысле своего появления на Земле, но зато расскажет о цели своей жизни, как он её понимает. Он ответит тебе, что единственная цель его жизни заключается в том, чтобы посредством благих мыслей и благих поступков когда-нибудь, рано или поздно, “прервать цепь сансары”, или цикла перевоплощений, и, положив конец дурной бесконечности своих телесных перерождений, исполненных страданий и боли, достичь освобождения в нирване, то есть в полном, абсолютном “небытии и ничто”, по достижении которой искомая цель и будет осуществлена.

    Л.Д. Да, схема не очень-то оптимистическая, но вместе с тем она не лишена и некоторой мрачноватой патетики. У автора этой программы был несомненный поэтический дар, хотя и несколько декадентского и макабрического характера.

    А.С. Наверное, ты права. Сиддхартха Гаутама, он же Будда, был действительно одним из самых экстравагантных гениев, когда-либо живших на Земле.
    Итак, кто станет следующим в твоей вымышленной очереди?

    Л.Д. Ну, скажем, вайшнав-кришнаит.

    А.С. Он объяснит тебе, что в каждом человеке заключена самодостаточная, автономная и бессмертная сущность, или душа, джива, которая одновременно с этим есть суверенная частица Кришны, от него, Кришны, исходящая и к нему же рано или поздно возвращающаяся, но обычно после многих сотен или даже тысяч перевоплощений в различных мирах и планетах. Цель жизни заключается в том, чтобы вернуться в объятия Кришны как можно раньше. Средства для достижения этой жизненной цели — преданное служение Кришне и личное духовное самосовершенствование.
    Остаётся, впрочем, один вопрос без ответа, который способен полностью девальвировать это простодушное мировоззрение в глазах любого разумного человека: если бессмертная джива, одухотворяющая человека, изначально совершенна, свята, чиста, и плоть от плоти сам Кришна,— то в чём же тогда заключается необходимость её хождения по мукам, из одной телесной оболочки в другую, в тяжких трудах по самосовершенствованию? Ведь, будучи частицей Кришны, она и есть сама святость, само совершенство!
    Вот он, образчик чудовищной тавтологии: по направлению к чему должно совершенствоваться это совершенство, если джива, как единосущная частица Кришны, и есть предельное совершенство?
    Увы, Шри Чайтанья, средневековый автор этого странного учения, получившего за последние три десятилетия такое широкое распространение в Европе и Америке благодаря энергичному брахману-миссионеру Прапхупаде, не оставил нам никаких разъяснений на этот счёт.
    Однако, довольно, пора бы и подвести итоги нашему расследованию.
    Мы видим теперь, что постепенно утратив способность к ясному видению своего “я”, своей маленькой отдельности как части Единого Целого, люди утратили живую связь с Целым, прервали диалог с Ним и, следовательно, отреклись и отвергли то, что мы с тобой назвали бы истинной, а не извращённой религиозностью. Многозначный латинский глагол “religare” и означает связь, связывание, сопряжённость, со-понимание, со-общение,— короче говоря, информационный обмен и общение между человеком и Единым Целым.
    Поэтому подлинная, а не извращённая религиозность — это прежде всего сосредоточенный диалог между частью и Целым, между человеком и Богом, а также их взаимная жертвенность. Обрати внимание на то, что всё это, что я сейчас произнёс, было всё ещё очевидным почти для каждого даже в ведическую эпоху, уже глубоко регрессивную по отношению к высокой и благородной Архаике.
    Что нам удалось сохранить за тридцать-сорок столетий непрерывного упадка и ужасающей духовной деградации, не оставившей и следов от изначального знания о природе человека и его предназначении? Некоторую способность к различению “я” как элемента некоторых из консорций, да и то в извращённой и усечённой форме. Это как раз то, что мы называем теперь “политикой”, “политесом” и “человеческим общением” во всех ныне действующих смыслах, а также дрессировкой и одомашниванием (если речь идёт о животных) и агрономией и садоводством (если о растениях).
    Между тем, полноценное общение между человеком и Мирозданием, и всем, что ни есть в Мироздании, общение между человеком и деревом, человеком и птицей, человеком и Землёй, человеком и Солнцем ныне является исключительной редкостью. Мы забыли и перестали понимать язык птиц, язык растений, язык океана, язык дождя, язык звёзд,— языки Жизни как таковой. Потеряв способность к общению со всеми этими зримыми проявлениями Целого, ипостасями Самости, мы ограбили сами себя, мы оскопили себя духовно и превратили себя в то, что мы есть сегодня: в высокомерных, близоруких и глубоко несчастных полуидиотов, не имеющих ни малейшего представления об истинных целях своего земного существования.
    Вот пример: Мартин Бубер, один из самых хитроумных и изощрённых адвокатов духовного упадка, посвятил всю свою долгую жизнь тому, чтобы разобраться в запутанных и тёмных взаимоотношениях между какими-то абстрактными гибридами и кентаврами,— “я”-и-”Он”, “я”-и-”Ты”,— да так и не преуспел. Между тем монизм человека Архаики (для них, слепорождённых мутантов, “дикого” человека, “примитивного” человека), для которого “я и есть Это”, бесконечно глубже, мудрее и совершеннее, чем все их, “богобоязненных” монотеистов и претенциозных агностиков, бесконечные вздорные бредни: от Библии — до Бубера.

    Л.Д. Но разве не было более приемлемых ответов на вопрос о смысле жизни и назначении человека и его месте во Вселенной, чем те, которые мы сегодня здесь обсуждали? Разве такие великие мужи, как Шанкара, Мейстер Экхарт, Рамана Махарши, Мехер Баба, Олдос Хаксли, да и множество других достойнейших людей не были правы, когда утверждали, что главной задачей человека является его освобождение от самоотождествления с бренным телом и “ложным эго” дискретного сознания за счёт всё более и более полного, глубокого и осознанного самоотождествления с Богом, то есть, нахождения себя в Боге, а Бога — в себе?

    А.С. Ну разумеется! Все они, эти великие богоискатели и мистики, были безусловно правы, когда говорили о насущнейшей необходимости самообнаружения себя в Едином Целом и нахождения Единого — в себе самом. Но тут-то и начинается самое интересное, так как всё это, о чём ты сейчас сказала, есть лишь необходимое первичное условие для обнаружения целей и смысла своего существования как человека, но отнюдь не сами эти цели и смысл! Иными словами, пробуждение сознания в Боге есть лишь самый первый, но и самый важный шаг по направлению к осознанию своей, как человека, особой Миссии на этой планете и в этой части Вселенной. И лишь тогда можно впервые приблизиться к пониманию того, что такая божественная “аватара” , как человек, есть необходимейшее и ничем другим не заменимое, совершенно особенное орудие Бога в деле завершения Творения, по крайней мере, в этой части Вселенной. Человек не “раб Божий”,— было бы неслыханным богохульством видеть в Боге свирепого рабовладельца с плетью,— но Его союзник и соучастник в деле завершения Творения. Хотя и, в своём сегодняшнем положении, в основном потенциальный союзник и будущий соучастник. Именно в этом и заключается настоящая, но главное, грядущая высокая Миссия человека, а также основной смысл и цель его пребывания на Земле.
    Любое иное объяснение человеческого предназначения будет не только некорректным, но и в высшей степени неубедительным и неправдоподобным. Это становится предельно понятным, когда мы рассматриваем само место, занимаемое человеком в его “экологической нише” относительно всех остальных живых существ, обитающих на Земле. Если каждый вид животных и растений включён в биосферу как её необходимое звено, то положение человека в экосистемах принципиально иное. Отношение любого рода живых существ относительно земной биосферы есть отношение отдельного органа к целому организму. Роль животных и растений внутри биосферы предельно понятна и ясна: они жизненно необходимы биосфере Земли, как замкнутой системе, для её дальнейшего благополучного существования. Человечество же, относительно этой локальной и замкнутой системы, или организма, выглядит в лучшем случае как бесполезный аппендикс, “слепая кишка”, не только не необходимая биосфере в целом, но даже представляющая из себя реальную угрозу для неё, в случае её, “слепой кишки”, перитонита или воспаления,— которое мы, собственно, и диагностируем уже несколько десятилетий подряд.
    В самом деле, если представить себе на минуту исчезновение с лица Земли всего человечества как такового,— пострадает как-то от этого земная жизнь в целом, или только выиграет? Очевидно, что никак не пострадает, а, скорее, выиграет. С другой стороны, если вдруг исчезнет весь планктон из мирового океана, вплоть до последней особи,— то в течение нескольких месяцев последует неизбежное вымирание и исчезновение миллионов видов живых существ, включая сюда и вид homo sapiens. Следовательно, относительно земной жизни в целом, ценность нас, людей, как биологического вида, совершенно ничтожна, и не идёт ни в какое сравнение с ценностью планктона,— этого неприметного и невзрачного рачка, различимого только под микроскопом, или микроскопической водоросли, если говорить о фитопланктоне. Следовательно, ценность и необходимость человека заключается в чём-то принципиально ином, нежели элементарная биологическая вовлечённость в круговорот земной жизни.
    Смысл и назначение человека, как это ни удивительно, были ясны и понятны человеку Архаики в гораздо большей степени, нежели человеку нашей эпохи. Нашим предкам не было нужды искать “см...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru