КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

    Вернуться в раздел "Медитация"

    Вопросы и ответы
    Автор: Ошо Бхагван Шри Раджниш
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    ители человечества для него. Естетсвен-но, он начинает подражать им. Дети становятся имитаторами своих отцов, они увековечивают пороки родителей. Они ста-новятся точными копиями. Это очень разрушительно. А дети не могут делать ничего другого, т.к. у них нет другого источ-ника информации.
    Если сотни людей живут вместе в коммуне там будет много мужчин и много женщин; ребенок не будет привязанным и одержимым одним образцом поведения. Он может учиться у своего отца, он может учиться у своего дяди, он может учиться у всех мужчин в коммуне. Его душа будет шире.
    Семьи разрушают людей и дают им очень маленькую душу. В коммуне душа человека будет больше, у него будет боль-ше возможностей, он будет духовно богаче. Вместо одной женщины он будет видеть многих женщин. Очень разрушительно иметь лишь один образ женщины, потому что тогда вся ваша жизнь пройдет в поисках матери. Если вы влюбились в жен-щину — наблюдайте! Очень возможно, что вы искали кого-то похожего на вашу мать, а это может быть как раз то, чего вам лучше было бы избежать.
    Каждый ребенок сердит на свою мать. Мать должна многое запрещать, мать должна говорить “нет” — этого нельзя из-бежать. Даже хорошая мать должна иногда говорить “нет”, и ограничивать, и отказывать. Ребенок чувствует гнев, злость. Он ненавидит мать и любит мать одновременно, потому что она — залог его выживания, источник его жизни и энергии. Поэтому он ненавидит мать и любит мать одновременно. Это становится образцом поведения. И также происходит с жен-щиной. Вы будете любить и в то же самое время ненавидеть женщину. И у вас нет выбора. Вы всегда будете бессознательно продолжать искать мать. То же самое происходит с женщинами. Они продолжают искать отца. Вся их жизнь — это попыт-ки найти себе в мужья отца.
    Теперь же ваш папа — это не единственный человек в мире; мир гораздо богаче. В действительности, если вы найдете отца вы, не будете счастливы. Вы можете быть счастливы с возлюбленным, с любовником, а не со своим папочкой. Если вы найдете мать, вы не будете счастливы с ней. Вы ее уже знаете и вам нечего больше исследовать. Это уже знакомо, а слиш-ком известное порождает неуважение. Вам нужно искать нечто новое, но вы не представляете что.
    В коммуне душа ребенка будет богаче. Он будет общаться со многими женщинами, он будет общаться со многими муж-чинами. Он не будет привязан к одному или двум людям.
    Семья создает в вас одержимость, а одержимость противоречит человечности. Если ваш отец борется с кем-то и вы ви-дите, что он неправ, это неважно — вы должны быть с отцом и на его стороне. Как говорят люди: "Права она или не права, но моя страна это моя страна", также говорят "Мой отец — это мой отец, прав он или неправ. Моя мать это моя мать, я должен быть с ней". Иначе это будет предательством.
    Это учит вас быть несправедливым. Вы видите, что ваша мать неправа, и что она спорит с соседом и сосед прав — но вы должны быть с матерью. Это учит нечестной жизни.
    В коммуне вы не будете слишком крепко привязаны к одной семье — если нет семьи, то не к чему и привязываться. Вы будете более свободнм, менее одержимым; вы будете более справедливым. И любовь будет течь к вам из многих источни-ков; вы будете чувствовать, что жизнь полна любви. Семья учит вас конфликту с обществом, другими семьями. Семья тре-бует монополии, она просит вас быть за нее и против всего. Вы должны служить семье. Семья учит вас честолюбию, кон-фликту, агрессии. В коммуне вы будете менее агрессивными, вам будет легче с миром, потому что вы знали так много лю-дей.
    Вот что я собираюсь создать здесь — коммуну, где все будут друзьями. Даже мужья и жены не должны быть более, чем друзья. Брак должен быть лишь соглашением между двумя — они решили быть вместе, потому что они счастливы вместе. В тот момент, когда хотя бы один из них решает, что несчастье поселилось в их доме, они расстаются. Не нужно никакого развода. Так как нет брака нет и развода. Люди живут спонтанно.
    Когда вы живете в несчастье, мало помалу вы привыкаете к несчастью. Ни одного мгновенья не нужно терпеть никакого несчастья. Может быть прежде было хорошо жить с мужчиной, радостно, но если это более не дает радости, вы должны уйти от этого. И не нужно сердится и быть разрушительными, не нужно таить злобу — потому что с любовью ничего сде-лать нельзя. Любовь подобна ветру. Вы видите ... она просто приходит. Если она есть она есть. И вот она ушла. И если она ушла — она ушла. Любовь — это тайна, и ею нельзя манипулировать. Не надо манипулировать любовью, не надо узакони-вать любовь, не надо насиловать любовь — ни по какой причине.
    В коммуне люди будут жить вместе из чистой радости, и не по какой другой причине. И когда радость исчезнет им при-ходится расставаться. Может быть ностальгия по прошлому все еще есть в душе, но им нужно расставаться. Они тянуться друг к другу, но они не должны жить в несчастье, или же несчастье станет привычкой. Они расстаются с тяжелым сердцем, но без недовольства. Они будут искать других партнеров.
    В будущем не будет браков, как это было в прошлом, и не будет разводов, как это было в прошлом. Жизнь будет более текучей,люди будут больше доверять тайне жизни, чем четкости закона, больше доверять самой жизни, чем какому-либо суду, полиции, священнику, церкви. И дети должны принадлежать всем — они не должны надоедать своей семье. Они бу-дут принадлежать коммуне, коммуна позаботится о них.
    Это будет самый революционный шаг в истории человечества — для людей, которые хотят начать жить в коммуне, на-чать быть правдивыми, доверяющими и отбрасывать закон все больше и больше.
    В семье любовь рано или поздно исчезает. Во-первых, ее может и не было с самого начала. Это может быть брак заклю-ченный по другим мотивам — ради денег, власти, престижа. Любви может быть не было с самого начала. Дети рождаются от узаконенного брака, который скорее является узаконенной смертью — дети рождаются из нелюбви. С самого начала они становятся пустыней. И это состояние не-любви в доме делает их скучными, нелюбящими. Они берут свой первый урок в жизни у родителей, а родители нелюбящие, в доме присутствует постоянная зависть, ревность, борьба, гнев. И дети посто-янно видят безобразные лица своих родителей. Сама надежда разрушена. Они не верят, что любовь случится в их жизни, если она не случилась в жизни их родителей. И они также видят других родителей, другие семьи. Дети очень восприимчи-вые, они продолжают смотреть вокруг и наблюдать. Когда они видят, что нет возможности любви, они начинают чувство-вать, что любовь только в поэзии, она существует только для поэтов, она призрачна и не является чем-то реальным в жизни. Если вам пришла в голову мысль, что любовь всего лишь поэзия, тогда она никогда не случится, потому что вы стали за-крытыми для нее. Видеть, что она случается, это единственный способ позволить ей случится позже в вашей собственной жизни. Если вы видели, что ваш отец и ваша мать в глубокой любви, в огромной любви, заботятся друг о друге, относятся друг к другу с состраданием, с уважением — то вы видели, что любовь слуается. Возникает надежда. Семя падает в ваше сердце и начинает расти. Вы знаете, что это случится и с вами тоже.
    Если вы не видели этого, как вы можете поверить, что это случится и с вами? Если это не произошло с вашими родите-лями, то как это может произойти с вами.Фактически, вы будете делать все, чтобы этого не случилось — иначе это будет выглядеть как предательство по отношению к вашим родителям. Вот мое наблюдение: "Смотри, мама, я страдаю также как ты страдала". Мальчики продолжают говорить себе позже "Папа, не беспокойся, моя жизнь также несчастна, как и твоя. Я не обогнал тебя, я не предал тебя. Я остался тем же несчастным человеком, каким был и ты. Я влачу цепь по семейной тра-диции. Я твой представитель, папа, я не предал тебя. Я делаю тоже, что ты делал по отношению к моей матери — я делаю это по отношению к матери моих детей. А то, что ты делал со мной, я делаю с моими детьми. Я воспитываю их также, как ты воспитывал меня."
    Каждое поколение продолжает передавать неврозы новым людям, которые пришли на Землю. И общество настаивает на всем этом сумасшествии, несчастье. Нет, сейчас нужно совсем другое. Человек повзрослел и семья это дело прошлого; она на самом деле не имеет будущего. Коммуна будет тем, что заменит семью, и она будет намного более благотворной.
    Но в коммуне могут быть вмете только медитативные люди. Только если вы знаете как праздновать жизнь, вы можете быть вместе; только если вы знаете это пространство, которое я называю медитацией, вы можете быть вместе, вы можете быть любящими. Старая чепуха о монополии на любовь должна быть отброшена, лишь тогда вы можете жить в коммуне. Если вы продолжаете тащить с собой старые идеи монополии — это ваша женщина, и она не должна держать еще чью-то руку и ваш муж не должен смеяться с кем-то еще — если вы носите в своей голове всю эту чепуху, тогда вы не можете быть частью коммуны.
    Если ваш муж смеется с кем-то еще, это хорошо. Ваш муж смеется — это хорошо, не важно с кем это случается. Смех — это хорошо, смех — это ценность. Если ваша женщина держит руку другого ... хорошо. Тепло струится, поток тепла — это хорошо, это ценность. С кем это случается — это не существенно. И если это случается у твоей женщины со многими другими мужчинами, это будет случаться у нее с тобой тоже. Если это перестало случаться с кем-либо, тогда и с тобой тоже это не будет случаться. Все старые представления так глупы! Это все равно что говорить мужу, когда он идет куда-нибудь: "Не дыши больше нигде. Когда прийдешь домой можешь дышать сколько хочешь, ты можешь дышать лишь тогда, когда ты со мной. Вне дома задерживай дыхание, стань йогом. Я не хочу, чтобы ты дышал где-нибудь еще." Тут это кажется глупым. Но тогда почему же любовь не может быть подобна дыханию? Любовь дышит.
    Дыхание это жизнь тела, а любовь — это жизнь души. Это гораздо более важно, чем дыхание. А вы же, когда ваш муж идет куда-то, вменяете ему в обязанность не смеяться с другими, по крайней мере, ни с какой другой женщиной. Он не дол-жен быть любящим с кем-то еще. Итак двадцать три часа он не любящий, потом в течении одного часа он с вами в постели, он притворяется любящим. Вы убили его любовь. Она больше не течет. Если двадцать три часа он был йогом, сдерживал свою любовь, боялся, вы думаете он может неожиданно раслабиться на один час? Это невозможно. Вы разрушаете мужчи-ну, и потом вы сыты по горло, вам скучно. Потом вы начинаете чувствовать: "Он не любит меня!" И это вы, которая довела его до этого. И потом он начинает чувствовать, что вы не любите его, и вы уже более не так счастливы как были раньше.
    Когда люди встречаются на пляже, когда они встречаются в саду, когда они на свидании, ничто не определено, все теку-че; оба очень счастливы. Почему? Потому что они свободны. Птица в полете — это одно, та же птица в клетке — это дру-гое. Они счастливы, потому что они свободны.
    Человек не может быть счастлив без свободы, а ваша старая семейная структура, разрушив свободу, она разрушила сча-стье, разрушила любовь. Это было чем-то вроде способа выживания. Да, она как-то защитила тело, но она разрушила душу. И теперь она не нужна. Нам нужно защищать и душу тоже. Это гораздо более существенно, гораздо более важно.
    Для семьи нет будущего, нет в том смысле, как она понималось до сегоднящнего дня. Будущее есть для любви и любов-ных взаимоотношений. "Муж" и "Жена" станут безобразными, грязными словами.
    И когда бы вы не монополизировали женщину или мужчину, естественно вы монополизируете также и детей. Я полно-стью согласен с Томасом Гордоном. Он говорит,"Все родители — это птенциальные оскорбители детей, потому что основ-ной способ воспитания детей — через силу и авторитет. Я думаю, что это гибельно, когда родители думают: "Это мой ребе-нок. Я могу делать со своим ребенком, что захочу". Это насильственно, это гибельно иметь такое представление: "Это мой ребенок и я делаю с ним все, что мне заблагорассудится. Ребенок это не вещь, не стул, не машина. Вы не можете делать с ним все, что хотите. Он приходит через вас, но он не принадлежит вам. Он принадлежит Богу, существованию. Самое большое, что вы можете сделать — это заботится о нем, но не становитесь собственниками.
    А вся идея семьи — это идея обладания, обладания собственностью, обладания женщиной, обладания мужчиной, обла-дания детьми — но обладание — это яд. Поэтому я против семьи. Но я не говорю, что те, кто действительно счастливы в своих семьях — текучие, живые, любящие — должны разрушать их. Нет, не нужно. Их семья — это уже коммуна, малень-кая коммуна.
    Конечно, большая коммуна будет гораздо лучше; с большими возможностями, с больши количеством людей. Разные люди приносят разные песни, разные люди приносят разные стили жизни, разные люди приносят разное дыхание, разное дуновение, разные люди приносят разные лучи света — дети будут купаться в лучах различных стилей жизни, чем больше, тем лучше, и они могут выбирать, они могут иметь свободу выбора.
    Их жизненный опыт должен обогатится знанием многих женщин, тогда они не будут одержимы лицом матери и ее сти-лем поведения. Они смогут любить намного больше женщин, намного больше мужчин. Жизнь будет в большей степени приключением.

    Я слышал ...
    Мать, зайдя в универмаг повела сына в отдел игрушек. Мальчик увидел лошадь-качалку, он вскарабкался на нее и качал-ся туда-сюда почти час. "Пойдем сын" умоляла мать."Мне нужно идти домой, чтобы приготовить отцу обед". Маленький мужчина отказывался пошевельнуться и все ее усилия были тщетны. Продавец также пытался уговаривать малыша, но без-успешно. В конце концов в отчаянии они позвали психиатра, работающего в магазине.
    Он мягко подошел и шепнул несколько слов мальчику, и немедленно он спрыгнул с лошадки и побежал к матери.
    "Как вы сделали это?"- спросила мать в изумлении. "Что вы сказали ему?"
    Психиатр помялся минуту , а потом сказал: "Если ты не спрыгнешь с этой лошади-качалки сейчас же, сынок, я выбью из тебя все потроха".
    Люди рано или поздно понимают, что страх работает, авторитет работает, сила работает. А дети так беспомощны, они так зависимы от своих родителей, что вы можете заставить их бояться. Это становится вашей техникой их эксплуатации и угнетения, а им некуда идти.
    В коммуне у них будет много мест куда пойти. У них будет много теть и дядь и много людей — они не будут так беспо-мощны. Они не будут только в ваших руках, как это происходит сейчас. У них будет больше независимости, меньше беспо-мощности. Вы не сможете их удерживать так легко.
    А все, что они видят дома, это несчастье. Иногда, да, я знаю, что между мужем и женой случается любовь, но это всегда без свидетелей. Дети не знают об этом.
    Дети видят только безобразные лица, безобразную сторону. Когда мать и отец любят друг друга, они любят за закрыты-ми дверями. Они сохраняют молчание, они никогда не позволяют детям видеть, что такое любовь. Дети видят только их конфликт — когда они ворчат, бьют друг друга, унижают друг друга. Все это происходит на глазах у детей.

    Мужчина сидит в своей комнате и читает газету когда входит его жена и дает ему пощечину. "За что?" спрашивает него-дующий муж.
    "За то, что ты паршивый любовник".
    Чуть позже муж входит в комнату, где жена сидит и смотрит телевизор и дает ей звонкую затрещину. "За что?" кричит она ему. На что он отвечает: "За то, что ты знаешь разницу".
    Итак изо дня в день, дети продолжают наблюдать за всем этим. Неужели это жизнь? Неужели для этого она предназна-чена? Неужели это все что есть? Они начинают терять надежду. Прежде чем они вошли в эту жизнь они уже неудачники, они приняли неудачу. Если их родители, которые так мудры и так могущественны не преуспели, то как они могут преус-петь. Какие для них есть надежды? Это невозможно.
    И они учатся трюкам — трюкам как быть несчастными, трюкам как быть агрессивными. Дети никогда не видят как слу-чается любовь. В коммуне у них будет больше возможностей. Любовь должна стать более открытой. Люди должны знать, что любовь случается. Маленькие дети должны знать, что любовь есть. Они должны видеть людей, любящих друг друга.
    Вся идея состоит в том, что вы можете драться на людях, но вы не можете быть любящим на людях. Борьба — О’кей. Вы можете убивать, это позволено. Фактически если два человека деруться, толпа будет стоять и смотреть. И каждый будет наслаждаться этим. Так почему люди продолжают читать и наслаждаться историями убийств, виселицами, детектива-ми.Убийство позволено, любовь не позволена. Если вы любите на людях, это считается непристойным. Но это абсурд. Лю-бовь неприлична, а убийство прилично? Любовники не могут быть любящими на людях, а генералы могут шагать перед людьми, выставляя на показ все свои медали — убийцы и эти медали за убийство! Эти медали показывают сколько раз они убивали, как много людей они убили. Это прилично.
    Но это не должно быть приличным. Никому не должно быть позволено драться на людях. Это не выходит за рамки при-личия: насилие прилично. Почему любовь неприлична? Но считается что любовь не прилична. Вы должны прятаться в тем-ноте. Вы должны заниматься любовью так, чтобы никто не знал. Вы должны заниматься этим так тихо, по-воровски — что естественно, вы не можете этим наслаждаться по настоящему. И люди не осознают, что такое любовь. Особенно дети не имеют способа узнать, что такое любовь.
    В лучшем мире с большим пониманием любовь будет полностью открытой. Дети увидят, что значит любить. Дети уви-дят какую это приносит радость, когда вы любите кого-то. Вы видите как это происходит здесь. Вы видите маленького Сид-хартху, который бережно с величайшей любовью держит руку девочки. Если они наблюдают они учатся этому. Если они знают, что это случается, их двери открыты.
    Нужно больше принимать любовь и отвергать насилие. Любовь должна быть более доступна. Два человека занимаю-щиеся любовью не должны волноваться о том, чтобы никто об этом не знал. Они должны смеяться, они должны петь, они должны кричать от радости, так чтобы все по соседству знали, что кто-то кого-то любит — кто-то занимается любовью.
    Любовь должна быть даром. Любовь должна быть божественна. Она священна. Вы можете опубликовать книгу о том, как убили человека; это О’кей, это не порнография. Для меня, это порнография. Вы не можете опубликовать книгу о муж-чине, который держит женщину в глубоком, открытом обьятии — это порнография. Этот мир до сих пор против любви. Ваша семья против любви, ваше общество против любви, ваше государство против любви. И это чудо, что осталось еще немного любви, невероятно, что любовь еще продолжается — правда не такая, какой она должна быть, потому что это лишь маленькая капля, а не океан — но то, что она выжила среди стольких врагов — это чудо. Чудо, что она полностью не исчез-ла. Мое видение коммуны — это любящие люди живущие вместе, без антогонизма по отношению друг к другу, без конку-ренции друг с другом, с любовью, которая течет, которая более доступна, без ревности и без обладания. И дети будут при-надлежать всем, потому что они принадлежат Богу — каждый будет заботится о них. А они такие прекрасные, эти дети, кто же не будет заботится о них. И у них так много возможностей, чтобы видеть так много любящих людей, ведь каждый чело-век любит по своему, каждая женщина любит по своему, позвольте детям видеть, играть, наслаждаться. Когда родители за- нимаются любовью, позвольте им быть там, позвольте им быть частью этого. Позвольте им видеть, что происходит с их матерью, когда она занимается любовью — каким экстатичным становится ее лицо, какое сияние нисходит на ее лицо, как ее глаза закрываются и она идет глубоко в себя; как оргазм приходит к их отцу, как он кричит от радости. Пусть дети знают! Позвольте детям видеть многих любящих людей. Они станут более богатыми. И я говорю вам, что если такие дети будут жить в мире, никто из них не будет читать Плейбой. В этом не будет необходимости. Картинки с обнаженными исчезнут. Они просто показывают изголодавшийся секс, изголодавшуюся любовь.
    Мир станет почти не сексуальным, но он будет таким любящим. Ваши священник и полицейский создали всевозможные виды непристойности в мире. Они источник всего, что является таким безобразным. И ваша семья сыграла в этом большую роль. Семье нужно исчезнуть. Она должна растворится в более широком видении коммуны, в жизни более текучей, где не будет места мелким идентификациям.
    Если семьи исчезнут, церкви исчезнут автоматически, потому что семьи принадлежат церкви. В коммуне будут разные люди, разные религии, разные философии текущие рядом, и у ребенка будет возможность изучать. Однажды он идет в цер-ковь с одним дядей, в другой раз он идет в костел с другим дядей и он изучает все, что есть там и он может выбрать.Он мо-жет выбрать и решить, к какой религии он хотел бы принадлежать. Ничто не будет навязываться.
    Жизнь может стать раем здесь и сейчас. Барьеры нужно убрать. Семья — это один из величайших барьеров.

    Глава 11
    ГЕНЫ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНЫ БЫТЬ ГОЛУБЫМИ.
    Возлюбленный Ошо,
    Я все еще учусь в школе и хотел бы знать, в чем секрет образования?

    Может быть тебе трудно будет понять секрет образования. Но я не могу пренебречь своим пониманием, поэтому я ска-жу, что я чувствую, прекрасно зная, что возможно ты не будешь в состоянии понять его пока, ты столь юн. Но через тебя может быть кто-либо другой сможет понять, да и ты в один прекрасный день подрастешь и сможешь понять его.
    Вопрос очень сложен. Я понимаю, что ты задал его, не вдаваясь особенно в его смысл. Это один из самых фундамен-тальных вопросов для будующего человека. И я хотел бы начать с самого начала.
    До сегодняшнего дня люди живут случайной жизнью. Никто не знает вашего потенциала, и что вложено в вас природой. А проблема, секрет образования — не может быть решен без знаний вашего потенциала. Должны вы стать музыкантом? Поэтом?Инженером? Врачом? Не зная ничего о ваших возможностях, почти на ощупь в темноте мы решаем судьбу людей на базе странных доводов.
    Само слово образование, его корень, означает “формирование”. В этом значении слова находится его секрет. Чтобы ни было, вы как семя должны прорасти, вытянуться, сформироваться, получить полную возможность, и тогда вы сможете цве-сти. Но никто не знает, что в вас спрятано, какая почва вам нужна, и какой садовник, какой климат для вас является наи-лучшим, и какой момент для вас самый лучший, чтобы быть высаженным в почву.
    Родители решают судьбы своих детей в зависимости от их собственных амбиций. Отсюда проистекают страдания в этом мире: человек. который мог бы быть замечательным музыкантом, становится лишь посредственным промышленником. Че-ловек, который мог бы стать замечательным мистиком, вынужден стать математиком. Почти все не на своих местах. А быть не на своем месте очень больно. Вы даже не осознаете, почему вы страдаете, потому что вы не осознаете, что вы не испол-нили свое назначение. Вы послушались чужого мнения в выборе своего дела.
    Во-первых, по-моему мнению, все начинается с генетической инженерии. Здесь заложен секрет всего воспитания. То, что называли образованием до сегодняшнего дня, является просто хаосом. Секрет заключается в генетической инженерии. Сегодня научно уже возможно определить программу каждого человеческого существа даже до его рождения. Мужская сперма содержит многие из программ для его жизни и того кем он станет, будет ли это женщина или мужчина, будет он сильного телосложения или слабого, будет ли он вести здоровую жизнь или будет бесконечно болеть, его сопротивляемость болезням, продолжительность жизни и какого типа потенциал спрятан в нем — может он сможет стать великим математи-ком или великим художником, или великим поэтом, или великим промышленником. Ваша судьба записана на биологиче-ских началах вашей жизни, а не в вашем свидетельстве о рождении, ни в положении звезд, ни на линиях вашей руки.
    Сейчас наука открывает окно в новый мир: каждая сперма может быть прочитана как открытая книга. Вы сможете при-нимать решения о жизни вашего ребенка. До его рождения вы сможете выбрать, кем бы вы хотели видеть вашего ребенка. Для меня настоящее обучение начинается именно с этого момента.
    При совершении каждого любовного акта мужчина выбрасывает по меньшей мере миллион сперматозоидов, но только один из них может быть достигнет женской яйцеклетки. Это марафонский бег. Маленький сперматозоид, который даже не виден невооруженным глазом в соответствии с размерами его тела должен преодолеть дистанцию, которую можно прирав-нять к двум милям, и у него для этого есть всего лишь два часа жизни. Если он не достигнет за два часа, он умрет. Больше никогда в жизни он не встретится с такой конкуренцией.
    Вся жизнь это конкуренция, но самое жестокое соревнование, которое можно себе представить, происходит вначале жизни: миллион человек торопятся к женской яйцеклетке и только один станет победителем. Проигравший умрет.
    Сегодня это игра вслепую — очень возможно, что идиоты прийдут первыми. Вот почему в мире иак много идиотов. Идиоты, которые ни о чем не беспокоятся, никого не принимают во внимание, они только будут слепо торопиться изо всех сил. Мудрые могут стоять в стороне и наблюдать за тем, что происходит. А действительно мудрые, могут даже не прини-мать участия в марафоне, это так глупо.
    Эти проблемы могут быть разрешены. Но религиозные предрассудки являются серьезным препятствием для любого прогресса и новых идей. Мне будут возражать все религии — это неважно. Меня не воспринимали всю мою жизнь — но моя идея заключается в том, что любой мужчина, желающий ребенка может сдать свою сперму в госпиталь и медицинская наука изучит его сперму и выявит имеющиеся возможности. В этом миллионе сперматозоидов могут быть и Альберт Эн-штейн, и Бертран Рассел, Мартин Хейдегер, замечательные музыканты, такие как, Иегуди Менухин, великолепные танцоры, как Нежинский, великие философы, как Фридрих Ницше, замечательные писатели, как Федор Достоевский. Их можно вы-делить из общей массы, а отец и мать будут выбирать, кого они хотят. И если вы можете выбрать настоящие бриллианты, зачем вы будете выбирать крашенные камни? И если вы можете выбирать, зачем отдаваться на волю случая.
    Они смогут выбрать, если захотят, Генри Форда, который сможет создать великие богатства. Деньги это такое же искус-ство, как что либо другое: они имеют своих собственных гениев. Все не могут стать Генри Фордом.
    А если вы захотите, чтобы ваш сын стал Гаутамой Буддой, в таком случае, вы должны выяснить, согласно генетическо-му анализу у какого сперматозоида имеется потенциал, чтобы стать мистиком. Сперматозоид должен быть введен таким образом, что ему нет необходимости соперничать с толпой других. С этого момента начинается процесс образования.
    И это только начало генетической инженерии. В конце концов это произойдет, работа растет изо дня в день, выбранный сперматозоид имеет программу, но программа слегка может быть изменена, возможно, что у него будет ум Энштейна, но тело другое здоровое — что-то можно добавить, программу можно слегка изменить. Он может иметь продолжительность жизни 50 лет, но эта программа может быть изменена. Ему может быть дана такая длинная жизнь, какую вы хотите макси-мальная продолжительность может быть около трехсот лет — и она будет тем более здоровой, чем выше сопротивляемость болезням. Все это может быть внесено в программу. Таким образом ребенок начинает своe путешествие с родителями, ко-торые обладают полным пониманием, кем станет их ребенок, в какую школу его отправить, и какое образование будет со-ответствовать его генетическому коду. Тогда мир будет полон гениев, талантливых людей, здоровых людей. станет возмож-ным полностью избежать старости — человек может жить молодым до момента смерти.
    Сегодня это уже не фантастика, все это становится научным фактом. Но религия не позволяет узнать людям об этих дос-тижениях науки. Они бояться странных вещей. Они бояться, что мораль будет потревожена. Позвольте ей быть потрево-женной. И вообще, что за мораль существует в мире? Кроме лицемерия, нет никакой морали. Генетическая инженерия мо-жет опредлять даже характер, мораль, дисциплинированность индивида, который родится. Отсюда вытекают широкие воз-можности: для ребенка четкая и без сбоев карьера, а для родителей, так как дети не рождаются в результате секса, — секс становится чистым развлечением. Он не ведет к ответственности, он безопасен.
    Научная правда заключается в том, что люди страдают без необходимости, потому что слушают священников, а не уче-ных. Священники категорически против вмешатеьства во все, что имеет отношение к человеческой жизни. Они тут же на-чинают протестовать против того, чтобы вы вмешивались в работу Бога. Я не вижу , какую же работу выполняет Бог. Все эти умственно осталые глупые люди — это создание Бога? И священники не готовы к новому миру. Они против планирова-ния семьи, они против контроля над рождаемостью, они против всего, на что сегодня способен человек — создать лучший мир, лучшее человечество. Вот мое первое положение: обучение никогда не будет правильным, если ребенок не рожден посредством генетической инженерии, а посредством отсталого метода, которому вы следуете до сегодняшнего дня.
    Это один из самых важных секретов: если вы не прислушаетесь к здравому смыслу и разуму, вы не сможете произвести революцию человеческой жизни.

    Глава 12
    ОБРАЗОВАНИЕ В ПЯТИ ИЗМЕРЕНИЯХ.
    Образование, преобладавшее в прошлом, недостаточно, неполно и поверхностно. Оно только создает людей, способных обучиться добыванию средств к существованию, но не дает проникнуть в то, что же такое жизнь на самом деле. Оно не только не полно, оно уродливо, так как основывается на соревновании.
    Любой тип соревнования по сути своей глубокое насилие, которое создает не любящих людей. Все усилия их направле-ны на то, чтобы добиться имени, славы, и всех других амбициозных притязаний. Очевидно, что они должны бороться и для этого находится в конфликте. Это разрушает их радость, разрушает их дружелюбие. Кажется, что все деруться против всего мира.
    Образование до сегодняшнего дня было ориентировано на цели: что вы учите сейчас — неважно, главное это экзамен, который прийдет через год или два. Это делает будущее важным, более важным, чем настоящее. Настоящее приносится в жертву будущему. И это становится стилем вашей жизни, вы все время жертвуете настоящим ради того, чего нет. Это соз-дает ужасную пустоту в жизни.
    В коммуне, по моим представлениям, образование будет происходить в пяти измерениях.
    Никто не проваливает экзамены, все переходят, только некоторые чуть быстрее, а некоторые чуть медленнее, потому что идея провала создает глубоко ранящее чувство неполноценности, а идея успеха создает другую болезнь, чувство превосход-ства. Нет лучших, нет худших.

    Каждый таков, каков он есть, и он несравним.
    Таким образом экзаменов не будет. Это переносит перспективу будущего на настоящее. Главным становится то, что вы делаете в данный момент , а не пять вопросов по прошествии двух лет. В течении этих двух лет вы пройдете через тысячи вещей, каждая будет решающей; таким образом обученние не будет ориентированным на цель.
    В прошлом учителю отводилась важная роль, потому что он выучил и сдал все экзамены, он собрал знания. Но ситуация уже изменилась и в этом одна из проблем, наши ответы содержат устаревшую информацию. В настоящее время взрыв зна-ний столь огромен, столь обширен, столь стремителен, что уже нельзя написать большую книгу по какой-либо научной те-ме, потому что к тому времени, когда вы закончите, она уже устареет, новые факты, новые открытия сделают ее не актуаль-ной. Таким образом наука сегодня зависит ни от книг, а от статей, от периодических изданий. Учитель получил свое обра-зование 30 лет назад. За 30 лет все изменилось, а он будет повторять то, что он выучил когда-то. Он не в курсе дела, и сво-его студента он тоже вводит в заблуждение. Поэтому, по моим представлениям, учителей не будет, а вместо учителей будут инструкторы и разницу нужно понять. Инструктор укажет вам, где в библиотеке найти последнюю информацию по теме.
    Преподавание не должно происходить устаревшим методом, потому что телевидение может сделать это лучше, может сообщить самую последнюю информацию без проблем. Учитель обращается к вашим ушам, а телевидение обращается к вашим глазам и результат гораздо выше, так как через глаза вы получаете 80% информации о мире, и это ваша самая живая часть.
    Если вы можете что-либо увидеть, нет необходимости заучивать это наизусть, но если вы слушаете, вы должны заучи-вать это. Почти 98% материала может быть подано при помощи телевидения, а на вопросы, которые возникнут у студента, ответит компьютер.
    Учитель будет помощником, который покажет вам правильный канал, как пользоваться компьютером, как найти самую новую книгу по интересующему вас вопросу. Его функции будут совершенно отличными от нынешних. Он не приносит вам знания, он помогает вам познакомится с самыми современными знаниями. Он всего лишь инструктор.
    Принимая все это во внимание, я разделяю образование на пять измерений. Первое, это информационное, как например история, география и многие другие предметы, изучение которых может происходить при помощи компьютера и телевизо-ра. Вторая часть это точные науки, они тоже могут преподаваться через компьютер и телевидение, но они несколько слож-нее и инструктор здесь более необходим.
    К первому измерению относятся и языки. Каждый человек должен знать хотя бы два языка; один свой родной, а другой английский, как язык межнационального общения. Их тоже лучше изучать при помощи телевидения — произношение, грамматика и все остальное могут быть правильнее преподнесено, чем человеческим существом. Вы можете создать в мире атмосферу братства: язык объединяет людей и язык разъединяет людей. В данный момент интернационального языка не существует. Английский наиболее широко распространенный язык, и люди должны отбросить свои предрассудки и увидеть реальность.
    Было сделано много усилий, чтобы создать языки и избежать бессмысленных споров — испаноговорящие народы могут сказать, что их язык должен стать интернациональным языком, потому что на нем говорит большее число людей, чем на любом другом языке. Чтобы избежать этих споров был создан например — Эсперанто. Но ни один искусственно созданный язык не способен функционировать. Есть такие вещи, которые нельзя создать искусствено, они должны вырасти сами, как например, язык, который является детищем тысячелетий. Эсперанто выглядит настолько искусственным, что затраченные усилия не увенчались успехом.
    Очень важно обучить двум языкам — первому родному, потому что существуют такие чувства и ньюансы, которые воз-можно выразить только на родном языке. Один из моих преподавателей С.К.Сасена, путешественник, объехавший весь мир, преподававший философию во многих странах, обычно говорил, что на иностранном языке вы можете сказать все что угод-но, но когда дело доходит до драки или любви, вы чувствуете, что не сможете искренно и правдиво выразить свои чувства. Для чувств и их искренного выражения вам нужен родной язык, который вы всасываете с молоком матери, который стано-вится частью вашей крови, проникает в вас до мозга костей. Но этого недостаточно, это создает малые группы людей, а других превращает в чужих.
    Один межнациональный язык очень важен как общая основа для единого мира, для единого человечества. Таким обра-зом два языка необходимы для всех. Это произойдет в первом измерении.
    Второе — это приобретение научной базы, которая имеет колосальное значение, потому что это половина окружающей нас реальности, внешняя реальность. Третьим станет то, что сейчас отсутствует в образовании, искусство жить. Люди счи-тают само собой разумеющимся, что они знают, что есть любовь.Но они не знают... и со временем когда узнают, уже слиш-ком поздно. Каждому ребенку нужно помочь трансформировать свой гнев, ненависть, ревность в любовь.
    Очень важной частью третьего измерения должно стать чувство юмора. Наше так называемое образование делает людей несчастными и серьезными. И если одна треть вашей жизни потрачена на университет, где вы были несчастны и серьезны, это врастает в вас, вы забываете язык смеха, а человек, который забывает язык смеха позабыл в этой жизни так много.
    Итак, любовь, смех и знакомство с жизнью, ее чудесами, ее тайнами ... эти птицы поющие на деревьях не должны быть не услышанными. И дерево, и цветы, и звезды должны иметь связь с вашим сердцем. Рассвет и закат не должны быть лишь чем-то внешним, они должны иметь какой-то внутренний смысл. Почтение к жизни должно быть основой третьего измере-ния.
    Люди так непочтительны к жизни. Они по-прежнему убивают животных для еды и они называют это игрой, но если жи-вотные поедают их — они называют это ужасным несчастьем. Странно ... в игре обоим партнерам должны быть даны рав-ные возможности. Животные не имеют оружия, а вы имеете ружье или стрелы. Необходимо прививать почтение к жизни, потому что жизнь это Бог и нет другого Бога кроме самой жизни, радости, смеха, чувства юмора — короче говоря настрое-ния танца. Четвертым измерение должно быть искусство и творчество: живопись, музыка, поэзия, рукоделие, гончарное дело, строительство — все, что является творческим. Любая область творчества должна быть разрешена: ученики смогут выбрать сами. Только некоторые вещи должны быть обязательными — например язык межнационального общения должен быть обязательным, приобретение определенных умений, чтобы заработать на жизнь должны быть обязательными, какое либо творческое искусство должно быть обязательным. Вы можете выбрать среди всей радуги творческих искусств, потому что если человек не научится творить, он никогда не станет частью существования, которое само по себе постоянно являет-ся творческим. Человек становится божественным. Творчество — это единственная молитва. А пятым измерением должно стать искусство умирать. И в этом пятом измерении должны быть все медитации: так чтобы вы смогли узнать, что смерти нет, так чтобы вы смогли осознать, что вечная жизнь внутри вас. Это должно стать абсолютно необходимым, потому что каждому прийдется умирать, никто не избежит этого. Но под большим зонтом медитации вы сможете войти в Дзен, в Дао, в Йогу, в Хасидизм, в любые виды, в любые существующие возможности, обучению которому не придавалось никакого зна-чения. В этом пятом измерении вы сможете узнать боевые искусства, например айкидо, джиу-джитсу, дзю-до — искусство самозащиты без оружия — не только самозащиты, но и медитации.
    Новая коммуна будет иметь полное образование, цельное образование. Все главное должно быть обязательным и все не главное должно быть необязательным. Каждый будет иметь выбор, и большой. И когда основа будет выполнена вы сможете изучать то, что вам нравится: музыку, танцы, живопись — и вы должны знать кое-что для того, чтобы идти внутрь себя, узнать себя. И все это может быть дано легко, без какого-либо напряжения.
    Я сам был преподавателем и отказался от университета со словами: " Это не образование, это полнейшая глупость, вы не учите ничему стоящему."
    Но это ничтожное образование превалирует во всем мире, нет разницы между Советским Союзом или Америкой. Никто не заботится о более полном, цельном образовании. В этом смысле почти все необразованы: даже те, которые имеют выс-шие степени — не образованы в широких областях жизни. Некоторые более необразованы, другие менее необразованы — но необразованы все. Найти образованного человека невозможно, так как цельного образования не сеществует нигде.

    Глава 13
    ПРЕПОДОВАНИЕ: ДОРОГА ВНИЗ ИЛИ ВВЕРХ.
    Возлюбленный Ошо,
    Вы часто говорите нам, что мы не должны судить себя и других людей. Я учитель по роду своей деятельности должен оценивать студентов. Сейчас я обеспокоен тем, как мне справляться со своей работой. Можете ли вы мне помочь?

    Мои слова, что вы не должны судить не означают, что вы не можете сказать ученику, будучи учителем: ”Ваш ответ, ко-торый вы сейчас дали, неправильный”. Вы же не судите человека, вы судте поступок. А я не говорил вам, чтобы вы не су-дили поступки — это совсем другое.
    Например, кто-то вор, вы можете судить, что воровать нехорошо. Но не судите человека, так как человек — это широкое явление, а поступок это что-то маленькое. Поступок это такая малость ... что суждение о нем не может переносится на всего человека. У вора может быть много положительных качеств, он может быть правдивым, он может быть искренним, он мо-жет быть любящим человеком. Но чаще всего происходит обратное: люди начинают судить скорее людей, чем их поступки. Поступок должен быть скорректирован особенно в такой профессии как учитель, вы должны исправлять, вы не можете по-зволить ученикам идти дальше, совершая ошибки. Это было бы очень жестоким, бесчувственным. Но не исправляйте их в соответствии с традициями, убеждениями, с точки зрения так называемой морали, в соответствии с вашими предрассудка-ми. Когда вы исправляете кого-либо, будьте медитативны, будьте тихи: посмотрите на всю вещь целиком, со всех точек зрения. Может это и правильно, то что они делают, а ваше предупреждение совсем неуместно.
    То есть, если я говорю: "Не суди". Я только говорю, что поступки не дают вам право судить человека. И если поступок не правильный, помогите человеку — определите, почему поступок не правилен, но не судите. Не трогайте человеческое достоинство, не унижайте его, не заставляйте чувствовать себя виноватым, вот что я имею ввиду, когда говорю: "Не суди-те".
    Но если что-то можно исправить: без предрассудков, тихо, в вашем сознании, если вы видите, что что-то непрвавильно и оно разрушает человеческий разум или же заведет его на неправильный путь в жизни, помогите ему.
    Работа учителя заключается не только в преподавании таких поверхностных вещей, как география, история и всякая другая чепуха. Его основная задача привести ученика к лучшему осознанию, к высшему сознанию. В этом должна быть ва-ша любовь и сострадание, и только с этой точки зрения можно судить правилен поступок или нет.
    Но никогда ни на один момент не заставляйте человека чувствовать, что он осужден. Напротив, что он любим — что из любви к нему вы постарались исправить его.

    Парень, лежащий на больничной койке приходит в себя после наркоза, просыпается и видит возле себя доктора.
    "У меня для вас есть плохая и хорошая новость, говорит доктор, какую вы бы хотели сначала, плохую или хорошую?"
    "Ах, стонет парень, скажите сначала плохую"
    "Ну, вот, говорит доктор. Нам пришлось ампутировать обе ваши ноги ниже колен".
    "Ох, простонал парень, это действительно плохо".
    Прийдя в себя после шока, он спрашивает доктора о хорошей новости.
    "Знаете, говорит доктор, человек с соседней койки хотел бы купить ваши тапочки."

    Только не будьте серьезными! Не думайте, что если вы учитель, то у вас очень серьезная работа. Смотрите на жизнь гла-зами полными игры ... она ведь по настоящему веселая! Здесь нечего судить, все делают все, что могут. И если вас что-либо задевает, это ваша проблема, а не его. Сначала исправьте себя.

    Глава 14
    ПРОПАСТЬ МЕЖДУ ПОКОЛЕНИЯМИ : ВЗАИМНОЕ НЕУВАЖЕНИЕ.
    Возлюбленный Ошо,
    Что такое пропасть между поколениями? Я так много слышу об этом в последнее время.

    Два старика восьмидесяти лет сидят в своем клубе и один говорит: ” Как ты думаешь, существует ли сейчас в мире так же много любви, также много радости, как когда-то?”
    “Да, конечно,” — говорит другой. “Но сейчас появилась новая кампания людей, которая всем этим наслаждается.”
    Вот что такое пропасть между поколениями.
    Большая толпа тихо ждала у подножия горы, Моисея не было уже несколько часов. Неожиданно они увидели его белую робу, развевающуюся на ветру, и теперь пророк стоял перед своей паствой: ” Народ Израэля! Я семь часов провел с Госпо-дом и теперь у меня есть хорошие новости и есть плохие новости . .
    “Говори, о Моисей!” — закричала толпа.
    “Хорошая новость, — сказал Моисей, — заключается в том, что мне удалось сократить число заповедей до десяти!”
    Люди повеселели. Они закричали: ” Моисей, в чем же плохая нвость?”
    Моисей печально отвечает: ” Супружеская измена все еще включена в них.”
    Для нового поколения она больше не включена. Вот в чем пропасть между поколениями. Теперь само значение супру-жеской измены изменилось. Это просто значит быть взрослым.
    В прошлом никогда не было пропасти между поколениями, поэтому нужно заглянуть глубоко в это, потому что первый раз во всей истории человечества используется даже само выражение “пропасть между поколениями”. И пропасть стано-вится больше и больше день ото дня. И кажется, что мосты навести уже невозможно.
    За этим скрывается, несомненно, психологическая причина. В прошлом не было молодого возраста. Вы удивитесь, узнав об этом. Дети становились взрослыми не побывав молодыми. Шестилетний, семилетний ребенок обычно начинал работать со своим отцом; если отец был плотником, он учился плотницкому делу, или по крайней мере, помогал отцу. Если отец был фермером, он шел на ферму с отцом, помогал ему ухаживать за животными, коровами, лошадьми. В возрасте шести или семи лет он уже входил в жизнь. К двадцати он обычно был женат и имел несколько детей.
    В прошлом не было “молодого поколения”, поэтому не было и пропасти. Одно поколение следовало за другим беспре-рывно, без всякого разрыва между ними. К тому времени, когда отец умирает, сын уже практически, во всем заменил его. Времени, чтобы играть небыло, времени, чтобы получить образование не было; не было школ, не было колледжей, не было университетов.
    Новое поколение является побочным продуктом многих изменений. В прошлом, единственным способом научиться че-му-нибудь было участие в какой-либо деятельности вместе со старшим поколением, работать с ними — это было единст-венным способом. И, конечно, старших всегда уважали, потому что они были учителями.
    Они знали, а вы были невежественны; невежественные, несомненно, должны были уважать знающих. В прошлом было почти невозможно, чтобы молодые люди не уважали старших, или, чтобы они, посмели бы даже в мыслях вообразить себя более знающими, чем старшие. Знание было решающим.
    Люди, которые знали, обладали властью, силой. Люди, которые не знали властью и силой не обладали. Должно быть, в те старые времена родилась поговорка “Знание — сила”. Оно было единственным критерием в жизни, поэтому восстание молодежи против старших было бы неслыханным явлением.
    Сегодняшнее поколение подошло к новой, совершенно новой стадии развития. Теперь ребенок не ходит по пятам за от-цом. Он ходит в школу; а его отец ходит в магазин, или в офис, или на ферму. К тому времени, когда он возвращается до-мой после окончания университета, ему уже 25 лет. В течении 25 лет он был оторван от старшего поколения. Он был связан со старшими лишь материально; они помогали ему материально. За эти 25 лет многое случилось; во-первых, он знает боль-ше, чем его родители, потому что его родители были в школе 20-25 лет назад, за это время знание сделало квантовый ска-чок — оно так сильно ушло вперед.
    Изучая, вы можете узнать столько, сколько захотите. Просто сидя в библиотеке, вы можете познать весь мир, во всех его измерениях, чтобы ни происходило. Вам не нужно даже выходить за порог библиотеки.
    И вы увидите еще больший разрыв — о нем человечество еще не знает — я говорю об этом в первый раз. Один разрыв создан образованием. Если медитация станет мировым движением — будет создан другой разрыв, и этот разрыв будет ог-ромен. Тогда старый человек и молодой человек будут так же далеки друг от друга как два полюса земли. Даже обычное общение между ними стало сложным уже сейчас; и оно станет вовсе невозможным.
    Люди, которые находятся здесь, со мной, понимают, о чем я говорю. Если вы начнете двигаться в мир не-ума, тогда ста-рые люди, ум которых собрал много знаний, будут казаться вам медлительными, неразвитыми, очень обычными. Нет при-чин, чтобы уважать их! Им придется уважать вас — вы вышли за пределы ума. Мир все больше интересуется медитацией. Не далек тот день, когда медитация станет высшим образованием в высшем понимании.
    Обычное образование касается внешнего. Медитация будет образованием, связанным с вашим внутренним миром, с ва-шим внутренним существом.
    Разрыв поколений — это несчастье. Я против этого. У меня есть собственная стратегия, как этого избежать. Всю систе-му образования надо менять, начиная с основания. Короче говоря, мы готовим людей, давая им образование, скорее как средство к существованию , чем к жизни. В течении 25 лет мы готовим их — а это треть жизни — как добыть средства к жизни . Мы никогда не готовим людей к смерти, а жизнь продолжается лишь 70 лет. Смерть — это дверь в вечность. Она требует величайшей подготовки. Что касается меня — я чувствую очень отчетливо, что это случится в будущем, если чело-век выживет — образование нужно разбить на части: 15 лет — как добыть средства к жизни, и опять, после 42, десять лет на подготовку к смерти. Образование нужно разделить на две части. Каждый посещает университет, конечно, разные уни-верситеты, или в одном и том же университете, но разные факультеты. Одна часть, чтобы подготовить детей к жизни, и дру-гая часть, чтобы приготовить людей, которые прожили жизнь, и теперь хотят знать нечто большее, за пределами жизни.
    Тогда разрыв между поколениями исчезнет. Тогда люди, которые старше, будут способнее, они будут более молчаливы, в них будет больше мудрости, они снова будут стоить того, чтобы к ним прислушивались.
    Вторая часть образования будет состоять из медитативности, осознанности, свидетельствования, любви, сострадания, творчества — и, конечно, разрыва между поколениями не будет. Молодые будут уважать старших, не формально, потому что так нужно, но потому что старый человек действительно будет заслуживать уважения. Он знает нечто за пределами ума, а молодой человек знает лишь что-то, находящееся в пределах ума.
    Молодой человек все-еще борется в повседневности этого мира, а старый человек поднялся над облаками, он почти дос-тиг звезд. Уважение к нему, это не вопрос этикета. Вы непременно будете уважать его, это будет исходить от сердца, это не будет формальностью, навязанной другими.
    Старшие люди должны вести себя как просветленные люди — и не только вести себя, они должны быть просветленны-ми. Они должны стать светом для тех, кто еще молод и находится под влиянием биологических страс...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru