КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    «ВЕЧНЫЙ ЗОВ» И ПЕРЕХОД К ОБЩЕСТВУ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ

    Вернуться в раздел "Философия"

    «ВЕЧНЫЙ ЗОВ» И ПЕРЕХОД К ОБЩЕСТВУ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ
    Автор: Владимир Георгиевич Перкин

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    Люди сами творят свою историю. Но почему они творят её именно так, а не иначе, есть ли в этом определенная логика? И почему в обществе до сих пор не утвердился принцип подлинной социальной справедливости? Хотя об этом мечтали многие поколения людей.
    Говоря об историческом поражении восстания работ в древнем Риме, нужно отметить, что рабы не могли победить, потому что они не являлись носителями более высокой культуры производства и общественной жизни. Какую организацию общественной жизни и производства они могли предложить? Рабы мечтали занять место своих господ. Других общественных отношений они не знали.
    Смогли ли это сделать последующие эксплуатируемые классы? Крестьянские восстания, как известно, заканчивались поражением. Их выступления были не более, чем формой социального протеста против существовавших феодальных порядков. Они не имели цели и программы переустройства общества и исторически были обречены. Позже на политическую арену выходит пролетариат, как продукт уже капиталистических отношений. Сможет ли этот класс освободить себя и построить общество подлинной социалистической справедливости? Его положение другое – он организован современным производством и, вполне вероятно, осознает свои классовые интересы, видя главную причину эксплуатации не в политических персонах и моральных недостатках власть предержащих, а в существующих экономических отношениях, основанных на частной собственности на средства производства и отчужденном труде.
    Но капитализм не состоит из рафинированных общественных классов, его социальная структура довольно сложна и в реальной политической жизни интересы различных социальных групп тесно переплетены. С таким положением в общественной жизни столкнулись большевики, прейдя к власти. В первые годы советской власти В.И. Ленин отмечал, что мы имеем дело, по сути, с тончайшим слоем сознательных рабочих. Вся остальная масса населения страны ещё должна быть воспитана социализмом. Но возникает вопрос: воспримут ли массы, на 90% состоящие из крестьян, идеи социализма и что такое для них социализм? Опыт первых лет показал Ленину необходимость коренным образом изменить точку зрения на социализм, когда мы все, по его выражению, являемся наемными работниками у государства. Возможна ли в этих условиях подлинная социальная справедливость?
    Что теоретически не учли классики марксизма? Надо полагать в полной мере, психологию общественного человека. Людьми движет, прежде всего, личный интерес. К. Маркс сам подчеркивает этот момент во взаимоотношении человека и общества. Не случайно в последующие годы советской власти постепенно происходит мелкобуржуазное перерождение взглядов партийной элиты. В общем - то, это хорошо известные факты нашей истории. Но в чем состоит их истинная причина, определяющая, если можно так сказать, философию жизни. Почему в большинстве своем люди поступают так, а не иначе? Ф. Энгельс говорит об экономическом интересе больших социальных групп. И это имеет место быть. Но есть другая сторона этой проблемы. При разделении общества на классы, с появлением имущих и неимущих, постепенно складывается определенный психологический тип поведения человека, который формируется в ходе осознания им социальной действительности. Богатство и бедность вот объективные категории, а точнее, реальность самой жизни, которая определяет в конечном счете поведение общественного человека. Бедность всегда соотносила себя со своей противоположностью – богатством. Это суть соотносительные категории, которые при определенных условиях переходят друг в друга. Между ними нет непроходимой пропасти. Бедные всегда мечтали о богатстве. Кто явно или в тайне не придавался этой мечте, испытывая нужду? Даже в ходе революционной борьбы людей не покидала эта мысль. И когда появлялась возможность, то, в первую очередь социально деятельный человек, старался не упустить её и делал все, чтобы иметь как можно больше достатка, считая это своим естественным правом. Это закон жизни любого общества. Другое дело, что не каждый может добиться, как он считает, своего естественного права. Для многих нет условий стать богатыми и они вынуждены мириться со своим реальным положением в обществе. Но то, что бедные мечтают о богатстве – это факт и осуществить свою мечту они готовы в любой момент. Это качество общественного человека можно рассматривать как «вечный зов жизни», во всяком случае для обществ, не знающих подлинной социальной справедливости. А таковыми являются все социальные системы, существовавшие в истории человечества, кроме, пожалуй, периода дикости.
    И вот с таким явлением столкнулся реальный социализм. Стремление к стяжательству, наживе считалось опасным проявлением в сознании человека «пережитков прошлого». Но несмотря на это, в обществе сохранялся психологический тип поведения людей, желающих иметь для себя и своих близких больше благ. Разве можно подавить в человеке вечный зов жизни быть, по возможности, более состоятельным. Об этом никто не говорил, но это все знали. Тем более, что опыт приобщения к богатству история уже выработала и постоянно его совершенствовала, приспосабливая к различным социальным условиям. Так, партийные и государственные чиновники обязательно соотносили себя с особыми привилегиями в социалистическом обществе. Номенклатура считала себя привилегированным классом. Причем, это уже стало проявляться на заре советской власти. Но самое важное было понять, какова историческая перспектива такого перерождения правящей элиты в условиях тотального отчуждения трудящихся от собственности?
    Пожалуй, первым, кто ясно осознал эту проблему, был И.Сталин. Он выразил её в известном тезисе об обострении классовой борьбы по мере построения социализма. Для многих этот тезис оставался не понятен: как такое вообще возможно, тем более, что в последующем обострение классовой борьбы будет только усиливаться? На первый взгляд, это кажется противоречием, несовместимым с природой социализма. Как известно, Сталин не стал конкретизировать данный тезис, слишком опасным для модели государственного социализма был вывод. Диктатор понимал, что социализм, основанный на отчужденной государством форме собственности, в исторической перспективе мог быть обречен. Победа социализма не в состоянии искоренить стремления к обогащению особенно тех, кто получил власть. Привилегиями для номенклатуры нельзя было решить эту проблему. Материальное положение правящей элиты казалось должно было стать гарантией сохранения существующей системы. Однако здесь нужно учитывать следующий момент. Стремление «иметь» приобретает совершенно новое качество, когда появляется возможность получить собственность, особенно когда собственностью становятся средства производства. В данном случае возникает иное социальное измерение того, что называют богатством, оно дает человеку гарантию в отдаленной перспективе и при этом не зависит от его социальной роли в общественно-политической жизни. Крупная собственность живет по своим экономическим законам и мало зависит от политической коньюктуры. Она дает её владельцу свободу. Вот о чем мечтали и что претворяли в жизнь привилегированные классы в любом обществе. Достаточно было провести, так называемые реформы, в условиях, практически, отчужденной от человека государственной собственности, чтобы стала возможной частная собственность на средства производства. Механизм разгосударствления был запущен в ходе тотальной перестройки существующей экономической и политической системы в стране. Результат известен. Он был, по большому счету, предопределен природой реального социализма и психологией человека, который подчинялся вечному зову «иметь». Таким образом, отчужденная от человека собственность и стремление его к материальной независимости (возможность иметь) явились основной причиной разрушения социализма. Моральная сторона, о которой часто пишут публицисты, сама по себе, не решает проблему социальной справедливости проводимых реформ. Мораль, как известно, вторичная категория по отношению к реальному бытию. Поэтому нужно видеть тенденцию общественного развития, а не останавливаться на негативной оценке происходящего. А эта тенденция такова, что разрушили то, что можно было разрушить. Пусть каждый подумает, можно ли развалить ту общественную систему, в сохранении которой кровно заинтересованы значительные массы населения? С точки зрения большинства она разумна, а стало быть, исторически необходима.
    В чем заключалось основное противоречие социализма, которое лишило его исторической перспективы? Не хотелось бы так ставить вопрос, но иначе мы не поймем причину происходящего. Вернемся к нашей истории. В результате победы социалистической революции и построения социализма в СССР происходит отрицание прежней частной собственности на средства производства государственной. Однако это не упраздняет отчужденный труд. Да, продукт труда не принадлежит в данном случае частным компаниям, но собственником средств производства теперь становится государство, которое обменивает, распределяет произведенные материальные и духовные блага. Трудящиеся по прежнему не участвуют в этом экономическом процессе. Их труд отчужден.
    Нам могут сказать, что государство распределяет в интересах всего общества. Но это в принципе неверно, да и невозможно, если иметь в виду непосредственного производителя. Работая на всех, человек отчуждает себя в этом всеобщем. А ведь людьми движет личный интерес, их интересует ближайший экономический результат своей деятельности. Этот интерес может быть реализован в полной мере только в том случае, если они принимают непосредственное участие в обмене и распределении продуктов своего труда. Люди, по прежнему, оказались в условиях экономического отчуждения, работая по найму у государства. Это привело к тому, что при социализме, фактически, сложилась система уравниловки в распределении, которая не обеспечивала реальной заинтересованности в развитии производительности труда, экономика все больше становилась неэффективной, распределение оказалось окончательно запутанным, фактически не было обмена (отсутствовал социалистический рынок). В результате, в последние годы советской власти, в стране сложился, можно сказать, мелковоровской «способ производства», принимающий угрожающий характер. Всё это являлось следствием экономического отчуждения человека в условиях единой государственной собственности на средства производства. В сфере распределения постепенно разрасталась экономически необоснованная система льготного обеспечения, особенно это касалось партийно-государственных чиновников. Готовилась материальная (экономическая) база для развала социализма.
    Таким образом, мы видим, что частная и государственная собственность – это крайности, порождающие отчужденный труд. В том и другом случае люди не имеют возможности участвовать непосредственно в обмене и распределении продуктов своего труда. Помнится в России, накануне реформ, горняки, по сути, купились на обещания власти позволить им самим обменивать и распределять прибыль своего производства. Но процесс реформ пошел таким путем, что одна форма экономического отчуждения была заменена другой, основанной теперь уже на частной собственности на средства производства. Собственник осуществляет обмен, в этом смысле продукт труда других людей принадлежит ему. Распределение прибыли здесь мало зависит от непосредственного производителя. Экономическое отчуждение в условиях современного общества охватывает и сферу потребления, которая напрямую связана с обменом и распределением продуктов труда. Богатство общества не принадлежит тому, кто его производит; полное потребление для одних и частичное – для основной массы населения. Такова реальность современной жизни, основу которой образует отчужденная форма собственности.
    Если говорить о социальном качестве будущего общества, то задача заключается в том, чтобы соединять непосредственных производителей материальных и духовных благ со средствами производства и, таким образом, преодолеть экономическое отчуждение труда, создав реальные предпосылки построения общества социальной справедливости. Ни частная, не государственная формы собственности не обеспечивают участие непосредственных производителей в обмене и распределении продуктов труда и, стало быть, в этих условиях в принципе невозможна подлинная социальная справедливость, она невозможна по определению, ибо включает в себя признание не только равенство всех перед законом, но и справедливость в сфере экономических отношений, в сфере распределения и потребления продуктов труда.
    Как реально трудящиеся могут участвовать в этом экономическом процессе? Только, если они будут иметь прямое отношение к средствам производства. На данном этапе исторического развития соединение непосредственных производителей материальных и духовных благ со средствами производства может быть достигнуто лишь на основе реальной коллективной формы собственности. Практика показала, что «ассоциация свободных производителей» (К.Маркс) невозможна на базе государственной собственности. Частная и государственная собственность – это крайности, порождающие отчужденный труд. Коллективная собственность снимает эти противоположности в новом, подлинном единстве с их средствами и результатом.
    Кстати сказать, лозунг большевиков: «фабрики и заводы рабочим, землю крестьянам» сыграл в революции свою роль. Массы людей увидели в этом лозунге возможность для себя, наконец-то, реализовать извечное стремление иметь то, чего у них не было, то, без чего нельзя быть подлинно свободным – право распоряжаться результатами своего труда, поскольку не будет теперь собственника, отчуждающего их труд. Но большевики пошли по пути всеобщего огосударствления экономической жизни страны. Даже созданные позже колхозы фактически были придатком единой государственной собственности. В итоге, крестьяне так и не стали собственниками произведенного продукта. Их революционная мечта не сбылась. Это порождало незаинтересованный, отчужденный труд на селе.
    Получается, что нам действительно следует коренным образом изменить точку зрения на социализм. В.И. Ленин понял, что в этих условиях реально падает заинтересованность в развитии производительности труда и он вводит НЭП. А что дальше? Как можно обеспечить рост производительности труда и при этом преодолеть его экономическое отчуждение? Вот проблема, которая не решается упразднением лишь частной собственности. В «Капитале» К. Маркс не дает ответа на этот вопрос, что, вобщем то, и понятно; не существовало предпосылок для дальнейшего теоретического исследования данной проблемы. Ленин это ясно осознавал в последние годы своей жизни. Однако теоретически разработать назревшую проблему социализма в тот период было невозможно, так как практически решалась главная задача революции – ликвидация частной собственности на средства производства. Но это только первый этап преобразования экономической жизни страны. Его абсолютизация неминуемо приводит к новому экономическому отчуждению труда, что и произошло с социализмом в нашей стране.
    Осознание неизбежности экономического отчуждения в условиях единой государственной собственности должно было показать необходимость следующего этапа реформ, связанного с разгосударствлением экономики и перехода к реальной коллективной форме собственности. Это не было сделано по идеологическим соображениям, поскольку господствующей оставалась модель государственного социализма. Интересы сложившейся системы обмена и распределения выдавались идеологами за высшие интересы государства. Наряду с положительными моментами, в них присутствовала и негативная тенденция мелкобуржуазного перерождения сознания правящей элиты, обусловленная самим способом производства. В ней, по сути, реализуется сущностная сторона человеческого бытия – «иметь». Поэтому верхушечная революция неизбежно приводит к буржуазным реформам. Правящий класс, по своему положению, объективно не может выражать интересы всего общества. Это утопия.
    Исторический опыт нашей страны показывает, что необходим конкретный субъект экономических отношений. Им может быть либо частник, либо коллектив, как «ассоциация свободных производителей» на основе реальной коллективной форме собственности. Последний выражает высшую ступень в развитии общественного производства. В нем отсутствует система эксплуатации, а все отношения строятся на сознательном участии людей в экономической и социальной жизни.
    Были ли теоретические предпосылки построения такой модели социализма? Как К. Маркс понимал «ассоциацию свободных производителей», как затем её представлял себе Ленин? Классики марксизма видели одну сторону освобождения человека труда - упразднение частной собственности. Практика того времени не выявила ещё других форм экономического отчуждения. К. Маркс был осторожен в прогнозах, он не говорит конкретно об экономических основах социализма, о форме собственности на средства производства. Его «ассоциация свободных производителей» остается абстрактной категорией, которая ещё должна найти свое историческое воплощение в реальной практике. Большевики в России во главе с Лениным рассматривали данную «ассоциацию» на базе государственной собственности. Но уже скоро Ленин понял невозможность таким путем построить общество подлинной социальной справедливости и ставит задачу изменить точку зрения на социализм.
    Однако, теоретически это проблема не была решена, поскольку до конца не ясно было, что, по мимо частной собственности, порождает отчужденный труд? Да, продукт труда не принадлежит теперь частным компаниям, но собственником средств производства становиться государство, которое обменивает, распределяет произведенные материальные и духовные блага. Трудящиеся, по прежнему не участвуют в этом экономическом процессе. Работая по найму у государства, люди оказались в условиях экономического отчуждения. Благодаря своему монопольному положению в экономической жизни страны, пролетарское государство, скажем так, ещё больше подымается над обществом, управляет им, создавая условия для экономического отчуждения труда.
    Стало быть, отчуждение возможно не только в условиях частной собственности. По понятным причинам, эта проблема не ставилась в отечественной социальной науке, но её ощущение в обществе было. Преодоление любых форм экономического отчуждения лежит в основе исторического прогресса и способно реально обеспечить социальную стабильность общества в исторической перспективе, которой ещё не знало человечество. В связи с этим, следует отметить, что экономическое отчуждение, по сути, было глубинной причиной всех социальных потрясений. Рушились империи, приходили в упадок цивилизации, по различным странам прокатывались волны революционного бунта. Борьба велась в конечном счете за собственность. Это «вечный зов» человека, как социального существа, желающего иметь свою долю в общественном продукте труда.
    В том, что у нас происходит, нет ничего удивительного, это имущественное расслоение, которое неизбежно наступает в условиях тотального отчуждения человека от собственности. Поэтому нужно «не плакать, не смеяться, не возмущаться», как учил Спиноза, а понимать тенденцию новейшей истории, которая связана с перераспределением общегосударственной собственности, вначале классом управленцев, а затем этот процесс идет вглубь, охватывая собой все сферы производства, обмена и распределения материальных и духовных благ. Частный капитал сегодня присутствует всюду. Устанавливаемый им способ распределения и обмена, диктует и законы потребления, которые не могут быть справедливы по существу, так как трудящиеся весьма опосредовано могут участвовать в этом экономическом процессе. Господствующее положение во всех сферах общественной жизни сегодня занимает капитал, как многие считают, сомнительного происхождения. В этих условиях не может быть единого общества, так как экономическое отчуждение порождает все другие формы социального и духовного отчуждения человека.
    Некоторые публицисты видят решение общественных проблем в духовном возрождении народа. Но духовность – это незастывшие принципы и идеалы, исторически выработанные людьми и существующие в сознании человека в качестве норм и оценок его социального поведения. Духовность, если рассматривать её основу, в конечном счете, является отражением реальной жизни людей. Преодоление экономического отчуждения вот подлинный путь к духовному возрождению народа. Только свободный человек мыслит свободно. Это понимали все просветители прошлого. Разве не эта идея была лейтмотивом в творчестве великого Абая?!
    Таким образом, экономическое отчуждение остается основным противоречием современного общества. Его разрешение обеспечит дальнейшую перспективу исторического развития. Сегодня же ситуация в обществе почти тупиковая. Если даже мы будем использовать новационные технологии, что относится к средствам производства, то обеспечит ли это социальную справедливость в обмене и распределении продуктов труда? Надо думать, что нет. Для этого необходимо изменить экономический базис общества – форму собственности. Как могут реально трудящиеся участвовать в обмене и распределении продуктов своего труда? Разумеется, если они будут иметь непосредственное отношение к средствам производства.
    Если общество действительно заинтересовано в преодолении экономического отчуждения труда, а эта проблема со временем остро встанет, то, учитывая исторический опыт, целесообразно пойти по пути снятия противоположности частной и государственной собственности коллективной формой собственности на основные средства производства. Извечная погоня за прибылью частного капитала не только стимулирует производство, но и в определенных условиях разрушает его, приводя к кризису в сфере обмена и распределения. В погоне за дешевой рабочей силой разрушаются целые отрасли национального производства, что обуславливает рост безработицы, в том числе и в развитых капиталистических странах. Все это следствие экономического отчуждения труда, результаты которого приумножаются в развивающихся странах. В них, по сути, складывается бесперспективная экономическая ситуация, что и определяет в последующем необходимость коренных реформ.
    В ходе экономической реформы создается реальный коллективный субъект собственности, который не только осуществляет производство, но и непосредственно участвует в выработке экономической политики своего предприятия. В результате производство получает мощный дополнительный импульс развития, так как каждый кровно заинтересован в эффективности своего предприятия, от этого напрямую зависит его материальное благополучие и социальное положение. Интересы коллектива становятся делом каждого. Причем, это не лозунг, как у нас нередко бывало, а становящаяся реальной практика, вытекающая из природы коллективной собственности. Разделение труда здесь не противостоит человеку, люди не отчуждают себя в коллективе, преследуя только свои интересы, напротив, становится возможной подлинная гармония общественных и личных интересов. В этих условиях человек возвращает себе ранее утраченную им родовую сущность, что было следствием отчужденного труда. Соединение работника со средствами производства, на основе коллективной собственности, в корне меняет экономические отношения. В результате исчезает социально-классовый антагонизм, люди не будут чувствовать классового различия, станет нормой положительное социальное самочувствие человека. Общественное сознание, наконец - то, освободится от идеологии, стремящейся завуалировать реальное положение различных социальных групп в обществе, когда интересы одного социального слоя выдаются за интересы всего общества.
    В мировой практике существует определенный опыт преодоления отчужденного труда. В различных странах, несмотря на господство частного капитала, появляются коллективные предприятия, прежде всего как способ преодоления банкротства отдельных производств. Так, в 70-х годах ХХ столетия в США банкротство одного предприятия закончилось тем, что коллектив приобрел (выкупил) его в собственность. В результате, производительность труда на данном предприятии выросла в несколько раз.
    Экономистам хорошо известно, насколько эффективно сельскохозяйственное производство, организованное на основе коллективной собственности (кибуцы) в Израиле. Дело даже не в производительности, которая, конечно же, высока, а в социальной справедливости такой формы организации производства, обмена и распределения продуктов труда. Но для этого должна проводится соответствующая политика государства, поддерживающего данную тенденцию экономического развития. Государство, образно говоря, обязано дать производителю удочку, а не пойманную рыбку. В условиях же экономического отчуждения у значительной части населения формируется психология полной материальной зависимости от государства. Оно, по мысли обывателя, должно распределять так, чтобы у всех был достаток и не важно, как он создается. Но это не возможно, поскольку распределение в конечном счете обусловлено существующим способом производства, основу которого составляет форма собственности. Поэтому государство, через проводимую политику реформ, создает экономические условия для развития производства, а последнее уже определяет собой обмен, распределение и потребление материальных благ. Такая в реальности существует система зависимости. Поэтому исходным моментом, конечно же, является способ производства.
    Сегодня недостаточное внимание уделяется у нас экономическим основам организации производства. Мы зациклились на частном предпринимательстве. Однако, эта форма организации экономической жизни в современных условиях недостаточно эффективна, о чем свидетельствует состояние экономики не только у нас, но и в других странах. Но самое главное – она порождает в корне социальную несправедливость. Возникает вопрос: какова же историческая перспектива общества, основанного на отчужденном труде? Самая неопределенная, поскольку общество постоянно будут лихорадить проблемы различного характера. В этом уже никто не сомневается. Можно, образно говоря, 40 лет водить свой народ по пустыне, но где же «Земля обетованная»? Там, где утверждаются принципы социально-экономической справедливости. В условиях несправедливых экономических отношений общество вновь и вновь возвращается к исторической точке социального размежевания. На этом пути мы никогда не получим единого общества.
    К сожалению, люди подвластны вечному зову иметь, они поступают по принципу: лучше получить все сегодня, используя любые доступные средства, а потом время покажет, наступит ли долгожданный конец этого Света? В этих условиях возможны самые различные социальные катаклизмы, вплоть до развязывания воин. Такова, в общем - то, неразумная логика исторического действия, которая уже приводила ко многим социальным потрясениям.
    Нужно сказать, что реальная коллективная собственность удовлетворяет естественное право и потребность человека иметь. Но это разумная потребность, которая не противостоит общественным интересам и, самое главное, - она обеспечит социальную справедливость в обмене и распределении продуктов труда.
    Можно продумать механизм создания коллективного субъекта собственности, в первую очередь для дальнейшей эффективности общественного производства. Самая простая модель строится на учете двух моментов. Первое. Это схема финансирования коллективного предприятия. Она осуществляется народным банком, который выдает кредиты коллективу под государственную гарантию на льготных условиях. Делается это не ради максимальной прибыли банка, а для развития производства. Следует отметить, что народный банк по своему существу (назначению) не может быть частной финансовой организацией. Сегодня спекуляция в банковской сфере достигла небывалого размаха, готового поглотить всю экономику страны, подчинив её своим корыстным интересам. Такая ситуация в экономике в конечном счете является результатом отчужденного труда. Экономическое отчуждение порождает кризис финансовой системы, которая начинает утрачивать свою основную функцию регулятора общественного производства, превращаясь в самодовлеющий институт общества. Сегодня говорят лишь деньги, все остальные интересы не в счет. В стране, как будто бы много денег, но их всюду не хватает. То, что финансовая система утрачивает свою основную функцию, подтверждается отсутствием полноценного отечественного производства. Кто может убедить нас в обратном, нельзя же все время доказывать, что черное – это белое.
    Помимо источника приобретения коллективом собственности, кроме указанного выше, могут быть и другие варианты. Важную роль в организации и функционировании предприятия на коллективной основе играет Устав о коллективном предприятии. Он разрабатывается и принимается на законодательном уровне, в котором учитываются, как интересы коллектива в целом, так и каждого его члена в отдельности. Здесь достигается гармония личных и общественных интересов, возникает совершенно иное качество социально-экономических отношений, ранее неизвестное отчужденному труду.
    К этому явлению в общественной жизни нельзя подходить с мерками сегодняшнего дня, в том числе и советского прошлого. Понять цель и смысл деятельности коллективного предприятия с позиций частного предпринимательства невозможно. В данном случае мы имеем дело с совершенно иным способом производства, распределения и обмена продуктов труда. Тогда как интересы частных компаний и фирм (частного капитала) объективно противостоят интересам непосредственных производителей материальных благ и других услуг.
    Что касается советского периода, то в нем не было реальной общественной (коллективной) собственности. Продукт труда не принадлежал тому, кто его создавал. Отчужденная от человека собственность жила по своим законам. Это был государственный социализм с неизбежными элементами мелкобуржуазной психологии в создании значительной части общества, которая и привела в итоге к краху такой модели социализма. Еще ни кому не удавалось искоренить в человеке само желание иметь.
    Экономическое отчуждение, как правило, сопровождается политическим отчуждением широких масс населения от управления государством. Это закономерность общественной жизни, в которой все стороны внутренне взаимосвязаны. Разве не экономическое отчуждение привело в итоге к краху советского строя? Да, это общество было в определенном смысле жизнеспособно, но оно содержало в себе предпосылки своего собственного отрицания и, в условиях фактически политического отчуждения масс, известным силам было несложно провести реформы, в результате которых общество перешло в свою противоположность. Но это была другая крайность исторического развития, которая утвердила иную форму экономического отчуждения человека, основанную теперь уже на частной собственности на средства производства.
    Действительно, все повторяется, как сказано в Писании, на круги своя. Экономическое отчуждение вновь порождает политическое отчуждение масс от управления государством. А это есть проявление внутреннего противоречия в развитии общества, которое, однажды возникнув, говорил Гегель, с необходимостью разрешается. Остановить историю невозможно. Люди всегда будут искать более разумные формы общественного устройства. Частная и государственная собственность, если они существуют в качестве основного базиса общества, суть крайности, порождающие отчужденный труд. Коллективная собственность снимает эти противоположности в новом, подлинном единстве с их средствами и результатом. В исторической перспективе «ассоциация свободных производителей» становится возможной на основе коллективной собственности. Другого решения проблемы отчуждения мы не видим.
    Современная экономическая теория изучает главным образом уже сложившийся в мировой практике способ производства, обмена и распределения, материальных благ, основанного на частном, коммерческом предпринимательстве и движении капитала. В этой системе знания отчужденный труд не принимается во внимание, он рассматривается как нечто само собою разумеющееся. Но именно экономическое отчуждение главной производительной силы – человека является основным противоречием современной эпохи. Через это противоречие фактически преломляются все проблемы общественной жизни.
    Любые кризисные явления в обществе – это порождение его внутреннего противоречия. Когда речь заходит об экономическом кризисе, в том числе и глобальном, то в этом случае противоречие касается самих основ общественного бытия – существующего способа производства. Осознается это людьми или нет – другой вопрос. Так, на экономических форумах, проводимых по инициативе ведущих стран мира, как правило, не обсуждается проблема отчужденного труда, в качестве источника кризисных явлений. Баланс между трудом и капиталом решается в пользу последнего, обеспечивая ему благоприятные условия в мировом, глобальном масштабе. Мы сегодня на себе испытываем политику интеграционных процессов, в результате которой выигрывает крупный капитал. Наш рынок используется иностранными компаниями в угоду, прежде всего своим экономическим интересам. Отчужденный труд воспринимается частным капиталом как неизменная категория человеческого бытия. Но в мире нет ничего вечного. Любая историческая форма, в конечном счете, изживает себя. Экономическое отчуждение на определенном этапе развития общества достигает таких масштабов, что становится несовместимым с элементарными понятиями социальной справедливости, а самое главное, оно тормозит развитие всех сторон общественной жизни.
    В будущем люди, надо думать, найдут справедливые формы общественного устройства и избавятся от груза социально-экономических проблем, которые сегодня, буквально, захлестнули общественную жизнь. Этих проблем не счесть, о них все знают, но предложить реальный выход не могут, потому что общество и власть находятся в плену иллюзий о себе, исповедуя ценности, которые не являются подлинными, зло нередко выдается за добро, а то, что на самом деле разделяет людей, считают благом для человека. Вот в таком кривом зеркале новейшей истории люди воспринимают сегодня общественную жизнь.
    Но не все потеряно. Наблюдая за событиями последних десятилетий, можно заметить определенное стремление к построению общества социальной справедливости. Так, ещё в начале 90-х годов, накануне реформ, Президент Казахстана как-то высказал мысль о том, что «мы будем строить не капитализм и не социализм». Все это уже, конечно, в прошлом, но ведь было желание преодолеть негативные моменты известных общественных систем. К сожалению, оставались проблемы. А ведь если бы удалось, не разрушая производительные силы, передать предприятия в собственность трудовых коллективов, продумав механизм такого разгосударствления, наша экономика сегодня была бы одной из самых эффективных. Но, похоже, что некоторым странам нужны были новые рынки сбыта. В обмен на сырье, природные ресурсы мы получили возможность приобретать самые различные товары, не заботясь о собственном производстве. За период реформ нам так и не удалось создать полноценные производительные силы. Уходя от сырьевой зависимости, в условиях производящей экономики, можно было бы, и утроить ВВП, это вообще не проблема, все упирается в экономические основы организации производства. Как говорил в свое время Архимед: «дайте мне рычаг и я переверну Землю». Сегодня мы не имеем такого рычага в экономике. Нужно сказать, что отсутствие развитых производительных сил не позволяет решать многие проблемы, в том числе продовольственную, экологическую и т.д. Здесь все взаимосвязано.
    Конечно, экономическая жизнь страны не может основываться только на коллективной форме собственности. Это всего лишь тенденция развития экономических отношений. Истина, как известно, всегда конкретна. Есть сферы, где необходима государственная собственность. На переходном этапе становления отечественной экономики вполне могут существовать самые различные формы собственности, в том числе и частная. Но все должно быть разумно и гармонично, иметь соответствующую законодательную базу, которая делает упор на принципы самоуправления, включая государственные предприятия. Главное заключается в том, чтобы человек не был отчужден от результатов своей деятельности.
    В перспективе любой человек должен стать экономически самодостаточным - не быть отчужденным от собственности и главное – продуктов своего труда. Это естественное право человека, которое на ранних этапах истории, вместе с разделением труда и возникновением собственности, было отчуждено от него и человек, по определению Аристотеля, превратился в «политическое животное». Более высокие формы цивилизации, в которых господствуют не вещи, а разумные общественные отношения, должны вернуть человеку его родовую сущность. Человек вправе почувствовать себя равным членом общества. Надо полагать, не может бесконечно долго продолжаться, разлагающая природу человека «современная цивилизация», где в условиях отчуждения господствуют «нравы растовщика» (Платон). И никакая демократия сама по себе не решит основных проблем, пока будет существовать отчужденный труд.
    Кстати, власть тогда поднимается над обществом, управляет обществом, часто в своих корыстных интересах, когда имеет место экономическое отчуждение широких слоев населения, отчуждение их прежде всего от собственности. Разрыв между обществом и властью имеет экономические корни. В решении этой проблемы недостаточно одних лишь политических реформ, хотя мы знаем, что в чистом виде их не бывает, поскольку политика имеет самое непосредственное отношение к экономике. Поэтому, когда говорят о политических реформах, важно учитывать их содержание, насколько глубоко они затрагивают материальные, жизненные интересы широких слоев общества.
    Экономическое отчуждение порождает, как уже было сказано, и другие проблемы. Сегодня можно слышать почти заклинания о том, что общество, государство должны бороться с такими социальными пороками, как пьянство, воровство, наркомания, проституция, разрушение семейно-брачных отношений, детская беспризорность и преступность и т.д. Весь этот негатив общественной жизни своим источником в конечном счете имеет отчужденный труд. В условиях экономического отчуждения он порождается самим обществом и государством. Ведь человек – это продукт, прежде всего общественных отношений. Что можно ожидать от человека в условиях социальной несправедливости, когда он фактически отчужден даже от своей родовой сущности и не считает себя равноправным членом общества. Может ли он вообще оставаться человеком в подобных условиях?
    Просветители прошлого отмечали, что человек рождается и он подобен «чистой доске» (tabula rasa). Что делает его в нередких случаях зверем? Существующие материальные отношения. Как только впервые человек сказал – это мое и это тоже принадлежит мне, с этого момента и начинается великая грызня, которая красной нитью проходит через всю историю человеческого общества. И никакие молитвы, политические программы и т.д. не смогут вернуть его в лоно социально справедливого, неотчужденного бытия. Для этого необходимо самому человеку в корне менять экономические отношения. В них скрыта тайна всех пороков человеческого существования.
    Отчуждение от собственности развращает и тех, кто её имеет, и тех, у кого её нет. В данном случае противоположности, как это часто бывает, сходятся. Достаточно познакомиться с произведениями мировой художественной литературы, современным кинематографом и вообще со всем тем, что происходит в нашей жизни, чтобы убедиться, насколько глубоки и серьезны пороки общественной жизни. Казалось бы, все должно быть разумным. В это верили, этого хотели всегда. Но действительность продолжает оставаться неразумной. И это, повторяем, имеет глубокие экономические корни. Идеализм современных просветителей направлен на поиск духовных ценностей, приобщение к которым, по их мнению, должно спасти человека. Но человек был и остается материальным существом. Для него экономическое отчуждение определяет его отношение ко всей системе общественных ценностей, в том числе и духовных. Нужно видеть источник духовного отчуждения современного человека, доводящего его, порою, до моральной деградации. Но спасти себя может только сам человек, стремящийся к утверждению принципов социальной справедливости.






     
     
    Разработка
    Numen.ru