КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    КОГДА СОЛНЦЕ ДВИЖЕТСЯ НА СЕВЕР

    Вернуться в раздел "Учения новой Эры"

    Когда Солнце движется на север
    Автор: М. Коллинз
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    Объяснение шести священных месяцев
    Перевод с английского Марии Денич

    ————————


    Предисловие к русскому переводу
    Постепенно разрастающееся искание путей духовного развития с каждым годом все глубже проникает в общество, вызывая все больший интерес к вопросу о направлении и законах этого развития. Наряду с сочинениями, дающими основные положения науки о духе, сочинениями, в большинстве случаев требующими более или менее продолжительной и систематической подготовки, за последнее время все чаще возникают попытки дать более легкие по форме и более популярные по содержанию очерки, в основу которых положены данные Сокровенного Знания. Среди этих последних бесспорно одно из первых мест занимают книги, написанные уже давно хорошо известным за границей именем Мэйбл Коллинз. Исходя в своем творчестве из так называемого восточного течения в оккультизме, течения, чьи истоки теряются в глубине древних святилищ Востока, и обладая той мистической способностью человеческого духа, которая известна под именем ясновидения, М. Коллинз в своих произведениях раскрывает перед нами двери сокровищницы древней мудрости духовного познания. Предлагаемая теперь книга этого автора содержит описание тех духовных обрядов и празднеств, которые сознательно или бессознательно, зримо или незримо для человека, переживаются его духом в течение тех шести месяцев, когда солнце движется на север. Эти страницы, где слова так часто едва в состоянии передать всю значительность и глубину того о чем они должны рассказать, не предназначены для людей, которым еще неведом внутренний призыв к рождению в дух. Для них они не будут иметь значения. Только тем, кто познал эту духовную жажду, кто воистину томится среди все растущего позитивизма нашей жизни, только им будет понятен смысл этой книги. Для человека внутренне лишенного чувства красоты, цветок будет только частью растения. Чтобы понять красоту цветка необходимо раскрыть внутри себя способность увидать ее. И если эта книга не может раскрыть для человека его духовную сущность, — так как раскрыть ее в себе может лишь сам человек, — то она все же может помочь ему в этом. И раз почувствовав ее правоту, хотя бы лишь однажды ощутив себя более чем "человеком", уже никогда невозможно забыть этого; раскрывшееся зерно духовности — неизбежно приведет к тому порогу, за которым начинается Путь. И если в грядущем, оглядываясь назад в начале трудной стези ученичества, человек увидит страницы этой книги — ее цель будет достигнута.


    Б. Леман.
    С.-Петербург.
    1 октября 1913 г.


    --------------------------------------------------------------------------------

    "Никакая большая жертва не может быть предпринята во время прохождения солнцем юга.

    Юг — область Ямы: Яма — Бог Мертвых".

    "Брахмана из брахманы. Сата-патхи говорит: — Когда солнце движется на север, оно находится среди богов, оно охраняет богов".

    "The Buddist Praying Whed".

    Время сожигает тварей, и время же уничтожает огонь". "Mahabharata".


    Декабрь. Месяц рождения, обряды и праздники.
    1-го Обряд желания Рождения.
    5-го Обряд Ужаса.
    7-го Обряд Посвящения.
    11-го Праздник Любви.
    15-го Праздник Единения.
    21-го Праздник Удовлетворения.
    25-го День Рождения.


    Глава I
    Есть основная глубокая связь, существующая между законами природы и обрядами великих мировых религий, образующими историю года. На материальном плане эта история года начинается с повсеместно соблюдаемого праздника Нового Года, которым, по общему признанию, справляется победа света над тьмою; окончательного же своего развития история года достигается в начале июня, когда народы Тибета справляют годовщину Нирваны Будды. Празднику Нового Года предшествуют праздники и обряды Рождения, которыми обозначаются те времена года, когда солнце — свет и жизнь мира — вновь рождается и возвращается на землю, чтобы победить тьму и смерть. Оно ежегодно появляется снова, подобно младенцу, растущему по мере того, как подвигается время; Макробий говорит, что египтяне изображали солнце "во время зимнего солнцестояния в образе младенца". Изучающий оккультизм знают, что человек есть часть природы, и что, когда он входит в тайную и святую жизнь небес и земли, то открываются ему их мистерии. Для него духовное желание рождения ежегодно предшествует тому времени, когда он рождается физически. Как в учении египтян, так и в учении буддистов говорится о том, что солнце умирает или теряет свою оплодотворяющую силу осенью или в начале зимы и Симпсон в The Buddist Praying Whed доказывает, насколько невероятно предположение, что эта идея возникла в Индии. Он предполагает, что арийцы принесли ее в Индию из северных стран. На то, что мировые религии повсеместно принимают январь за время года, когда вновь возвращается свет мира, различие поясов земли в разных частях земного шара не оказывает никакого влияния. Вся природа рождается к новой жизни. В одной статье январской Revue Egyptologique за 1888 г. Груши-Бей, основываясь на одной надписи, рассказывает об обряде, который справлялся самим Фараоном или одним из первосвященников в Мемфисе, в известный день, считавшийся священным по своему ритуалу — в день зимнего солнцестояния, то есть 22-го декабря. Он приводит показания Макробия о том, что в это время года солнце изображалось в виде младенца. Духовная сущность человека неразрывно связана с этим младенцем, с этим носителем света, и когда ученик достигает психической сознательности, он узнает о постоянном мистическом возвращении этого чуда, описанного в религиях как рождении, смерть и воскресение. Во время своего восхождения по ступеням сознательности он узнает, что духовный носитель света должен перенести на кресте времени и пространства, и должен сойти в гроб к матери. И как Великие проходят через это в своей Светлой Эволюции, также должны пройти через это и их последователи. Ежегодные посвящения начинают с этого желания вновь родиться в материи, которая, благодаря закону взаимодействия противоположностей, приводит человеческий дух к состоянию страдания; холод и зной, радость и горе, любовь и ненависть, мужское и женское — все эти противоположности беспрерывно осаждают его, и он не в состоянии освободиться от них иначе, как избегнуть нового рождения.

    Задача Христа состояла в том, чтобы указать значение Креста и научить великому уроку жертвы, обозначающему, что никто не должен искать освобождения, пока не спасутся все. Он дал обет остаться с нами навеки отказавшись до скончания мира от своей Нирваны, живя со своими возлюбленными детьми — праведными и неправедными в таинственных недрах сознания. И те, которые следуют за Ним должны поступать так же, и должны ежегодно испытывать это состояние желания, рождения, каждый год все с большей и большей жаждой помочь миру. Тогда желание постепенно меняет свой характер и из эгоистичного становится альтруистичным. Душа человека и душа мира, душа высшей и низшей природы, все одинаково проходит через муки рождения.

    В декабре — месяце рождения — совершается семь великих обрядов, несущих жизнь, которые своими переживаниями заполняют весь месяц. Первый обряд есть Желание Рождения, начало мистической истории года! Он так непохож на материальную человеческую жизнь, что невозможно описать его человеческими словами. Только духовным существом до его нисхождения в материю он познается сознательно. Ученик пытающийся принять в нем участие, пока он находится еще в физическом теле должен стараться воспроизвести в своей психической памяти "литанию", слышанную им в духовной сфере, из которой он сошел, когда искал опыта человеческой жизни. Обряд Желания Рождения продолжается четыре ночи, и начинается 1-го декабря. В продолжение этого времени ученик должен постигнуть все, что содержит его литания. В каждую полночь и в час восхода солнца он должен углубляться в слова литании, стараясь достичь их понимания. Они очень трудны и неясны; настолько трудны и неясны, что человеку материальной жизни они кажутся бессмысленными, если он рассматривает их в свете своего рассудка. Но ученик, принадлежащий к одной из оккультных школ (здесь разумеются психические оккультные школы, а не физические; ученик — это тот, кто принял Йогу "Света на пути"), и желающий стать сознательной частью божественного целого, должен в это священное время года войти в психическую жизнь мира и должен с каждым годом все больше и больше в себе самом познавать мистерию божественной жизни и ее связь с жизнью материальной.



    Литания.
    I. Я желаю рождения.

    II. Я готов быть сожженным и уничтоженным; ибо это и есть рождение.

    III. Я готов быть нагим и лишенным покрова и страдать от своей наготы; ибо это и есть жизнь.

    IV. Я готов совершить странствие в материи, во тьме и в огне, так чтобы круг несотворенного стал единым с кругом сотворенного.


    Испытание огнем. Испытание огнем, которое приходит к душе непосредственно после того, как испытано желание рождения, и которое продолжается, пока человек остается лишь человеком, состоит в сожигании и уничтожении всех примесей человеческой природы. Когда это совершилось, тогда Я может осуществить чудо воскресения и возрождения на высшем плане, и может начать строить возрожденную форму, которая станет достойной бессмертия. Инстинкт животной природы заставляет избегать страдания и искать защиты от него. Но дух человека искал рождения в материи для того, чтобы достичь очищения, и поэтому он не только желает подвергнуться испытанию огнем, но и войти в него без прикрытия. Поэтому он и произносит эти две строфы литании, которые следуют за выражением желания рождения. Мистическое соединение выражено в последней сфере; оно превышает всяческое человеческое понимание. Лишь смутно начинает постепенно постигать его человек по мере того, как он следует оккультным обрядам, и они все больше и больше становятся для него ясными. Осень, зима, весна и лето повторяются ежегодно, ибо божественный Дух природы постоянно нисходит к природе и, пройдя через материю, возвращается опять к себе самому. Драма ежегодно возобновляется вновь. История паломничества духа человеческого содержится в этой ежегодной драме и она является основой легенд, образующих начало великих религий. Желание, брак, рождение — вот что приводит нас сюда; любовь, смерть, воскресение — вот, что уводит нас отсюда; и как с каждой весной появляются вновь зеленые листья, так постоянно вновь открывается ученику и внутреннее значение зеленых листьев. Древние египтяне впервые ввели священный календарь, в котором каждый день соответствовал религиозному обряду. Египетский посвященный, давший автору Истории Года отрывки литании Дня Рождения и литании Воскресения из древнего ритуала определил теперь обряды и бдения месяцев с Рождества до Пасхи. Но он ничего не дал для летних и осенних месяцев, когда ни у одной из существующих религий нет обрядов и празднества. Это несомненно согласуется с поверием древних, что ни одна великая жертва не может быть предпринята во время прохождения солнцем юга. Юг принадлежит Яме, Богу Мертвых. Священные месяцы это те, когда солнце движется на север.



    Глава II
    Желание рождения сопровождается в первых сознательных опытах ученика чувством, что ничего нет; другими словами, желание силы, могущества, совершенства, имеющее в виду такую великую цель, повергает дух в трепет и ужас; он подавлен уверенностью, что ничего нет, что могущество напрасно, что сила бесполезна, потому что совершенство невозможно. Во время этого первого переживания, ученик, увидевший, что дух его желает рождения, и познавший собственную свою свободную волю, вступает впервые в новую жизнь в чуждые и неиспытанные состояния. Ясно, что вначале его охватит чувство замешательства. Это состояние должно быть испытано при входе в оккультную жизнь. Когда ученик испытывает его впервые, страдания его ужасны, потому что состояние это представляется ему безысходным. Оно известно, как Обряд Ужаса и две строфы литании Рождения относятся к нему.



    Литания.
    I. Я ничто; я лишь частица, долженствующая быть сожженной и уничтоженной.

    II. Один, я подобен ничтожеству.


    Это в то время, когда появляется Страж Порога. Перед тем, как ученик приобрел силу войти в Чертог Обучения и быть свидетелем происходящих в нем обрядов, он испытывает состояния ужаса в своем жизненном опыте. Холодное равнодушие мира сковывает его, как льдом. Те, кому улыбаются удачи и счастье, уделяют так мало внимания несчастью и отчаянию, что каждый из страждущих кажется одиноким, и ученик с проснувшейся сознательностью, оглядывающийся вокруг себя, замечает это как по отношению к себе, так и по отношению к другим. Человеку, изучающему жизнь, этот ужасный опыт приносит мудрость, и его дух склоняется перед неизбежным, как в природе он склоняется перед ветром или гибнет от лютого мороза. Ученик, вступающий на путь посвящения и следующий его обрядам, замечает, что это испытание возобновляется с каждым годом роста. Оно приходит к нему и на каждом плане сознательности, и с каждой следующей ступенью испытание становится труднее. В конце концов он достигает точки, на которой он испытывает обряд во всей его полноте, и он оказывается совершенно и безусловно одиноким без сознания своего высшего Я, своего Руководителя, своего Учителя, своего Бога. Тогда он познает, что он ничто иное, как частица, долженствующая быть сожженной и уничтоженной. Тогда он познает, что он должен подвергнуться посвящению и достичь единению с другими в своем паломничестве, Дух в нем стремится к другим, к его собратьям по страданию в распинании на кресте человеческой жизни, и это приводит его в Чертог Обучения, где он присутствует при Обряде Посвящения и воспринимает имени посвященных.



    Литания.
    I. Посвящая Дух, долженствующий родиться во мне, на служение Духу любви.

    II. В наступающем году я буду пребывать в святилище любви; я не нарушу законов любви.

    III. Я буду помнить, что я не должен просить любви, а должен давать любовь; что я должен всего себя отдать миру.

    IV. Я не буду делать зла никому; я буду прощать всех. В ответ я прошу, чтобы дух, долженствующий родиться во мне в течение этого месяца, был любим Братством душ и был признан душою, причастной вечной любви.


    Внимая этой литании, дух ученика интуитивно делает глубокий поклон. Он обратился к свету духовного мира, — к Духу любви. Пройдя через мрак отчаяния, и познав, что ничего нельзя удержать, ученик готов теперь отдать все, что имеет на служение божественной жизни, которая одна лишь вечна. Он знает теперь, что сам он лишь изменчивое и преходящее творение, и готов отдать все, чтобы вскормить семя Божественности, скрытое в нем, и избегнуть таким образом закона непостоянства, управляющего человеческой жизнью. В продолжение совершения Обряда Ужаса Чертог Обучения темен и покинут; он совершенно пуст, и в нем царит лишь ужасающее чувство запустения; двери широко раскрыты, и жестокий ледяной ветер проносится сквозь них, так что никто не может устоять. Во время Обряда Посвящения двери закрыты, внутри их — горячее чувство желания и стремления, и ученик смутно ощущает вокруг себя присутствие других существ. Пока не пришло это сознание, вокруг него царит тишина; затем слабо слышится пение литании и он знает теперь, что рядом с ним оно неслышно повторяется незримыми собратьями его по духу. Кругом тьма; и во тьме дух преклоняется в своем собственном сокровеннейшем святилище, в сердце своего Я. Это то, что известно в оккультизме как "глубокий поклон". В тишине следующей за литанией раздается голос; это голос безмолвия, который исходит из тиши; ученик никогда более не может быть одиноким или испытывать чувство боязни, раз он услышал его. Он родился снова, — индивидуальность его проявилась на высшем плане и принята там. Даже среди испытания Обряда Ужаса она твердо сознает, что они пройдут, и что он опять станет на твердой почве среди того, что реально, неизменно и вечно. И затем этим поклоном в духе и этим усилием посвящения он ставит себя в среду незримых духов, жаждущих стать частью великого тела любви и посвятить себя на служение ему. Они появляются при этом великом событии в обряде Посвящения в виде толпы, где все скрыты под покровами. Это те, которые не развили еще своих способностей и которые слепо уповают на Бога, верить в Которого их учили в исповеданиях веры и в церквах, благодаря силе и чистоте их желания они в состоянии испытывать радости и страдания полного посвящения; они испытывают их во тьме — во тьме еще не просветленной души. Теми, что еще с завязанными глазами впервые слышат мистическое пение, эта строфа литании понимается легче всего, и ее они начинают повторять раньше других строф, присоединяясь к пению незримых; "Я не буду делать зла никому; я буду прощать всех: в ответ я прошу, чтобы дух, долженствующий родиться во мне в течение этого месяца, был признан душою, причастной вечной любви". Раз это великое решение — не делать зла никому и прощать всех — принято, то Обряд Посвящения понят и испытан вполне, и достигнута ступень познания и успеха, которая не может быть допущена к этому обряду, но еще труднее пройти через него. Чаще всего право и сила принять в нем участие приобретаются победою над чувством законного негодования, негодования на причиненную действительную обиду. Победа должна быть одержана глубоко в святилище духа, и должна быть безусловной не только по отношению к одному какому-либо случаю несправедливости и обиды. Тогда возникнут в сердце первые слова великого гимна жизни, относящегося к Празднику Любви, Празднику Души.



    Литания.
    I. Любовь единый Царь;
    Единый Повелитель;
    Единый Творец!


    Когда дух ученика узнает эту чудную литанию и будет в состоянии присоединиться к ликующему пению, тогда Чертог Обучения становится для него видимым как бы весь оживший и сияющий, весь проникнутый сверкающими, пурпурными и зелеными тонами. Великая река, протекающая через него из конца в конец и ранее скрытая от глаз, теперь видима вся. Она напоминает тихую реку северных стран, на дне которой, в летнее время растут длинные травы. Камыши и тростники возвышаются над похожими на траву группами тонких духовных образов. Все стены горят драгоценными камнями, которые слагаются сами собою в слова для тех, кто способен читать. И из этих слов то гаснут, то вспыхивают вновь строфы литании.



    Литания.
    II. Ненависть и сатана — одно; мятежник, бунтовщик, разрушитель.

    III. Действие любви — это то, что люди зовут милосердием.

    IV. Действие ненависти известно, как злоба.

    V. У любви лишь одно наказание для грешника, и это прощение.

    VI. Жить по закону любви в сто тысяч раз труднее, чем жить по закону ненависти — этому великому усилию я посвящаю себя. Жить по закону любви означает принятие всякого зла за добро. Этим принятием, совершенным в духе любви, зло превращают в добро как в себе самом, так и в других, а также и в делах жизни, мы посвящаем себя. Отныне мы не избегаем зла, мы любим его и превращаем его. Любя его, мы становимся частью творческого начала, которое есть любовь.

    VII. Этому великому усилию ученики посвящают себя во время Праздника Любви, и связывают себя друг с другом, чтобы соединиться в любви. В одиночестве это невыполнимо.


    Вот почему непосредственно за Праздником Любви следует Праздник Единения. Зло, о котором говорится в этой литании, не есть грех; оно не ограничивается ни мыслями, ни словами, ни делами. Это та сила, которая причиняет все это, и которая противополагается добру так же, как ненависть противополагается любви и радость — горю. Эта последняя пара противоположностей ближе всего пониманию людей, и одно из первых упражнений ученика состоит в том, чтобы не боятся горя, но так связать его с радостью, чтобы создалось новое чувство. Слово, ближе всего выражающее на человеческом языке это новое чувство — это экстаз. Любовь, самая высшая из известных нам сил, уничтожает ненависть одним своим присутствием. Люди продолжают еще быть жестокими, грубыми и мстительными лишь потому, что Братство Любви недостаточно еще укрепилось в человеческой расе, чтобы господствовать над всем. Ненависть уступает любви, когда последняя проявляется, потому что стремления и усилия ее бесполезны; она не может причинить страдание или нанести оскорбление Духу, который не чувствует страдания и потери; поэтому ненависть обречена на бездействие, и сила, вызывающая эту страсть, изменяет свою природу. Так обстоит дело с добром и злом: применяя великую силу любви против силы, устремляющейся к душам людей и побуждающей их к вспышкам преступления и жестокости, можно сдержать эту последнюю в ее порыве и так подчинить ее духу любви, что она изменит свою природу. Необходимо помнить, что люди управляются и побуждаются силами, проносящимися в мире мысли, как ветры проносятся по земле или как электрические токи сверкают в эфире. Исследователи опытной науки стремятся изучить силы природы, алхимики стремятся изменить природу материальных субстанций. Опытный оккультист стремится изучить силы человеческой природы и изменить природу субстанции мысли; в этом, а никак не в своем собственном развитии или во влиянии на отдельных индивидуумов, состоит та главная задача, которую он ставит себе. Развиваясь, он идет навстречу силам и властям, осаждающим его, как и все остальное человечество; он силен благодаря тому, что он принадлежит к душам любви; его не касается ненависть и зло, и он может соединиться с другими, столь же хорошо вооруженными, чтобы влиять на мировую субстанцию мысли. Когда противоположности согласованы, тогда на людей, под руководством Духа любви, изливается великая волна новой жизни и силы, так как борьба закончена, и человеческие души, вместо того, чтобы разрываться в противоположных направлениях подымаются великим, все усиливающимся обрывом к бесконечному Добру. Это происходит так, как будто две руки, которые разрывали душу человека на две части, вдруг соединились, чтобы вознести его. Пока человек еще находится под властью закона взаимодействия противоположностей, распятый на кресте, состояние это не может быть продолжительным, если только усилие, вызвавшее его, не останется постоянным. Все немедленно возвращается к своему нормальному состоянию, как только усилие ослабевает. Никто кроме тех, кто очистился духовным огнем, кто силен в духовной любви и утвержден в сознании высшего, не может пытаться произвести это действие. И потому, что лишь немногие способны на это, человеческая раса остается достоянием борьбы, греха и жестокости.

    У ученика явилось желание быть рожденным; он прошел успешно чрез испытание огнем. Он принял участие в пении литании: "Я готов быть сожженным и уничтоженным, ибо это и есть рождение". Он вынес страдания, наложенные на него "семью великими священнодействующими жрецами". Весь опыт пройден и обретен в пламени огня Вайшвана (Бхагавад-гита). Он наг и беззащитен и свободен от всякого заблуждения; он — дух очищенный, прошедший через огонь очищения. Он весь отдался теперь жизни, согласной с законами любви — этой самой тяжелой форме жизни для воплощенного человеческого духа, ибо это обозначает присоединение к малому воинству, способному принять и преобразить зло. Побороть эту силу в своей собственной природе составляет задачу ученика; он встречается с ней постоянно в своем собственном существе, снова в каждом своем воплощении. Ученик, теперь уже просвещенный и умеющий обуздывать самого себя, оказывается способным, сообща с другими, также очистившимися учениками, выдержать напор огромной и ужасной силы зла и, изменяя своим воздействием ее природу, уменьшить ее пагубное влияние на человечество. Становясь теперь частью творческого Духа любви, он начинает выполнять работу алхимика, превращающего и изменяющего все. Надежда на освобождение человечества возложена на то, чтобы окреп этот союз работников, в которых развивается Христос. Человечество как целое, слишком глубоко погружено в материю и слишком сильно в нем влияние материальных мыслей, чтобы быть в состоянии развиться, пока злая сила еще так властна. Дело руководителей, учеников и посвященных, ведущих их от врат материальной жизни, дать человечеству эту великую надежду и возможность победы. Ученик, победивший в своей собственной природе первую пару противоположностей (радость, горе), прошедший в последовательных воплощениях ступени человеческой жизни и окончательно сгоревший на жертвенном огне, может отныне бесстрашно встречаться со злою силой. Она не может причинить ему зла. Но в одиночестве он не в состоянии изменить ее природы. Поэтому за праздником любви следует Праздник Единения.

    Когда он призывается принять участие в этой работе, он оказывается на своем месте, с которого ничто не может его свергнуть, если только он сам не свергнет себя с него по собственной вине. Но испытание его было столь строго, что этого нельзя предвидеть. Однако ошибка или падение всегда возможны, и поэтому каждый дает обет не уклоняться и не сбиваться даже в том случае, если бы стоящий рядом с ним упал или был отведен далеко от него. Тогда он начинает понимать, какая великая и страшная вещь зло; мощь его так ужасна, что человек как таковой, может лишь слепо, как незрячий, бороться с ней, когда она проявляется в различных областях его физической и душевной природы. Если бы он видел и знал, как могуча сила, касающаяся его души, и он окончательно пал бы, ибо он не вошел еще в бесконечно могучую силу любви. Цвет зла кроваво-красный; когда ученик встречается с этой силой, она окрашивает его путь и надо смыть этот позорный цвет и заменить его чистою белизною. Безусловный альтруизм создает хрустальную чистоту, которая смывает жгучий красный цвет злой силы. Учение изменяет яркую окраску цветов и драгоценных камней, словно бы их блеск был поглощен еще большим сиянием, ибо ослепительный свет солнца производит впечатление сияния, лишенного цвета. В ярком свете Праздника Любви все в этом месте обучения представляется тому, кто окончательно отказался от себя, белым подобно цвету белой лилии, даже когда другие видят кроваво-красный цвет и цвет огня. Эту белизну возможно увидеть лишь когда сердце раскрылось не только для тех, кто дает нам радость и удовольствие, но и для великого печального внешнего мира, даже самая мысль о котором причиняет боль и страдание. Никто, раз узрев эту белизну, не может дольше оставаться в ленивом безразличии. Она видна лишь в напряженности Праздника Любви, когда человек безудержно и без возможности возврата отдается всему миру. Во время Праздника Единения, непосредственно следующего за ним, Чертог сияет всеми цветами. Для тех, что успешно прошли через испытания посвящения и жертвы, ослепительная белизна, виденная ими в продолжение долгого мгновения, полного благоговейного созерцания, превращается в искрящиеся всеми цветами облака. Пламенеющие драгоценные камни, аметисты и сапфиры, сверкают на стенах; земля покрывается ковром цветущих анютиных глазок и незабудок. И все человеческие существа, стоящие друг возле друга в этом мистическом пространстве, все они вместе гармоничным аккордом тихо произносят слова литании:



    Литания.
    I. Нет более разделения путей.

    II. Все различные пути слились в единый путь.

    III. Я — лишь часть целого.

    IV. Я — лишь один камень в великом храме.

    V. Я — воин рати, и не должен отходить от ближнего моего даже на самое малое расстояние, ибо сделай я это, и движение всей рати будет расстроено. Поэтому я неизменно сохраняю единение с моими братьями соратниками.

    VI. Я знаю, что принимаю на себя ответственность за целое, когда вхожу сознательно в единение с ним.

    VII. Я готов быть свергнутым без единой жалобы с места, на котором стою, если отклонюсь или поколеблюсь перед каким бы то ни было испытанием, которое падет на моих ближних, ибо я знаю, что сила моя никогда не может истощиться, пока мои товарищи остаются неизменно со мною, и пока мы соединены — мы не можем упасть.


    Не следует забывать, что выражения, употребляемые в этих литаниях, имеют мистическое значение. Близость, товарищество, и единение, о которых здесь говорится, вполне духовны, и не относятся ни к какой близости или товариществу на физическом плане. Существует, правда, и такая психическая близость, которая не имеет ничего общего со значением этих эзотерических выражений. Ученик, ставший признанной единицей великой рати, вступил на место, где так глубоко запечатлены следы ног, как будто они высечены в скале, ибо во все века, и еще до начала времен, каждый, вступавший на великий путь, ступал по необходимости по следам своего предшественника. Шаги всех одинаковы. Тот, кто идет, это — высший Господь, человеческое Я, сознательно переходящее от рождения к рождению. И только это высшее Я человека, в своей полной сознательности может осуществить чрезмерную реальность и силу духовной жизни и понять, как ослепителен свет духовного Солнца и как непоколебимо то, что находится под стопами того, кто вступил в состояние единения, призрачность и непостоянство физической и материальной жизни представляются зримыми как бы в преходящем сне. Единственно любовь может привести его к этому состоянию. Ненависть есть чувство, присущее физическим сферам, прямое последствие их особого состояния.

    Кто желает избегнуть физической жизни, может достичь этого, лишь войдя и пройдя через школу любви; другого пути нет. Поэтому все те, которые эгоистично вступают на путь оккультизма и следуют, пока они еще полны личных побуждений, практическим упражнениям оккультизма, становятся злыми силами, сынами тьмы, и, следовательно, оказываются еще грубее самих материалистов, и еще более чем они, погруженными в материю.

    Вся суть и природа оккультиста становится подобной саду, за которым тщательно ухаживают, между тем, как прежде это был бесплодный клочок земли; и когда семя всходит на этой тучной почве, оно разрастается в огромное дерево, и его невозможно искоренить в продолжение долгих веков. Рать любви движется как один человек, потому что в ней не может быть недоразумений и ошибок. Единение абсолютно; и ничто помимо него не имеет здесь никакого значения. Сколько надо пройти ступеней и сколько перенести испытаний раньше чем достичь этого! То, что в обыденной жизни называется любовью, есть первый шаг, беспрестанный зов, влекущий нас, понуждающий нас к этому огромному усилию. Когда достигнуто состояние оккультного единения, то может случиться, что ближний, от которого не дозволено удаляться, окажется живущим вдали. Может случиться, что воины мистической рати никогда не воплощались в одно и то же время: никогда не говорили друг с другом на человеческом языке, несмотря на то, что они стояли бок о бок. То человеческое существо, ближний и возлюбленный которого находится на высоком духовном посту, и поведение и действие которого управляются тем же законом, какому следует и его сотоварищи (в этом кроется смысл того, чтобы не удаляться и не сомневаться), это человеческое существо одно из тех, которые несут свет своим ближним и сотоварищам на физическом плане. Те, которые неспособны при первом шаге направляться любовью, принуждены, переходя к следующему шагу и двигаясь вперед, пока не будет достигнуто сознательное прохождение обрядов, падать все снова и снова, безразлично, как бы ни были сильны их стремления и велики их способности. Ибо тот, кто стоит в одиночестве стоит лишь для того, чтобы упасть. Любовь — удивительная вещь. Она подобна самому чудесному в жизни и может сравниться лишь с ним. Ее рождение в душе удивительно и так же необъяснимо, как рождение души в теле. Раз она родилась, она неизменно растет, пока не станет способной охватить все живущее, пока не сможет разделить страдания всего живущего и чувствовать себя ответственной за все живущее. Итак безразлично, что бы не изменилось вокруг ученика во внешней жизни; внутри себя он обязан оставаться непоколебим, так как он знает, что действительное единение остается неизменным и становится, лишь еще теснее от кажущейся разлуки. Даже если бы твой ближний (в обыденном смысле это означает: сотоварищ твоей души, того, кого ты из всех всего более любишь) был внешне перенесен на далекое от тебя расстояние, на другую планету, или к подножию престола Господа, то и тогда ты не должен отступить или поколебаться, но должен сохранить неизменным чувство единения. Мистическое чувство, связывающее души неразрывными узами, должно быть способно превозмогать расстояние так, чтобы можно было, если нужно, перенестись даже через всю вселенную, оно связывает учителя с учеником, адепта с его последователем, человека с ангелом. Из него исходит то состояние, которое известно как Праздник Удовлетворения, состояние наивысшего довольства, при котором самость поглощается сообществом. Один ученик, сознательно присутствовавший при обряде этого праздника в Чертоге Обучения, дал следующее описание, которое, несмотря на свою краткость, содержит несколько характерных подробностей. "Силясь достичь Чертога, я сначала как будто потерял путь. Я очутился среди чащи высоких миртовых кустарников, которые все были в цвету. Надо мною было голубое небо. На мгновение меня насквозь пронизало ощущение мягкого свежего воздуха, и солнечного сияния, и силы и радости растений. Затем, когда я оглянулся, то увидел, что все мирты были срезаны и брошены на землю, и покрывали весь пол Чертога. Кто-то, стоявший рядом со мной сказал: "Взгляни, жатва снята. Маленькое деревцо личной жизни срезано; оно лежит под стопами того, кто идет, и при каждом его шаге оно издает невыразимо сладостное благоухание, которое никогда уже больше не покинет его". Это благоухание и есть тот таинственный результат воплощений, который навсегда пребывает с Я после того, как закончились воплощения. Но оно исходит лишь от смятых под ногами мирт; личность должна быть срезана, сброшена и попрана ногами — только тогда возникает это благоухание.



    Литания.
    I. Божественное удовлетворение осенило меня.

    II. Я даю, ибо сердце мое переполнено; оно не может вместить всего, что имеет.

    III. Я сознаю, что любовь бесконечна, хотя сам могу удержать лишь одну каплю ее. Поэтому я срезал маленькое деревцо, бывшее выражением моего личного роста.

    IV. Здесь на полу места обучения, лежит мирта моей жизни, она увянет и будет выброшена, когда будут готовить пол к следующему большому празднику. Я доволен, что это так, ибо я слился с целым.

    V. Я сам — ничто и ничего не имею.

    VI. И однако я имею все, ибо я — все.

    VII. Я сплю и бодрствую одновременно.

    VIII. Внутри меня безмерное довольство, которое есть вечный покой, и которое однажды достигнутое, уже никогда не может быть нарушено.


    Все мое существо поглощено совершенным миром, поэтому я готов к неустанной деятельности и вооружен к непрерывной борьбе. Бессмертие и Любовь почти равнозначащи: их нельзя разлучить.

    О, дремлющие души, идущие слепо к смерти, внемлите предостережению и проснитесь. Нет смерти для тех, кто живет в любви. Поэтому раскройте ваши сердца и дайте зеленым листьям весны распуститься в них, рождая новую жизнь для тех, которые видят чудо, совершающееся в вас. Те, на кого направлена ваша нежность, вкусят сладость божественной жизни, увидят величие воскресения и сами постигнут силу незримого. Когда тот, кто идет, обращается к разбросанным и вянущим миртам, среди которых лежит маленькое деревцо моей собственной жизни личной, он достаточно подготовлен, чтобы побороть каждое несчастие и огорчение, ибо он знает, как оно кратковременно. Только то, что вредит его бессмертной сущности, имеет значение. Ученик знает это с тех пор, как его дух впервые проснулся; но теперь, когда он начинает сознавать целое, он впервые действительно постигает это. То, что лишь незадолго до этого было им самим, теперь лежит в виде вянущей ветки. Однако высшая сущность содержит в себе все, ибо она есть все. Треугольник есть символ ученика или того, кто вновь пробужден; он является символическим изображением состояния сна и бодрствования и происходящего отсюда мистического состояния экстаза. Позже внутри треугольника появляется крест — крест высшего страдания, страдания в человечестве и вместе с человечеством, — Крест, на котором постоянно распинается Христос, заключенный в каждом человеке, равно как и Сам Иисус.


    Экстаз
    Сон Бодрствование
    Страдание




    Глава III
    Праздник Рождения — это второй по значению большой праздник года, так как первым является Светлое Воскресение. Он второй по значению и по трудности, следовательно, на нем и меньше присутствующих, чем на каком-либо из предшествовавших обрядов, на том простом основании, что лишь немногие способны вынести его. Многие, прошедшие через другие обряды и надеявшиеся, благодаря приобретенному в них опыту, пройти чрез большее испытание, ослабели и споткнулись при входе в Чертог Обучения. Некоторые, войдя, возвращаются при виде большой реки, которая в своем безмолвии и тишине таит испытание. Ибо в час рождения, в это великое мгновение, душа созерцает себя самое в этих водах. Лишь немногие способны вынести это. Те, которые прошли чрез это испытание, соединяются в одном едином возгласе, составляющем литанию для рождения.



    Литания.
    Я желаю абсолютной любви.


    Дух долженствующий родиться в новом мире, просит у этого мира любви. Он беспомощно простирает свои руки к тем, которые уже родились. Всемирная литания дня рождения Христа и Христа в человеке, слагается из этих призывов рождающегося младенца.

    Присущий рождению цвет — бледно-розовый; ученики и посвященные во время этого праздника, одинаково видят Чертог как бы в цвете диких роз. Вся атмосфера кажется пропитанной облаками света, и эти облака также представляются как бы большими пучками роз без листьев. Местами, где цветы темнее, из этой более густо окрашенной сердцевины вспыхивает от времени до времени яркая искра пламени; она рождается вспышкою мысли или чувства, которая и есть рождение души. Большая река открыта и светла, и представляется как бы огромным зеркалом. Ученики, по мере того как входят, приближаются к ее берегу и внимательно всматриваются некоторое время в ее глубину, чтобы затем уступить место другим. Многие отступают в последнюю минуту; ибо в тихой воде появляется страшное видение, возникает странное видение, возникает странное и ужасающее изображение, которое для каждого бывает иным. Ученик, который в состоянии вынести это посвящение, видит свою собственную прошлую жизнь во всей ее последовательности, словно отраженную в зеркале, без всякого изменения, ничем не смягченную, ничем не прикрытую. Факты показаны во всей их простоте, без оправдания или какой-либо скрывающей их личины. Некоторые из этих переданных водою повестей, некоторые из этих отраженных ею картин, прекрасны; ибо жизнь человеческая полна красоты. Иногда человек останавливается, пораженный неожиданной красотою совершенного им подвига. Другие картины с постыдной ясностью отражают иное, порою грязное и гнусное, порою ужасающее. Ученик, который достаточно силен, чтобы вынести это, как зачарованный глядит на эти неумолимые воспоминания, на этот настойчивый обзор, который не прекращается до тех пор, пока все не сказано, пока не подведен весь итог жизни и не сделаны все выводы. После того как перед учеником в зеркале воды, сменяя одна другую, прошли все картины, и все сказано и все сделано, ученик проходит дальше, давая место другим, и тогда он входит в таинственное место, известное как Часовня Огня, в котором темная окраска, исходящая от розовых облаков, сгущаясь образует большое пламя. В него входит ученик, это можно сравнить со вхождением в раскаленное добела горнило. Он должен войти в него неприкрытым, беззащитным, ибо все покровы и одеяния (даже сама животная) спали с него. Тот, кто сможет вынести это, оглянется на себя и познает себя в то мгновение, когда пламя рождения вспыхнет среди роз. Когда вспыхивает пламя рождения, то посвященные, присутствующие во время этих обрядов, знают, что ученик прошел через это посвящение, что он избрал рождение и родился. Тот, кто родился, приходит оттуда, где сияет розовый цвет, в место мрачной тишины. После того, как свершены все обряды и праздники рождения, наступает период бдений, постов и молитв. Вновь рожденный должен нести крест высшей жизни. До сих пор его вели волнения чувств и желаний. Теперь он должен терпеливо, вырастая все более, подготовляться к опытам святых месяцев, следующих за месяцами, посвященными рождению. Перед ним теперь мистические бдения и чествования, во время которых символически изображаются смерть, воскресение и превращение. День рождения достигнут. Теперь раскрываются золотые врата, и поднимается железный засов, который держит их закрытыми.



    Январь. Бдение любви. День Нового Года.
    Слова Учителя любви — ученику.

    Глава IV


    I.
    Только храброму сердцем откроется свет,
    Только смелому воздух душистый;
    Для иных в высь нагорную доступа нет,
    Нет молитвы безмолвной и чистой.


    II.
    Отрекись от утех, пусть ликуют оне,
    Ты ж отвергни покоя лик бледный;
    В них неверная часть, но найдешь ты во мне
    Всю великую радость победной.


    III.
    Призываю к себе я любимых сынов
    В ту страну, где я жду на высотах...
    Отодвинь же тяжелый железный засов,
    Золотые замкнувший ворота!


    IV.
    Отвори их! В руках твоих сила лежит,
    Моя сила, и ждет лишь желанья.
    И войдем в этот край, что зарею горит,
    На холмы золотого сиянья.


    V.
    Но запомни: в те страны не примут раба.
    Радость, горе, покой или беды
    Не должны изменять очертания лба...
    Моя сила растет от победы.

    "Из зеленой листвы".

    —————————

    Что для природы свет, то для сердца человека — любовь.
    В первый день Нового Года Учитель любви говорит с учениками, ибо в продолжение первого месяца в году справляются бдения, и это то время, когда ученики подготовляются и набираются сил для всех последующих опытов, во время которых их испытывают и проводят через искушения. Врата крепко затворены, трудно поднять железный засов и ученик не в состоянии сделать это один. Золотые врата — это тот вход, что ведет к духовной жизни. Они не скрывают ее, они ведут к ней. Лишь железный засов, запирающий их не дает им оставаться постоянно полуотворенными и готовыми легко поддаться каждому, кто пожелал бы войти. Но железный засов очень тяжел и трудно его сдвинуть — он настолько тяжел, что никто не в состоянии сдвинуть его один. Железный засов, столь непоколебимо крепкий и неумолимый — лишь иллюзия; это то искусственное и преходящее сознание, которое делает людей отдельными и уединенными друг от друга существами. Человеку, рассматривающему вещи с внешней стороны, это сознание представляется единой великой реальностью, единой безусловной правдой — так глубоко влияние иллюзии, которой он подвластен. Новый Год, это то время года, когда возвращается свет и тепло, и возобновляется проявление оплодотворяющей жизни, дающее человеку идею надежды. Хотя врата и закрыты и трудно поднять железный засов, все же это так лишь в настоящее время. Перемена наступит, чудо свершится, воскресение несомненно. Не забывайте, что весною всегда бывают почки; зеленые листья сердца раскроются в свое время. И не забывайте, что высшая природа столь же верна и непреклонна как и низшая; и внешние законы высшей природы могут быть познаны изучением законов низшей. Как солнце вновь возвращается, принося миру природы красоту, так возвращается и божественный свет, принося любовь, которая есть самое прекрасное в мире. Сердце становится бесплодным, благодаря страданию. Разочарование, горе, раскаяние, угрызения совести и стыд лишают сердце зеленой листвы и сбрасывают ее на землю, где она вянет; это жестокие ветры и морозы человеческой природы. Кажется, что молодость и радость души ушли навсегда. Вера, которая есть неосознанное знание, необходима ученику, желающему принять участие в этом чуде, "Слова Учителя любви, сказанные ученику", обращены к тем, кто только что достиг этой ступени, кто еще на самом пороге может ослабев отпасть, потому что знание его еще не стало совершенным. Если у покорного достаточно терпения и желания не сдаться, то он увидит себя неожиданно вновь озаренным светом и ощутит божественное тепло. Вера делает возможным это чудо; вера не в исповедании какой-либо религии, не в поклонении какому-нибудь алтарю, но в незримую жизнь и в ее законы вечного прекращения. Вера и упование — вот качества, которыми необходимо должен обладать ученик. Весь январь, этот месяц начинания, Посвящен обряду школы любви; при каждом восходе солнца, в каждый полдень и в каждую полночь, соблюдается своя особая молитва, которую произносят все в унисон. Молитвы эти могут быть объявлены лишь тем, которые действительно вошли в школу. Другим ученикам изучаемое в школе сообщается в это время года одним из ее учителей; все те, что серьезно пытаются вступить на высокий путь, могут принять участие в этих бдениях, продолжающихся весь месяц. Глубокий фиолетово-синий оттенок, цвет любви, напоминает Чертог Любви в продолжение всего времени бдения, и потому, насколько он ощущает этот оттенок, ученик может узнать, достиг ли он входа в школу и насколько велики его успехи. Соблюдение бдений дает ученику силу вынести последующие празднества мистических месяцев; и поэтому хорошо, если он вполне отдает себя им, постоянно пребывая в этом месте обучения, потому что из него, как из источника, изливается сила, когда в нем собираются Учителя любви. На праздник Воскресения в двери его вступают лишь принятые члены школы. Ученик, который пожелал войти в школу любви, должен пройти через строгие подготовления и овладеть пятью качествами и семью свойствами обладания, которыми отмечают ученика. Первые два качества — это вера и упование; третье способность милосердия, благодаря которой прощение обид становится естественным вместо того, чтобы быть вынужденным. Когда ученик способен достичь этого, он отдает орудия оскорбления или борьбы. Он более не желает покоя, власти, или радости для себя или для кого-либо любимого. Раз навсегда уничтожен всякий повод борьбы с кем-либо или даже защиты от кого-либо. Тогда дух ученика становится подобен голубю с белым оперением. От великого Братства любви исходит та власть и та сила, которыми он обладает, применяя их под руководством учителей Братства. Власть и сила могут быть одинаково как орудиями зла, так и орудиями добра, и люди часто, применяя их, производят зло даже и тогда, когда побуждаются наивысшими намерениями. Ученик должен применять их, лишь будучи учеником высокой школы и зная, что более мудрые, чем он, действуют через него. Поэтому ученик до своего вступления в эту школу, может лишь изучать, но не быть активным деятелем в человеческом мире. Поэтому он должен подготовлять и неустанно испытывать себя, достиг ли он требуемых качеств и свойств. Требуемые качества суть: во-первых — способность к вере или к неосознанному знанию. Во-вторых — божественное упование, или неугасимая надежда. В-третьих — дар милосердия. В-четвертых — сила чистой любви, дающая без желания возврата. В-пятых, — сознание незримого, или знание высшей природы.

    Свойства, по природе своей, отчасти психические, отчасти интеллектуальные. Умение распознавать, разум, правосудие, почитание — могут быть познаны человеческим умом и поэтому определяются, как интеллектуальные качества. Обладание внутренним зрением, внутренний слух, чувство духовного прикосновения — по своей природе свойства чисто психические, и они служат для духовного просвещения ученика. Есть еще много других свойств, которые развиваются, когда весь психический человек достигает своего полного роста; но этими семью свойствами ученик должен овладеть раньше, чем он сможет приступить к первому уроку в школе любви, или пройти через первое посвящение. Тот, кто сливается с телом любви, должен при слиянии с ним отдать все, даже собственную душу. Раньше, чем он сможет быть признан Братством любви, он должен взять свою животную самость и сложить ее к ногам своим, так чтобы попрать ее своими ногами. Раньше чем он сможет узнать о существовании Учителей Любви, он должен убить то ослепляющее безумие, которое заставляет людей жаждать отдельной жизни своей. Раньше чем смогут приветствовать его, он должен схватить самое трепещущую в нем и побуждающую его жить природу и заставить ее покориться и замолчать. В противном случае она своими воплями о помиловании заглушила бы это приветствие. Не жалей ее, иначе она станет твоим владыкой. Лишь чувства открывают путь в крепость души; лишь через сердце достигнешь ты самого себя. Через любовь должен ты учиться: Уповай на нее, развивай ее, изучай ее. Возьми свое сердце и все ее чувства, сними с них всякий покров и созерцай их пристально. Учись совершать это критически и без страха. Поступай так не только со своим собственным сердцем, но и с сердцем твоих настоящих друзей. Лишь от тех, кто правдив, можно добиться правды. Страдай охотно, зная, что страданием сожигаются и уничтожаются самые грубые части твоей самости. В опыте сердца и в уроках любви содержится не только глубокое наслаждение, но и острая мука. Чем радостнее ты поддаешься страданию, тем скорее прекратится оно. Смотри на твое сердце без страха и поучайся у него. Не бойся жестоких названий, которыми твоя животная душа будет определять твою высшую сущность. Презирай те низшие инстинкты, которые влекут тебя обратно к бессознательности. Ученик, который выражает желание принять участие в этом бдении, не должен забывать, что он этим призывает страдание, которое не замедлит явиться и напасть с такой жестокостью, что она оказалась бы невыносимой для обыкновенного человека. Просьба о психической сознательности должна быть повторена много раз, раньше чем будет достигнута способность внутреннего зрения и внутреннего слуха и чувство духовного прикосновения. Много учеников годами добиваются этого входа в Чертог Обучения во время бдений любви, и желая принять в них участие, и оставаясь все же слепыми и глухими, подавленными чувством одиночества. Если бы они основательно изучали себя, то, весьма возможно, увидали бы, что ими не вполне еще достигнуты необходимые свойства, составляющие часть человеческой природы и развивающиеся во время человеческой жизни. Эти свойства суть: умение распознавать, разум, правосудие и почитание. Пока они не достигнуты, ученик не может приступить к психическому опыту, потому что его развитие должно быть так же совершенно и равномерно, как развитие лепестков у цветка лотоса; и, следуя тому же закону, его природа должна раскрыться столь же уравновеш...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru