КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    ЗАРАТУСТРА: ПУТЬ ВОСХОЖДЕНИЯ

    Вернуться в раздел "Медитация"

    Заратустра: путь восхождения
    Автор: Ошо Бхагаван Шри Раджниш
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    дин пойду я дальше, ученики мои! Уходите и вы, и тоже одни! Я говорю не просто "уходите":
    потому что вы можете уйти и не быть одинокими. Вы можете уйти от меня и слиться с толпой. Я вытащил вас из толпы, теперь я хочу, чтобы вы покинули даже меня. Я хочу, чтобы вы познакомились со своим одиночеством, с его красотой, его исключительным блаженством, с его экстазом. Я уйду; и вы уходите и тоже в одиночестве.
    Теперь он говорит как Мастер: Так хочу я. Небольшое изменение в словах, и миры меняются. В начале Заратустра говорил: "Я прошу вас понять". Теперь он приказывает:
    "Это должно быть так. Я ухожу один, и вы должны быть одни".
    Поистине, призываю я вас... это прекрасные слова. Во всей истории мистицизма, во всех философиях и религиях нет ничего, что можно было бы с ними сравнить.
    Поистине, призываю я вас: уходите от меня и противьтесь Заратустре! - потому что я могу стать для вас тюрьмой. Я могу стать для вас духовным рабством. Вы можете начать зависеть от меня.
    И он очень суров. Противьтесь Заратустре, а еще лучше - стыдитесь его! Быть может, он обманул вас. Он сжигает все мосты. Он проясняет для вас путь: будьте абсолютно одинокими, ибо вне опыта одиночества не может быть никакой религии, никакой медитации, ничего сколько-нибудь ценного.
    Подлинный Мастер всегда помнит о том, чтобы не становиться на пути. Он - последний барьер. Отказаться от богатства легко, легко бросить семью, мужа, жену, мать, детей. Самое трудное - уйти от Мастера. Это последний барьер.
    Но любой Мастер, достойный имени Мастера, создает необходимые условия. Ученик не может сам сделать это, он совсем еще новичок на пути. Мастер должен дать ему мужество, достаточное для того, чтобы покинуть даже Мастера и пойти в абсолютное одиночество.
    Познающий должен не только любить врагов своих...
    Это то, что говорит Иисус: "Любите врагов своих". Эти слова всегда считали очень значительными, исполненными огромного смысла, но это вполне обычно, повседневно. Любой учитель морали может сказать: "Любите своих врагов".
    Заратустра сделан из другого теста, он говорит:
    Познающий должен не только любить врагов своих, но и уметь ненавидеть друзей своих. Вот почему он говорит: остерегайтесь своего лучшего друга, Заратустры! А еще лучше - стыдитесь его! Быть может, он обманул вас.
    Плохая награда учителю, если ученики его так и остаются учениками.
    Мастер хочет, чтобы вы стали Мастером, а не оставались учеником. Всякий Мастер, который хочет, чтобы вы вечно оставались в учениках - не Мастер, это фальшивка, это эксплуатация под вывеской духовности, которая создает в учениках определенное рабство и зависимость. Истинный ученик однажды воздает учителю, сам становясь Мастером. Это не означает какого-то неуважения. Это величайшее возможное уважение. Ученик исполнил то, к чему стремился Мастер.
    И почему не хотите вы разорвать венок мой? Вы почитаете меня; но что, если рухнет почитание ваше? Берегитесь, чтобы идол не поразил вас!
    Вы говорите, что верите в Заратустру? Но при чем тут Заратустра? Вы - верующие в меня: но что толку во всех верующих!
    Человеку с качествами Заратустры не нужны верующие. Мир наполнен верующими. Заратустре нужны люди, готовые полностью измениться. Вера никого не меняет. Она просто становится частью вашей памяти, она не затрагивает вашего существа. Она никак не меняет ваши поступки. Она не дает вашей жизни нового качества, она не приводит к сверхчеловеку.
    Он прав: "Не верьте в меня. Поймите меня! И позвольте, чтобы через это понимание в вас произошла революция".
    Просто верить - слишком дешево, это обман.
    Весь мир живет обманами.
    Как раз на днях я узнал, что в Греции тысячи гектаров земли принадлежат Греческой Ортодоксальной церкви, а премьер-министр Греции хочет разделить эту землю между бедняками. Церковь, и в особенности тот самый архиепископ, который хотел сжечь меня заживо, категорически протестуют.
    Правительство провело расследование, и это расследование настолько разоблачительно - и не исключено, что в каждой стране, более или менее, ситуация такая же: девяносто четыре процента населения крещены в греческой ортодоксальной церкви, и только четыре процента из них вообще когда-нибудь были в церкви. Девяносто процентов людей просто обманывают себя. Они верующие, но их веры не хватает даже на то, чтобы сходить в воскресенье в церковь; что же говорить о длинном путешествии от человека к сверхчеловеку?
    Но при чем тут Заратустра? Лишь человек огромного значения может сказать так.
    Вы - верующие в меня: но что толку во всех верующих! Этот мир тысячи лет оставался одинаковым. Человек ни на сантиметр не продвинулся в том, что касается сознания. Что толку верить? Пришло время, когда мы должны начать как-то иначе общаться с людьми, подобными Заратустре, не посредством веры. Вы верили в Будду, вы верили в Махавиру, вы верили в Кришну, вы верили в Иисуса, вы верили в тысячи других.
    Но ваша вера нисколько не изменила вас. Заратустре нужна не вера, а подлинная революция в вашем существе. Если вы поймете его, вы не будете верить. Вы отправитесь на поиски истины. Вы отправитесь на поиск, внутрь самого себя, за источником жизни и любви. Если вы полюбили Заратустру, любовь можно доказать не верой в него, но только воплощением его мечты в реальность, приближая появление на земле сверхчеловека, исчезая как человек и созидая вместо себя сверхчеловека.
    Все верования привели лишь к одному: они дали людям фальшивые личности. Вы можете стать христианином, не будучи распятым; вы можете стать буддистом, не пройдя длительного процесса медитации. Ничего не делая, вы можете стать верующим и обмануть себя, что уже сделали все необходимое для своего духовного роста.
    У веры есть еще и второй результат: она привела к самому большому кровопролитию на земле. Вместо того, чтобы нести в мир больше любви, она принесла ненависть.
    Вместо того, чтобы создать сверхчеловека, она создала существа ниже человеческого уровня, существа, которые пали даже ниже человека.
    Буквально несколько дней назад в Палестине... там такой голод, что скоро она станет второй Эфиопией. Но политиков не интересует, что люди мрут от голода, они заботятся только о том, как уничтожить Израиль, потому что Израиль всегда был частью Палестины, и они хотят потребовать его возвращения - нельзя отдать его иудеям - это мусульманская страна. Поэтому политики борются, устраивая всевозможные террористические акты, и никто не волнуется о собственной стране, о том, что умирают люди.
    И вот люди потребовали у них разрешения есть человеческое мясо, потому что пища слишком скудна, а кругом валяются трупы, потому что террористы убивают людей. И вы удивитесь: религиозные авторитеты Палестины дали согласие: если у вас есть труп, можете его есть. Сегодня это труп, завтра будет живой человек. Какая разница?
    Стоит разрешить есть человеческое мясо... сегодня трупов так много потому, что террористы убивают людей. Но завтра откроются магазины, и у них будут профессиональные убийцы, потому что нужно будет продавать человеческое мясо, И кто сможет их остановить, если люди начнут убивать просто для еды?
    И так не только в Палестине. Это может случиться даже в такой стране, как Индия - и уже случалось. Во время великого голода в Бенгалии даже матери ели собственных детей, а другие матери, которые не могли отважиться на то, чтобы есть своих детей, продавали их, прекрасно зная, что их съест кто-то другой; а они могли на эти деньги купить какого-нибудь чужого ребенка. Собственное дитя трудно убить, пусть это сделает кто-то другой. Вы можете убить чужого ребенка; это просто устроить.
    Но можно ли сказать, что из этих людей вырастет лучшее человечество? Предпринимаются ли где-либо в мире какие-нибудь усилия? К концу столетия каннибализм будет широко распространенным явлением. Это хорошо известный факт: каннибалы говорят, что нет мяса более нежного, чем человеческое. Если вы хоть раз попробовали его, никакое другое мясо нельзя с ним сравнить. Это деликатес.
    Что сделали наши верования?
    Они превратили нас в индуистов, мусульман, христиан. Они разделили нас на расы. Они уничтожили простую идею единой земли, единого человечества, единой семьи.
    Заратустра прав. Что толку во всех верующих?
    Вы еще не искали себя, когда обрели меня.
    Заратустра может иметь для вас большой смысл, если, встретив его, вы начнете искать самого себя. В любом другом случае он не имеет для вас никакого значения. Вы еще не искали себя, когда обрели меня. Вы не искали себя; вы не нашли себя, когда нашли меня. И теперь, если вы расслабитесь, уверовав в слова Заратустры: "Когда вы собираетесь искать себя?" - теперь Заратустра и его слова станут барьером. А Заратустра хочет стать для вас поиском, вызовом, приключением.
    Так бывает со всеми верующими: и потому так мало значит всякая вера.
    Теперь призываю я вас потерять меня и найти себя: и только тогда, когда все вы отречетесь от меня, вернусь я к вам. Он дает им великое обещание: "Только тогда, когда все вы отречетесь от меня и найдете себя, я вернусь к вам".
    Поистине, братья мои, по-иному будут искать вас, потерянных мною, очи мои; другой любовью тогда буду любить я вас. А вы заметили разницу? Он снова называет их братьями. Поистине, братья мои, по-иному будут искать вас, потерянных мною, очи мои; другой любовью тогда буду любить я вас. Теперь он будет называть их братьями в другом смысле, ибо они сами станут Мастерами, такими же, как он. Слово останется прежним, но значение полностью изменится. Сначала оно было формальностью, отражающей действительность. Теперь оно будет реальностью высшего порядка. Когда Мастер называет ученика "брат мой", он признает, что вы нашли себя. Вот почему он говорит: "Я буду смотреть на вас другими глазами".
    И некогда вы должны еще стать друзьями моими и детьми единой надежды; тогда буду я с вами в третий раз, чтобы отпраздновать Великий Полдень.
    Это великая надежда Заратустры на человечество. Он называет ее "великим полднем".
    Великий Полдень: человек на середине пути от животного к Сверхчеловеку празднует начало заката своего как наивысшую надежду: ибо это есть путь к новому утру... к новому дню, к новому рождению, рождению сверхчеловека.
    И тогда благословит себя гибнущий, идущий путем заката, ибо так переходит он к Сверхчеловеку; и солнце его познания будет стоять в зените.
    "Умерли все боги: ныне хотим мы, чтобы жил Сверхчеловек", - да будет это в Великий Полдень нашей последней волей!
    Это не только его надежда. Это надежда всех великих мечтателей, всех великих провидцев, всех великих душ, способных видеть уродливую реальность человека и способных рассмотреть также невероятно прекрасный потенциал, скрытый в этой безобразной реальности; способных видеть животное и способных увидеть также и Бога, скрытого внутри вас.
    Но люди начинают веровать.
    Вера не помогла.
    Теперь нужно действие, единственное действие - готовность умереть во всех своих уродливых качествах и родиться для ценностей истины, любви, сострадания, творчества. Прошлое управлялось Богом, который создал мир. Да будет наше будущее созданием Бога из нашего собственного сознания.
    Это будет великий полдень, великий полдень из мечты Заратустры. Трудно предугадать, когда он наступит.
    Но точно одно: он должен прийти, ибо человек не может вечно оставаться безобразным, всего лишь двоюродным братом животных. Он должен достичь звезд. Он должен превзойти самого себя.
    И лишь этот выход за пределы есть истинная религия.
    ... Так говорил Заратустра.

    НА БЛАЖЕННЫХ ОСТРОВАХ
    6 апреля 1987 года
    Возлюбленный Ошо,
    НА БЛАЖЕННЫХ ОСТРОВАХ
    Заратустра возвратился в горы, где много лет жил уединенной жизнью - пока однажды утром ему не приснился сон.
    Преисполнившись новым решением, преисполненный желанием поделиться со своими друзьями, Заратустра говорит: "Взгляните, какое изобилие вокруг нас! И находясь среди этого богатства, как славно смотреть в морские дали.
    Некогда, глядя в даль моря, говорили "Бог"; ныне же учу я вас говорить "Сверхчеловек".
    Бог - это некое предположение; но я не хочу, чтобы домыслы ваши простирались далее вашей созидающей воли.
    Вы можете создать Бога? ~ Так не говорите тогда ни о каких богах! Но Сверхчеловека создать возможно.
    Быть может, это будете не вы сами, братья мои! Но переделать себя и стать отцами и предками Сверхчеловека - да будет это лучшим созданием вашим!
    Бог - это предположение; но я хочу, чтобы предположения ваши были заключены в границах допустимого.
    Вы можете представить Бога?
    Но пусть воля к истине означает для вас, что всему надлежит преобразоваться в человечески мыслимое, человечески видимое и человечески ощущаемое! Собственные чувства ваши должны быть продуманы, до конца!
    И то, что называете вы миром, должно быть сперва еще создано вами: ваш разум и воображение, ваша воля и ваша любовь - вот что должно стать миром! И поистине, для блаженства вашего, о, просветленные!
    Но открою вам все сердце свое, друзья мои: если бы боги существовали, как бы вынес я, что я не Бог? Следовательно, никаких богов нет!
    Вот какой вывод сделал я; и теперь он ведет меня.
    Бог - это предположение: но кто испил бы всю муку этого вымысла и не умер? Неужели нужно отнять у творящего веру его, запретить орлу парить в горных высях? ...
    Скверным и враждебным человеку называю я учение это о едином, цельном, неподвижном, сытом и непреходящем! ...
    Но о времени и становлении должны говорить высочайшие символы: им надлежит восхвалять все преходящее и быть оправданием ему! ...
    Все чувствующее страдает во мне, заключенное в темницу: но воля моя неизменно приходит ко мне как освободительница и вестник радости.
    Воля освобождает: вот истинное учение о свободе и воле.
    ...Так учит вас Заратустра.
    Заратустра - кладезь оригинальных мыслей и необычных прозрений.
    Бог всегда был создателем мира. Заратустра хочет показать, что сама эта идея - создатель мира - уничтожает нашу свободу. Мы становимся созданиями, а все созданное можно разрушить. Все это зависит от капризного Бога. Сама гипотеза, само предположение Бога настолько абсурдно, что невозможно представить: как человечество могло прожить с этой идеей тысячи лет.
    Гипотеза Бога создает больше проблем, чем разрешает, Она ничего не разрешает - а гипотезы нужны для разрешения проблем. Гипотеза Бога лишь создала целые джунгли проблем - все эти теологии, все эти религии, все эти храмы, церкви, синагоги. И все они основаны на совершенно иррациональной гипотезе - не просто иррациональной, но еще и невероятной.
    Например, согласно христианству, Бог создал мир ровно за четыре тысячи и четыре года до рождения Иисуса Христа. Как им удалось вычислить эту цифру - четыре тысячи и четыре года до Иисуса Христа - никому не ведомо, поскольку никаких свидетелей при этом быть не могло. Сама идея о наличии свидетелей означает, что мир уже был.
    Бог должен создавать мир без всяких свидетелей. Тогда кто такой человек и какое он имеет право говорить об этой цифре - четыре тысячи и четыре года? На каком основании? Христианство не дает никаких оснований. Никакие объяснения невозможны, и, естественно, встает вопрос: а что делал Бог до этого? Ведь это очень короткий период: до сегодняшнего дня это всего лишь шесть тысяч лет. В беспредельных просторах вечности шесть тысяч лет - ничто.
    Согласно научным расчетам, одной нашей Земле четыре миллиарда лет, нашему Солнцу, возможно, шестнадцать миллиардов лет. А наше Солнце далеко не самая старая звезда в галактике, и не самая большая; это всего лишь средняя звезда.
    И в полном противоречии со всякими верованиями под землей были обнаружены города, которым определенно не менее семи тысяч лет. А в Гималаях были найдены ископаемые останки морских животных - что очень странно. Что морские животные делали в Гималаях? И им около восьми тысяч лет.
    Из этого следует, что восемь тысячелетий тому назад там, где сегодня находятся Гималаи, был океан. В результате некоего катаклизма возникли Гималаи, а океан ушел вниз. Но во время катастрофы погибли многие животные, и их тела остались на гималайских вершинах; иначе они никак не могли попасть туда, они не могут покинуть океан.
    В Китае нашли останки людей, которым пятьдесят тысяч лет; они почти нетронуты, так как были покрыты снегом, который никогда не таял; они хранились в нем.
    Нельзя представить, чтобы начало мира произошло вопреки всем научным свидетельствам. На самом деле, даже идея начала кажется глупой, ибо как может что-то начаться там, где нет ничего? Значит, из ничего возникает нечто, внезапно, без всяких причин. В определенное время начинается творение.
    Гипотеза Бога никоим образом не делает жизнь более объяснимой. Но кроме Заратустры, никто больше не предложил контргипотезы: "Забудьте о Боге, сотворившем мир. Его нет".
    Бог не в прошлом, Бога нужно создать в будущем, Бог должен стать крещендо человеческого сознания, прийти как высочайший пик человеческой жизни, человеческого осознания, человеческого духа. Каждый человек носит зерно Бога.
    Это кажется более научным, более созвучным теории Чарльза Дарвина, теории эволюции... Бог, наиболее развитое явление, - в начале? Бог может быть только в конце, никак не в начале - самый развитый феномен. Бог может быть высшей чистотой, истиной, любовью; окончательной гармонией и тишиной.
    Заратустра бросает величайший из всех возможных вызов, когда говорит: "Мы должны создать Бога". Имя его Бога - "сверхчеловек".
    Заратустра возвратился в горы, где много лет жил уединенной жизнью - пока однажды утром ему не приснился сон. Человеческая эволюция всем обязана мечтателям, поэтам, мистикам, провидцам... людям, которых современники считают сумасшедшими, эксцентричными, ненормальными, потому что они толкуют о вещах, которые еще не произошли. Но их ясные, далеко смотрящие глаза провидели их. Однажды, где-нибудь в будущем, все это станет реальностью; сейчас это просто мечты, сны.
    И помните, эти сны - не сны Зигмунда Фрейда и его психоанализа. Зигмунд Фрейд никогда не встречал ни одного мистика, пророка, поэта, так что он знает лишь сны больных, психологически ненормальных, патологичных людей. И он стал жертвой очень человеческой ошибки. Он посчитал, что в мире бывают только такие сны.
    Естественно, по своей практике он знал только больных людей. Ни мистик, ни поэт, ни творец не пойдет к Зигмунду Фрейду за психоанализом. К нему пойдут люди, чей ум глубоко раздвоен, подавлен, замедлен; люди, не способные полно прожить свою жизнь - непрожитые части их жизни становятся их снами.
    Это не истинные мечтатели. Настоящие сновидящие - это Заратустра, Гаутама Будда, Лао-цзы. Им нечего подавлять, нечего сдерживать, они живут от мгновения к мгновению, тотально; поэтому в их сознании не остается никакого осадка, чтобы превратиться в сон. В их подсознании - полная тишина. Из этой тишины они иногда видят будущее, нечто, происходящее вдалеке.
    Заратустра вел уединенное существование в горах, пока однажды утром ему не приснился сон. Преисполнившись новым решением - сон наполнил его новым решением - преисполненный желанием поделиться со своими друзьями. Заратустра говорит:
    "Взгляните, какое изобилие вокруг нас! И находясь среди этого богатства, как славно смотреть в морские дали.
    Некогда, глядя в даль моря, говорили "Бог"; ныне же учу я вас говорить "Сверхчеловек".
    Далекая судьба, которую однажды вы назвали Богом, была всего лишь пустым словом, поскольку никак не была с вами связана. Между вами и Богом не было никакого моста. Это был образ, созданный вашим страхом. Вам было одиноко в этой необъятной вселенной, вам хотелось иметь некоего отца.
    Нет ничего странного в том, что Бога повсюду называют "отцом". Фактически, все мы были воспитаны отцами, которые защищали нас и делали нашу жизнь безопасной. Идея отца зафиксировалась в нашем уме, а мы знаем, что этот отец смертей - он либо умер, либо умрет. И тогда вы останетесь беззащитными, лишитесь безопасности, присмотра. Именно из-за этого страха и ради безопасности человек создал "Бога Отца".
    Два маленьких мальчика играли. Мимо проходил епископ. Один из мальчиков был христианином, он сказал епископу:
    - Доброе утро, отец.
    Другой мальчик был еврей. Он остолбенел от удивления, и когда епископ ушел, сказал:
    - Странные вы люди. У этого человека нет ни жены, ни детей, он целибат, а вы называете его "отец". Тебе еще можно быть глупым - ты просто ребенок, и ты называешь его отцом; но он принимает это; а ведь он абсолютно никого не родил".
    Но это разновидность все той же страховки: священник становится отцом, Бог становится отцом. Есть даже люди вроде немцев... их страна становится "отечеством". Во всем мире, кроме Германии, страна - это родина, мать. Возможно, это ниже их эгоистического отношения к себе как самой высокой расе в мире, которой принадлежит право повелевать всеми остальными людьми, Конечно, их страна должна быть не женщиной, но мужчиной. Это позиция мужского шовинизма.
    Но мы не бдительны. Такие вещи происходят вокруг нас сплошь и рядом. На днях мне сообщили... я ведь не читаю; за десять лет я ничего не прочел, ни одной книги, ни одной газеты, никаких журналов; только если моей секретарше попадается нечто, о чем мне следует знать, она рассказывает мне.
    Четыре или пять лет назад они изобрели рентгеновскую установку, благодаря которой можно узнать, кто находится в утробе матери - мальчик или девочка; вибрации, исходящие от мальчика, отличаются от вибраций девочки, и машина воспринимает эти вибрации.
    И вот в Бомбее - а это уже достигло всех стран третьего мира - и вот в Бомбее женщины проходят этот рентген, и если обнаруживается, что у них девочка, а не мальчик, то они идут на аборт. Девяносто семь процентов абортов - аборты девочек. Человек настолько глуп, что не понимает простой арифметики. Если девяносто семь процентов девочек убивается, мир станет переполнен мужчинами. Это приведет ко всевозможным сексуальным извращениям, проституции, гомосексуализму; или, возможно, нам придется искать научные выходы для человеческой сексуальности.
    Но никого не волнует, что это абсолютно безобразно, и что если это происходит, результат проявится совсем скоро, в течение десятилетия, во всем мире, и тогда будет уже поздно. Даже в двадцатом веке мужчина остается все таким же жестоким, примитивным, он хочет, чтобы женщина была только рабыней; и это последний шаг - убийство в чистом виде.
    Я не против абортов, но природа сохраняет равновесие. Такое же равновесие должно поддерживаться в абортах. Это долг врачей и больниц: если абортировано пятьдесят девочек, нужно абортировать пятьдесят мальчиков; иначе вы создаете огромную проблему на будущее. Распространение уродливых болезней неминуемо.
    Но человек во все времена делал то, чего не следовало. Бог повелевал человечеством, а Бог - не что иное, как идея. Ради этой идеи умерли миллионы человек; они убивали друг друга, один крестовый поход за другим - мусульмане убивают индуистов, христиане убивают иудеев.
    Вы можете увидеть это в Индии; влияние Гаутамы Будды распространилось на всю страну, но стоило ему умереть, как все буддисты просто исчезли. Индия - единственная на востоке страна, где нет буддистов. Что случилось? Их либо убили, сожгли живьем, либо им пришлось бежать из Индии в Тибет, Шри Ланку, Японию, Китай, Корею, Таиланд, в далекие страны, чтобы просто уцелеть. Азия целиком буддийская, за исключением Индии, а буддизм родился в Индии. Разве не удивительно?
    Индийцы все время хвастают: "Это страна Гаутамы Будды". А что вы сделали с буддистами? Даже в храме, который был воздвигнут в Бодхагайе в память о просветлении Гаутамы Будды, священник - брамин, не буддист. Его семья многие века, поколение за поколением, поставляла священников. Теперь они - хозяева этого храма и этой земли.
    Буддистов убивали; резня была такая, что невозможно было уберечь хотя бы священника для мемориального храма, воздвигнутого в честь Будды. Все труды Будды были направлены против брахманизма, его революция было против брахманизма - но в его храме служит брамин.
    Заратустра прав: не называйте больше это далекое видение Богом. Это слово сделало достаточно зла. Давайте говорить "сверхчеловек", ибо сверхчеловек - ваш рост. Бог абсолютно не связан с вами; сверхчеловек - это ваши высоты, ваши глубины, ваша весна.
    Сверхчеловек абсолютно укоренен в человеке, он вырастет из человека. Следовательно, сверхчеловек - не гипотеза, это необычайно значительное для человеческого роста прозрение, вызов, приглашение к паломничеству. Выходите из своей незначительности, уходите из своей посредственности, из своей ненависти, от своей зависти; и вы обнаружите, что превращаетесь в сверхчеловека. Сверхчеловек - не что иное, как вы, очищенный, отточенный, исполненный, пользующийся своим разумом во всей его полноте.
    Заратустра не излагает новую теологию. Он говорит о науке человека.
    Бог - это некое предположение: но я не хочу, чтобы домыслы ваши простирались далее вашей созидающей воли. Отбросьте все эти предположения. Предполагаемый Бог - фальшивый Бог.
    Мне вспомнилось... Когда я учился арифметике в школе, вся проблема с арифметикой состояла в "предположим..." С самого первого дня у меня начался конфликт с учителем. Я спросил:
    - Почему я должен предполагать? Он посмотрел на меня и сказал:
    - Я учил тысячи студентов, я уже почти на пенсии; и никто никогда не говорил: "Почему я должен предполагать?" Такова арифметика.
    Я сказал:
    - Да что угодно, вопрос остается: вы просите, чтобы я что-то предположил, но почему я должен предполагать - без необходимости создавая проблему - а потом мне придется решать ее! Я отступаю с самого начала. Я не предполагаю!
    Он сказал:
    - Тогда вы не сможете учиться арифметике. Я ответил:
    - Скорее всего, мне никогда не понадобится математика. Говорите о чем-нибудь реальном... предположение? Кругом сплошные предположения.
    Но вся теология есть сплошное предположение - арифметика честнее, она пользуется словом "предположим". Теология более нечестна. Она не говорит: "Предположим, Бог есть", она говорит: "Бог есть".
    Заратустра говорит: "Ваши предположения не должны идти дальше вашей созидающей воли". Вы забыли, что можете созидать, что у вас есть воля. Раскройте ее, дайте ей силу, сделайте ее реальностью. Для вас это может сначала показаться предположением, но для меня это - реальность.
    Вот почему он говорит: Я не хочу, чтобы домыслы ваши простирались далее вашей созидающей воли. Хватит. Работа вашего предположения закончено.
    Вы можете создать Бога? Определенно, никто никогда это не спрашивал. Люди спрашивали, создал ли нас Бог. Заратустра спрашивает: Вы можете создать Бога? Если вы можете создать Бога, тогда Бог становится реальностью. Если вы не можете создать Бога, этот Бог остается вымыслом.
    И нас достаточно долго мучили этим вымыслом. Тысячи лет мы были рабами гипотезы. Пока мы не разрушим эту гипотезу, человек не сможет стоять на собственных ногах. Он не может быть свободным. Как вы можете быть свободными? Если вы созданы Богом, вы - просто марионетка. Ему вдруг пришло в голову создать вас - это был каприз. Во-первых, не было никакой необходимости в том, чтобы создавать вас - или была? Он создал вас по своей прихоти. Но вы не можете зависеть от такой капризной персоны, он ведь должен устать. В один прекрасный день он может уничтожить все, что создал.
    Если вы - всего лишь творение, тогда нет смысла говорить о просветлении, нет смысла говорить о вашей реализации, нет смысла говорить о любви, о свободе. Вы больше ничего не значите. Если Бог - реальность, вы становитесь ложными. Это великий выбор, стоящий перед вами: либо вы выбираете себя, либо вы можете выбрать Бога; но выбрать Бога - значит совершить самоубийство.
    Вы можете создать Бога? - Так не говорите тогда ни о каких богах! Но Сверхчеловека создать возможно. А то, что вы можете создать, принесет вам радость, сделает из вас Бога, ибо ваша воля станет созидателем. Это совершенно иной подход. Вы не должны идти разыскивать Бога - вы не найдете Его. Вы должны стать Богом. А стать Богом - значит создать нечто высшее, чем вы, лучшее вас, превосходящее вас, то, что во всех отношениях превышает вас.
    Быть может, это будете не вы сами, братья мои! Но переделать себя и стать отцами и предками Сверхчеловека - да будет это лучшим созданием вашим! Возможно, вы сами не можете создать сверхчеловека, но вы можете создать условия. Вы можете начать работу. Быть может, через четыре поколения работа завершится - сверхчеловек придет. По крайней мере, вы можете быть предками и отцами сверхчеловека - да будет это лучшим созданием вашим!
    Бог - это предположение; но я хочу, чтобы предположения ваши были заключены в границах допустимого. Он бесконечно разумный человек. Он говорит: "Ваши предположения должны быть заключены в границы допустимого". Вы не можете даже представить Бога. Если вы попытаетесь выяснить: "Что вы подразумеваете под Богом?", в вашем уме либо не возникнет ничего, либо возникнет нечто, о чем вам твердили с самого детства, нечто навязанное вашему уму.
    Напротив моего дома стоял храм, прекрасный храм. Однажды отец сказал мне:
    - Я знаю, если сказать тебе: "Пойдем со мной в храм", то это будет невозможно. Поэтому я не приглашаю тебя. Я не говорю: "Пойдем со мной". Я предоставляю решение тебе. Это красивый храм, в нем есть очень красивая статуя Бога - веришь ты в нее или нет. Но что плохого в том, чтобы пойти и посмотреть?
    Я сказал:
    - Хорошо, я иду, но потом не сердись на меня. Он сказал:
    - Зачем же мне сердиться, я буду очень счастлив, что ты пошел.
    Затем он простерся перед Богом, я засмеялся, а он очень рассердился. Я сказал:
    - Я предупреждал тебя заранее, что ты рассердишься. Он спросил:
    - Но почему ты смеешься? Я сказал:
    - Ты падаешь ниц перед Богом, а я видел, как крысы мочились на него. Я здесь постоянный посетитель, но я прихожу не утром, когда все люди ходят сюда, я прихожу днем, когда здесь никого нет. Здесь так тихо, я могу почти забыть о мире. Я сижу здесь в тишине, я наслаждаюсь; и я видел, как крысы бегают по статуе и мочатся на нее; и ты спрашиваешь, почему я смеюсь?
    Бог, который не может защитить себя от крыс, не может защитить тебя! Так что поднимайся. Если крысы увидят это, что они обо мне подумают? Ты мой отец.
    Он сказал:
    - Никогда больше не ходи со мной! Я ответил:
    - Я не ходил с тобой; это ты уговорил меня пойти, ты обвел меня, и я предупреждал, чтобы ты не сердился, потому что знал, что произойдет.
    Сколько на земле храмов, сколько религий! И сколько разнообразных богов они выдумали! И они даже не замечают, насколько глупы их вымыслы. В Индии вы найдете тысячи богов. В этой части страны самый почитаемый Бог - Ганеша, Бог-слон. И даже самые образованные люди, университетские профессора и вице-канцлеры, они тоже поклоняются ему - и никто не задумывается.
    •не хочется рассказать вам историю о Ганеше, чтобы пояснить... Предполагается, что он - сын Шивы, одного из троицы индуистских богов. У индуистского Бога три лица, это называется Тримурти, так же, как христианская троица: первый - Брахма, создающий мир, второй - Вишну, поддерживающий его, и третий - Шива, разрушающий мир. Этот Бог-слон, Ганеша, имеет тело человека, очень уродливого человека, поскольку его живот так велик, что он весь состоит из живота; и этот живот увенчан головой слона.
    История такова: Шивы не было, а его жена Парвати принимала ванну. По-видимому, она мылась за всю жизнь только один раз, потому что она собрала с тела всю грязь и сделала Ганешу. Этот Бог-слон сделан из накопленной грязи... Меня всегда интересовало, какой толщины был слой грязи на ее теле. Вот так, принимая ванну, отмывая тело, она играючи собрала грязь и сделала из нее статую. А поскольку она была богиней, то она вдохнула в нее жизнь, Вот так он стал сыном Парвати и Шивы - хотя Шива в этом никак не участвовал; он даже не знал, что у него есть сын.
    Она сказала Ганеше:
    - Сядь снаружи и никого не впускай. Если кто-то придет, скажи: "Моего отца нет. Приходите в другой раз".
    Тогда у него еще не было головы слона. Но так было угодно случаю, что пришел сам Шива; он преградил ему путь мечом, этот маленький мальчик, и сказал: "Не входи, моего отца нет. Приходи как-нибудь попозже".
    Шива не мог поверить: "Что это за парень? Не пускать меня!" Он так разозлился, что вынул меч и отрубил ребенку голову, а потом вошел и спросил Парвати:
    - Кто этот мальчик?
    - А что случилось? - спросила она.
    - Я его прикончил. Она сказала:
    - Ты не знаешь, это был твой сын. - Тут она рассказала все и разразилась гневом. - Верни мне моего сына!
    Он пошел искать голову... куда делась голова? Они жили в Гималаях, так что она должна была скатиться куда-то вниз, в долину, разбиться вдребезги; а мальчик сидел без головы. Поэтому Шива побегал вокруг и нашел маленького слоненка; он отрубил его голову и приклеил ее Ганеше.
    Вот такие глупости... а люди все поклоняются и поклоняются тысячи лет.
    Бог выходит за пределы допустимого. Что бы вы ни вообразили, это будет всего лишь идея. Именно поэтому существует так много богов - ведь их выдумали разные люди.
    Он задает очень уместный вопрос: Бог - это предположение; но я хочу, чтобы предположения ваши были заключены в пределах допустимого. Вы можете представить Бога? Забудьте о творчестве, вы не можете даже помыслить Бога! Все ваши представления будут простым воображением.
    Но пусть воля к истине означает для вас, что всему надлежит преобразоваться в человечески мыслимое... он хочет, чтобы религия была человечески мыслимой, а не абсурдной, ...человечески видимое и человечески ощущаемое! Собственные чувства ваши должны быть продуманы до конца! Он не против ваших чувств, как все религии. Он полностью за них: они - ваша природа. Они - окна, которыми вы связаны с существованием. Собственные чувства ваши должны быть продуманы до конца! Во всей философии Заратустры нет ничего подобного подавлению. Он - язычник, реалист, человек, который доверяет природе и существованию.
    И то, что называете вы миром, должно быть еще сперва создано вами. Именно потому, что вы жили под властью этого ложного представления, что мир создал Бог, мир находится в таком бедственном положении. Стоит удалить Бога, стоит удалить идею, что Бог создал мир, как ответственность ложится на вас. Вы должны создать мир.
    И тогда мир будет более человечным, более любящим, более радостным, более танцующим.
    И то, что называете вы миром, должно быть сперва еще создано вами: ваш разум и воображение, ваша воля и ваша любовь - вот что должно стать миром! И поистине, для блаженства вашего, о просветленные!
    И снова он меняет обращение. Если вы хорошенько поняли это... а люди, с которыми он говорил, его ученики, должно быть, как-то продемонстрировали свое понимание. Это так просто, так естественно, это не требует от вас веры во что-то. Это просто попытка помочь вам осознать все ваши способности - волю, разум и любовь.
    И поистине, для блаженства вашего, о просветленные! Если вы можете почувствовать глубокое родство с Заратустрой, вы уже стали просветленными.
    Но открою вам все сердце свое, друзья мои: если бы боги существовали, как бы вынес я, что я не Бог? Следовательно, никаких богов нет!
    Очень красивый аргумент, и очень странный. Он говорит: "Если бы боги существовали, как бы я смог вынести, что я не Бог? Как вы можете вынести, что вы не Бог? Ибо если вы не Бог, вы навсегда останетесь приниженным, вы навсегда останетесь рабом. Нет, это нельзя вынести. Бога невозможно вынести, невозможно терпеть". Это очень психологичный аргумент - не логический.
    Следовательно, никаких богов нет. Поскольку я не чувствую никакой неполноценности, поскольку я не чувствую никакой конкуренции с каким-то Богом, поскольку я чувствую абсолютную полноту, совершенство - я не вижу никакой необходимости в Боге. Я так богат своим здоровьем, радостью, чистотой, святостью. Для меня не стоит вопрос зависти кому-либо еще. Существование дало мне все, о чем только можно мечтать. Следовательно, никаких богов нет! Вот какой вывод сделал я; и теперь он ведет меня. Бог - это предположение: но кто испил бы всю муку этого вымысла и не умер? Неужели нужно отнять у творящего веру его, запретить орлу парить в горных высях?
    Сама эта идея - "Бог есть" - отнимает у вас все ценное. Тогда ваши струны в руках Бога. Он хочет, чтобы вы боролись - вы боретесь. Он хочет, чтобы вы любили - вы любите. Он хочет, чтобы вы жили - вы живете. Он хочет, чтобы вы умерли - вы умираете. Вы - просто вещь. Ваша жизнь вам не принадлежит: он вдохнул в вас эту жизнь, он может отнять ее. Вы живете взаймы - это унизительно.
    Идеей Бога вы разрушили красоту всех созидателей. Вы запретили орлу парить в горных высях; вы отняли у людей возможность просветления; вы отняли самую заветную ценность - свободу. Ради жалкого предположения вы уничтожили все прекрасное в жизни.
    Заратустра готов отнять это предположение и подарить вам вашу свободу, ваше творчество, ваш полет, вашу любовь, вашу божественность.
    Если Бога больше нет, то эта самая земля может превратиться в рай, ибо тогда от вас зависит, какой ей быть. Ваша судьба больше не в чужих руках. Впервые вы - хозяин собственной жизни, судьбы, своего далекого будущего.
    Скверным и враждебным человеку называю я учение это о едином, цельном, неподвижном, сытом и непреходящем! Велико мужество Заратустры.
    Он говорит: Я называю это злом - то, что вы называете Богом, - я называю это злом и враждебным человеку. Это противно человеку. Это так недобро, жестоко... все это учение о едином, цельном, неподвижном, сытом и непреходящем!
    Но о времени и становлении должны говорить высочайшие символы... Забудьте всю эту чушь. Отныне о времени и становлении должны говорить величайшие символы.
    Поскольку мы приняли идею богосозданности, нет вопроса о становлении. Он создал собак, он создал обезьян, он создал деревья, он создал человека: все есть сущность; о становлении не может быть и речи. Становление означало бы, что вы можете усовершенствовать работу Бога. Но стоит убрать предположение Бога, и вместо бытия наша жизнь превратится в становление. Тогда вы перестаете быть грязной водой, стоячей и все более и более грязной день ото дня. Вы становитесь рекой, текущей, изменяющейся, каждое мгновение приносящей вам новую жизнь и новые соки, новую красоту и изящество.
    Им надлежит восхвалять все преходящее и быть оправданием ему! Должно восхвалять все изменяющееся, а не вечное, ибо вечное и неизменное всегда мертво; живое всегда движется. Живое - всегда становление, а не бытие. Заратустра учит становлению вместо бытия, он учит изменению вместо постоянства.
    Все чувствующее страдает во мне, заключенное в темницу: но воля моя неизменно приходит ко мне как освободительница и вестник радости.
    Воля освобождает: вот истинное учение о воле и свободе - так учит вас Заратустра.
    Становление подразумевает волю. Вы должны иметь волю, вы должны творить себя каждое мгновение. Ответственность больше не лежит на каком-то гипотетическом Боге. Ответственность лежит на ваших собственных плечах. Вы не можете жаловаться на какой-то рок. Если вы несчастны, вы отвечаете. Если вы радостны, если вы счастливы - это ваше желание, это ваше создание.
    Заратустра возвеличивает волю как высшее творческое качество в человеке. Вы можете пожелать, чтобы эта земля стала раем. Вы можете пожелать, чтобы этот человек стал сверхчеловеком; воля - величайшая власть в ваших руках.
    Но люди живут не как "волеизъявители", но как "жертвы чувства". Чувство - нечто такое, за что отвечает кто-то другой: кто-то оскорбляет вас, и вы чувствуете гнев. Кто-то хвалит вас, и вы чувствуете радость. Вы выигрываете в лотерее и танцуете. Чувство - это зависимость. Нужно, чтобы кто-нибудь извне что-то сделал. Что-то должно с вами случиться.
    Вот почему Заратустра провозглашает: Все чувствующее страдает во мне, заключенное в темницу. Но воля - совсем другое дело: но воля моя неизменно приходит ко мне как освободительница и вестник радости. Воля освобождает - ибо воля делает вас творцами, воля делает вас богами. Воля превращает вас в сверхчеловека.
    ... Так говорил Заратустра.

    О СОСТРАДАТЕЛЬНЫХ
    6 апреля 1987 года
    Возлюбленный Ошо,
    О СОСТРАДАТЕЛЬНЫХ
    С тех пор, как существуют люди, слишком мало радовался человек: только в этом, братья мои, наш первородный грех!
    И если научимся мы больше радоваться, то так мы лучше всего разучимся обижать других и измышлять всевозможные скорби.
    Поэтому умываю я руки, помогавшие страждущему, поэтому очищаю я также и душу свою.
    Ибо, видя страдающего, я стыжусь его из-за его же стыда; и когда я помогал ему, я жестоко унижал гордость его. ...
    "Будьте же равнодушны, принимая что-либо! Оказывайте честь уже тем, что принимаете", - так советую я тем, кому нечем отдарить.
    Но я - дарящий: охотно дарю я, как друг дарит друзьям своим. А чужие и неимущие пусть сами срывают плоды, с дерева моего: ибо это не так устыдит их. ...
    И более всего несправедливы, мы не к тем, кто противен нам, а к тем, до кого нет нам никакого дела. Но если есть у тебя страждущий друг, стань для страданий его местом отдохновения, но вместе с тем и жестким ложем, походной кроватью: так лучше всего ты сможешь помочь ему.
    И если друг причинит тебе зло, скажи так: "Я прощаю тебе то, что сделал ты мне; но как простить зло, которое этим поступком ты причинил себе?"
    Так говорит великая любовь: она преодолевает и прощение, и жалость. ...
    О, кто совершил больше безрассудств, чем милосердные? И что причинило больше страданий, чем безумие сострадательных?
    Горе любящим, еще не достигшим той высоты, которая выше сострадания их!
    Так сказал мне однажды дьявол: "Даже у Бога есть свой ад - это любовь его к людям". ...
    Итак, опасайтесь сострадания, помните: оттуда надвигается на людей тяжелая туча! Поистине, известны мне признаки бури!
    Запомните же и такое слово: великая любовь выше сострадания, ибо то, что любит она, она еще жаждет - создать!
    "Себя самого приношу я в жертву любви моей, и ближнего своего, подобно себе", - такова речь созидающих.
    Но все созидающие безжалостны.
    ...Так говорил Заратустра.
    Первородный грех обсуждался почти всеми религиями. Все они имеют о нем различные представления. Христианское представление - самое распространенное и влиятельное из них. Согласно христианству, первородный грех - это непослушание. В тот момент, когда непослушание принимается за первородный грех, послушание автоматически становится величайшей добродетелью. Послушание создает рабов. Послушание - яд, разрушающий всякую возможность бунта. Послушание разрушительно, оно разрушает человеческое достоинство.
    Христианская история прекрасна, хотя абсолютно лжива. Бог в самом начале запретил человеку вкушать от древа мудрости и древа вечной жизни. Эта идея сама по себе кажется абсурдной. С одной стороны, Бог - создатель, отец, а с другой - он препятствует собственным детям быть мудрыми и жить вечно. Это кажется большим противоречием.
    Однако дьявол соблазняет Еву вкусить от древа мудрости, и его аргументы абсолютно рациональны, человечны и весьма значительны. Он говорит Еве: если вы не вкусите от древа мудрости и древа вечной жизни, вы навсегда останетесь животными; и Бог боится, что если вы вкусите от древа мудрости и древа вечной жизни, вы станете богами. Он ревнив, он ревнует собственных детей. Он боится. Он не хочет, чтобы вы превзошли животное состояние, он хочет, чтобы вы оставались невежественными, бессознательными, зависимыми, в то время как потенциально вы можете быть равными Богу.
    Его доводы так важны, что кажется, христианский Бог ведет себя неподобающим Богу образом.
    А дьявол, наоборот, поступает больше как Бог. В действительности, слово "дьявол" (англ. devil) происходит от санскритского корня, означающего "божественное". Слово "божественное" (англ. divine) происходит от того же корня.
    Но Ева и Адам восстали. И когда Бог узнал, что они вкусили плод мудрости, он тут же изгнал их из Эдемского сада в страхе, что теперь они вкусят от другого древа, которое сделает их вечными, бессмертными.
    Эта история примечательна во многих отношениях, поскольку вся история человека есть не что иное, как исследование в целях приобретения все большей и большей мудрости и поиск вечных источников жизни.
    Все религии пытались убедить человека, что нельзя преступать заповеди, исходящие от Бога, хотя эти заповеди безобразны. От человека ждут, чтобы он сказал "да" вопреки самому себе; лишь послушание и вера могут спасти его. В результате все человечество остается отсталым, неразвитым. Обладая всеми сокровищами, оно живет в нищете, обладая потенциалом достичь звезд, оно, тем не менее, пресмыкается по земле.
    Все без исключения религии лишали человека его гордости. А в тот момент, когда человек теряет гордость, достоинство, он теряет и свою душу; он падает ниже уровня человеческой жизни, на уровень недочеловека.
    Заратустра рассматривает первородный грех в новом свете, и, наверное, он - самый рациональный и разумный из всех мистиков мира. То, что он говорит, так чисто и ясно, так неопровержимо истинно, что не нужно никаких доказательств; это самоочевидно, это излучает собственное сияние.
    Он говорит: С тех пор, как существуют люди, слишком мало радовался человек: только в этом, братья мои, наш первородный грех!
    В вас есть нескончаемая способность наслаждаться целой радугой удовольствий, счастья, радости и блаженства. Но все религии всегда твердили вам: откажитесь от удовольствий, отрекитесь от жизни, живите по минимуму. Не живите, только спасайтесь. И таким стал путь их святых. Это они называют аскетизмом, это они называют дисциплиной: смыть первородный грех, совершенный Адамом и Евой.
    Заратустра исключителен, и его могут понять лишь самые разумные и исключительные люди. Именно поэтому нет великой религии - что касается количества - последователей Заратустры. Миллионы людей даже не слышали его имени, а он подарил миру гораздо более оригинальные озарения, чем кто-либо другой.
    Вы чувствуете его оригинальность? Он говорит, что единственный первородный грех - то, что человек слишком мало позволял себе радоваться! Он не жил интенсивно, тотально, безумно! Он не жил в полную силу, он не был оргазмичным. И даже если он чуть-чуть наслаждался, он делал это, полный страха - что его накажут. Самоистязание будет вознаграждено в мире ином; наслаждение ведет вас в адские бездны, где вас будут мучить вечно, во веки веков.
    Так что даже если человек немного радуется, есть страх; радость всегда вполсердца, он никогда не тотален в радости, он никогда не теряется в ней. Религиям не удалось полностью отучить человека от удовольствий, но они преуспели почти на девяносто девять процентов. А то, что осталось - этот несчастный процент - они отравили. Вы наслаждаетесь, прекрасно зная, что совершаете грех и прокладываете себе дорогу в ад.
    Но почему Заратустра называет это первородным грехом? Потому, что человек, который не наслаждался максимально, в полную мощь, совершенно ничего не узнает о жизни, не узнает, что есть добродетель, не узнает смысла и красоты существования. Он останется невежественным, он останется психологически больным - ибо вся ваша природа требует наслаждения, а ум, оскверненный священниками, тянет назад.
    Все люди пребывают в странном напряжении. Природа хочет идти в одном направлении, а ваши религии желают увести прямо в противоположном. Вся ваша жизнь становится борьбой с самим собой. Вы становитесь собственным врагом. И пока вы не познаете жизнь в ее величии - удовольствия, трансформированные в блаженство, наслаждения, превратившиеся в экстаз - вы совершаете первородный грех против самой жизни.
    И если научимся мы больше радоваться, то так мы лучше всего разучимся обижать других и измышлять всевозможные скорби. Заратустра приходит к необычным выводам, и совершенно новыми путями. Гаутама Будда говорит: "Не обижайте никого. Никому не делайте зла, ибо это грех". Махавира говорит: "Любое насилие - грех". Заратустра приходит к тому же заключению, но его аргументация гораздо глубже, чем у Гаутамы Будды и Махавиры.
    И если научимся мы больше радоваться, то так мы лучше всего разучимся обижать других и измышлять всевозможные скорби. Я могу абсолютно авторитетно сказать: когда вы счастливы, вы никому не можете причинить зла. Стоит вам познать вечность жизни, радостный танец жизни, как для вас станет невозможным кого-то обидеть - ибо теперь нет никого, кроме вас. Мы - не отдельные острова; мы - один континент, единое целое.
    Он не делает из этого греха, не запрещает вам обижать других. Он просто говорит: наслаждайтесь с абсолютной полнотой, и вы не будете обижать других, потому что в самой вашей радости исчезает идея "я" и "ты". Других больше нет; это одна жизнь в миллионах проявлений. Деревья, животные, люди, звезды - все это проявления единой жизни, одной-единственной жизни.
    Если мы кого-то обижаем, мы обижаем самих себя. Но это озарение приходит к вам, когда вы достигаете высочайшего пика блаженства. Вот почему он говорит, что первородный грех человека - в том, что он слишком мало радуется; а человек, который не радуется сам, не вытерпит, как радуется кто-то другой.
    Это простой психологический факт. Человек, который страдает, мучается, который неспокоен и несчастен, не может вынести счастья другого. Это обидно. Почему я несчастен, а другие - нет? И если все человечество страдает, то быть счастливым среди этого страдающего человечество - значит быть в постоянной опасности.
    Людям захочется уничтожить вас. Вы не принадлежите им, вы недостаточно несчастны. Вы чужой. Возможно, вы сумасшедший: иначе как вы можете смеяться, когда весь мир так несчастен? Как вы смеете танцевать и петь?
    На днях Нилам принесла мне много статей; несколько за меня, несколько против меня, несколько нейтральных, Она каждый день приносит их. Это любопытно. Я даже не читаю их. Во всем мире, на всех языках люди создают столько беспокойства - выступают за меня, пишут против меня, пишут нейтрально, фактично. Она просто прочла мне одну строчку из статьи. Я просматривал их... ей неприятно и обидно, что люди пишут обо мне абсолютную ложь, в которой нет ни доли правды. Так что она просто сказала: "Это отвратительно, гадко", и выбросила ее. Но прежде чем выбросить, она сказала: "Этот человек пишет абсолютную ложь".
    Например, в начале он говорит, что я - самый неуважаемый и самый ученый человек наших дней. Он будет шокирован, человек, который написал это, потому что я не хочу, чтобы меня уважали бараны и козлы, ослы и обезьяны, свиньи и пигмеи. Ни разу в жизни я не желал никакого уважения. Я не счит...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru