КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    ЗАГАДКИ ЖИЗНИ И ТЕОСОФИЯ

    Вернуться в раздел "Учения новой Эры"

    Загадки жизни и теософия
    Автор: Анни Безант
    << | <     | 1 | 2 | 3 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    ще всего задается такой вопрос: "Если я действительно жил раньше, отчего же я не помню сваи прежние жизни?" Небольшое углубление в вопрос поможет найти на него ответ.

    Прежде всего, отметим то обстоятельство, что даже относительно нашей настоящей жизни мы забываем гораздо больше, чем помним. Многие люди не могут вспомнить, как они научились читать; но тот факт, что они умеют читать, доказывает, что учение происходило. Различные случаи из детства и юности стираются из нашей памяти, а между тем они оставили следы на нашем характере. Опасное падение в младенчестве забывается совершенно, и в то же время упавший остается калекой навсегда. И это несмотря на то, что мы продолжаем жить в том же теле, в котором испытали позабытое падение.

    А между тем, забытые случаи потеряны для нас не совсем; если ту же самую личность ввести в гипнотический транс, случаи эти можно извлечь из глубин её памяти. Они только погрузились на дно, но они не уничтожены. Горячечные больные говорят иногда в бреду языком, который они знали в детстве и совсем забыли в зрелом возрасте. Большая часть нашего подсознания состоит из этих потонувших переживаний, из этих воспоминаний, отошедших на задний план, но способных к восстановлению.

    Если это верно относительно переживаний, бывших в этом теле, насколько же это вернее относительно переживаний, происходивших в телах, которые умерли и истлели столетия тому назад. Наше настоящее тело и этот наш мозг не принимали никакого участия в тех далеких событиях; как же бы могла память провести эти события через них? Наше неразрушимое тело, которое мы сохраняем на весь цикл воплощений, есть духовное тело; все низшие проводники отпадают от нас и возвращаются к своим элементам, прежде чем настанет время для нового воплощения.

    Новая материя (ментальная, астральная и физическая), в которую мы облекаемся для новой жизни на земле, не получает от нашей духовной сущности, заключенной в одно лишь духовное тело, сведений об отдельных переживаниях прошлого, но лишь качества, наклонности н способности, образовавшиеся из этих переживаний. Наша совесть, наши инстинктивные ответы на эмоциональные и интеллектуальные запросы, наша способность отзываться на силу отвлеченного аргумента, наше утверждение основных принципов добра и зла, вот в чём состоят следы прошлых переживаний. Человек, стоящий на низком уровне интеллекта, не может "понять" логическое или математическое доказательство; точно также и человек, не поднявшийся над низким моральным уровнем, не может "чувствовать" непреодолимую силу высокого нравственного идеала.

    Когда философские или научные проблемы схватываются и применяются быстро, когда тем или другим искусством овладевают без обычной подготовки, в этом проявляется сила памяти, хотя прежний процесс изучения и забылся вполне; это, как Платон утверждал, и есть припоминание. Когда мы чувствуем близость с человеком, которого видим впервые, тогда действует память, наш дух узнаёт друга прежних веков; и когда мы чувствуем внезапное отвращение к другому незнакомцу, здесь опять действует память, дух узнает старого врага.

    Это сродство и эти предупреждения исходят от неумирающего духовного сознания, которое есть наша настоящая суть; мы вспоминаем, но, проявляясь через мозг, мы не можем запечатлеть в нем нашего воспоминания. Наше тело, мысли и его физическое орудие — мозг организованы вновь; дух же снабжает ум результатами прошлого, а не воспоминанием о событиях прошлого. Как коммерсант, закрывающий годовой счёт и открывающий новый, не станет вносить в новую счётную книгу все статьи старой книги, а только их баланс, так же и дух человека вносит в новый мозг лишь свои суждения о переживаниях закончившейся земной жизни, выводы, к которым он пришел, решения, которые он поставил перед собой. Это и есть тот основной капитал, который передается новой земной жизни, это и есть внутреннее наследие прошлого — истинная память человека.

    Обильно и разнообразно бывает это наследие у человека высокоразвитого; если сравнить его с наследием, которое достается на долю дикаря, значение такой памяти прошлого станет совершенно ясным. Никакой мозг не мог бы вместить всех воспоминаний о событиях многочисленных существований; только когда все эти воспоминания сведены к их выводам — к умственному и нравственному сознанию, тогда только становятся они полезны для развития человека; целый ряд убийств привел человека к решению: "Я не должен убивать"; воспоминание о каждом отдельном убийстве было бы бесполезным бременем, но убеждение, основанное на результате этих убийств, приобретенный инстинкт святости человеческой жизни есть истинная память о них в культурном человеке.

    И всё же бывают случаи, когда и воспоминание о прошлых событиях всплывает на поверхность; дети имеют от времени до времени мимолетные прозрения в свое прошлое, вызванные каким-нибудь событием настоящего. Так, один английский мальчик припомнил, что он был скульптором в тот момент, когда впервые увидел статую; другой — индусский мальчик — узнал реку, в которой он утонул в раннем детстве своей предшествовавшей земной жизни, а также и мать, давшую ему тело для этой жизни. Зарегистрировано много случаев таких воспоминаний о событиях прошлого.

    Более того, такие воспоминания возможно вызвать. Но достижение такой памяти является результатом постоянных усилий и длительных медитаций, посредством которых непостоянный ум контролируется и приводится к успокоению для том, чтобы вызвать в нем способность чутко отвечать на голос духа и воспринимать от него воспоминания прошлого. Только тогда, когда раскрывается нам внутренний слух для тихого голоса духа, может развернуться перед нами весь свиток прошлого, ибо только один дух обладает истинной памятью, и он один может осветить ее лучами темноту низшей преходящей природы человека, с которой он временно связан воедино.

    При таких условиях воспоминание прошлого возможно, звенья прошлом становятся видимы, старые друзья узнаются, сцены из прошлого восстанавливаются и внутренняя сила и тишина вырастают из подобного переживания бессмертия. Переживаемые бедствия кажутся ничтожными, когда они появляются в своих истинных размерах мимолетных событий в бесконечной жизни; переживаемые радости теряют также свою остроту, рассматриваемые как повторения прежних утех и наслаждений; и то, и другое принимается как полезные переживания, обогащающие ум и сердце и содействующие росту раскрывающейся жизни.

    И до тех пор, пока человек не умеет рассматривать свои радости и страдания в свете вечности, до тех пор он не в состоянии стать безопасно лицом к лицу с сонмом воспоминаний прошлого; только когда их видишь таким образом, могут они умиротворять эмоции настоящего, и тогда то, что при иных условиях могло бы раздавить человека, становится поддержкой для него.

    Гёте радовала мысль, что при его возвращении на землю он будет совсем свободен от своих воспоминаний, и менее значительные люди могли бы также радоваться при мысли о мудрости, которая обогащает каждую новую человеческую жизнь результатами всего пережитого и в то же время не налагает на нее непосильного бремени памяти прошлого.


    Глава VII
    Загадка любви и ненависти
    Для большинства из нас жизнь представляет собой ряд запутанных дилемм, которых мы ни понять, ни разрешить не умеем.

    Почему люди родятся с таким различием в умственных и нравственных качествах?

    Почему у одного младенца устройство мозга указывает на возможность больших умственных и нравственных сил, тогда как мозг другого заключает все указания на идиотизм и преступные наклонности?

    Отчего у одного ребенка любящие родители и благоприятные обстоятельства, а у другого распутные отец и мать, тяготящиеся им, и он вырастает среди развращающих условий?

    Отчего один "удачник", а другой "неудачник"? Отчего один умирает молодым, а другой в глубокой старости? Отчего того или другого человека "случай" спасает от катастрофы, в которой множество других людей погибает без предупреждения?

    Отчего одних мы любим с первой минуты знакомства, а к другим без всякой причины чувствуем антипатию?

    Подобные вопросы возникают постоянно и также постоянно остаются без ответа, а между тем, ответы на них возможны. Ибо все зти кажущиеся несообразности и несправедливости, эти с виду случайные события, не более как последствия основных естественных законов. Ясное разумение этих основных законов делает жизнь понятной, а благодаря такому разумению восстанавливается наше доверие к божественному порядку и возникают силы и мужество для преодоления всех превратностей судьбы.

    Бедствия, которые падают на нас как незаслуженный громовой удар, переносятся с трудом, но те бедствия, которые возникают вследствие причин, доступных нашему пониманию, и которые поддаются нашему контролю, — такие бедствия нетрудно перенести с покорностью и терпением.

    Первый принцип, которым нужно твердо овладеть прежде, чем применять его к разрешению загадок жизни, это — принцип перевоплощения. Человек по сути своей — Дух, живая и самосознающая индивидуальность, состоящая из самосознающей жизни, заключенной в тело из тончайшей материи. Жизнь не может проявляться без того или другого проводника, т. е. без помощи материи, как бы тонка и неуловима (для нас) ни была та субстанция, которая дает возможность жизни вести отдельное существование в этой вселенной. Вот отчего мы так часто обозначаем тела как проводники, то, что проводит жизнь, делает ее индивидуальной.

    Этот Дух, появляясь в физический мир через врата рождения, одевается в физическое тело, подобно тому, как человек надевает верхнюю одежду, когда выходит за порог своего дома; но физическое тело не сам человек так же, как верхняя одежда и шляпа — не то тело, которое покрыто ими. "Как человек, сбросив с себя ветхую одежду, надевает новую, так же бросает он изношенные тела и облекается в новые" (Бхагавад-Гита, II, 22).

    Когда физическое тело отслужило свою службу, тогда человек проходит через врата смерти, сбрасывая жизненную оболочку и вступая в "невидимый мир". После более или менее долгого отдыха, в течение которого весь опыт законченной земной жизни претворяется в самую суть человека, увеличивая его силы и способности, он снова возвращается в физический мир через врата рождения, облекаясь в новое физическое тело, приспособленное к его увеличившимся способностям.

    Когда бесчисленные века тому назад Духи, которые должны были стать человеками, явились в этот мир, они были не более как зародыши, подобные семенам растений, не знающими ни добра, ни зла, с безграничными возможностями развития, ибо они были божественного происхождения, но без иных наличных способностей, кроме способности слабо вибрировать в ответ на внешние стимулы. Все силы, покоившиеся в них в скрытом состоянии, должны были пробудиться для активного проявления благодаря переживаниям в физическом мире. Путем наслаждений и страданий, радостей и скорбей, успехов и падений, удач и разочарований, путем чередующихся верных шагов и ошибок, Дух научается распознавать законы, которые не могут быть нарушены, и развивает постепенно, одну за другой, скрытые в нем способности к умственной и нравственной жизни.

    После каждого короткого погружения в океан физической жизни — период, который обыкновенно называется "жизнью", — человек возвращается в невидимый мир, нагруженный собранным опытом, подобно тому как водолаз поднимается со дна океана с жемчужинами, которые он похитил у морских раковин. В этом невидимом мире все умственные и нравственные материалы, собранные им в течение только что завершённой земной жизни, преобразуются в нравственные и умственные силы; причем стремления переходят в способности осуществления, уроки всех сделанных ошибок претворяются в осторожность и предвидение, пережитые страдания — в выдержку и терпение, совершенные ошибки и грехи — в отвращение от дурных поступков, а вся сумма опыта — в мудрость. По верному выражению Эдварда Карпентера: "Все страдания, которые я перенёс в одном теле, превратились в силы, которыми я обладал в другом".

    Когда кончается усвоение всего собранного опыта, причем длина небесного пребывания зависит от количества умственного и нравственного материала, вынесенного из земной жизни, — тогда человек возвращается снова на землю; он направляется при условиях, которые сейчас будут указаны, в ту расу, в тот народ и в ту семью, которой предстоит дать для него новое физическое тело, построенное в соответствии с его потребностями, чтобы оно могло служить ему подходящим орудием для его раскрывшихся сил и в то же время ограничением, выражающим его недостатки.

    В новом физическом теле и после смерти, во время последующего его пребывания в невидимом мире, человек снова проходит подобный же цикл жизни, но уже на высшей ступени; и так длится в течение многих и многих циклов, пока все возможности, заложенные в его человеческом существе, не разовьются в активные силы, и пока он не выучит всех уроков, которые задаются человеческой жизнью здесь на земле.

    Так раскрывается Дух, переходя из младенчества в юность, из юности в зрелый возраст, становясь индивидуальным центром неумирающей силы и бесконечной возможности для служения.

    Борющиеся и развивающиеся Духи одном человечества становятся охранителями следующего человечества, разумными Духами, направляющими эволюцию тех миров, которые возникнут позднее во времени. Нас охраняют, учат и нам помогают незаметно для нас духовные сущности, которые были людьми в мирах, предшествовавших нашему, как это делают на наших глазах наиболее развитые из современных людей нашем собственного человечества. Этот наш долг перед ними мы уплатим со временем, охраняя, уча и помогая человеческим расам в мирах, которые в настоящее время находятся на ранних ступенях развития и которые готовятся через бесчисленные века стать родиной для будущего человечества.

    Если мы встречаем ка своем пути людей более невежественных, чем мы, грубых и даже жестоких, ограниченных в умственном и нравственном отношении, это потому, что они моложе нас, что они — наши младшие братья; и поэтому заблуждения их должны бы вызывать с нашей стороны любовную помощь, а не возмущение и ненависть. Каковы они сейчас, такими были и мы в прошлом; каковы мы в данное время, такими станут и они в будущем; и как мы, так и они будут подниматься вперед и вперед через бесконечные века.

    В этом — основной принцип, который дает ключ к разгадке жизни, если его применить к её сложным явлениям. Он даст ответы на все с виду неразрешимые проблемы, даст ответ и на загадку непонятного влечения к одному и отвращения к другому, которые люди испытывают друг к другу без всякого видимого повода. Но, чтобы ответы эти были обоснованы, нужно схватить и другой принцип, дополняющий учение о перевоплощении, — идею Кармы или Закона Причинности.

    Её можно выразить в словах, знакомых каждому: что человек посеет, то и пожнёт. Расширяя эту краткую аксиому, следует внести в нее тот смысл, что человек сам строит свой собственный характер, делаясь тем, о чём он думает; и что он создает условия своей последующей жизни на земле, которые являются не чем иным, как последствиями его воздействия на других. Таким образом, если я буду мыслить благородно, я постепенно построю для себя благородный характер, если же я буду мыслить дурно, я создам характер низменный. "Человек образуется мыслью; о чем он думает в одной жизни, тем он становится в другой", — говорится в индусском Священном Писании — Упанишадах. Если ум работает постоянно в одном направлении, образуется след, по которому сила мысли направляется автоматически; такая привычка мыслить переживает смерть, и так как она принадлежит бессмертной душе, или Ego, то она и переносится в последующую жизнь как умственные наклонности и способности. Так, привычка к отвлечённым проблемам отзовется в последующей земной жизни высокоразвитой способностью к отвлеченному мышлению; тогда как поверхностное торопливое мышление, перебегающее с одного предмета на другой, обусловит появление беспокойного неуравновешенного ума при последующем рождении того же человека. Себялюбивое вожделение вещей, принадлежащих другим, хотя бы оно и не проявилось в нечестном присвоении чужой собственности, может вызвать к жизни будущего вора; точно также ненависть и чувство мести, питаемые втайне, явятся теми семенами, из которых возникнет будущий убийца. С другой стороны, бескорыстная любовь будет иметь своим плодом бескорыстного общественного деятеля и святого, и каждая мысль сострадания поможет созданию милосердном и любящего характера, которым отличаются все "друзья человечества".

    Знание этого закона неизменной справедливости, этого неизбежного ответа природы на каждый запрос человека, дает ему возможность строить свой характер с уверенностью точной науки и смотреть с мужественным терпением на тот благородный идеал, к которому он медленно, но неуклонно продвигаегся.

    Влияния наших действий на других образуют внешние обстоятельства нашей последующей земной жизни. Если мы распространяли свет и счастье, мы родимся в особенно благоприятных условиях или попадём в такие условия в течение нашей жизни, тогда как люди, вызывавшие вокруг себя бедствия, родятся в условиях неблагоприятных. Мы связываем себя с другими, входя с ними в индивидуальные отношения, мы выковываем для себя цепи благими и злыми делами, создаем золотые звенья любви или железные оковы ненависти. Это и есть Карма. Не переставая держать эти дополнительные идеи в уме, мы можем ответить на поставленные в начале этой главы вопросы без затруднения.

    Возникновение связи между Ego, между индивидуализованными Духами, не может возникнуть ранее их первоначального отделения от Логоса, которое можно сравнить с отделением капель от океана. В царствах минеральном и растительном жизнь, проявляющаяся в камнях и растениях, еще не раскрылась до степени непрерывного индивидуального существования. Понятие "Групповая Душа" возникло для выражения идеи такой раскрывающейся жизни, оживляющей множество сходных организмов. Таким образом, целый порядок, скажем, растений — зонтичных или крестоцветных, оживотворяется единой групповой душой, развивающейся путем тех переживаний, которые она собирает через свои бесчисленные физические воплощения. Переживания каждого отдельного растения вливаются в жизнь, оживотворяющую весь данный вид, ускоряя и помогая его развитию. По мере того как физическое воплощение становится все сложнее, в групповой душе возникают разновидности, которые — одна за другой — отделяются от неё; ясно, что количество воплощенных особей такой отделившейся разновидности становится тем меньше, чем большее число раз подразделялось групповая душа. В животном царстве этот процесс подразделения групповых душ продолжается и высшие виды млекопитающих представляют собой лишь небольшое сравнительно число особей, оживотворенных одной групповой душой, ибо природа направляется к индивидуализации. Опыт, собранный каждым отдельным существом, сохраняется в групповой душе и через нее действует на каждое новорожденное животное, которому она дает жизнь. Это и составляет то, что мы зовем инстинктом, присущим каждому новорожденному существу; таков инстинкт, заставляющий недавно вылупившегося цыпленка искать защиты от опасности под распростертыми крыльями наседки или бобра — строить свои плотины. Накопленный опыт данного вида, сохраненный в групповой душе, передается каждому члену этого вида. Когда животное достигает своего наиболее совершенного выражения, конечное подразделение групповой души оживотворяет лишь одно существо; и тогда это существо становится готовым приёмником, в котором изливается божественная жизнь, а это означает, что час рождения человеческого Ego настал и возникла эволюция самосознающего разума.

    С той поры, как отделившаяся жизнь начинает оживлять отдельное тело, могут возникнуть звенья, соединяющие её с другими отделившимися жизнями, из которых каждая пребывает в особом вместилище из плоти. С этих пор Ego, живущие в физических телах, приходят во взаимное соприкосновение. Возможно, что в начале простое физическое влечение притягивает два Ego, одно — пребывающее в мужском, а другое — в женском теле. Они живут вместе, имеют общие интересы, и таким образом возникает между ними связь. Если позволено будет так выразиться, они совершают взаимные долговые обязательства, и так как в Природе не полагается банкротства, то они не могут быть вычеркнуты. Смерть сбрасывает с одного физическое тело, потом с другого, и оба переходят в невидимый мир, но долги, заключенные в физическом мире, должны быть погашены в том же мире, и эти двое должны встретиться снова в земной жизни и возобновить отношения, которые были прерваны смертью. Великие духовные Сущности, которые заведуют законом Кармы, направляют обоих к воплощению в один и тот же период времени, чтобы их земные жизни могли совпасть и в подходящее время они могли снова встретиться.

    Если долговое обязательство было обязательством любви и взаимном служения, они почувствуют влечение друг к другу. Их Ego узнают одно другое, как друг узнает своего друга, хотя бы последний облекся в совершенно иную одежду, и протягивает ему руку как близкий человек, а не как чужой.

    Но если долговое обязательство состояло из взаимной ненависти и нанесенного друг другу вреда, они почувствуют взаимное недоверие, они начнут смотреть друг на друга как бы через пропасть, построенную взаимно причиненным злом. Такие случаи должны быть знакомы каждому читателю, хотя бы лежащая в их основе причина и не была известна; и в самом деле, о таких внезапных симпатиях и антипатиях говорят обыкновенно как о "беспричинных", как будто бы в мире, в котором правят незыблемые законы, может быть что-нибудь беспричинное.

    Но из этого вовсе не следует, чтобы два Ego, соединенные таким образом, должны были возобновить как раз те же отношения, которые были прерваны их физической смертью. Муж и жена одной земной жизни могут родиться в одной и той же семье как брат и сестра, как мать и сын, как отец и дочь или в иной степени родства. И они же могут родиться как чужие друг для друга и встретиться в первый раз в зрелом возрасте и тогда только испытать всепобеждающее взаимное влечение. Кто не знает, как быстро мы сближаемся с одним человеком, который еще вчера был для нас чужим, и как долго мы можем прожить в тесном общении с другим, оставаясь далеким и чуждым для него! Откуда же эти странные влечения, как не из воспоминаний, просыпающихся в душе о существовавшей привязанности в далеком прошлом? "Я словно знал вас всю жизнь", — говорим мы другу, которого встретили лишь недавно, тогда как люди, с которыми приходится жить с детства, бывают для нас подобны закрытой книге. Души встречающихся людей узнают друг друга, хотя их тела совершенно чужды одно для другого, и тогда старые друзья сразу понимают друг друга. И это бывает несмотря на то обстоятельство, что физический мозг еще не научился воспринимать впечатлений той памяти, которая сохраняется в тонких телах человека и которая вибрирует слишком быстро для того, чтобы пробуждать ответные вибрации в сознании физического тела.

    Но иногда встречается и обратное явление, когда связь, возникшая из ненависти и нанесённого вреда, притягивает старинных врагов в одну и ту же семью, и тогда бывшим врагам приходится переживать дурные последствия общего прошлого. Страшные семейные трагедии коренятся глубоко в прошлом; и многие чудовищные факты, зарегистрированные Обществом Охраны Детей — истязания беспомощных детей даже собственными матерями, злобная жестокость, с которой наносится боль, чтобы насладиться видом причиняемой агонии, — становятся понятными, когда мы знаем, что та душа, которая воплотилась в младенческом теле, могла наносить в далеком прошлом какое-нибудь ужасающее страдание тому, кто в этой жизни мучает её, и тогда нам раскрывается, что этим тяжким опытом она познаёт, как страшны пути неправды.

    Возможно, что у кого-нибудь явится вопрос: "Если это так, должны ли мы защищать мучимых детей?" Несомненно должны. Наш долг облегчать страдание, в каком бы виде оно ни встретилось нам, и мы должны радоваться, что Благой Закон делает нас проводником милосердия.

    Могут возникнуть и другие вопросы: "Как уничтожить эту злую связь? Не создаст ли наносимое мучение новое звено, благодаря которому жестокая мать станет в свою очередь жертвой, а истязаемый ребенок ее мучителем?" На это мы находим ответ в учениях Будды, который, зная закон, говорит: "Воистину, ненависть никогда не уничтожается ненавистью, — и тут же прибавляет, — ненависть уничтожается любовью". В этом — тайна освобождения. Если душа, которая уплачивает долг прошлого страданием за причиненное зло, достаточно мужественна, достаточно мудра и достаточно велика, чтобы посреди агонии тела или души сказать: "Я прощаю" в таком случае она погашает весь свой долг и цепь, выкованная ненавистью, растворяется навсегда в огне любви.

    Звенья любви становятся все крепче в каждой земной жизни, в которой друзьям удается подойти друг к другу, и на стороне любви есть еще то преимущество, что она продолжает расти и во время небесного пребывания, куда связи ненависти не переносятся. Те души, между которыми образовалась связь ненависти, не соприкасаются в том высшем мире, ибо назначение его — претворять в человеческие качества все положительное, что душа вынесла из своей земной битвы жизни.

    Когда же человеку удается перенести и в мозговое сознание своего физического тела свою память прошлого, тогда это воспоминание сближает друзей ещё теснее и связь их приобретает такие силу и надежность, какие связь единственной жизни не в состоянии дать. Чрезвычайно глубока и светла уверенность такой души, знающей по собственному опыту, что любовь бессмертна.

    Таково объяснение тайны влечения и отвращения, рассматриваемой при свете Перевоплощения и Кармы.


    Глава VIII
    Карма, или Закон Действия и Противодействия
    Слово "Карма" означает не что иное, как Действие. Но всё значение этого слова гораздо обширнее, чем большинство себе представляет, так как в понятие "действие" входит очень большое побочное содержание. Каждое действие имеет прошлое, которое привело к нему; каждое действие имеет будущее, которое произойдет из него; действию предшествует всегда желание, которое и вызвало его, и мысль, которая дала ему направление, и все это существует помимо того видимого движения, которому обыкновенно придается название "действия".

    Каждое действие есть звено в бесконечной цепи причин и последствий, причем каждая причина была в свое время последствием и каждое последствие будет в свою очередь причиной. И каждое звено в этой бесконечной цепи состоит из трёх составных частей: желания, мысли и деятельности. Желание вызывает мысль; мысль воплощается в действии. Иногда же мысль, в виде воспоминания, вызывает желание, и тогда желание разражается в действии. Но всегда все три составные части — две невидимые, принадлежавшие сознанию, и одна видимая, принадлежащая телу, — всегда налицо; вернее — действие существует в сознании как образ, прежде чем оно проявится как физическое движение. Желание, или воля, мысль и деятельность — вот три вида нашего сознания.

    Это соотношение желания, мысли и деятельности как "Действия" и бесконечное сцепление таких действий как причин и последствий — все это заключено в понятии Карма. Это — неизменная последовательность в природе, иными словами — Закон Природы. Ввиду этого, Карму можно перевести как Закон Причинности. Её научная формула такова: "Действие и противодействие равны и противоположны". Её религиозное определение чудесно выражено в христианском Священном Писании: "Что посеет человек, то и пожнёт". Иногда Карму определяют как Закон равновесия, потому что во всей природе замечается наклонность восстанавливать условия равновесия каждый раз, когда последнее нарушено.

    Таким образом, Карма является выражением божественной природы в ее аспекте Закона. М этой природе сказано: "В ней нет ни уклонения, ни тени перемены". Ненарушимость естественного порядка; точность естественного закона; полнейшая надёжность природы — вот незыблемые основы, на которых покоится вселенная. Без них невозможны были бы ни наука, ни уверенность, ни заключение от прошлого, ни предвидение будущего. Человеческий опыт оказался бы бесполезным, и жизнь явилась бы хаотической бессмыслицей.

    Что человек сеет, то он и жнёт. Это и есть Карма. Если ему нужен рис, он должен сеять рис. Бесполезно насаждать виноград и ожидать розы; тщетно сеять волчец и ожидать пшеницу. В нравственном и умственном мире закон совершенно также неизменен; бесполезно сеять лень и надеяться пожать знания; сеять небрежность и ожидать способность распознавания; сеять эгоизм и рассчитывать на любовь; сеять трусливость и надеяться на мужество.

    Это истинное и здравое учение заставляет человека познавать те причины, которые он создает своими повседневными желаниями, мыслями и действиями, и предусматривать их неизбежные результаты. Оно заставляет его оставить всякий расчет на "прощение", "искупление", "высшее милосердие" и все подобные усыпительные средства, которые успокаивают грешника. Оно громогласно взывает ко всем тем, которые ищут успокоить себя подобными надеждами: "Не обманывайтесь, Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнёт".

    В этом заключается предупреждающая сторона Кармы. Но обратите внимание на её обнадёживающую сторону. Если существует незыблемый закон в умственном и нравственном мире, в таком случае мы можем созидать свой характер. Мысль вызывает качество, качество создает характер. "О чём человек думает, тем он и становится". Человек — создание мысли; как он думает, так он и действует. Если мы станем размышлять над мужеством, мы внесем мужество в наш характер. То же самое и с терпением, бескорыстием, чистотой, самообладанием. Устойчивая и постоянная мысль вызывает умственный навык, а этот навык проявляется как определенное свойство характера.

    Мы можем строить наш характер с такой же уверенностью, с какой каменщик строит стену, если будем работать, опираясь на неизменный закон. А характер наш является наиболее могущественным фактором нашей судьбы, и, если мы внесём в него благородные черты, мы обеспечим себе благородную судьбу, которая выразится бескорыстным служением человечеству.

    Так же, как мы страдаем из-за неизменности закона, так же будем мы и торжествовать благодаря той же неизменности. Незнание закона делает нас подобными лодке, носящейся без кормила и весла по волнам океана. Знание закона дает нам руль, посредством которого мы можем направлять наш корабль всюду, куда пожелаем.


    Глава IX
    Тройная нить Человеческой Судьбы
    У древних греков были три Парки, которые пряли нити жизни. Но и каждый, познавший мудрость, знает, что существуют три Парки, которые не переставая прядут каждая свою нить, и все три выпряденные нити свиваются в одну и образуют крепкую нить судьбы, которая связывает или освобождает человеческую жизнь на земле.

    Эти три Парки — не женщины греческой легенды; они — три силы человеческого сознания: сила воли, сила мысли и сила действия. Это и есть те Парки, которые прядут нити человеческой судьбы, но они находятся не вне человека, а внутри его. Его судьба делается им самим, а не навязывается ему произвольно внешними силами; его собственные силы, ослепленные неведением, прядут и сплетают те нити, которые связывают его; но точно так же его собственные силы, направляемые знанием, освобождают его от им же наложенных на себя цепей.

    Важнейшая из этих сил есть сила мысли; человек — Man означает мыслитель; это санскритский корень, и от него происходит английский man, немецкий Mann, французский homme, итальянский homo и т. д. Нить мысли вплетается в умственные и нравственные качества, а эти качества, в своей совокупности, образуют то, что мы называем характер. Эта связь мысли и характера признается Священными Писаниями всех народов. В Библии мы читаем: "Каково человек думает, таков он и есть". Это относится к общему закону. Более подробно: "Всякий, кто взглянет на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своём", или: "Всякий ненавидящий брата своего есть человекоубийца". То же самое провозглашается в индусском Священном Писании: "Человек есть создание мысли; о чём человек думает, тем он становится"; или: "Человек состоит из своих верований; каковы его верования, таков и он сам". Реальное основание для этих фактов в том, что, когда ум занят определенной мыслью, возникают определенные вибрации и чем чаще повторяется одна и та же вибрация, тем более она наклонна к возобновлению, к тому, чтобы превратиться в привычку, стать автоматичной. Тело следует за мыслью и повторяет её изменения: если мы сосредоточиваем нашу мысль, глаза останавливаются, мускулы напрягаются; усилия вспомнить сопровождаются нахмуриванием бровей; глаза перебегают с места на место, когда мы стараемся восстановить ускользнувшее впечатление: беспокойство, гнев, любовь, нетерпение — все это сопровождается соответствующими мускульными движениями; чувство, которое склоняет человека броситься с высоты, происходит от стремления тела осуществить мысль о падении.

    Первый шаг к сознательному построению характера заключается в сознательном выборе того, о чем мы хотим думать, и затем — в упорной мысли об избранном качестве. Не пройдет много времени, как появится и наклонность проявлять это качество; еще немного, и упражнение в нем сделается привычкой. Мы впрядаем таким образом нить мысли в нашу судьбу, и, если эта нить была благородна, результатом является характер, склонный ко всему благородному и полезному для всех. О чем мы думали, тем мы и сделались. Мысль создает характер.

    Вторая Парка, прядущая крепкую нить человеческой судьбы, есть сила воли. Воля проявляется как желание: желание обладать и есть сила притяжения или любовь в ее бесчисленных формах; желание оттолкнуть есть ненависть или отвращение, уклонение от всего, что для нас нежелательно. Как магнит притягивает и удерживает железо, так и наше желание привлечь к себе притягивает то, чем мы желаем обладать и что хотим удержать как свое. Сильное желание богатства и успеха привлекают то и другое к нам; все, чего мы хотим непрерывно и настойчиво, рано или поздно становится нашим. Мимолётные, неопределённые, меняющиеся капризы обладают лишь очень малой притягивающей силой; но человек сильной воли достигает всегда том, чего он хочет. Эта Парка снабжает нас объектами нашего желания и благоприятными случаями для приобретения их. Воля создаёт благоприятные случаи и привлекает желаемое.

    Третья нить прядется силою действия, и это та нить, которая вносит в нашу жизнь внешнее благополучие или внешнее бедствие. Как мы действуем относительно окружающих нас, так и они противодействуют нам. Человек, распространяющий счастье вокруг себя, привлечет счастье и на себя; тот же, кто заставляет страдать других, вызывает реакцию страдания и на себя самого. Улыбки зарождают улыбки, угрюмость вызывает и в других угрюмое настроение; раздражительный человек вызывает раздражительность в других. Закон, относящийся к этой третьей нити, таков: наши действия, влияющие на других, вызывают реакцию того же рода в нас самих.

    Это — те три нити, которые делают нашу судьбу, ибо они создают наш характер, возможности нашей жизни и окружающую нас среду; они не обрываются со смертью, но протягиваются вперед, в другие жизни. Нить мысли дает нам характер, с которым мы рождаемся в земной мир; нить воли приносит нам благоприятные случаи или отнимает их от нас, она делает нас счастливыми или несчастными; нить действия приносит нам благоприятные или неблагоприятные физические условия. То, что мы сеем, то будем и пожинать; как мы прядем нить своей судьбы, такова будет судьба наша в будущем. Человек — создатель своего будущего, человек — строитель своей судьбы.


    Глава X
    Сила мысли и её значение
    Одним из отличительных явлений современной психологической науки является признание силы мысли, догадка о том, что человек может строить свой внутренний мир, а следовательно, и свою судьбу сознательным упражнением силы мысли. В этом вопросе наиболее современные научные идеи совпадают с религиозными учениями древности.

    Раз сила мысли начинает получать общее признание, становится особенно необходимым знание тех методов, которые позволяют воспользоваться этой силой в наибольшей степени и с наиболее благоприятными последствиями.

    Самый действительный из этих методов — упражнение в медитации, и он особенно удобен тем, что может быть лично проверен каждым, желающим испробовать его.

    Возьмем простой случай из области внутреннего мира. Рассмотрев ваш собственный характер, возьмите его особенно яркий недостаток. Затем спросите себя, каково противоположное качество, какова добродетель, составляющая его антитезу. Положим, что вы страдаете от раздражительности; в таком случае вы выберете терпение. Затем регулярно каждое утро, перед тем как начать свои ежедневные занятия, сядьте на короткое время — от трех до пяти минут — и думайте о терпении, о его значении, о его красоте, как оно проявляется в момент враждебного вызова; возьмите сперва один случай, потом другой случай в следующий день и, продумывая их с таким сосредоточением и такой полнотой, на какую вы только способны, возвращайте мысль каждый раз, когда она будет отвлекаться в сторону. Думайте о себе, как о совершенстве терпения, как об образце терпеливой выдержанности, и заканчивайте каждый раз внутренним решением: "Такое терпение я буду чувствовать и проявлять сегодня".

    Возможно, что в течение нескольких последующих дней вы не заметите никакой перемены; вы будете по-прежнему испытывать нетерпение и выказывать прежнюю раздражительность. И всё-таки продолжайте каждое утро без перерыва ту же медитацию. Через некоторое время вы заметите, что при вспышке раздражения, в вашем уме возникает непрошенная мысль: "Следовало быть терпеливее". Если вы будете продолжать, не прерывая то же упражнение, мысль о терпении начнет возникать одновременно с побуждением к раздражительности, и тогда внешнее проявление может быть своевременно остановлено. Если вы не остановитесь на этом и будете продолжать медитировать без перерыва, импульсы к раздражению будут становиться все слабее и слабее, пока вы не убедитесь, что ваша раздражительность исчезла и терпеливое отношение к всевозможным неприятностям сделалось для вас нормальным. Такого рода опыт каждый может проверить на себе и убедиться в существовании незыблемого закона.

    Вы можете воспользоваться этим законом и строить таким же способом одно качество за другим, пока не создадите идеальный характер силою мысли.

    Другой способ применения этой силы состоит в возможности помогать, посылая людям мысленную помощь. Можно помочь другу в тяжёлые минуты, посылая ему мысли утешения; или человеку, ищущему истины, направляя к нему ясные и определенные мысли относительно вопросов, которые занимают его. Вы можете высылать в ментальную атмосферу мысли, которые будут поднимать, очищать или вдохновлять всех, обладающих чуткостью; или охраняющие мысли, которые могут сделаться ангелами-хранителями тех, кого вы любите. Благие мысли являются неистощимым благословением, и они могут излучаться каждым хорошим человеком на пользу всем.

    Но не следует забывать обратную сторону этой прекрасной картины. Злая мысль так же действительна в смысле дурных следов, как добрая мысль в смысле хороших последствий. Мысль может ранить так же, как и исцелять, мучить так же, как и утешать. Злые мысли, выброшенные в ментальную атмосферу, отравляют восприимчивые умы; мысли гнева и мести придают силу для нанесения смертельного удара; мысли, вредные для других, обостряют язык клеветника, окрыляют стрелы, направленные на несправедливо обвиняемого.

    Ум, населенный злыми мыслями, действует как магнит, привлекающий подобные же мысли других людей, и таким образом усугубляется первоначальное зло. Думать злобным образом есть шаг к тому, чтобы совершать зло, и испорченное воображение побуждает к осуществлению своих собственных нечистых созданий. "О чём человек думает, тем он становится" — есть закон для злых мыслей так же, как и для добрых. Мало того, кто останавливается на дурной мысли, для того теряются постепенно ее отталкивающие свойства, и кончается тем, что он осуществляет действие, которое воплощает в себе эту мысль.

    Таков Закон Мысли, такова ее сила. "Кто знает эту истину, тому будет благо, если он будет исполнять её".


    Глава XI
    На Пути
    Нормальное течение человеческой эволюции ведет человека вверх, ступень за ступенью. Но необозримое пространство отделяет даже гения и святого от человека, который "стоит на пороге божественности", и еще более от того, кто выполняет завет Христа: "Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный".

    Существуют ли в действительности ступени, ведущие к преддверию, на котором написано: "Тесны врата и узок путь, ведущий в жизнь вечную, и мало кто находит их", и кто те "совершенные", о которых говорит Апостол Павел?

    Воистину существуют ступени, ведущие к преддверию, и верно, что немногие вступают на этот узкий путь. Врата, о которых говорится — Врата Посвящения, второе рождение, крещение Огнем и Духом Святым; Путь, о котором упоминается, ведет к познанию Бога, к жизни в Вечном.

    В западном мире зти ступени носили названия: Очищение, Просветление, Единение; этими ступенями мистик, который возносится к блаженному ведению силою благоговейной любви, отмечает пройденный Путь. В восточном мире оккультист, что означает знающий или гностик, видит те же ступени несколько иначе и разделяет Путь на две большие стадии: на Путь Испытания и на самый Путь. Испытательный Путь соответствует Очищению мистика, а самый Путь — его Просветлению и Единению. Далее оккультист стремится развить в себе на Испытательном Пути определенные "качества", которые сделают его способным пройти через Врата, завершающие испытательный период Пути Испытания, тогда как на самом Пути он должен окончательно освободиться от десяти "уз", которые задерживают его, мешают достигнуть Освобождения и конечного Спасения, и затем — пройти через остальные четверо Врат или через четыре Посвящения.

    "Качества" должны быть развиты до известной степени — хотя бы и не в совершенстве — прежде, чем первые Врата могут быть пройдены. Качества эти следующие:

    I. Распознавание: способность различать между реальным и нереальным, между вечным и преходящим, то глубокое веденье, которое видит истинное и различает лживое под всеми личинами.

    II. Бесстрастие: способность путем полной победы над низшей природой и достижения сверхличности подняться выше личных желаний, равнодушие к предметам, доставляющим радость, и к таким, которые доставляют страдание.

    III. Шесть Достижений, или Праведное Поведение: контроль над умом, контроль над телом (речь и действия), терпимость, светлое настроение, равновесие или собранность, доверие к себе и к своему Учителю.

    IV. Желание Единения, или Любовь. Таковы качества, развитие которые

    представляет собою подготовление к первым Вратам Посвящения. Эти качества должны быть усвоены человеком, кочорый решил быстро продвигаться вперед для того, чтобы стать Спасителем Человечества.

    Когда он овладеет приведенными качествами в достаточной степени, он может постучаться и дверь откроется перед ним, и тогда он перейдет порог и вступит на Путь. Он принимает посвящение, или "второе рождение". В Индии он носит название Странника (Паривраджака), среди буддистов — "Того, кто вступил в поток" (Шротапанна); но прежде чем он сможет достигнуть второго Посвящения, он должен окончательно сбросить с себя "узы": Разделённости — он должен сознавать, что все люди составляют одно; Сомнения — он должен овладеть основными истинами Кармы, перевоплощения и совершенства, достигаемого в конце Пути; Суеверия — зависимости от внешних обрядов и церемоний.

    Когда эти трое уз сброшены окончательно, Посвящённый готов для перехода во вторые Врата и тогда он становится Строителем (Кутичака), или "Тем, кто вернется лишь однажды" (Сакадагамин). Теперь он должен развивать способности высших проводников, чтобы быть полезным и способным к служению во всех трех мирах. Прохождение через третьи Врата делает его Соединённым (Хамса, "Я есмь Он"), или "Тем, кто более не возвращается" иначе, как по собственному желанию (Анагамин). Ибо четвертые Врата должны быть пройдены в той же самой жизни, и для того, кто их прошел, стихийное воплощение прекращается. Теперь он должен сбросить с себя последние узы Желания, даже самом тончайшем, и Отвращения — ничто более не должно притягивать его, и ничто не должно отталкивать его, ибо он должен во всем видеть Единство.

    После этого он должен пройти через четвертые Врата и стать Сверхиндивидуальиым (Парамахамса), или "Достопочтенным" Архатом.

    Пятеро тончайших уз всё ещё задерживают его, и всё же так трудно разорвать их тонкую паутину, что иногда требуется до семи жизней, чтобы пройти расстояние, отделяющее Архата от Учителя, Освобожденного, Бессмертного, Сверхчеловека, того, "Кому нечему более учиться" в нашей мировой системе и который может знать во всякое время все, что пожелает, одним направлением центра своего внимания. Эти последние тонкие узы следующие: желание жить в форме, желание жить в бесформенных мирах, гордость от величия совершенной задачи; возможость смутиться от чего бы то ни было; иллюзия, последний тончайший покров, который искажает Реальное. Когда все это сбросится окончательно и навсегда, тогда торжествующий Сын Человеческий завершает свою человеческую эволюцию и становится "Столпом в храме Бога моего, и он уже не выйдет вон". Он — Человек, ставший совершенным, один из Первородных, один из Старших Братьев нашей расы.


    Глава XII
    Наши Старшие Братья
    Мы проследили ступени, по которым человек поднимается к Сверхчеловечеству. Нам остается наметить отношение к нашему миру Тех, которые стоят уже на этой высоте и все же принадлежат к нашей человеческой семье, Наших Старших Братьев.

    Все религии признают своего Основателя, высоко поднявшегося над остальным человечеством; все древние истории упоминают о высоких Существах, положивших основы для различных народностей и руководивших ими в юный период их существования. Говорится о божественных Царях, о божественных Династиях, о божественных Учителях. Свидетельство прошлого так единодушно, и развалины, оставшиеся от исчезнувших цивилизаций, так величественны, что было бы неразумно не придавать значения этому свидетельству или думать, что младенческое человечество могло само по себе, без высшей помощи, создать подобные цивилизации.

    Достойно внимания и то обстоятельство, что наиболее древние из Священных Писаний в то же время и наиболее благородные и наиболее вдохновенные. Зерцало Чистоты Китая, Упанишады Индии, Гаты Персии (несмотря на их отрывочность) — все стоят на несравненно более высоком уровне, чем позднейшие религиозные Писания тех же стран; вся этика в этих древних книгах авторитетна, а не поучительна, она дается власть имеющими, а не так, как её дают книжники.

    Ни одна религия не отрицает этих фактов, когда дело касается ее собственных Учителей и ее собственных Писаний; но, к несчастью, большинство способно отрицать или не принимать во внимание эти факты, когда вопрос идет об Учителях и Писаниях других религий. Изучающие Древнюю Мудрость знают, что все такие требования должны быть или беспристрастно признаны, или беспристрастно отвергнуты; а оккультисты твердо знают, что несмотря на множество легенд и басен, скопившихся вокруг этих великих Существ, Они, тем не менее, существовали в прошлом, существуют и в настоящем.

    Оккультная Иерархия, которая управляет, учит и руководит мирами, является Орденом со многими степенями, каждая из которых имеет свои собственные многочисленные обязанности, выполняемые в совершенной гармонии; обязанности эти относятся к выполнению той или другой части плана Логоса нашей мировой системы, причем служение Ордена происходит при сохранении "совершенной свободы". Два руководящих отдела этой Иерархии действуют на нашей земле, один имеет дело с управлением, другой — с обучением нашего мира.

    Те, кого индусы называют четырьмя Кумарами*, стоят во главе правящем Отдела, и Ману всех Кругов и Рас* служат им помощниками, имея ниже себя ступень Адептов, считающих в своем числе и тех, ком мы называем "Учителями Мудрости и Сострадания". Их дело состоит в направлении эволюции, в образовании рас, в руководительстве этими расами и в распределении по различным континентам, подготовленным для их жизни, в проведении законов, которые вызывают подъем и падение народов, империй и цивилизаций.

    ________
    * Четыре великих Существа, которые, по оккультному учению древней Индии, стоят во главе иерархии, помогающей человеческой эволюции.
    ** Кругом называется эволюционная волна жизни, исходящая из Источника Бытия и оживотворяющая последовательно все семь ступеней, или семь глобусов, из которых состоит планетная цепь. Семь "кругов" творческой энергии составляют Манвантару. Расами в Тайной Доктрине называются семь основных человеческих типов, через которые на нашей планете проходят человеческие души (Дживатма). В настоящее время на земле существуют остатки третьей Лемурийской расы (аборигены Австралии, бушмены Африки и еще несколько диких племен), четвертой Атлантской (китайцы, японцы, татары, монголы, индейцы) и пятая раса — Арийская. (Примеч. пер.)

    Во главе отдела Учителей стоит "Просветлённый", Буддха, тот, который, уходя с земли, передает жезл Учителя тому, который в свою очередь станет Буддхой и который носит название Бодисаттва. Этот Верховный Учитель есть та вечно живая Сущность, которая осеняет и вдохновляет все мировые религии, которая основывает их по мере нужды для руководства человечества и которая, с помощью своих Помощников из среды Адептов, управляет каждой религией, насколько это возможно при неведении и упрямстве людей. Каждая новая духовная волна исходит из этого отдела Белого Братства, орошая нашу землю живой водой.

    На ступени Адептов находятся те, которым дают специальное имя "Учителей"; это потому, что Они принимают в качестве учеников тех людей, которые уже приблизились к определенной ступени эволюции, делающей их способными вступить во Врата Посвящения; которые с твердой решимостью стремятся разв...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru