КЛУБ ИЩУЩИХ ИСТИНУ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

НАШ КЛУБ

ВОЗМОЖНОСТИ

ЛУЧШИЕ ССЫЛКИ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!

































































































































































































































  •  
    ДЕКОНЦЕНТРАЦИЯ

    Вернуться в раздел "Медитация"

    Деконцентрация
    Автор: Олег Бахтияров
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    , как внимание искажает свой объект, как работают в поле восприятия перцептивные силы, как формируется и разрушается гештальт, как протекают другие подобные процессы, ускользающие от внимания, поскольку они являются его составной частью.
    Процесс формирования рефлексивной инстанции технически прост, но весьма «энергоемок». Первый шаг - разделение фокуса взора и локуса внимания. Обычно локус внимания и фокус взора совпадают, но если зафиксировать взор на каком-либо объекте в поле зрения, то можно произвольно сконцентрировать внимание на периферии поля зрения и начать перемещать внимание по полю зрения, независимо от движения глаз..
    Следующий шаг - наблюдение за динамикой внимания в условиях разрушения дКВ, При достаточно устоявшейся дКВ равномерное распределение внимания может быть разрушено появлением в поле зрения движущегося предмета или взглядом инструктора непосредственно в глаза обучаемого. Введение в обучение подобных воздействий, разрушающих дКВ, сопровождается инструкцией наблюдать за перемещением и «сгущениями» внимания.
    После выработки навыков произвольного управления вниманием, его направленностью и степенью концентрации обучаемому предлагается наблюдать за перемещением внимания при дКВ, переходах от KB к дКВ и обратно по команде, а затем формировать в поле зрения зоны с различной степенью «сгущения» внимания. Через какое-то время навык вырабатывается и можно наблюдать, как меняется восприятие объекта при привлечении внимания к нему.
    С этого момента начинается формирование рефлексивного пространства. Но это уже новая техника, выводящая оператора за пределы тематики дКВ.
    2.12. Архетипика деконцентрации внимания
    Состояния дКВ зачастую описываются как одновременно манящие и тревожные. Думается, проблема здесь в том, что состояние дКВ, не будучи легитимным культурно оформленным переживанием, грозит выходом в область интенсивных архетипических переживаний. Однако определенные проявления архетипа, стоящего за дКВ, в культурной практике существуют. Так, в ряде физических концепций и метафизических доктринах мы встречаемся с конструкциями, чрезвычайно близкими по базовым образам к дКВ.
    На соответствия психических феноменов и физических концепций обращали внимание многие исследователи. Так, разработчики гештальт-теории постоянно ссылаются на соответствие феноменов, наблюдаемых в зрительном поле, физическим фактам и закономерностям, извлекаемым из физики поля1. Очевидный изоморфизм физических и оптико-феноменальных полей произвел на них большое впечатление, и, поскольку они работали в то время, когда психология как наука переживала экстравертную фазу и ассимилировала физическую методологию, это привело к тому, что психические феномены стали рассматриваться как проекции физических. Однако из факта изоморфизма в такой же мере выводимо и противоположное утверждение: физические феномены являются лишь проекциями психических. В определенной мере этот ход применялся в аналитической психологии К.Г.Юнга.
    В более позднее время обратили внимание на поразительные соответствия между современной физикой и даосскими и буддийскими философско-психологическими концепциями.
    Под многими ключевыми понятиями физики скрываются классические мифологемы и соответствующие им архетипы. Один и тот же архетип, проецируясь на поле физических знаний, дает такой экзотический объект, как «черные дыры» и процесс их формирования с драматическими фазами превращения в сингулярную точку, в которой «нечто» и «ничто» совпадают по своим характеристикам, а проецируясь на психотехническое поле, порождает аналог глубокой концентрации внимания и переход citta-ekagrata в niruddha. Так же прозрачны соотношения «заряд и поле», «&quot;я&quot; и сознание» и т.д.
    Рассуждения В.Налимова о физическом и семантическом вакууме, достаточно точно описывают соотношения теории вакуума и перцептивного фона:
    «...в современной физике материальный мир рассматривается как проявление потенциальности, заложенной в физическом вакууме. Точно так же в нашей модели семантический мир рассматривается как проявление потенциальности, заложенной в вакууме семантическом».

    «Семантический вакуум отнюдь не статическая система. 8 нем происходят процессы, также не замечаемые нами непосредственно».
    «При описании обоих Миров приходится обращаться к представлению о вакууме. Как физический вакуум, так и вакуум семантический - это отнюдь не пустые пространства, а скорее колыбели Миров, проявляющихся в одном случае в виде элементарных частиц в другом - в виде семантических текстов».
    Соответствие физического вакуума перцептивному фону достаточно очевидно- Так же, как в вакууме спонтанно рождаются частицы, из фона спонтанно формируются фигуры. Перцептивный фон -преддверие семантического вакуума. Перцептивный фон - это локальный семантический вакуум, содержащий в свернутом виде ограниченный набор готовых к проявлению фигур.
    Язык архетипов наиболее адекватен не только для описания трансцендентных объектов в посюстороннем языке, но и для понимания глубинного значения граничных понятий, отделяющих рационально освоенную территорию от области смыслов, еще не получивших законченного логического оформления, и потому не входящую в систему рациональных операций.
    Так, архетип Хаоса, разворачиваясь и в метафизическую категорию materia prima, и в понятие вакуума, и в образ семантического вакуума, и в технику деконцентрации, проясняет и их сопряженность, и глубинный смысл, стоящий за техникой дКВ. Именно эта сопричастность дКВ архетипу Хаоса придает всей области дКВ привкус некоей таинственности, присущий манифестациям архетипов. ДКВ в каком-то смысле возвращает сознание к исходному Хаосу с его многочисленными потенциями.
    2.13. Деконцентрация в сакральных психотехниках
    Тема использования отдельных элементов сакральных психотехник в прагматических целях весьма щепетильна. Постмодернистский мир уравнивает высокие, низкие, реальные и иллюзорные феномены, переживания, знания. Обратной стороной постмодернистского дискурса является массовое распространение в рамках идео-логемы «нью-эйджа», так называемых развивающих психотехник, выдергивающих отдельные приемы из сакрального контекста. Эта компиляция в постмодернистском контексте порождает ряд иллюзий:
    &amp;#9632; иллюзию адекватности психотехники, извлеченной из совершенно иного культурного мира и введенной в «нью-эйдж»- контекст, ее прототипу;
    &amp;#9632; иллюзию соответствия формируемого психического состояния заданному в сакральной системе образцу;
    &amp;#9632; иллюзию тождественности состояния, достигнутого с помощью психотехнического приема, духовному результату.
    Однако печальный опыт «развивающих психотехник» принес и положительный результат. Он наглядно показал, что психотехнические приемы и формируемые ими состояния являются по отношению к духовным задачам не более чем языком, описывающим духовные реалии, но никак не самими реалиями. Акт познания, расчленяющий религиозное действие на психотехнику, ее сакральное значение и культурную интерпретацию, уничтожает религиозный феномен как таковой.
    Вместе с тем проблема переноса психотехнических приемов из сакрального мира в прагматический контекст существует. Объем психотехник, обслуживающих сакральные задачи, огромен, и ни один разработчик психотехнологий не может этот факт проигнорировать. Любому разработанному современным исследователем приему, в том числе и дКВ, можно найти аналог в индийских, китайских или тибетских сакральных практиках. Но перенос приема, психотехники или сложной психотехнологии из одного контекста в другой требует особой методологии.
    Строго говоря, психотехники могут быть извлечены только из чужого сакрального контекста. Трудно себе представить психотехнику умного делания, приспособленную для операторских нужд православного сообщества. Чужой духовный опыт, пропущенный через фильтры собственной культуры, теряет свое сакральное содержание, оставляя лишь психотехнический «синтаксис» сакрального. Духовный опыт обретается только соответствующей жизнью, а из описывающих его текстов извлекаются формальные технические инструкции, допускающие перенос в другой контекст. Поэтому возможно лишь транскультурное заимствование приемов, обеспечивающих чужую сакральную практику. Кстати, легко заметить, насколько нелепым становится употребление технологизированного термина «сакральная практика» применительно к собственному вероисповеданию.
    Когда методист обнаруживает в текстах другой культуры соответствия разработанным им приемам или психотехникам, следует понять, с чем он столкнулся: с аналогом (т.е. подобием по форме и выполняемой локальной функции) или гомологом (т.е. подобию по роисхождению) разработанного приема. Для этого необходимо сопоставить психотехнологию, содержащую разработанный прием, с психотехнологией ного культурного происхождения, разделить синтаксическую и семантическую составляющие разработанного приема и произвести такую же процедуру в отношении его инокуль-турной параллели.
    Под синтаксисом будем понимать конкретные действия, которые должен выполнить оператор. Эти действия задаются предписанием, выраженным в форме инструкции (например: «равномерно распределите внимание по всему предъявленному изображению, начиная с фиксации периферийных областей» или «внимательно рассмотрите предъявленное изображение, закройте глаза и последовательно, элемент за элементом, воспроизведите изображение в своем воображении»).
    Под семантикой мы будем понимать интерпретацию состояния, полученного в результате применения приема, и интерпретацию приема в терминах интерпретации состояния. Семантика состояния, а следовательно, и приема, в сакральных и прагматических психотехниках различна. Так, в приведенных выше примерах, где речь идет о деконцентрации и визуализации, семантика меняется в зависимости от значения визуализируемого или интроецируемого изображения. Мы получим совершенно разные результаты в зависимости от того, является ли содержание предъявленного изображения элементом психотехнологии в целом, значимо ли оно в пределах психотехнической траектории, влияет ли это содержание на провоцируемое приемом состояние или нет. В первом случае мы имеем дело с идеологизированным приемом, в своем пределе - с сакральным его значением. Во втором - речь идет о чисто прагматическом, технологическом использовании приема.
    У аналогов одинаковая функция. Функция психотехнических приемов - преобразование одного психического состояния в другое. Если приемы применены к одинаковому состоянию и дают одинаковый результат, мы говорим об их аналогичности. Как правило, совпадение синтаксиса приемов свидетельствует об их аналогии, хотя обратное и необязательно.
    Гомологичные приемы могут быть одновременно и аналогичными, но это не является обязательным условием. Гомологичные приемы возникают из одних и тех же смысловых содержаний, и потому их семантика совпадает или близка. Они занимают одинаковое положение по отношению ко всей методической цепочке в целом в пределах сравниваемых психотехник, им предшествуют и за ними следуют гомологичные приемы. Наконец, исторически они развиваются из сходных задач и в сходных контекстах.
    Если речь идет о гомологе, то перенос приема осуществляется (при соблюдении принципа стилистической совместимости) безболезненно. Однако в реальной практике заимствуются, как правило, аналоги. Включение такого приема, внешне похожего на используемую технику, но несущего совершенно иную смысловую нагрузку, в проектируемую психотехническую цепочку, может привести, в лучшем случае, к разрыву последовательности формируемых состояний и малопонятной для неквалифицированного разработчика неудаче, а в худшем - к эксцессу.
    Выявив гомологичность двух приемов, можно строить базовое описание приема, вариациями которого являются оба текста. Но для этого надо дать абстрагированное описание всей психотехники. В этом случае становятся понятными те изменения, которые следует внести в заимствуемый прием для его точного встраивания в новый методический и технологический контексты.
    Приведем примеры текстов, которые описывают состояния, близкие к состояниям дКВ, достигаемым с помощью описанных выше техник. Воспользуемся работой Томаса Клири «Японское искусство войны. Постижение стратегии», цитирующего наставников дзен Ягю Мунэнори и Такуана Сохо.
    Ягю Мунэнори:
    «Это подобно тому, как все ясно отражается в зеркале вследствие бесформенной чистоты его отражающей способности. Сердце причастных Пути подобно зеркалу, оно пусто и чисто; ты не-сознаешь, но при этом свершаешь все».
    «Теперь не знаешь даже самого себя, твое тело, ноги и руки действуют, но сознание не-сознает; ты ничего не упускаешь и попадаешь десять раз из десяти. Но даже теперь, если допустить мысль об этом в свое сознание, проиграешь. Только когда не фиксируешь сознание, будешь побеждать каждый раз. Однако не фиксировать сознание не значит вовсе несознавать; речь идет об обычном сознании».
    «Различать вещи с первого взгляда и не фиксировать на них сознание - значит «быть недвижимым». Ведь если сознание привязывается к вещам, появляются различающие мысли, которые двигаются различными путями. Если положить конец различающим мыслям, то даже если цепляющееся за вещи сознание движется, сам остаешься неподвижным».
    «Если смотришь на один-единственный лист дерева, остальных листьев не видишь. Если же просто смотришь на дерево и не фиксируешь зрение на одном листе, то сможешь увидеть все листья, какие только есть на дереве. Если сознание сосредоточено на одном листе, остальных не видишь; если не концентрируешь внимание на одном, видишь сотни и тысячи листьев».
    Понятно, что под «сознанием» в данном переводе подразумевается внимание, а «не-сознание» - отсутствие сфокусированного на объекте внимания. «He-сознание» близко по своему смыслу к дКВ, точнее, к последствиям применения дКВ, хотя в реальной практике дзен использовалась не техника, описанная выше, а скорее сконцентрированное намерение породить состояние «не-сознания».
    Такуан Сохо описывает результаты, как мы сказали бы, дКВ-подхода к формированию непрерывного континуума действия, условно разлагаемого на стимулы и ответы:
    «Иногда говорят о непосредственности искры и камня. При этом имеют в виду следующее. Стоит вам только ударить камнем о камень, как появляется искра... между ударом и возникновением искры нет ни промежутка, ни размежевания. ... Было бы ошибкой считать эту непосредственность просто быстротой следования одного движения за другим. Скорее, это означает, что внимание не задерживается на вещах. ... Стоит только сознанию остановиться, и противник тут же воспользуется этим».
    «Если вы помещаете сознание в какое-то одно место, в результате оно оказывается скованным и утрачивает подвижность. Если вы просто думаете о чем-то, сознание окажется скованным вашими мыслями. Поэтому отстранитесь от мыслей и рассуждений, забудьте о своем теле и не фиксируйте сознание ни на чем. В этом случае, когда сознание посетит ваше тело, оно будет работать безупречно и выполнять свои функции без промедления».
    «Правильное сознание не остается в одном месте. Это сознание, которое охватывает все тело и личность. Смущенное сознание сосредоточивается в одном месте и застывает».
    В следующих строчках Ягю Мунэнори легко распознать описание принципа калейдоскопа:
    «Предположим, на тебя один за одним нападают десять человек. Если после отражения первого удара сознание не задерживается на полученном впечатлении, но переходит с одного на другого, оставляя каждого сразу после того, как ты справился с ним, сможешь справиться с десятью противниками. Хотя сознание работает десять раз - по одному на каждого противника, если оно ни на ком не задерживается и переключается поочередно на каждого, сможешь взять верх».
    При попытке психотехнической интерпретации подобных текстов возникают трудности с отнесением к категории аналогичных или гомологичных состояний и техник. В данном случае техника, явно аналогичная дКВ, переводится из сакрального - буддийского -в технологический контекст - повышение эффективности и выживаемости в условиях ведения боя. Техника формирования «несознания», т.е. состояния, тождественного или близкого к дКВ, наслаивается на обычное состояние бодрствования (как и в наших дКВ-технологиях) и ведет к состоянию дКВ в действии. Поэтому мы можем говорить о гомологии приемов и состояний.
    Примером аналогичных техник является использование KB- и дКВ-стратегий в психотехнологиях и йоге.
    2.14. Концентративная и деконцентративная стратегии
    Успешно выполненный психотехнический прием изменяет актуальное психическое состояние. Новое применение того же или иного приема переводит психику в новое состояние. Отдельные психотехнические приемы выводят психику за пределы обычных состояний, нормативных для данной культуры и необходимых для жизнедеятельности. Некоторые из этих ненормативных (в том числе и сверхнормативных) состояний мимолетны, но есть и пространство стабильных состояний, лишенных значения культурной нормы и потому называемых измененными. Терминологические границы между понятиями «психические состояния» и «состояния сознания» до сих пор окончательно не установились и зачастую эти термины используются как синонимы. Мы будем пользоваться термином «психические состояния» для характеристики вариаций и различий в рамках одного класса нормативных состояний. Для выражения же принципиальных различий между классами состояний, и тем более различий между нормативными и ненормативными состояниями, будем говорить о «состояниях сознания», понимая и учитывая зыбкость терминологических границ и, самое главное, отсутствие фундаментальных работ по их различению.
    Говоря о принципиальных различиях, мы должны ввести своего рода масштаб состояний. Нам известно три нормативных состояния, необходимых и достаточных для сохранения жизнедеятельности и адекватного поведения человека в течение его жизни, - бодрствование, сон со сновидениями (быстрый сон) и сон без сновидений (медленный сон). Различия такого же масштаба и будем называть различиями между состояниями сознания, а меньшего - различиями между психическими состояниями. Состояния сознания, не совпадающие ни с одним из трех нормативных состояний, будем называть измененными состояниями сознания.
    От каждого психотехнического приема идут траектории изменения психических состояний, вплоть до измененных состояний сознания. Эти траектории формируются последовательным применением тех или иных приемов.
    Сравним психотехнические траектории, идущие от концентра-тивных и деконцентративных приемов.
    Нам нужно определить то начальное состояние сознания, к которому можно применить и KB, и дКВ. Существует множество классификаций состояний сознания. Мы воспользуемся классификацией, которая приводится во «Вьяса-Бхашья» - комментариях к «Йога-сутрам» Патанджали1. Для нас она обладает особой ценностью, поскольку состояния сознания рассматриваются как соотнесенные со ступенями сосредоточения.
    Комментируя первый афоризм Патанджали, Вьяса пишет:
    «Йога есть сосредоточение, которое выступает свойством сознания на всех его ступенях. Ступени сознания: блуждающее, тупое, произвольно направленное, собранное в точку, остановленное».
    Таким образом, рассматриваются пять состояний сознания: Ksipta - «блуждающее», рассеянное, беспокойное, спонтанно
    направленное на внешние объекты, нестабильное, с преобладанием
    энергетического (radjas) компонента;
    Миdhа - «тупое», «ослепленное», направленное на все объекты одновременно без их различения и выделения преимущественных, с преобладанием инерционного (tamas) компонента;
    Viksipta - «произвольно направленное», «рассеянное», «разбросанное», избирательно и относительно стабильно направленное на определенный объект, но непрестанно прерываемое и сменяющее свой объект;
    Citta-ekagrata' - «собранное в точку», реализуемое посредством преодоления процесса спонтанной избирательности (т.е. состояния viksipta), стабильно направленное на объект и «высвечивающее» его, «как он существует в реальности», достигшее предела избирательности;
    Niruddha - «остановленное», остановленное на самом себе, прекратившее свое развертывание.
    Естественно, здесь напрашиваются сопоставления. K$ipta - исходное, неорганизованное состояние сознания - может перейти либо в vik§ipta (чему в нашей системе соответствует начало движения к KB), либо в mudha (начальная фаза дКВ). Таким образом, траектория последовательных изменений исходного состояния сознания разветвляется. Дальнейшее движение по концентративной ветви приводит к citta-ekagrata (глубокой KB, при которой в поле внимания остается только один объект), а по деконцентративной - к состоянию, аналога которому в тексте Вьясы нет, к состоянию, когда внимание полностью распределено по всему полю восприятия без выделения преимущественных объектов, но в котором инерционный компонент замещен энергетическим. Поле восприятия превращено в фон, являющийся единственным «объектом» сосредоточения. Это не состояние citta-ekagrata, поскольку фон не обладает характеристиками дискретного объекта, но и не состояние niruddha, поскольку предмет сосредоточения - фон - обладает качественной определенностью, этостью, чем и отличается от множества других фонов.
    Дальнейшее углубление и KB, и дКВ приводит к одинаковому результату - состоянию niruddha. В первом случае внимание утрачивает единственный-объект KB и переходит к KB на чистом сознании, во втором - дКВ переходит к основе всех фонов - чистому сознанию. Но и это не предел. Чистое сознание либо включает в себя возможности появления новых организованных структур и сопутствующего им фона, либо нет. Этому соответствует «самадхи с семенем» и «самадхи без семени».
    Однако KB и дКВ и йогическая техника сосредоточения включены в различные контексты. Йога преследует не технологические, а сакральные цели. Реальные процедуры в йоге сопровождаются многочисленными приемами, позволяющими не упускать из виду трансцендентные цели, ничего общего не имеющие с прагматическими задачами психотехнологий. Поэтому о гомологиях здесь речь не идет. Состояния аналогичны, но они порождаются совершенно иной цепочкой приемов, формируются на базе различных классов состояний, получают различную интерпретацию и переходят в состояния, которые нельзя отождествить.
    2.15. Деконцентрация и ясное сознание
    Достижение ясного сознания является одной из главных задач человеческой жизни. ДКВ можно использовать как инструмент (отнюдь не единственный) для решения этой задачи, по меньшей мере, в двух аспектах.
    Во-первых, дКВ выступает как «очиститель» сознания от дискретных организованностей и других его содержаний, т.е. как одна из психотехник «cittavpttinirodhah» (см. выше). ДКВ разрушает организованные психические структуры и тем самым «лишает работы» психические механизмы, ответственные за искажения и вытеснения различных содержаний сознания. ДКВ, подавившая работу искажающих механизмов, высвобождает единственный неискажающий механизм - рефлексию (в сильном, психонетическом значении этого термина), т.е. прямое неискажающее наблюдение содержаний сознания. Но это и есть признак ясного сознания, позволяющего наблюдать все вновь появляющиеся содержания, искажающие и за-мутняющие сознание, не подпадая под их влияние. Ясное же сознание позволяет прямо, без искажений формировать продукты волевой активности. Однако ясное сознание сохраняется лишь при условии постоянного приложения усилий, направленных на его поддержание. Поддерживается же оно с помощью рефлексии и целенаправленно применяемой дКВ, выявляющей и сдерживающей работу искажающих механизмов психики.
    Во-вторых, дКВ-операции изменяют статус логики. Ясное сознание обеспечивает прямое усмотрение реальности. Потребность в логике возникает при необходимости обнаружить скрытые содержания, не доступные прямому восприятию и погруженные в фон, и при появлении содержаний, не доступных прямому наблюдению, рефлексивному восстановлению и прямому волевому управлению.
    Ясное сознание возможно только как объемное сознание, включающее в себя одновременно и полюс результатов чистой рефлексии, и полюс результатов искажающей обработки этих результатов; полюс чистых смыслов и полюс их формального и конвенционального выражения; полюс начальных целеполаганий и волевых импульсов и полюс их реализации в реальных средах.
    Ясное сознание неизбежно должно быть объемным, но объемное сознание необязательно должно быть ясным.
    Глава 3
    Деконцентрация, фановые восприятия и фоновое мышление
    3.1. Внутренний энергетический фон
    Каждому человеку знакомо чувство общего тонуса. Частично оно связано с тонусом скелетной мускулатуры и гладких мышц стенок сосудов. Однако можно почувствовать прилив сил и в состоянии глубокой мышечной релаксации, и в состоянии повышенного тонуса мышц и сосудов. Чувство тонуса довольно неопределенно, оно носит не локальный, а общий, фоновый характер. Эти особенности восприятия психофизиологического тонуса дают возможность применять техники дКВ для его оценки и целенаправленного формирования и использования. В силу того что тонус осознается как соматическое переживание, исходным звеном для его локализации и управления может служить соматическая дКВ.
    Объемная соматическая дКВ, помимо фиксации множества точечных ощущений, позволяет выделить и фиксируемый «между ними» фон, который субъективно трактуется как характеристика психофизиологического или энергетического тонуса. Восприятие соматического фона двойственно. С одной стороны, фон качественно окрашен, он, как часто говорят испытуемые, по-разному «звучит». А с другой - выделение «энергетической» составляющей позволяет произвести своего рода количественную градацию фоновых переживаний. Динамика качественных характеристик дает возможность использовать внутренний фон в качестве одного из моментов в техниках выявления слабых и скрытых признаков. Количественная же сторона позволяет субъективно оценить большую или меньшую энергетичность, способность к выполнению тех или иных объемов работы и т.д. Эта характеристика оказывается достаточно важной при оценке влияния тех или иных событий, характеристик окружающей среды и психотехнических приемов на уровень мобилизации организма.

    3.2. Внешний энергетический фон
    Опыт переживания соматического фона как энергетической характеристики может быть перенесен и на плоскостную тактильную дКВ. В этом случае возникает переживание внешнего фона, который является характеристикой уже не только собственного состояния оператора, но и состояние внешней среды. Она начинает восприниматься как недифференцированное целое, внешний фон, в формирование которого вносят свой вклад не только явно различимые, но и слабые и скрытые признаки. Вероятно, спонтанное формирование внешнего фона является основой чувства опасности, возникающего в экстремальных условиях и способствующего более эффективному выживанию.
    Возможность восприятия внешнего энергетического фона была открыта Г.Наумовой. Как это часто бывает, данный феномен явился следствием буквального исполнения неправильно понятой инструкции в ходе упражнения на выделение внутреннего энергетического фона.
    Подобно внутреннему энергетическому фону, внешний фон позволяет оценить энергетические характеристики окружающей среды, их соотношение с такими же характеристиками внутреннего фона и, следовательно, направленность взаимодействия организма и среды, т.е. выяснить, что определяет динамику событий и навязывает свое управление событийными процессами - организм или среда.
    Тонкое различение колебаний внешнего энергетического фона используется в наиболее распространенных методиках развития способностей восприятия подпороговых (субсенсорных) стимулов. Часто методики развития субсенсорных восприятий (ССВ) путают с методиками развития экстрасенсорных восприятий (ЭСВ). Их отличие друг от друга определяется разной природой признаков, выявляемых в актах ССВ и ЭСВ. Механизмы субсенсорного восприятия позволяют выявлять слабые признаки, т.е. признаки, в принципе доступные выделению из окружающей среды с помощью используемых перцептивных систем, но не воспринимаемые либо по причине недостаточной чувствительности сенсорных рецепторов, либо из-за ограниченной пропускной способности каналов передачи воспринятой информации, либо вследствие маскирующего действия различных помех. Акт ЭСВ является обнаружением скрытых признаков, т.е. признаков, которые в принципе не могут быть обнаружены с помощью существующих систем восприятия по причине их удаленности, экранирования или отсутствия специализированных рецепторов.
    Основания для их смешения тем не менее есть. Субъективно феноменология ССВ такая же, как и ЭСВ. Воспринимается семантика признака, его место в более общей системе, но не его «синтаксис» -формальные характеристики. В любом случае ЭСВ является лишь разворачиванием в сознании подпорогового восприятия. Подпороговый характер восприятия не позволяет установить модальность и формальные признаки стимула, поскольку они растворены в фоне. Нужна специальная процедура извлечения стимула из фона. Но вначале следует овладеть техникой фиксации малейших колебаний фона.
    3.3. Восприятие слабых и скрытых признаков (суб- и экстрасенсорные восприятия)
    ДКВ, разрушая организованности поля восприятия, производит своего рода «дегештальтизацию». Слабые признаки выходят из-под маскирующего воздействия гештальтов и могут быть выявлены как в качестве отдельных элементов, так и в составе новых организован-н остей.
    Ближайшим аналогом этого явления (но не гомологом!) может служить парадоксальная фаза парабиоза. Согласно концепции Н.Е.Введенского, повреждение участка нерва различными агентами (или ослабление, или повреждение организма в целом) ведет к состоянию низкой лабильности, когда вначале снижается способность адекватной реакции на раздражители различной силы, затем, в уравнительной фазе, нерв (или организм в целом) одинаково отвечает и на сильные, и на слабые стимулы. Затем наступает парадоксальная фаза. В этой фазе физиологическая реакция организма на раздражители различной силы извращается - на более слабые стимулы следует более сильная реакция.
    Глубокая дКВ ведет к «остановке внутреннего диалога» - сворачиванию сложных организованностей сознания в более простые, высокоэнтропийные формы, вплоть до однородного фона. Таким образом, в поле внимания остается лишь один объект - фон, в котором «растворены» все дифференцированные признаки, в том числе слабые и скрытые. Их наличие или отсутствие влияет на «звучание» фона, несмотря на то что при обычном восприятии эти признаки не фиксируются как отдельные выделенные стимулы. В том случае, если дКВ производится по идентичным объектам, их «звучание» становится одинаковым, однако если в один из внешне идентичных объектов вводится дополнительный, но не воспринимаемый в данных условиях признак, то «звучание» меняется. Примером может служить стандартная задача выявления магнита, скрытого в одной из нескольких одинаковых на вид коробок. Если фоновые восприятия коробок до помещения в одну из них намагниченного железного бруска не различаются, то после этой процедуры одна из коробок изменит свое «звучание».
    Использование этого феномена в практических задачах возможно, однако для достижения успеха требуется достаточно сложная система подготовки. Для формирования реальных навыков восприятия слабых и скрытых признаков с использованием приемов дКВ необходимо разрушить организованности как поля восприятия, в котором отражается изучаемый объект, так и поля восприятия, с помощью которого оценивается наличие и характер искомых признаков. Уровень дедифференцировки, энтропийности этих двух сред должен быть примерно одинаковым. Необходимо, чтобы признак, скрытый в неопределенном поле, отразился в столь же неопределенном поле, но другой модальности. Только наличие модальных различий позволяет выявить растворившийся в общем фоне признак. В самом деле, слабый или скрытый признак уже модулирует собой качественную характеристику однородного фона, и его местоположение может быть выявлено только при реакции такого же неопределенного, но иного фона. А таким иным фоном может быть только фон поля восприятия иной модальности.
    Общая схема процедуры выявления скрытого признака может быть представлена следующим образом:
    1. Производится визуальная (или иная, но с переносом основных характеристик визуальной) дКВ по полю восприятия, на котором находятся объекты, некоторые из них содержат искомые, но не обнаруживаемые другими методами признаки.
    2. Параллельно самим оператором, производящим процедуру выявления, формируется соматическая дКВ.
    3. Сохраняя дКВ, оператор сканирует визуальное поле, отмечая различия а колебаниях «звучания» соматического фона, его различные состояния.
    Колебания соматического фона лишь отражают наличие скрытого признака. Важно набрать запас этих состояний фона, научиться их различать и сопоставлять с заданными признаками. Это не означает, что можно составить своего рода словарь, переводящий заданные признаки на язык фоновых состояний. Построить таблицу прямых однозначных соответствий элементов перечня скрытых признаков «А, В, С» элементам перечня фоновых состояний «X У, Z» невозможно. Состояние фона есть интегральная характеристика всего перцептивного поля как целостной единицы. Каждый раз одному и тому же скрытому признаку будут соответствовать не совпадающие друг с другом комплексы колебаний соматического фона, зависящие от наличия множества других скрытых стимулов, растворенных в визуальном фоне.
    Поэтому структурным элементом техники выявления скрытых признаков является не установление прочных соответствий X -&gt; А, Y -&gt; Ъ и Z -&gt; С, а процедура развертывания X в А, К в В, Z в С. Подробно процедура развертывания описана во «Введении в психонетику».
    3.4. Фоновое мышление - постановка вопроса
    Мышление современного человека отличается от мышления античного, древнеиндийского или средневекового человека. Более того, оно отличается и от мышления восемнадцатого столетия. С точки зрения двадцатого века, в этих типах мышления наличествует слишком много иррациональных и неосознанных компонентов. Современное мышление является продуктом длительной культивации и рафинирования, которые очистили его от всего, что не поддавалось формализации, в том числе и от образных, оценочных и символических содержаний. В результате мышление приобрело исключительно линейно-дискретный характер, и под мышлением сейчас (явно или неявно) понимаются лишь те его формы, которые могут быть формализованы. Однако, сталкиваясь с феноменами, для работы с которыми недостаточно существующих мыслительных средств, Резонно задуматься и о противоположном процессе - процессе не обеднения, а расширения мышления.
    Если возможны организованные процедуры, позволяющие осуществить перевод фоновых (бессознательных, подпороговых) восприятий в осознаваемую «фигуративную» форму и если при этом из окружающей среды извлекается дополнительная информация, которая не может быть извлечена другими способами, то естественно поставить вопрос: возможна ли проекция фоновых процессов и фигуративно-фоновых переходов на область мышления? По сути дела, мышление является проекцией перцептивных процессов, протекающих в центральном поле зрения. Терминам здесь соответствуют единичные восприятия, определениям - акты гештальтиза-ции, суждениям и выводам - сложные ассоциации фигур, значениям истинности - наличие, отсутствие, неопределенность или неопознаваемость тех или иных визуальных фигур, логическим парадоксам -перцептивные парадоксы вроде «невозможных» фигур и т.д. Однако до сих пор еще не построены логические соответствия перцептивному фону или визуальным феноменам за пределами поля зрения. Восприятия и переживания фона как специфического объекта, хотя и отражены в различных теоретических конструкциях, тем не менее не представлены в самом аппарате мышления. Это обстоятельство во многом объясняет, почему при рассмотрении бессознательных или континуальных областей психики понятия зачастую заменяются образами и метафорами, а логическая реконструкция -амплификацией.
    Когда мы говорим о мышлении, подразумевается, что речь идет о преобразовании по определенным правилам неких структур в иные, причем это преобразование отражается в каком-либо тексте. Но текст всегда погружен в контекст, позволяющий однозначно понять текст. Ясно, что тексту соответствуют последовательности актов дискретного мышления, а контексту - фон.
    Фоновое континуальное мышление отличается от дискретного. Операции дискретного мышления представляют собой горизонтальные переходы от одного дискрета к другому. Фоновое же мышление оперирует не отдельными дискретами-объектами, а всей континуальной средой, в которую эти дискреты погружены, как единым целым. Это означает, с точки зрения субъекта, что одно состояние среды при выполнении фоновых мыслительных операций переходит в другое без фиксации в сознании (а значит, и в знаковой среде) от-ч дельных цепочек дискретных переходов, а затем, при необходимости, из среды могут «выпадать» отдельные дискретные результаты. От интуиции такой процесс отличается тем, что он протекает в видимых слоях сознания,подконтролен и обратим.
    Фон континуален по своей природе. В силу своей принципиальной недифференцированности он в большей мере выявляет чисто семантические аспекты, по сравнению с миром дифференцированных восприятий. Обычно фигуры восприятия служат средством фиксации значений. Но фон нефигуративен, он является формально неопределенным, и потому здесь отношения меняются - значения становятся способом фиксации состояний фона.
    3.5. Фоновое мышление: отличия от дискретного
    После того как фон становится единственным объектом восприятия, он уподобляется среде-растворителю, в которой исчезают все организованные фигуры-восприятия. Если мы введем а поле восприятия при сохранении состояния дКВ новые элементы, то это введение не будет фиксироваться как локальное событие, но тем не менее приведет к изменению фона как единственного доступного наблюдению сегмента реальности.
    Но возможен и дальнейший процесс - выделение из общего фона новых, проникших в него «нелегально» фигур. При этом выделенные новые фигуры подвергаются трансформации: при выделении их из фона мы получим новые структуры - результат воздействия целого на включенную в него фигуру. В этой возможности проследить влияние контекста на включенные в него элементы текста, влияние, которое нельзя вывести из других организованных текстовых структур, а также в возможности выявления и представления в организованной форме скрытых, не представленных в явленной форме до начала акта фонового мышления признаков, и состоят преимущества фонового мышления. Собственно, задачи фонового мышления - это представление контекста в доступной осознанию форме и выявление скрытых текстов.
    Одним из следствий введения понятия «фоновое мышление», т.е. активного и целенаправленного использования закономерностей, определяющих соотношения поля организованных дискретных фигур и фона, является переопределение термина «состояние».
    В дискретном мышлении под состоянием системы подразумевается совокупность значений ее параметров в данный момент, выделенных тем или иным образом. Если значения параметров совпадают, то и состояния считаются идентичными. Однако это понимание состояния игнорирует фон, как неотъемлемую характеристику любой системы. Вместе с тем, его колебания могут не отражаться на значениях выделенных параметров.
    Интуитивное различие между категорией состояния и совокупностью значений параметров отражается и в языке многих исследователей. Часто говорят о совокупности параметров, отражающих состояние системы, подразумевая, что состояние есть нечто иное, нежели совокупность дискретных значений.
    Среди бесчисленных определений термина «состояние» часто встречается указание на его интегративный и фоновый характер. Так, в словаре «Психология» читаем: «Внутренне наблюдаемое С. -это зафиксированное сознанием субъекта на определенный момент времени интегральное ощущение благополучия (неблагополучия), комфорта (дискомфорта) в тех или иных подсистемах организма или всего организма в целом».
    Поскольку фон более насыщен информацией, которая может быть выявлена посредством процедур фонового мышления, по сравнению со множеством параметров, отражающих состояние системы, то естественно под состоянием системы подразумевать качественное значение ее фона как унитарной результирующей всей совокупности как выделенных, так и невыделенных, и принципиально не выделяемых параметров.
    3.6. Деконцентративное мышление
    Переход к фоновому мышлению становится понятным, если разобрать самостоятельный и самодостаточный феномен деконцен-тративного мышления, которое по отношению к линейно-дискретному и фоновому мышлению может рассматриваться как промежуточный феномен, в котором сохранены особенности и дискретного, и фонового мышления.
    Деконцентративное мышление соотносится с линейно-дискретным так же, как деконцентративное восприятие объекта соотносит-. ся с последовательным концентративным его изучением по отдельным частям или признакам. Последовательное восприятие предполагает переход от одной части зрительного поля, выделяемого как фигура, к следующей. Деконцентративное - одновременное восприятие всех частей с возможностью практически мгновенного выделения из поля зрения заданной фигуры. При фоновом восприятии мы в состоянии выделить не только те фигуры, которые актуально присутствовали в восприятии до начала деконцентративного процесса, но и те, которые содержались в поле восприятия лишь потенциально.
    Линейно-дискретное мышление может быть представлено как цепочка последовательных преобразований неких исходных структур в иные посредством применения к ним определенных фиксированных правил этих преобразований. Заметим при этом, что, как показал в своих работах Г.Смирнов, неэксплицируемой базой для линейно-дискретного мыслительного процесса являются определенные объекты, которые могут трактоваться как единый объект-связь. В нашей трактовке фон и является таким объектом-связью.
    Для того чтобы линейно-дискретное мышление осуществилось, необходим начальный перечень исходных объектов и правил их преобразования, на основе которых и строится цепочка, ведущая к конечному результату-выводу.
    Деконцентративное мышление предполагает одновременную фиксацию исходных суждений и всех используемых правил и мгновенное преобразование всей конфигурации в конечный вывод. Де-концентративный мыслительный акт распадается при этом на четыре фазы:
    &amp;#9632; экспозиция - акт начальной дКВ по всем исходным структурам
    (суждениям и правилам);
    &amp;#9632; деэкспликация - растворение в фоне дискретных правил;
    &amp;#9632; преобразование дискретных суждений в соответствии с деэксплицированными правилами - теперь преобразования производятся не в соответствии с набором правил, а в соответствии с единственным правилом-фоном и должны содержать элементы, связывающие суждения с этим единственным «правилом»;
    &amp;#9632; преобразование исходной ситуации в конечный вывод.
    Рассмотрим работу деконцентративного мышления на примере решения логических задач. Группе испытуемых, овладевших приемами деконцентрации и сумевших перенести эти приемы на область мышления, предлагалась простая задача, заимствованная из книги Рэймонда М. Смаллиана «Принцесса или тигр»1.
    8 трех комнатах помещены принцесса и два тигра, причем в каждой может находиться либо принцесса, либо один из тигров. На двери каждой комнаты висит табличка с надписью. Надпись на двери в комнату принцессы - правда. Из двух других надписей - на дверях, за которыми находятся тигры, - по меньшей мере одна является неверной. Таблички на дверях гласят следующее; 1-я комната - «Тигр сидит во 2-й комнате»; 2-я комната - «Тигр сидит в этой комнате»; 3-я комната - «Тигр сидит в 1-й комнате». Нужно узнать, где находится принцесса.
    Здесь исходными утверждениями являются надписи на табличках. Эксплицированные правила:
    &amp;#9632; «На табличке на двери в комнату принцессы написана правда».
    &amp;#9632; «Из двух других надписей по меньшей мере одна неверна».
    Последовательность линейно-дискретных суждений:
    1. «Поскольку на табличке на двери в комнате принцессы написана правда, значит, принцесса никак не может оказаться в комнате 2».
    2. «Если бы она находилась в комнате 3, то все три исходные утверждения были бы истинными, что противоречило бы условиям задачи, согласно которым, по крайней мере, одно из трех приведенных утверждений должно быть ложным».
    3. «Следовательно, принцесса находится в комнате 1».
    Приведем теперь типичный самоотчет о решении задачи с использованием деконцентративных мыслительных актов (речь идет не о логике, а о внутренней феноменологии деконцентративного мышления,);
    «Внимание распределилось по всем трем утверждениям, и они одновременно удерживаются в поле внимания с их значениями.
    Эксплицированные правила растворяются в фоне, и фон приобретает определенное качество, соответствующее совокупности правил, а вся система утверждений входит в определенное соетояние.
    Истинность или ложность утверждения кодируется состоянием локального фона, из которого выделен текст табличек: ярким свечением таблички при истинности надписи на ней, серым цветом -при ложности, а красным - искомая принцесса.
    Свечения табличек накладываются друг на друга одновременно во всех возможных сочетаниях. Ощущение внутреннего дискомфорта.
    Внезапно выделяется только один набор свечений, воспринимаемый как комфортный, противоречивые свечения устраняются и устанавливается стабильная картинка: светятся (являются истинными) 1-я и 2-я таблички, при этом 1-я табличка светится еще и красным светом».
    Сами описания акта результирующего деконцентративного мышления достаточно вариативны - от конкретных образов до весьма туманных метафорических описаний. Общим ключевым моментом описаний является облегчение от заключительного преобразования картинки и уверенность в истинности возникшего решения. Встает вопрос о гарантиях истинности полученного таким путем решения.
    Строго говоря, истинность суждения проверяется не соответствием реальности, а соответствием правилам вывода. И в случае деконцентративного мышления истинность должна заключаться в соединении проверяемого соответствия правилам и субъективного усмотрения истинности решения. Правильность решения подтверждается тем же непосредственно переживаемым чувством истинности решения, что и после совершения линейно-дискретных актов, и оно не более иррационально. Вопрос лишь в признании легитимности тех или иных непосредственных усмотрений. Если фон представлен в языке в той же мере, что и дифференцированные дискретные структуры, то апелляция к фоновым усмотрениям столь же справедлива, как и к прямым усмотрениям соответствия выводов базовым законам логики. Но для того чтобы прямые фоновые усмотрения были приняты в качестве столь же легитимных, что и прямые дискретные усмотрения, необходимо в логический аппарат ввести соответствующие корреляты.
    Из конкретных самоотчетов следует извлечь некоторое общее правило совершения деконцентративных мыслительных актов. Этоправило с неизбежностью эмпирично, поскольку деконцентратие-ная логика не обзавелась еще собственным формализованным аппаратом, вместе с тем, это правило абстрактно и получает конкретное наполнение (вроде приведенного выше) в зависимости от индивидуальных особенностей оператора. В общем виде оно звучит следующим образом:
    1. На плоском поле выстраиваются посылки и одновременно фиксируются в сознании тексты и их содержания (предварительная ДКВ).
    2. Между посылками устанавливаются статичные отношения,переживаемые как напряжения в семантическом поле.
    3. Напряжения переводятся в фон, и фон фиксируется вниманием по критерию напряженности.Формируется параллельное имагинативное пустое поле, лишенное напряжений, которое фиксируется вниманием наряду с предыдущим полем (расширение дКВ).
    4. Между полями формируется соединяющая их линия, и в состоянии дКВ фиксируется перепад напряжения от первой конфигурации до нуля.
    5. Применяется принцип калейдоскопа: формально-семантическая конфигурация преобразуется в новую по линии снятия напряжения.
    6. Новая конфигурация в имагинативном поле представляет собой решение задачи.
    Понятно, что приведенное правило не является логическим. Это предписание оператору, совершающему акт дКВ-мышления.
    С точки зрения деконцентративного мышления, любая задача есть частично эксплицированная ситуация, части которой растворены в фоне. В обычной логике ставится задача по «всплывшим» из фона частям ситуации восстановить ее целиком, используя набор дискретных операций. Задача деконцентративной логики - извлечь из фона всю ситуацию целиком и единомоментно.
    Здесь деконцентративная логика по отношению к обычной делает шаг назад. Если обычная логика создает тенет, описывающий текст, и решает задачу в дубликате текста, делая вывод относительно исходного текста же, то дКВ-логика возвращается от описания текста к исходному тексту. Остается сделать шаг от текста, описывающего реальность, к самой реальности. Этот шаг делает фоновое мышление, которое, если и не преодолевает изображение реальности, то преодолевает фильтр, отсекающий фоновые составляющие изображения, и приближается к реальности в еще большей степени.
    Мы прикасаемся к неявному пафосу дКВ. ДКВ есть начальное средство организации контрпроцесса а двух контекстах: в контексте обращения основного организмического процесса (см. «Введение в психонетику») и в контексте преодоления изображения. Эта тема -преодоление изображения - постепенно становится доминирующей в современном интеллектуальном поиске. Доминирующей не в смысле ее распространенности, а в смысле важности. Эта тема -главная доминанта произведений Кастанеды. Примечательно, что начальная психотехника, описываемая им как введение в его философское поле, имеет много общего с представленной нами техникой дКВ.
    3.7. Концептуальные эквиваленты перцептивного фона
    Что же, собственно, «усматривается» и в ходе концентративных линейно-дискретных, и в ходе деконцентративных мыслительных актов? И в том, и в другом случае прямому усмотрению подлежит наличие или отсутствие рассогласования между значением текста и контекста, в который он погружен, между значениями дискретных структур и общим состоянием системы, понимаемым в том смысле, в котором термин «состояние» был рассмотрен выше. Вот этому-то состоянию и должен быть найден соответствующий вначале концептуальный, а з...
    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 |     > | >>





     
     
    Разработка
    Numen.ru